Войти... Регистрация
Поиск Расширенный поиск



Есть что добавить?

Присылай нам свои работы, получай litr`ы и обменивай их на майки, тетради и ручки от Litra.ru!

/ Полные произведения / Лондон Д. / Сердца трёх

Сердца трёх [17/22]

  Скачать полное произведение

    - Если что-нибудь должно выплыть из воды, пусть это будет что-то большое, - так же лениво пробормотала Конкордия.
     И вдруг перед их удивленным взором из бурых глубин появилась огромная белая собака. Девушки рывком вытащили удочки из воды, бросили их на бе- рег и, обнявшись, стали наблюдать за собакой, а та подплыла к берегу - там, где было пониже, вылезла из воды, отряхнулась и исчезла среди де- ревьев.
     Никойя и Конкордия взвизгнули от восторга.
     - Попробуй еще! - попросила Конкордия.
     - Нет, теперь ты! Посмотрим, что у тебя получится.
     Не веря в успех своей попытки, Конкордия бросила в реку комок земли. И из воды тотчас же показалась голова в шлеме. Крепко прижавшись друг к другу, девушки увидели, как человек в шме подплыл к берегу в том же месте, где вылезла собака, и тоже исчез в лесу.
     И снова девушки взвизгнули от восторга, но теперь уже, ка они ни уговаривали друг друга, ни у одной не хватало смелости бросить что-ни- будь в воду.
     Некоторое время спустя, когда они все еще продолжали визжать и сме- яться, их заметили два молодых индейца, ехавшие каноэ вверх по тече- нию, совсем близко от берега.
     - Что это вас так рассмешило? - спросил один из них.
     - Мы тут такоеидели! - расхохоталась Никойя.
     - Должно быть, напились пульки? - предположил юноша.
     Обе девушки отрицательно покачали головой, и Конкордия сказала:
     - Нам вовсе не нужно пить пульку, чтоб видеть всякие чудеса. Сначала Никойя бросила в воду кожуру от банана - и из воды выскочила бака; бе- лая собака величиной с горного тигра...
     - А когда Конкордия бросила ком земли, - подхватила ее подружка, - из водыылез человек с железной головой. Что, не чудо? Значит, мы с Кон- кордией - волшебницы!
     - Хосе, - сказал один индеец другому, - по этому поводу стоит выпить.
     И они, каждый по очереди, пока другой удерживал веслом каноэ на мес- те, приложились к большой квадратной бутылке из-под голландского джина, до половины наполненной пулькой.
     - Нет! - сказал Хосе, когда девушки попросили угостить их. - Один глоток пульки - и вы опять увидите белых собак величиной с тигров и лю- дей с железной головой.
     - Хорошо, - сказала Никойя. - Тогда возьми и брось в воду свою бутыл- ку с пулькой - вот увидишь, что будет. У нас из воды выскочили собака и мужчина, а у тебя, может, выскочит черт.
     - Мне бы очень хотелось увидеть черта, - сказал Хосе, снова приклады- ваясь к бутылке. - От этой пульки у меня столько храбрости, хоть отбав- ляй. До смерти охота увидеть черта.
     Он передал бутылку приятелю, жестом показывая, чбы тот допил ее.
     - А теперь брось ее в воду! - приказал Хосе.
     Пустая бутылка с всплеском шлепнулась в воду, и тотчас на поверхность реки всплыло чудовищное волосатое тело убитого паука. Это уже было слиш- ком для обыкновенного индейца. Молодые люди так стремительно шарахнулись в сторону, что перевернули каноэ. Когда головы их показались над вод, быстрое течение отнесло их уже далеко от заводи, а за ними, более мед- ленно, плыло перевернутое каноэ.
     Тут девушкам стало не до смеха.цепившись друг в друга, они глядели на волшебные воды, в то же время краешком глаза наблюдая за перепуганны- ми юношами, которые, наконец, поали каноэ, подтащили его к берегу и, выбравшись на твердую землю, стремглав бросились в лес.
     Поеполуденное солнце уже склонялось к закату, когда девушки снова отважились бросить вызов волшебной реке. После долгого обсуждения они решили, наконец, что обе одновременно бросят по кому земли. И из воды тотчас появились мужчина и женщина - Френсис и королева. Девушки мгно- венно залезли в кусты и из своего укрытия стали наблюдать за Френсисом, который, пдерживая королеву, плыл к берегу.
     - Очень может быть, что это прос так совпало... могли же они слу- чайно появиться из воды в то самовремя, когда мы туда что-то бросили, - минут через пять прошептала Никойя на ухо Конкордии.
     - Но ведь когда мы бросали одну вещь, из воды тоже появлялось что-то одно, - возразила Конкордия. - А когда бросили два комка - и появилось двое.
     - Хорошо, - сказала Нийя. - Давай попробуем еще раз. И обе вместе. Если ничего не появится, значит у нас нет никакой волшебной силы.
     Они снова бросили в реку по кому земли, и из воды опять появились мужчина и женщина. Но эта пара - Ген и Леонсия - умела плавать, они подплыли рядышком к тому месту, где легче всего было выбраться на берег, и, как все, кто появлялся здесь до них, скрылись за деревьями.
     Долго еще просидели на берегу две индианк Они решили выждать и ни- чего больше не бросать: если что-нибудь появится из воды - значит, все, что они видели, было простым совпадением, а если нет - значит, они в са- мом деле обладают волшебной силой. Они лежали, притаившись в кустах, и следили за водой, пока темнота не скрыла от них реку. Тогда медленно и важно они пошли к себе в деревню, потрясенные сознанием, что на них сни- зошло благословение богов.
    
