Войти... Регистрация
Поиск Расширенный поиск



Есть что добавить?

Присылай нам свои работы, получай litr`ы и обменивай их на майки, тетради и ручки от Litra.ru!

/ Полные произведения / Лондон Д. / Сердца трёх

Сердца трёх [22/22]

  Скачать полное произведение

    - Когда на биржедет игра на понижение, всякие странные вещи случа- ются, - спокойно мудро возразил Френсис. - Но когда мои враги напихают себе брюхо тем, отчего я с радостью готов избавиться, у них начнутся ко- лики. И тогда кое-кому придется дорого заплатить за то, чтоб избавиться от последствий своего обжорства. Я думаю, что они вывернут карманы еще прежде, чем я разделаюсь с ними.
     - Но ведь ты уже дошел до точки, мой мальчик. Я следил за этой битвой на бирже, когда тебя еще здесь не было. "Тэмпико петролеум" - твоя единственная и последняя опора.
     Френсис покачал головой.
     - Это не совсем так, - солгал он. - У меня есть капиталовложения, о которых мои противники на бирже и не подозревают. Я их заманиваю в за- падню - нарочно заманиваю. Конечно, Риган, я говорю вам это по секрету. Вы ведь были другом моего отца. Я выкручусь из эй заварухи. И если хо- тите послушаться моего совета, то покупайте, пока цены на рынке такие низкие. Можете не сомневаться, что свободно расплатитесь за все, когда цены поднимутся.
     - Какие же это капиталовложения у тебя еще есть? Френсис пожал плеча- ми.
     - Мои противники узнают об этом, когда биржа будет затоварена моими акциями.
     - Втираешь очки! - с восхищением воскликнул Риган. - Но держишься ты крепко, совсем как, бывало, старик Р. Г. М. Только, чтобы я поверил, те- бе придется доказать мне, что это не очковтирательство.
     Риган ждал ответа, и тут Френсиса вдруг осенило.
     - Что тут доказывать, вы правы, - пробормотал он. - Я действительно втирал вам очки. Я тону: вода уже дошла мне до ушей. Но я выплыву, если вы мне поможете. Вспомните о моем от и протяните руку помощи сыну. Ес- ли вы поддержите меня, им всем кисло придется.
     И вот тут-то "Волк" Уолл-стрита и показал свои зубы. Он ткнул пальцем в портрет Ричарда Генри Моргана.
     - Как ты думаешь, почему я держу его у себя на стене столько лет? - спросил он.
     Френсис кивнул: понятно, мол, между вами была проверенная годами дав- няя дружба.
     - Нет, не угадал, - с мрачной усмешкой произнес Риган.
     Френсис недоумео пожал плечами.
     - Для того, чтобы всегда помнить о нем! - продолжал Волк. - И я не забываю его ни на г. Помнишь историю со слиянием "Космополитен рейлу- эйз"? Твой отец провел меня на этом деле. И здорово провел, уж поверь! Но он был слишкохитер, чтобы я мог с ним поквитаться. Вот почему я по- весил тут его портрет и стал терпеливо ждать. И дождался!
     - Вы хотите сказать?.. - спокойно спросил Френсис.
     - Вот именно, - прорычал Риган. - Я ждал и подготавливал наступление. И сейчас мой день настал. Щенок, во всяком случае, у меня в руках. - Он с ехидной усмешкой взглянул на портрет. - И если это не заставит старого хрыча перевернуться в гробу, тогда уж...
     Френсис поднялся с кресла и долго с любопытством смотрел на своего противника.
     - Нет, - сказал он, точно разговаривая сам с собой. - Нет, не стоит.
     - Что не стоит? - сразу заподозрив неладное, спросил Риган.
     - Отлупить вас, - был спокойный ответ. - Я мог бы в пять минут вот этими руками отправить вас на тот свет. Никакой вы не волк, вы просто помесь дворняжки с хищным хорьком. Мне говорили, что от вас можно этого ожидать, но я не поверил и пришел сюда, чтобы самому убедиться. Мои друзья были правы. Вы вполне заслуживаете всех тех прозвищ, какими они вас награждали. Уф, надо поскорее убираться отсюда. Здесь пахнет, как в лисьей норе. Ну, и вонища!
     Уже взявшись за ручку двери, он помедлил и оглянулся. Ему не удалось вывести Ригана из себя.
     - Так что же ты собираешься предпринять? - с издевкой спросил тот.
     - Если разрешите мне позвонить по телефону моему маклеру, тогда, мо- жет, узнаете, - ответил Френсис.
