Войти... Регистрация
Поиск Расширенный поиск



Есть что добавить?

Присылай нам свои работы, получай litr`ы и обменивай их на майки, тетради и ручки от Litra.ru!

/ Полные произведения / Лондон Д. / Сердца трёх

Сердца трёх [11/22]

  Скачать полное произведение

    Тщетно дряхлый жрец перебирал священные узелки. Он не нашел в них ни малейшего возражения против участия женщины в экспедиции.
     - У него все пемешалось в голове - предания и события собственной жизни, - победоносно улыбнулся Френсис. - Так что, мне кажется, все поч- ти в полном порядке, Леонсия, и вы можете остаться и перекусить с нами. Кофе уже готов. А потом...
     Но то, что должно было произойти потом, произошло счас. Не успели они усесться на землю и приняться за еду, как у Френсиса, приподнявшего- ся было, чтобы передать Леонсии тортильи [18], пулей сбило с головы шля- пу.
     - Эге! - сказал он, быстро садясь. - Вот это сюрприз!
     А ну-ка. Генри, погляди, кто там хотел подстрелить меня.
     В следующую минуту все, кроме старого индейца, подкрались к краю впа- дины выглянули наружу. И вот что они увидели: со всех сторон к ним ползли какие-то люди в неописуемых одеянх; судя по лицам и цвету кожи, они принадлежали не к одной определенной расе, а были помесью всех рас. Вся человеческая семья, -видимому, участвовала в лепке их черт и ок- раске их кожи.
     - Ну и твари! Отроду не видывал таких, - воскликнул Френсис.
     - Это кару, -ле выдавил из себя пеон, всем видом своим изобличая страх.
     - А кто они такие, черт... - начал было Френсис, но тотчас спохватил- ся: - Прошу прощения, скажи мне, во имя неба, кто они такие, эти кару?
     - Это дети дьявола, - отвечал пеон. - Они свирепее испанцев и страш- нее майя. Мужчины у них не женятся, а девушки не выходят замуж. У них даже и жрецов-то нет. Они чертовы выродки, дети дьявола и даже еще хуже.
     Тут поднялся старый майя и ткнул пальцем в сторону Леонсии, как бы говоря этим обвиняющим жесм: "Вот, она - причина нашего несчастья!" В ту же минуту пуля задела его плечо, и он покачнулся.
     - Пригни его книзу! - крикнул Генри Френсису. - Ведь только он зет язык узлов, а глаза Чиа - или что бы там ни было - еще не вспыхнули.
     Френсис повиновался: он схватил старика за ноги и дернул вниз, - тот упал, точно мешок с костями.
     Генри же сорвас плеча ружье и начал отстреливаться. В ответ посы- пался град выстрелов. Через минуту к Генри присоединились Рикардо, Френ- сис и пеон. А старик, перебирая свои узелки, смотрел немигающим взглядом поверх впадины - туда, где торчал скалистый склон горы.
     - Остановитесь! - воскликнул Френсис, но возглас его потонул в грохо- те стрельбы.
     Ему пришлось ползком прираться от одного к другому, чтобы заставить своих спутников прекратить огонь. И каждому в отдельности он объяснял, что все их боеприпасы находятся на мулах и надо беречь патроны, еще ос- тавшиеся в магазинах и в обоймах.
     - Да смотрите, чтобы они не попали в вас, - предупреждал всех Генри. - У них старинные мушкеты и аркебузы, которые могут проделать в вас дыру величиной с обеденную тарелку.
     Через час была выпущена последняя пуля, если не считать несколько за- рядов, остававшихся в пистолете-автомате Френсиса, сле чего те, кто сидел в углублении, прекратили огонь, несмотря на беспорядочную стрельбу кару. Хосе Манчено первым догадался, в чем дело. осторожно подполз к краю ямы, чтобы удостовериться в правильности своих предположений, и знаком дал понять своим, что у осажденных вышли все патроны и, следова- тельно, их можно взять голыми руки.
     - Недурно мы вас поймали, сеньоры, - злорадно заявил он обороншим- ся; слова его сопровождались хохотом кару, окруживших яму.
     Но то, что произошло в следующую минуту, было столь же внезапно и не- ожиданно, как это бывает в театре, когда меняются картины. Кару вдруг повернулись и с криками ужа бросились бежать. Бежали они в такой пани- ке и смятении, что многидаже побросали свои мушкеты и мачете.
     - А все-таки я уложу тебя, сеньор Сарыч, - любезно крикнул Френсис вслед Манчено, наводя на него пистолет.
     Он прицелился было в бандита, но передумал и не спустил курка.
     - У меня осталось всего три патрона, - как бы извиняясь, пояснил он Генри. - А в этой стране нельзя знать зарее, когда больше всего могут пригодиться три патрона, "как я заметил явно, явно", - пропел он.
     - Смотрите! - крикнул пеон, указывая на своего отца, а затем на вид- невшуюся вдали гору. - Вот почему они удрали. Они поняли, что святыни майя грозят им гибелью.
     Старый жрец в экстазе, вернее в трансе, перебирал узлы священной кис- ти и не отрываясь смотрел на далекую гору, склоне которой, один подле другого, то и дело вспыхивали два ярких огонька.
     - Такую штуку кто угодно может устроить с помощью двух зеркал, - иро- нически заметил Генри.
     - Это глаза Чиа, это глаза Чиа, - повторял пеон. - Вы же слышали, что сказал мой отец. Он прочитал по узлам: "Там, где след от Стопы бога, жди, пока не вспыхнут глаза Чиа".
     Старик поднялся и не своим голосом возопил:
     - "обы найти сокровище, нужно найти глаза!"
     - Хорошо, старик, - успокоительно сказал Генри и с помощьсвоего ма- ленького карманного компаса засек местонахождение двух огн.