    
     ГЛАВА ДВАДЦАТЬ ВТОРАЯ
    
     Лишь на следующий день, после того как ему удалось выбраться из под- земной реки, Торрес прибыл в Сан-Антонио. Он пришел в город пешком, оборванный и грязный, а за ним следовал мальчуган индеец, который нес шлем да Васко. Торрес хотел показать этот шлем начальнику полиции и судье как вещественное доказательство правдивости необычайных приключе- ний, про которые ему не терпелось поскорее рассказать им.
     Первым, кого он встретил на главной улице, был начальник полиции, ко- торый даже всккнул при виде его.
     - Неужели это в самом деле вы, сеньор Торрес? - И, прежде чем пожать ему руку, начальник полиции с самой серьезной миной перекрестился.
     Мускулы, чувствовавшиеся под кожей этой руки, а еще больше грязь, ее покрывавшая, убедилисеньора Веркара-и-Ихос в том, что перед ним действительно Торрево плоти и крови.
     Тогда начальник полиции пришел в неописуемую ярость.
     - А я-то считал вас мертвым! - воскликнул он. - Ну что за пес этот Хосе Манчено! Он пришел сюда и заявил, что вы умерли! Умерли и пребены до страшного суда в недрах горы майя.
     - Он дурак, а я, по-видимому, теперь самый богатый человек в Панаме, - с важным видом изрек Торрес. - Во всяком случае, я проявил не меньшую храбрость, чем древние герои-конкистадоры, преодолел все опасности и добрался до сокровища. Я видел его. Вот...
     Торрес сунул было руку в карман брюк, чтобы извлечь оттуда драгоцен- ности, украденные у Той, Что Грезит, но вовремя спохватился: слишком много любопытных глаз смотрело на него, дивясь его жалкому виду.
     - Мне многое нужно рассказать вам, - продолжал Торрес. - Но здесь не место для таких разговоров. Я стучался в двери мертвецов и носилодежду покойников; я видел людей, которые умерли четыреста лет назад, но не об- ратились в прах, - на моих глазах они приняли вторую смерть, утонув в пучине; я шел и по горам и сквозь недра гор; я делил хлеб и соль с Зате- рянными Душами и смотрел в Зеркало Мира. Все это я расскажу, м лучший друг, вам и достопочтенному судье в должное время, ибо я намен обога- тить не только себя, но и вас.
     - А не глотнули ли вы слайно прокисшей пульки? - с недоверием спро- сил начальник полиции.
     - Я не пил ничего крепче воды, с тех пор как выехал из Сан-Антонио, - быответ. - Зато теперь я пойду к себе и напьюсь как следует, а потом ою с себя грязь и переоденусь во что-нибудь приличное.
     Но Торрес нсразу попал домой. На улице ему повстречался маленький оборвыш, который, увидев его, вскрикнул, подбежал к ну и протянул кон- верт, - такие Торрес не раз уже получал и сразу догадался, что это те- леграмма с местной правительственной радиостанции, по-видимому, от Рига- на.
     "Доволен вашими успехами. Необходимо задержа возвращение в Нью-Йорк еще на три недели. Пятьдесят тысяч в случае удачи".
     Взяв у мальчишки карандаш, Торрес написал ответ на обороте конверта:
     "Высылайте деньги. Указанное лицо никогда не вернется. Погибло в го- рах".
     Еще два происшествия помешали Торресу сразу напиться как следует и принять ванну. На пороге ювелирной лавки старого Родригеса Фернандеса, куда он собирался войти, его остановил древний жрец майя, которого Тор- с последний раз видел в недрах священной горы. Испанец отпрянул назад, точно узрел привидение, - так он был уверен, что старик потонул в пещере богов, и испугая при виде его не меньше, чем начальник полиции при ви- де самого Торреса.
     - Сгинь! - вскричал Торрес. - Исчезни, беспокойный старец! Ведь ты же дух. А тело твое лежит в недрах затопленной горы - распухшее и ужасное. Ты привидение, призрак! Сгин бесплотный дух! Исчезни немедленно! Если б ты был живым человеком, я ударил бы тебя. Но ты призрак, - а мне не очень-то хочется драться с призраками.