     - Пожалуйста, мой мальчик, - любезно отозвался Риган, но тут же, за- подозрив подвох, добавил: - Я сам соединю тебя с ним.
     И только убедившись, что у телефона действительно Бэском, он передал трубку Френсису.
     - Вы были правы, - сказал тот Бэскому. - Риган заслуживает всех тех прозвищ, какими вы его награждали, и даже больше того. Продолжайте при- держиватьсвыработанного нами плана. Мы можем прижать его, когда нам заблагорассудится, хотя старая лиса ни минуты не верит этому. Он счита- ет, что ему удастся обобрать меня до нитки. - Френсис помолчал, обдумы- вая, как бы половчее обмань противника, затем продолжал: - Я скажу вам сейчас кое-что, чего вы пока не знаете. Это он с самого начала вел на нас наступление. Так чтоеперь нам известно, кого придется хоронить.
     Сказав еще несколько фраз в том же духе, он повесил трубку.
     - Видите ли, - пояснил он, снова останавливаясь у порога, - вы так ловко заметали следы, что мы никане могли догадаться, чья это работа. Черт возьми, Риган, мы ведь собались измордовать какого-то неизвестно- го противника, которого считали в десять раз сильнее вас. Теперь, когда оказалось, что это вы, все будет куда проще. Мы готовились к тяжелым бо- ям, а сейчас все сведется к легкой победе. Завтра в это время, вот здесь, в вашем кабинете, состоится панихида, и вы не будете в числе пла- кальщиков. Вы будете покойком, самым настоящим финансовым трупом, пос- ле того как мы разделаем с вами.
     - Точная копия Р. Г. М., - с усмешкой заметил старый Волк. - Боже мой, как он умел втирать очки!
     - Какая жалость, что он не похоронил вас и не избавил меня от этих хлопот! - бросил ему на прощание Френсис.
     - И от всех расходов, связанных с этим, - крикнул ему вслед Риган. - Вам это дороговато обойдся, молодой человек, а панихид в этом кабинете никаких не будет.
     - Ну-с, завтра решающий день, - заявил Френсис Бэскому, когда они прощись в этот вечер. - Завтра к этому времени с меня уже сдерут скальп и я буду препарирован по всем правилам: этакий высушенный на солнце и прокопченный экземпляр для частной коллекции Ригана. Но кто бы мог поверить, что этот старый подлец имеет против меня зуб! Ведь я н когда не делал ему ничего дурного. Напротив, я всегда считал его лучшим другом отца. Если бы только Чарли Типпери удалось выудить что-нибуд у своего папаши...
     - Или если бы Соединенные Штаты вдруг объявили мораторий, - в тон ему заметил Бэском, нимало, впрочем, не надеясь на это.
     А Риган в эту минуту говорил собравшимся у него агентам и мастерам по фабрикации слухов:
     - Продавайте! Продавайте! Продавайте все, что у вас есть, и тут же вручайте акции покупателям. Я не вижу конца этому понижению!
     А Френсис, купив по дороге дой последний выпуск вечерней газеты и пробежав ее глазами, увидел заголовок, набранный огромными буквами: "НЕ ВИЖУ КОНЦА ПОНИЖЕНИЮ, - ПРЕДСКАЗЫВАЕТ ТОМАС РИГАН".
     На следующее утро, в восемь часов, когда Чарли Тпери прибыл к Френ- сису, его уже не было дома. В эту ночь правительство в Вашингтоне не спало, и ночные телеграммы разнесли по всей стране сообщение о том, что хотя Соединенные Штаты и не вступили в войну, однако объявлен мораторий и платежи прекращаются. В семь часов, коа Френсис еще был в постели, к нему явился сам Бэском с этими вестями, и Френсис тут же поехал с ним на Уолл-стрит. То, что правительство объявило мораторий, вселило в них на- дежду, и им предстояло многое сделать.
     Чарльз Типпери, однако, был не первым, кто приехал в то утро во дво- рец на Риверсайд-драйв. Около восьми часов у парадного входа позвонили черные от загара, пропыленные Генри и Леонсия. Оттолкнув в сторону млад- шего камердинера, открывшего им дверь, они прямо направились в комнаты, к великому смятению выбежавшего им навстречу Паркера.
     - Напрасно будете подниматься, - сказал им Паркер. - Мистера Моргана нет дома.