     - Да у него, видно, компас в голове, - заметил часом позлее Генри, указывая на старого жреца, ехавшего на муле впереди всех. - Я проверяего по компасу, и даже если какое-то естественное препятствие заставляет его сворачивать в сторону, он потом все равно выходит на верный путь, точно он - магнитная стрелка.
     Как только путешественники отъехали от Стопы бога, огоньки исчезли из виду. Поскольку местность была неровная, их можно было заметить, по-ви- димому, только оттуда. А местность, надо сказать, и в самом деле была неровная: высохшие русла речонок смялись утесами, лес - песчаными дю- нами и каменистым грунтом со следи вулканического пепла.
     Наконец, они добрались до такого места, где ехать верхом уже было нельзя: погонщиков вместе с мулами оставили на попении Рикардо и веле- ли ему разбить лагерь. Остальные двинулись дальше по крутому склону, по- росшему кустарником, подтягивая друг друга и цепляясь за торчащие из земли корни. Старый индеец по-прежнему шел впереди и, казалось, забыл о присутствии Леонсии.
     Они прошли еще с полмили, как вдруг старик резко остановился и отпря- нул назад, точно его укусила змея. А случилось вот что: Френсис расхох тался, и по скалам, передразнивая его, прокатилось гулкое нестройное эхо. Последний жрец племени майя поспешно пробежал пальцами по узлам, выбрал один из шнуров, дважды перебрал его уз и объявил:
     - "Когда боги смеются, берегись!" - так говорят узлы.
     Добрых четверть часа Френсис и Генри смеялись и кричали на разные го- са, пытаясь убедить старого жреца, что это всего лишь эхо.
     Через полчаса путники дошли до отлогих песчаных дюн. И снова старик отпрянул назад. Каждый шаг по песку вызывал целую какофонию звуков. Люди замирали на месте - и все замирало вокруг. Но стоило сделать хотя бы шаг, и песок снова начинал петь.
     - "Когда боги смеются, берегись!" - предостерегающе воскликнул ста- рик.
     Он начертил пальцем круг на песке, и, пока он чертил, песок выл и визжал; затем стар опустился на колени, - песок взревел и затрубил. Пеон, по примеру отца, тоже вступил в грохочущий круг, внутри которого старик указательным пальцем выводил какие-то каббалистические фигуры и знаки, - и при этопесок выл и визжал.
     Леонсия, до смерти напуганная всем этим, прильнула к Генри и Френси- су. Даже Френсис был ошеломлен.
     - Эхо, конечно, гулкое, - сказал он. - Но ведь тут не только эхо. Ничего не понимаю! Говоря по совести, это начинает действовать мне на н- вы.
     - Вздор! - возразил Генри и пошевелил песок ногой: послышался рев. - Это поющий песок. Мне доводилось видеть такой на Кауайе, одном из Га- вайских островов, - дивное место для туристов, уверяю вас. Только здесь песок лучше и куда голосистее. Ученые придумали десяток мудреных теорий, объясняющих это явление. Я слышал, что оно наблюдается и в других местах земного шара. В таких случаях нужно брать в руку кпас и, следуя ему, пересекать пески. Эти пески хоть и лают, но, к счастью, не кусаются.
     Однако жреца невозможно было уговорить выйти из нертанного им кру- га; единственное, чего достигли Морганы, - это что старик перестал мо- литься и в ярости накинулся на них, бормоча непоняые слова на языке майя.
     - Он говорит, - перевел его сын, - что мы просто совершаем свято- татство, даже песок вопит от возмущения. Он не пойдет дальше: он боится подойти к страшному обиталищу Чиа. И я тоже не пойду: мой дед погиб там, это знают все майя. Отец говорит, что не хочет там умереть. Он говорит: "Мне еще не так много лет, чтоб умирать".
     - Ну да, всего-навсего восемьдесят! - расхохотался Френсис и тотчас иуганно вздрогнул от колдовских раскатов пересмешника-эхо, подхвачен- ных песчаными дюнами.
     - Слишком молод, чтобы умирать! А как насчет ва Леонсия? Вам тоже еще рановато желать смерти?
     - Ну-ка, ответь зменя, - шуткой откликнулась она и слегка пошевели- ла ногой песок, заставив его издать звук, похожий на вздох укоризны. - Как з наоборот, я слишком стара, чтобы умирать от страха только пото- мучто скалы смеются, а дюны лают на нас. Пойдемте-ка лучше вперед. Мы ведь теперь совсем уже близко от этих огоньков. А старик пускай сидит бе в своем кругу и ждет нашего возвращения.
     Она выпустила их руки и пошла вперед, а Френсис и Генри последовали за ней. Как только они двинулись, дюны зароптали, а та, что была ближе к ним и осыпалась по склонам, - взревела и загрохотала. К счастью для них, как они вскоре убедились, Френсис запасся мотком тонкой, но крепкой ве- ревки.
     Перейдя через пески, они попали в такое место, где эхо было еще сильнее. Их крики отчетливо повторялись по шесть и даже восемь раз.
     - Фу ты черт рогай! - воскликнул Генри. - Не удивительно, что ту- земцы побаиваются таких мест!
     - А помните, у Марка Твена описан человек, который собирал коллекцию эхо? -просил Френсис.
     - Первый раз слышу. Но майя безусловно могли бы соать здесь недур- ную коллекцию. Умно придумали, где спрятать сокрови! Место это, несом- ненно, искони считалось священным - даже еще когда и испанцев здесь не было. Древние жрецы знали причину этих явлений, но пастве своей говорили о них как о величайших тайнах, о чем-то сверхъестественном.