     Но призрак схватил его за руку и так вцепился, что Торрес поневоле поверил в его материальность.
     - Денег! - залепетал старик. - Дай мне денег! Одолжи мне денег! Я ведотдам - я же знаю тайну сокровищ майя. Мой сын заблудился в пещере, где спрятаны эти сокровища. Оба гринго тоже там. Помоги мне спасти моего са! Верни мне его - и я отдам тебе все сокровища. Но нам нужно много людей и много чудесного порошка, который есть у белых. Мы этим порошком проделаем дыру в скале и выпустим оттуда воду. Мой сын не утон. Просто вода не дает ему выйти из пещеры, где стоят Чиа и Хцатцл, у которых гла- за из драгоценных камней. За одни только эти зеленые и красные камни можно купить весь чудесный порошок, какой есть в мире. Дай же мне денег, чтобы я мог купить чудесного порошка.
     Но Альварес Торрес л странный человек. В его натуре была одна свое- образная особенность или черта: если нужно расстаться даже с самой нез- начительной суммой, он никаке мог заставить себя это сделать. И чем богаче он становился, тем сильнее проявлялась у него эта странность.
     - Хм, денег! - грубо повторил он и, оттолкнув в сторону жреца, рас- пахнул дверь в лавку Фернандеса. - Да откуда у меня могут быть деньги? Я весь в лохмотьях, сам как нищий. У меня и для себя-то денег нет, не то что для тебя, старик. К тому же ты ведь сам провел сына к горе майя, я тут ни при чем. И на твою голову - не на мою - ляжет смерть твоего сына, который провалился в яму под ногами Чиа, вырытую твоими, а не моими предками.
     Но старик не унимался и продолжал просить денег, чтобы купить на них динамита. На этот раз Торрес отпихнул его с такою силой, что жрец не удержался на своих старческих ногах и упал на каменную мостовую.
     Лавка Родригеса Фернандеса была маленькая и грязная, в ней была од- на-единственная витрина, тоже маленькая и грязная, покоившаяся на таком же маленьком и грязном прилавке. Казалось, что место это не подметалось и не убиралось целый век. Ящерицы и тараканы ползали по стенам. Пауки свили паутину во всех углах, а по потолку пробиралось какое-то насеко- мое, при виде которого Торрес поспешно отскочил в сторону. Это была ско- лопендра в целых семь дюймов длиной, и он вовсе не хотел, чтобы она не- нароком свалилась ему на голову или за воротник. Когда же из какой-то затхлой каморки в глубине выполз, подобно огромному пауку, сам Фернан- дес, он оказался точной копией Шейлока, как его представляли актеры времен королевы Елизаветы, - только Шейлока такого грязного, что его не по- терпели бы даже на елизаветинской сцене.
     Ювелир раболепно склонился перед Торресом и скрипучим фальцетом при- ветствовал его куда более униженно, чем того требовала даже его жалкая лавчонка. Торрес наугад вытащил из кармана с десяток драгоценных камней, украденных у королевы, выбрал самый маленький и молча протянул его юве- лиру, а остальные сунул обратно в карман.
     - Я бедный человек, - прокудахтал Фернандес, но Торрес не преминул заметить, с каким вниманием он изует камень.
     Наконец, ювелир бросил его на крышку витрины, точно грошовый пустяк, и вопросительно посмотрел на своего посетителя. Торрес мол ждал, зная, что это наилучший способ заставить болтливого старика разговориться.
     - Правильно ли я понимаю, что достопочтенный сеньор Торрес хочет ус- лышать мое мнение о качестве камня? - спросил старый ювелир.
     Торрес лишь молча кивнул.
     - Это настоящий камень. Небольшой. Как вы сами видите - не безукиз- ненный. И вполне понятно, что он еще уменьшится при шлифовке.
     - А сколько он стоит? - не скрывая своего нетерпения, спросил Торрес.
     Я бедный человек, - повторил Фернандес.
     - Я ведь не предлагаю тебеупить его, старый дурак. Но уж раз ты за- вел об этом речь, сколько жты дашь за него?