     - Где же он? - спросил Генри, перекладывая чемодан из руки в руку. - Нам нужно увидеть его pronto. А pronto, да будет вам известно, означает немедленно. Кто вы такой, черт возьми?
     - Я камердинер мистера Моргана, - торжественно ответил Паркер - А вы кто будете?
     - Моя фамилия Морган, - отрезал Генри и оглянулся вокруг, словно ища чего-то; затем он открыл дверь в библиоте и увидел там телефоны. - Где Френсис? По какому номеру я могу его вызвать?
     - Мистер Морган специально наказал, чтобы никто не беспокоил его по телефону, разве только по очень важному делу.
     - Ну, так у меня как раз важное дело. Давайте номер.
     - Мистер Морган чрезвычайно занят сегодня, - упрямо повторил Паркер.
     - Его здорово прижало, а? - спросил Генри.
     Лицо камердинера оставалось бесстрастным.
     - Похоже, что его сегодня разденут до нитки, да? Лицо Паркера словно одеревенело, казалось, он не понимает, что ему говорят.
     - Повторяю вам еще раз: мистер Морган очень занят... - начал он.
     - Фу-ты, черт рогатый! - рассердился Генри. - Ведь это же ни для кого не секрет, что его схватили на бирже за горло. Это всем известно. Все утренние газеты кричат об этом. Да ну же, господин камердинер, говорите номер. У меня к нему очень важное дело.
     Но Паркер был неумолим.
     - Как фамилия его адвоката? Или фамилия его маклера? Или кого-нибудь из его представителей?
     Паркер покачал головой.
     -сли вы скажете мне, какое у вас к нему дело... - начал камердинер.
     енри бросил чемодан на пол и, казалось, готов был ринуться на Парке- ра и вытрясти из него ответ, но тут вмешалась Леонсия.
     - Скажи ему! - посоветовала она.
     - Сказать ему?! Зачем же: я лучше покажу ему. Эй, вы, подите сюда! - Генри вошел в библиотеку, положил чемодан на письменный стол и начал от- пирать его. - Слушайте, господин камердинер, у нас настоящее, что ни на естсамое важное дело к мистеру Моргану. Мы приехали спасти его, выта- щить из беды. Мы привезли ему миллионы - вот здесь, в этом чемодане...
     Паркер, который до сих пор слушал холодным, осуждающим видом, при последних словах испуганно попятилс Эти странные гости либо сумасшед- шие, либо хитрые злоумышленники. Ведь в эту самую минуту, пока они удер- живают его тут своими баснями о миллионах, их соучастники, может быть, уже очистили весь верхний этаж. Ч же до чемодана, то, может, в нем и динамит - кто его знает!
     - Сй!
     И прежде чем Паркер успел выскочить из комнаты, Генри схватил его за шиворот и повернул лицом к столу.
     Другой рукой Генри приподнял крышку чемодана, и глазам Паркера предс- тала груда нешлифованных драгоценных камней. Паркер был близок к обморо- ку, но Генри совсем неверно истолковал причину его волнения.
     - Наюсь, я убедил вас? - торжествующе спросил Генри. - А теперь будьте славным малым и дайте мне номер телефона.
     - Присядьте, пожалуйста, сэр... и вы, сударыня, - пробормотал Парке почтительно кланяясь и весьма удачно сумев взять себя в руки. - При- сядьте, пожалуйста. Я оставил номер телефона мистера Моргана в го спальне; он записал мне его сегодня утром, когда я помогал емуоде- ваться. Я сию минуту вам его принесу. А пока присядьте, пожалуйс.
     Выйдя за дверь библиотеки, Паркер вновь обрел ясность ума и тотчас проявил необычайную деловитость и распорядительность. Поставив младшего швейцара у парадного хода, а старшего - у двери в библиотеку, он разос- лал остальных слуг обследовать комнаты верхнего этажа - посмотреть, не прячутся ли там сообщники этих преступников. Сам же по телефону из бу- фетной вызвал ближайший полицейский участок.
     - Да, сэр, - повторил он в ответ на вопрос дежурного сержанта. - Это либо двое сумасшедших, либо двое преступников. Пожалуйста, сэр, пришлите немедленно полицейскую карету с охраной. Я еще не знаю, какие страшные преступления, быть может, сейчас совершаюя под крышей этого дома...