     Через несколько минут они вышли на открытое рове место, над которым низко нависала растрескавшаяся скала; дальше они пошли уже не гуськом, а все трое рядом. Земля вокруг была покрыта корой - такой сухой и каменис- той, что невозможно было представить себе, будто где-то растут деревья и зеленеет трава. Леонсия, оживленная и веселая, не желая обижать ни одно- го из мужчин, схватила их обоих за руки и пустилась вместе с ними бегом. Не успели они пробежать и пяти шагов, как случилась беда. Кора дала тре- щину, и оба - Генри и Френсис - разом провалились выше колен, а вслед за ними провалилась и Леонсия, почти так же глубоко.
     - Фу ты черт рогатый! - пробормотал Генри. - Да тут и в самом деле вотчина дьявола!
     Слова эти, произнесенные шепотом, были тотчас подхвачены окружающими скалами, которые на все лады - тоже шепотом - принялись повторять их без конца.
     Леонсия и ее спутники не сразу уразумели всю опасность своего положе- ния. Лишь когда после тщетных попыток выбраться они погрузились по пояс и стали погружаться еще глубже, мужчины поняли, чем это им грозит. Леон- сия же продолжала смеяться, точно с ними приключилось забавное проис- шествие.
     - Зыбучие пески! - с ужасом прошептал Френсис.
     - Зыбучие пески! - с ужасом ответили дюны, без конца повторяя это за- мирающим жутким шепотом, как будто злорадно разбалтывая какую-то но- вость.
     - Тут впадина, засыпанная зыбучими песками, - догадался Генри.
     - А, видно, старикан был все-таки прав, оставшись там, на поющих пес- ках, - сказал Френсис.
     Жуткий шепот возобновился, и отголоски его еще долго звучали, замирая вдали.
     К этому времени все трое уже погрузились в песок по самую грудь и медленно продолжали погружаться.
     - Но должен же кто-то выйти из этой передряги живым! - воскликнул Генри.
     Даже не сговариваясь, молодые люди стали приподымать Леонсию, хотя усилия, которых им это стоило, и тяжесть ее тела заставляли их самих быстрее погружаться в песок. Когда Леонсия, вскарабкавшись к ним на пл чи, наконец выбралась на поверхность, Френсис сказал, а эхо насмешво повторило за ним:
     - Теперь, Леонсия, мы вас выбросим отсюда. По команде "вперед!" пры- гайте и падайте плашмя на кору, - только постарайтесь сделать это полег- че. Вы сразу начнете скользить по ней. И очень хошо - только не оста- навливайтесь. Ползите вперед. Передвигайтесь на четвереньках, пока не доберетесь до твердой почвы. Что бы там ни было, не вставайте, пока не почувствуете твердой почвы под ногами. Генри, приготовились?
     И они стали раскачивать ее - вперед, назад, - хотя при каждом движе- нии и погружались все глубже в песок; раскачав Леонсию в третий раз, Френсис крикнул: "Вперед", и они с Генри подбросили ее с тим расчетом, чтобы она упала на твердую почву.
     Леонсия в точности выполнила их указания и ползком, на четвереньках, добралась до скал.
     Теперь давайте веревку! - крикнула она им.
     Но Френсис увяз уже наолько глубоко, что не был в состоянии снять веревочный круг, которыон повесил себе на шею, пропустив под руку. Генри сделал это за но и, изловчившись, бросил конец веревки Леонсии, хотя при этом и погрузился в песок на такую же глубину, как и Френсис.
     Леонсия поймала веревку и потащила к себе, потом обвязала ее вокруг камня величиной с автомашину и крикнула Генри, чтобы он подтягивался. Но из этой затеи ничего не вышло: Генри только еще глубже погрузился в пе- сок; его засосало уже до подбородка, как вдруг Леонсия крикнула, вызвав в воздухе настоящий бедлам:
     - Подождите! Перестаньте тянуть! Я что-то придумала! Кидайте мне всю веревку! Оставьте себе ровно столько, чтобы обвязаться под мышками.
     И, таща за собой веревку, она принялась карабкаться вверх по скале. На высоте сока футов, в расщелине, росло сучковатое карликовое дерево, - тут Леоия остановилась. Перекинув веревку через ствол, как если бы это быллок, она высвободила ее конец и обмотала его вокруг огромного тяжелого камня, нависшего над обрывом.
     - Молодец девушка! Правда, Генри? - воскликнул Френсис.
     Оба сразу поняли, что она задумала: все зависело только от того, удастся ли ей сдвинуть с места висевшую над обрывом глыбу и сбросить ее вниз. Прошло пять драгоценных минут, прежде чем Леонсия нашла толстый сук, достаточно крепкий, чтобы он мог служить ей домкратом. Спокойно, напрягая все силы, она стала толкать камень, а тем временем оба любимых ею человека все глубже погружались в песок. Наконец, ей удалось сбросить глыбу.
     Падая, глыба с такой силой дернула веревку, что из груди Генри, вне- запно сжатой тугой петлей, вырвался невольный стон. Его медленно вытяги- вало из зыбкой пучины нехотя выпускавших его песков, которые с громким причмокиванием смыкались за ним. Достигнув поверхности, он стремительно взлетел на воздух, перемахнул через полосу хрупкой коры и упал на твер- дую землю, про под деревом, а глыба прокатилась и замерла рядом с ним.
     Когда конец веревки был брошен Френсису, зыбучие пески засосали его уже по самую шею. Очутившись рядом с Генри и Леонсией на tierra rma [19], он показал кулак зыбучим пескам, из которых едва вырвался, и со смехом принялся глумиться над ними. Генри с Леонсией вторили ему. А в ответ мириады духов глумились над ними, и весь воздух наполнился шур- шаньем и шепотом, звучавшим злой издевкой.
    