     - Как я уже сказал, полагаясь на ваше долготерпение, почтенный сеньор, как я уже имел честь сказать вам: я очень бедный человек. Бывают дни, когда я не могу потратить и десяти сента, чтобы купить себе кусок лежалой рыбы, бывают дни, когда я не могу себе позволить даже глотка де- шевого красного вина, а оно очень полезно для моего здоровья, - я это узнал еще в юности, когда служил подмастерьем в Италии, далеко от Барсе- лоны. Я очень беден и не покупаю дорогих камней...
     - Даже если можно потом перепродать их с выгодой для себя? - перебил его Торрес.
     - Лишь в том случае, если я вполне уверен, что выгода будет, - прок дахтал старик. - Да, тогда я куплю, но только, по моей бедности, яне могу много заплатить. - Он взял камень и долго, внимательно рассмаивал его. - Я дам за него, - нерешительно начал он, - я дам... но прошу вас, досточтимый сеньор, поймите, что я очень бедный человек. За весь сегод- няшний день я съел только ложку лукового супа да корку хлеба с утренним кофе...
     - О господи, ну сколько же, наконец, ты мне дашь за него, старый ду- рак? - громовым голосом закричал Торрес.
     - Пятьсот доллар, - и то я сомневаюсь, не останусь ли внакладе.
     - Золотом?
     - Нет, мексиканскими долларами, - отвечал ювелир; это означало ровно половину, и Торрес понял, что старик хитрит. - Конечно, мексиканскими, только ксиканскими! Мы все наши расчеты ведем в мексиканских долларах.
     Усшав, что за такой маленький камешек дают такую большую сумму, Торрес обрадовался, но разыграл возмущение и потянулся, чтобы взять свою собственность обратно. Однако старик быстро отдернул ку, в которой держал камень, не желая упускать выгодной сделки.
     - Мы с вами старые друзья! - В голосе старика появилис визгливые нотки. - Я впервые увидел вас, когда вы совсем ребенком приехали в Сан-Антонио из Бокас-дель-Торо. Так и быть, ради старой дружбы я уплачу вам эту сумму золотом.
     Только тут Торрес с полной уверенностью представил себе, как велика ценность сокровищ королевы, которые Затерянные Души похитили в давние времена из тайника в пещере майя, хотя и не знал еще, какова она в действительности.
     - Отлично, - сказал Торрес и быстрым, изысканно вежливым движением отобрал у ювелира камень. - Этот камень принадлежит одному моему другу. Он хотел занять у меня денег под него. Теперь благодаря вам я знаю, что могу одолжить ему до пятисот долларов золотом.
     И я буду счастлив в следующий раз, когда мы встретимся в пулькерии, поднести вам стаканчик - да что я, столько стаканчиков, сколько вам за- хочет, - легкого, красного, полезного для здоровья вина.
     И Торрес вышел из лавки, далее не стараясь скрыть свое торжество и презрение к одураченному им ювелиру; в то же время он не без внутреннего ликования подумал, что э хитрая испанская лиса Фернандес, несомненно, предложил ему только повину действительной стоимости камня.
     Тем временем Леонсия, короле и двое Морганов спускались в каноэ по реке Гуалака и куда быстрее Торреса достигли побережья. Но перед самым их прибытием в асьенду Солано там произошло нечто такое, чему в тот мо- мент не было придано должного значения. По извилистой тропинке, ведущей к асьенде, медленно поднимался самый странный посетитель, какой ког- да-ли бывал здесь; его сопровождала дряхлая старушонка в черной шали, из-под которой выглядывало худое сморщенное лицо, в молости, должно быть, живое и красивое.
     Посетитель этот был китаец средних лет, толстый и круглолицый; его лунообразная физиономия так и светилась добродушием, которое обычно счи- тают присущим толстым людям. Звали его И Пын; манеры у него были мягкие, вкрадчивые и такие же слащавые, как его имя. К древней стушонке, семе- нившей с ним рядом, тяжело опираясь на его руку, он был необычайно вни- мателен. Когда она спотыкалась от слабости и утомления, он останавливал- ся и ждал, пока она отдохнет и наберется сил. Трижды за время подъема он давал ей по ложечке французского бренди из своей карманной фляги.