     Тем временем швейцар, выйдя на звонок к парадной двери, с явным об- легчением впустил Чарли Типпери, одетого фрак, несмотря на утренний час, - швейцар знал, что это давний и иытанный друг хозяина. Так же обрадовался ему и старший швейцар, который, подмигивая и всячески пре- достерегая Чарли Типпери, распахнул пед ним дверь библиотеки.
     Ожидая увидеть там бог знает что или бог знает кого, Чарли Типпери вошел в комнату, где сидели незнакомые мужчина и женщина. Их загорелые и усталые после дороги лица не вызвали у него, как у Паркера, никаких по- дозрений, а, скорее, побудили отнестись к ним с большим вниманием, чем то, которое обычно уделяет житель Нью-Йорка заурядным приезжим. Красота Леонсии поразила его, и он сразу понял, что перед ним настоящая леди. Бронзовое лицо Генритак похожее на Френсиса и Р. Г. М., понравилось ему и внушило уважение.
     - Доброе утро, - обратился он к Генри, отвешивая поклон обоим. - Вы друз Френсиса?
     - О, сэр! - воскликнула Леонсия. - Больше чем друзья! Мы приехали, чтобы спасти его. Я читала утренние газеты. Если бы не глупость слуг...
     У Типпери исчезли последние сомнения. Он протянул руку Генри.
     - Чарльз Типпери, - отрекомендовался он.
     - Морган, Генри Морган, - в свою очередь, назвал себя Генри, хватаясь зего руку, как утопающий за спасательный круг. - А это мисс Солано. Сеньорита Солано, мистер Типпери. Собственно говоря, мисс Солано - моя сестра.
     - Я, видите ли, пришел по тому же делу, что и вы, - объявил Чарли Типпери после того, как с представлениями было покончено. - Спасти Френ- сиса, насколько я понимаю,ожет лишь звонкая монета или такие ценности, которые могут быть превращены в деньги. Я принес все, что мне удалось наскрести за эту ночь, хя я убежден, что этого недостаточно.
     - Сколько вы принесли? - напрямик спросил Генри.
     - Миллион восемьсот тысяч. А вы?
     - Да так, пустяки, - сказал Генри, указывая на раскрытый чемодан и не подозревая, что он говорит с представителем третьего поколения ювелиров - экспертов по драгоценным мням.
     Чарли Типпери взял наугад с полдюжины камней и быстро осмотрел их, а еще быстрее определил на взгляд, сколько их тут; лицо его вспыхнуло - так он был потрясен.
     - Да ведь тут на миллионы и миллионы долларов камней! - вкликнул он. - Что вы намерены с ними делать?
     - Продать их, чтобы помочь Френсису выпутаться, - ответил Генри. - Их примут как обеспечение под любую сумму, нправда ли?
     - Закройте чемодан! - приказал Чарли Типпери. - Я сейчас позвоню по телефону. Я хочу застать отца, пока он еще дома, - бросил он через пле- чо, уже стоя у телефона и дожидаясь, когда его соединят с отцом. - Отсю- да до нас всего пять минут ходу.
     Он как раз заканчивал краткий разговор с отцом, когда в комнату вошел Паркер в сопровождении лейтенанта полиции и двух полисменов.
     - Вот она, вся шайка, лейтенант, арестуйте их, - сказал Паркер, - Ах, прошу прощения, мистер Типпери! Не вас, конечно! Только вот этих двух, лейтенант. Пускай суд решает, кто они. Сумасшедшие-то наверняка, а мо- жет, что и посерьезнее.
     - Здравствуйте, мистер Типпери, - сказал лейтенант, узнав молодого человека.
     - Никого не надо арестовывать, лейтенант Берне, - улыбнувшись, заме- тил Чарли. - Можете отослать свою карету назад в участок. Я объясню по- том все инспектору. Но вам придется проводить меня и этих подозрительных людей с их чемоданом ко мне домой. Вы будете нас охранять. О, не меня, а этот чемодан: в нем миллио - холодные, ослепительные, прекрасные. Ког- да я открою этот чемоданеред моим отцом, вы увидите зрелище, какое ма- ло кому доводилось видеть. А теперь идемте! Мы только зря теряем время.
     Он вместе с Генри схватился за ручку чемодана. Заметив это, лейтенант Берне тотчас подскочил к ним.
     - Пока мы еще не договорились, я, пожалуй, сам понесу его, - сказал Генри.
     - Конечно, конечно, - согласился Чарли Типпери. - Только не будем те- рять драгоценного времени. Ведь нам еще надо договориться. Пойдемте же! Быстрее!
    
    
     ГЛАВА ДВАДЦАТЬ ДЕВЯТАЯ
    
     Мораторий, объявленный правительством США, помог стабилизировать по- ложение, и акции на бирже перестали падать, а некоторые даже поднялись в цене. Такая картина наблюдалась в отношении акций почти всех предприя- тий, кроме т, в которые были вложены капиталы Френсиса и которыми Ри- ган играл на понижение. Он продолжал играть на понижение, вызывая неук- лонное падение цен, и с радостью отметил, что на рынке появились большие пакеты акций "Тэмпико петролеум", которые, очевидно, выбрасывал не кто иной, как Френсис.
     - Теперь пришло наше время, - скомандовал Риган своим сообщникам. - Продавайте и покупайте. В обоих случаях будете в выигрыше. И все время помните о списке предприятий, который я вам дал. Продавайте только эти акции, да так, чтобы их побыстрее вручить покупателю. Они будут падать и падать. А все остальное покупайте, и покупайте немедленно; и вручайте покупателю все, что продадите... Поймите, это дело беспроигрышное, а продолжая сбывать акции, указанные в списке, вы убьете сразу двух зай- цев.
     - А вы-то сами что будете делать? - спросил один из "медведей".
     - Я? Мне покупать нечего, - был ответ. - Пусть это служит вам доказа- тельством, что я даю вам честный совет и что у меня нет сомнений в пра- вильности этой тактики. Я не продал ни одной акции, кроме тех, которые указаны в списке, так что я ничего не должен покупателям. Я тут же расс- читываюсь с ними и продолжаю держаться списка, и только списка. В этом и заключается моя игра, и вы можете принять в ней участие: надо только продавать и тут же рассчитываться с пупателем.
     - Вот и вы, наконец! - в отчаянии воскликнул Бэском, когда Френсис в половине одиннадцатого вошел в его кабинет. - На бирже цены на все пошли вверх, кре акций ваших предприятий. Риган хочет пустить вам кровь. Вот уж никогда бы не подумал, что он может проявить такую силу! Мы не спо- собны выдержать этот натиск, нам крышка. Мы раздавлены - и вы, и я, и все мы...
     Никогда еще Френсис не был так спокоен, как сейчас. "Раз все потеря- но, чего же волноваться?" - рассуждал он. Не будучи большим специалистом в биржевой игре, он все же вдруг увидел просвет, которого не заметил многоопытный и слишкодетально ее знавший Бэском.
     - Не принимайте все так близко к сердцу, - посоветовал Френсис, меж: тем как зародившийся в его мозгу план с каждой секундой принимал все бо- лее ясные очертания. - вайте покурим и обсудим немного положение.
     Бэском нетерпеливо махнул рукой.
     - Да подождите же, - взмолился Френсис. - Постойте! Послушайте! Вы говорите, что мне крышка?
     Маклер кивнул.
     - И вам тоже?
     Снова кивок.
     - Значит, мы с вами разорены, разорены дотла, продолжал Френс раз- вивать созревший у него в голове план. - А для вас и для меняовершенно ясно, что не может быть ничего хуже полного, абсолютного, стопроцентно- го, окончательного разорения.
     - Мы теряем драгоценное время, - запротестовал Бэском, кивком головы все же давая понять, что он согласен с этим выводом.
     - Что же нам осталось терять, если мы с вами рорены, как мы только что признали? - с улыбкой произнес Френсис. - Если человек разорен дот- ла, то уже ни время, ни покупка, ни продажа акций - ничто не имеет для него значения. Все ценности перестали теперь для нас существовать. Вам это понятно или нет?
     - Ну, и что вы предлагаете? - спросилэском с внезапным спокойстви- ем, какое порождает отчаяние. - Меня разорили, я вылетел в трубу, да еще с каким треском!