     Усадив старуху в тенистом уголке двора, И Пын храбро постучал в па- радную дверь. Обычно, являясь куда-нибудь по своим делам, он льзовался черным ходом, но опыт и ум подсказывали ему, когда нужно пользоваться парадной дверью.
     Горничная индианка, открывшая на его стук, пошла доложить о нем в гостиную, где сидел в окружении своих сыновей безутешный Энрико Солано: он все никак не мог успокоиться после того, как Рикардо привез известие о бели Леонсии в пещере майя. Горничная вернулась на крыльцо и переда- ла посетителю, что сеньор Солано плохо себя чувствует и никого не прини- мает. Все это она сказала очень учтиво, хотя перед нею был простой кита- ец.
     - Хм, - произнес И Пын и принялся бахвалиться, чтобы внушить к себе уважение и побудить горничную вторично пойти к хозяину и передать ему записку. - Я ведь не какой-нибудь кули. Я приличный китаец. Я много учился в школе. Я говорю по-испански. Я говорю по-английски. Я пишу по-испански. Я пишу по-английски. Видишь: сейчас я напишу кое-что по-ис- пански сеньору Солано. Ты не умеешь писать и не прочтешь, что я написал. А я написал, что я - И Пын. И живу в Колоне. Пришел сюда, чтобы повидать сеньора Солано. У меня к нему большое дело. Очень важное. Очень секрет- ное. Я написал все о здесь - на бумаге, но ты не можешь этого про- честь.
     Однако он не сказал служанке, что его записка заканчивалась словами:
     "Сеньорита Солано. Я знаю большой секрет".
     Записку эту, по-видимому, почил Алесандро - старший из сыновей Со- лано, ибо он сразу помчался к двери, опережая горничную.
     - Говори, в чем дело! - чуть не крича, накинулся он на толстого ки- тайца. - Что там такое? Рассказывай! Живо!
     - Очень хорошее дело. - И Пын не без удовлетворения отметил, как взволнован Алесандро. - Я зарабатываю большие деньги. Я покупаю... - как это называется? - креты. Я продаю секреты. Очень симпатичное дело.
     - Что тебе известно о сеньорите Солано? - крикнул Алесандро, хватая его за плечо.
     - Все. Очень важные сведения...
     Но Алесандро уже больше не в состоянии бысдерживаться. Он чуть не волоком втащил китайца в дом, прямо в гостиную, где сидел Энрико.
     - У него есть вести о Леонсии! - крикнул Алесандро. Где она? - хором воскликнули Энрико и его сыновья.
     "Ого!" - мелькнуло в голове И Пына. Такое всеобщее возбуждение хоть и благоприятствовало его затее, однако взволновало даже его самого.
     Приняв егразмышления за испуг, Энрико поднял руку, приказывая сы- новьям умолкнуть, и спокойно обратился к своему гостю с вопросом:
     - Где она?
     го!" - опять подумал И Пын. Сеньорита, значит, пропала. Это новый секрет. Он может кое-что принести И Пыну - пусть не сейчас, зато со вре- менем. Красивая девушка из такой знатной и богатой семьи пропала неиз- вестно куда, - в латиноамериканской стране такими сведениями недурно об- ладать. В один прексный день она может выйти замуж: - ходили же такие слухи по Колону! - а впоследствии когда-нибудь может поссориться с мужем или муж с ней, и тогда она или ее муж - не важно кто них - будет рад, пожалуй, заплатить немалую сумму за этот секрет.
     - Эта сеньорита Леонсия, - сказал он, наконец, с хитрой вкрадчи- востью, она не ваша дочь. У нее другие папа и мама.
     Горе, в котором пребывал сейчас Энрико, оплакивая гибель Леонсии, бы- ло настолько велико, что он даже не вздрогнул, когда китаец сообщил ему давнишнюю семейную тайн