     - Вот теперь вы меня поняли! - обрадовался Френсис. - Вы - член бир- жи. Так кто же вам мешает участвовать в игре? Продавайте или покупайте. Делайте все, что вашей душе угодно. И моей тоже. Нам нечего терять. Сколько бы вы ни вычитали из нуля, все равно будет нуль. Мы спустили все, что у нас было. А теперь давайте спустим то, чего у нас нет.
     Бэском еще пытался слабо протестовать, но Френсис решительно положил конец его сопротивлению.
     - Помните: сколько бы вы ни вычитали из нуля, все равно будет нуль.
     И вот Бэском, следуя советам Френсиса, но действуя уже не как маклер, а на собственный страх и риск, пустился в самую сумасшедшую финансовую авантюру, какую он когда-либо предпринимал в своей жизни.
     - Ну, вот и все, - со смехом сказал Френсис в половине двенадцатого, - теперь мы можем и выйти из игры. И помните: положение наше в данную минуту ничуть не хуже, чем оно было час назад. Тогда мы были на нуле. Мы и сейчас на нуле. Теперь вы в любое время можете вывесить объявление о распродаже имущества.
     Бэском тяжело опустился в кресло и устало взялся за телефонную труб- ку, намереваясь отдать распоряжение прекратить борьбу и объявить безого- ворочную капитуляцию, как вдруг дверь распахнулась и в комнату ворвался знакомый припев старой пиратской песни. При первых же звуках этой песни Френсис вырвал трубку из рук маклера и бросил ее на рычаг.
     - Стойте - закричал Френсис. - Слушайте!
     И они услышали
     Мы - спина к спине - у мачты,
     Против тысячи вдвоем!
     А затем и сам Генри ввалился в комнату, таща огромный чемодан, но уже не тот, котой был у него утром. Увидев его, Френсис подхватил припев.
     - Что случилось? - спросил Бэском у Чарли Типпери.
     Друг Френсиса был по-прежнему во фраке, но выглядел совсем серым и измученным после бессонной ночи и пережитых волнений.
     Типпери вынул из внутреннего кармана и вручил Бэскому три индоссиро- ванных чека на общую сумму в миллион восемьсот тысяч долларов.
     Бэском грустно покачал головой.
     - Слишком поздно, - сказал он. - Это лишь капля в море. Положите их обратно в карман. Нечего пускать деньги на ветер!
     - Подождите-ка, - воскликнул Чарли Типпери, выхватил чемодан из рук Генри, продолжавшего распевать во все горло, и открыл его. - А вот это вам не поможет?
     "Это" состояло из огромной кипы аккуратно сложенных пачек облигаций и ценных бумаг с золотым обрезо
     - Сколько тут? - задыхаясь, спросил Бэском, и мужество вспыхнуло в нем, словно разгоревшееся пламя костра.
     А Френсис, пораженный столь солидным подкреплением, перестал петь и замер с раскрытым ртом. Но когда Генри вытащил из внутреннего кармана еще двенадцать индоссированных чеков, Френсис и Бэском совсем онемели и вытаращили глаза, ибо каждый чек был на миллион долларов.
     - И мы можем получить еще сколько угодно там, где получили это, - небрежно бросил Генри. - Достаточно тебе сказать слово, Френсис, и мы сотрем эту банду "медведей" в порошок. А теперь живо принимайся за дело! Все только и говорят о том, что ты разорен дотла. Покажиа им, где раки зимуют! Разори всех до единого, кто полез на тебя! Вытряси из них все золото вплоть до часов и коронок на зубах.
     - Значит, вы все-таки нашли сокровище старого сэра Генри? - обрадо- ванно спросил Френсис.
     - Нет, - покачал головой Генри. Это часть древнего сокровища майя; тут примерно одна треть. Вторая тть находится у Энрико Солано, а пос- ледняя отдана на хранение "Национальному банку ювелиров и торговцев". Знаешь, у меня для тебя много новостей. Я расскажу тебе их, когда ты сможешь меня выслушать.
     Но Френсис уже готов был их слушать. Бэском лучше его знал, что надо делать, и уже отдавал по телефону распоряжения своим помощникам покупать акции в таких огромных количествах, что всего состояния Ригана не могло хватить на то чтобы вручить покупателям все, что он продал с обяза- тельством доставить в кратчайший срок.
     - Торрес умер, - сообщил Генри.
     - Урра! - возликовал Френсис, услышав эту новость.
     - И умер, точно крыса в крысоловке. Я видел его голову, которая тор- чала из щели в скале. Зрелище было не из приятных. И начальник полиции тоже умер. И... и еще кое-кто умер...
     - Неужели Леонсия! - воскликнул Френсис.
     Генри покачал головой.
     - Кто-нибудь из Солано? Старый Энрико?
     - Нет, твоя жена, миссис Морган. Ее убил Торрес, застрелил самым под- лым образом. Я был рядом с ней, когда она упала. А теперь держись: у ме- ня есть для тебя еще новости. Леонсия тут рядом, в соседней комнате, и ждет тебя. Стой, куда ты! Погоди! Выслушай до конца! Есть еще новости, которые я должен сообщить тебе, прежде чем ты ее увидишь. Фу-ты, черт рогатый! Будь сейчас на моем месте один знакомый китаец, уж он бы заста- вил тебя заплатить миллиончик за этот секрет, который я тебе собираюсь выложить задаром.
     - Ну, так выкладывай, что там еще? - нетерпеливо спросил Френсис.
     - Новость безусловно приятная, даже очень, самая приятная, какую ты когда-либо слышал. Я... только, пожалуйста, не смейся и не вздумай снес- ти мне голову с плеч... Так вот: у меня появилась сестра.
     - Ну, и что же? - грубо перебил Френсис. - Я всегда знал, что у тебя есть сестры в Англии.
     - Но ты меня не понимаешь - продолжал интриговать его Генри. - У меня появилась совсем новая сестра, вполне взрослая, и такая красавица, что другой такой на свете нет.
     - Ну и что же? - пробурчал Френсис. - Для тебя это, наверно, очень приятная новость. Но я-то тут при чем?
     - Ну вот, мы и подошли к самому главному, - ухмыльнулся Генри. - Ты женишься на ней. Даю тебе на это полное разрешение...
     - Даже если бы она была десять раз твоя сестра и сто раз красавица, я бы все равно на ней не женился, - перебил его Френсис. - Такой женщины, на которой я мог бы жениться, нет на свете.
     - И все-таки, Френсис, мой мальчик, на этой женщине ты женишься. Я это знаю. Я это всем своим нутром чувствую. Хочешь пари?
     - Ставлю тысячу, что не женюсь.
     - Нет, уж ты повысь ставку, чтобы это было настоящее пари, - сказал Генри.
     - Могу поставить, сколько хочешь.
     - Отлично. В таком случае тысячу пятьдесят долларов. А теперь пройди в соседнюю комнату и посмотри на невесту.
     - Она там с Леонсией?
     - Ничего подобного. Она одна.
     - Мне послышалось, что ты сказал - там Леонсия.
     - Да, сказал. Я это сказал. И Леонсия действительно там. И с ней нет ни одной живой души: она ждет тебя, чтобы поговорить с тобой.
     Тут уж Френсис начал сердиться.
     - Ну чего ты меня водишь за нос? - спросил он. - Ни черта не пойму из твоего кривляния. То у тебя там твоя новая сестрица, то твоя жена...
     - Кто это сказал, что у меня есть жена? - в свою очередь, вспылил Генри.
     - Сдаюсь, - воскликнул Френсис. - Пойду к Леонсии. А с тобой мы пого- ворим позже, когда к тебе вернется здравый рассудок.
     Он шагнул было к двери, но Генри остановил его.
     - Еще одну секунду, Френсис, и я отпущу тебя, - сказал он. - Может быть, ты хоть сейчас что-нибудь поймешь. Я не женат. В соседней комнате тебя ждет одна девушка. Эта девушка - моя сестра. И она же - Леонсия.
     Потребовалось целых полминуты, чтобы Френсис понял смысл этих слов. А когда понял, то стремглав ринулся к двери, но Генри опять задержал его.
     - Так я выиграл? - спросил Генри.
     Но Френсис, оттолкнув его в сторону, распахнул дверь и захлопнул ее за собой.
    