     - Верно, - подтвердил Энрико. - Я удочерил ее ребенком, хотя это и не известно за пределами моей семьи. Странно, что вы это знаете. Но меня не интересует то, что мне и без вас известно. Меня интересует сейчас у- гое: где она?
     И Пын серьезно и сочувственно покачал головой.
     - Это совсем другой секрет, - сказал он. - Быть может, я узнаю его тоже. Тогда я продам его вам. А пока у меня есть старый секрет. Вы не знаете, кто были папа и мама сеньориты Леонсии. А я знаю.
     Старый Энрико сумел скрыть интерес, который пробудило в нем столь интригующее сообщение.
     - Говори, - приказал он. - Назови имена, докажи, что это действи- тельно так, и я вознагражу тебя.
     - Нет, - И Пын отрицательно пачал головой, - так плохо вести дела. Я свои дела веду иначе. Вы мнеаплатите - я вам скажу. Мои секреты - хорошие секреты. Я всегда доказываю свои секреты. Вы дадите мне пятьсот песо и оплатите большие расходы на дорогу из Колона в Сан-Антонио и об- ратно в Колон, а я назову вам имя папы и мамы.
     Энрико Солано кивнул в знак согласия и только было собрался приказать Алендро принести деньги, как вдруг горничная индианка ворвалась, точно уган, в комнату. Подбежав к Энрико Солано с такой стремительностью, какой никто не мог от нее ожать, она в слезах заломила руки, бормоча что-то нечленораздельное, но видно было, что не от горя, а от счастья.
     - Сеньорита!.. - наконец,роизнесла она сдавленным шепотом, кивком головы и взглядом указываяа двор. - Сеньорита!..
     Тут все забыли про И Пына и про его секрет. Энрико вместе со своими сыновьями выскочил в боковой дворик и увидел там Леонсию, королеву и обоих Морганов, покрытых с ног до головы пылью и слезавших в эту минуту с верховых мулов, которыхсудя по виду, они наняли в верховьях реки Гу- алака. А тем временем двое слуг индейц, позванные на помощь горничной, выпроваживали из асьенды толстого китайца и его дряхлую спутницу.
     - Приходите в другой раз, - говорили они, - Сейчас сеньор Солано за- нят очень важным делом.
     - Конечно, я приду в другой раз, - любезно заверил их И Пын, ничем не выдавая своего огорния и разочарования по поводу того, что сделка была прервана в ту самую минуту, когда деньги были почти в его руках.
     Но уходил он с великой неохотой. Здесь было полное раздолье для его деятельности. Самый воздух, казалось, кишел секретами. Он чувствовал се- бя жнецом, которого изгоняют с земли Ханаанской, не дав снять богатый урожай. Если бы не усердие слуг индейцев, И Пын непременно спрятался бы где-нибудь за углом дома и хоть одним глазком глянул бы на вновь прибыв- ших. Но волей-неволей приходилось повиноваться уходить; на полпути, чувствуя, как тяжело повисла на нем старуха,он остановился и, чтобы подбодрить свою спутницу, влил ей в рот двную порцию бренди.
     Энрико снял Леонсию с мула прежде, чем она успела спрыгнуть сама, - т не терпелось ему поскорее прижать ее к сердцу. Несколько минут слы- шались лишь шумные приветствия: это братья Леонсии, обступив девушку со всех сторон, бурно выражали ей свою радость и любовь. Немного успокоив- шись, они увидели, что Френсис уже помог другой женщине сойти с мула и теперь стоит с ней рядом, держа ее руку в своей и ожидая, пока на них обратят внимание.
     - Это моя жена, - представил Френсис незнакомку. - Я отправился в Кордильеры за сокровищем и вот что нашел. Видали вы когда-нибудь челове- ка, которому бы так везло?
     - Но и она пожертвовала огромным сокровищем, - храбро пробормотала Леонсия.
     - Она была королевой в маленьком королевстве, - пояснил Френсис, бро- сив на Леонсию благодарный и восхищенный взгляд.
     И та поспешила объяснить:
     - О спасла всем нам жизнь и пожертвовала своим маленьким коро- левством.
     И Леонсия в порыве великодушия обняла королеву за талию и, оторвав ее от Френсиса, повела в асьенду.
    
    
     ГЛАВА ДВАДЦАТЬ ТРЕТЬЯ
    
     В великолепном средневековом испанском костюме, сшитом с учетом в- сов Нового Света, - такие костюмы и по сей день можно видеть на знатных плантаторах Панамы, - Торрес ехал по дороге вдоль берега, направляясь к дому Солано. Рядом с ним упругими прыжками - видно было, что при необхо- димости он может обогнать лучшего из коней Торра, - мчался тот самый огромный белый пес, что плыл с ним по подземной реке. Торрес как раз сворачивал на дорогу, вившуюся вверх к асьенде Солано, когда ему повстречался И Пын, - китаец остановился на перекрестке, чтобы дать нем- ного передохнуть своей дряхлой спутнице. Однако Торрес обратил на эту странную пару не больше внимания, чем на дорожную грязь. Маска чванливой важности, которую он нал на себя вместе с роскошным костюмом, не поз- воляла ему проявлять к ним интерес, и он лишь скользнул по их лицам от- сутствующим взглядом.
     Зато И Пын как следует рассмотрел его своими раскосыми глазками, не упустив ни единой мелочи, и подумал: "Он, должно быть, очень богатый. Он друг этих Солано. И едет к ним в дом. Возможно, это даже возлюбленный сеньориты Леонсии или отвергнутый ею поклонник. В любом случае он безус- ловно не откажется купить тайну ждения сеньориты. Да, по виду он чело- век богатый, очень богатый".
     В это время в гостиной асьенды собрались все, кто участвовал в поис-ах сокровища, и все члены семейства Солано. Королева, решив внести свою лепту в рассказ об их приключеях, сверкая глазами, описывала, как Тор- рес украл у нее драгоценные камни и как затем упал в водоворот, испугав- шись ее собаки. Вдруг Леонсия, стоявшая вместе с Генри у окна, громко вскрикнула.
     - Вот черт, легок на помине! - казал Генри. - Смотрите-ка, сам сеньор Торрес изволил к нам пожалать.
     - Я первый! - крикнул Френсис, сжимая кулаки и многозначительно нап- рягая бицепсы.
     - Нет, - заявила Леонсия. - Он удивительный лг. Мы все имели воз- можность убедиться, что лжет он поистине удивительно. Давайте немного позабавимся. Вот он сейчас сходит с лошади. Спрячемся все четверо. А вы, - она жестом обвела отца и братьев, - сядьте-ка в кружок и сделайте вид, будто горюете о моей гибели. Этот мерзавец войдет сюда. Вы, конечно, за- хотите узнать у него, что произошло с нами. Он врет вам с три короба. А мы пока спрячемся вон за той ширмой... Ну, пойдемте же!
     Она схватила королеву за руку и бросилась к ширме, приказ взглядом Френсису и Генри следовать за ними.
     Когда Торрес вошел, глазам его представилась весьма мрачная картина. Энрико и его сыновья еще совсем недавно пребывали в таком горе, что им ничего не стоило разыграть это сейчас. При виде гостя Энрико поднялся бо со своего места, чтобы его приветствовать, но тут же снова бес- сильно опустился в кресло. Торрес обеими руками схватил его руку и изоб-азил на лице величайшее сочувствие, притворяясь, что от волнения не м жет вымолвить ни слова.
     - Увы! - наконец, произнес он трагическим тоном. - Они погибли. И ва- ша прекрасн дочь Леонсия погибла. И оба Моргана тоже. Рикардо ведь, наверно, рассказал вам, что они погибли в недрах горы майя. Это какое-то заколдованное место, - продолжал он, выждав, пока уляжется первы взрыв горя у Энрико. - Я был с ними, когда они умирали. Если б они послушались меня, - сейчас все были бы живы. Но даже Леонсия не захотела послушать старого друга!ет! Она предпочла послушаться этих двух гринго. А я, преодолев неописуемые опасности, выбрался из пещеры, спустился вниз в Долину Затерянных Душ, а когда вернулся, они были уже в агонии...