    
     ПРИМЕЧАНИЯ
    
     1. Асьенда - дом с прилегающими к нему плантациями.
     2. Джон Смит и Покахонтас - следопыты, первооткрыватели Америки.
     3. Гринго - в Центральной Америке так называют англичан и жителей Со- единенных Штатов.
     4. Живо (исп.).
     5. Конкистадоры - испанские завоеватели, захватившие в конце XV и в XVI веке огромные территории Южной и Центральной Америки.
     6. Пулькерия - кабачок.
     7. Мескаль - мексиканская водка.
     8. Боливар - один из вождей национально-освободительного движения в Америке.
     9. Сиеста - послеполуденный отдых в часы наибольшей жары.
     10. Мальчик (исп.).
     11. Шпигаты - желоба для стока воды с палубы.
     12. Человек (исп.).
     13. Риата - самодельная веревка.
     14. Друг, друг (исп.).
     15. Из теплых краев (исп.). - Здесь имеется в виду: из долины.
     16. Блэкстон Уильям (1723 - 1780) - английский профессорюрист, напи- савший четыре тома "Комментариев к английским законам".
     17. Таммани-холл - организация демократической партии в Нью-Йорке.
     18. Тортильи - по-испански: оладьи.
     19. Твердая земля (ит.).
     20. Мораторий - отсрочка погашения платежей, устанавливаемая прави- тельством на определенный срок, ввиду каких-либо чрезвычайных обстоя- тельств.
     21. Медведь - биржевик, играющий на понижение.


Добавил: feeshKa

1 ] [ 2 ] [ 3 ] [ 4 ] [ 5 ] [ 6 ] [ 7 ] [ 8 ] [ 9 ] [ 10 ] [ 11 ] [ 12 ] [ 13 ] [ 14 ] [ 15 ] [ 16 ] [ 17 ] [ 18 ] [ 19 ] [ 20 ] [ 21 ] [ 22 ]

/ Полные произведения / Лондон Д. / Сердца трёх


Смотрите также по произведению "Сердца трёх":


2003-2022 Litra.ru = Сочинения + Краткие содержания + Биографии
Created by Litra.RU Team / Контакты

 Яндекс цитирования
Дизайн сайта — aminis