     В этот миг в комнату влетел белый волкодав, за которым бежал слуга индеец. Дрожа и повизгивая от возбуждения, он обнюхал комнату, учуяв в ней запах, говоривший о присутствии его хозяйки. Но пес не успел подбе- жать к ширме, за которой скрывалась королева: Торрес схватил его за шею и передал в руки двум слугам индейцам, чтобы они подержали его.
     - Пусть собака побудет здесь, - сказал Торрес. - Я расскажу вам о ней после. А сначала взгляните-ка вот на это. - И он вытащил из кармана це- лую пригоршню драгоценных камней. - Я постучался в двери мертвецов - и смотрите: сокровище майя - мое. Я теперь самый богатый человек не только в Панаме, но и в обеих Америках. Я буду могуществен.
     - Вы ведь были с моей дочерью, когда она умирала, - прервал его Энри- ко с рыданием. - Неужели она не просила ничего передать мне?
     - Да, - тоже с рыданием ответил Торрес, и в самом деле взволнованный сценой смерти Леонсиикоторую нарисовала ему его богатая фантазия. - Она умерла с вашим енем на устах. Ее последние слова были...
     Но тут он вытаращил глаза и замер, не докончив фразы: Генри и Леонсия с самым естественным видом неторопливо проходили в этот момент по комна- те, занятые разговором. Не мечая Торреса и продолжая беседовать, они подошли к окну.
     - Вы говорили мне, что она велела вам передать мне перед смертью... - напомнил Энрико.
     - Я... я солгал вам, - запинаясь, произнес Торрес, выгадывая время, чтобы как-то выпутаться из неприятного положения. - Я был убежден, что они все равно умрут, никогда уже не выберутся из той пещеры, - и хотел смягчить для вас удар, сеньор Солано, сказав то, что, несомненно, сказа- ла бы, умирая, ваша дочь. А потом еще этот Френсис, который так полюбил- ся вам... Я решил, что лучше вам считать его умершим, нежели узнать, ка- ким трусом оказался этот гринго.
     Тут собака радостно залаяла, рванулась к ширме, и слугам стоило ог- ромного труда удержать ее. А Торрес, не подозревая правды, на свою беду продолжал рассказ:
     - В Долине Затерянных Душ есть слабоумное, придурковатое существо, которое утверждает, будто может читать будущее при помощи всякой чертов- щины. Это страшная, кровожадная женщина. Не стану отрицать, что она хо- роша собой. Но это красота сколопендры, которая может понравиться лишь тому, кто любит сколопендр. Теперь я понимаю, как все произошло: она по- казала Генри с Леонсией какой-то потайной ход, по которому они выбрались из долины, а Френсис предпочел остаться и жить с ней во грехе, - ведь иначе как грехом не назовешь эту связь, раз в долине нет католического священника, котой мог бы благословить их союз. О, не думайте, что Френсис влюблен в эту ужасную женщину, - отнюдь нет! Он влюблен в ее бо- гатства! Вот каков ваш гринго Френсис! Вы пригрели змею на своей руди! Ведь он даже прекрасную Леонсию осмеливался осквернять своими влюбленны- ми взглядами. О, я знаю, что говорю. Я сам видел...


1 ] [ 2 ] [ 3 ] [ 4 ] [ 5 ] [ 6 ] [ 7 ] [ 8 ] [ 9 ] [ 10 ] [ 11 ] [ 12 ] [ 13 ] [ 14 ] [ 15 ] [ 16 ] [ 17 ] [ 18 ] [ 19 ] [ 20 ] [ 21 ] [ 22 ]

/ Полные произведения / Лондон Д. / Сердца трёх


Смотрите также по произведению "Сердца трёх":


2003-2022 Litra.ru = Сочинения + Краткие содержания + Биографии
Created by Litra.RU Team / Контакты

 Яндекс цитирования
Дизайн сайта — aminis