    
     ГЛАВА ЧЕТЫРНЦАТАЯ
    
     - Не за миллион же миль Стопа бога от этих двух огней, - зетил Ген- ри, когда они втроем остановились перевести дух у подножия высокой от- весной скалы. - Ведь если б огни были где-то дальше, мы бы их не увиде- ли: их заслоняла бы от нас эта громадная скала. Но лезть нанее невоз- можно, а чтобы обойти - понадобится уйма времени. Поэтому давайте прежде обследуем все здесь. По-моему, огоньки вспыхивали где-то поблизости.
     - А не мог ли это делать кто-нибудь с помощью зеркала? - предположила Леонсия.
     - Нет, скорей всего это какое-то явление природы, - ответил Френсис. - Я теперь уверовав ее чудеса, после этих лающих песков.
     Леонсия, случайно взглянув вверх на скалу, так и замерла.
     - Смотрите! - воскликнула она.
     Генри и Френсис тоже подняли головы. То, что они увидели, была уже не вспышка, а ровныйнемигающий свет, который слепил глаза, как солнце. Мужчины тотчас стали пробираться к подножию скалы. Судя по густоте зеле- ни, здесь много лет не ступала нога человека. Тяжело дыша, они выбра- лись, наконец, на открытое место, где сравнительно недавний обвал унич- тожил всякую растительность.
     Леонсия захлопала в ладоши. Теперь источник света был уже виден всем. На высоте тридцати футов в скале сверкали два огромных глаза, каждыйв целую сажень, покрытых каким-то блестящим белым веществом.
     - Гла Чиа! - воскликнула Леонсия.
     Генри почесал затылок, припоминая что-то.
     - Мне кажется, я догадываюсь, из чего они сделаны, - молвил он. - Я никогда не видал их до сих пор, но слышал рассказы стариков. Это древний трюк индейцев племени майя. Ставлю свою долю клада против дырявой монеты в десять центов, Френсис, что могу сказать тебе, что собой представляет это щество.
     - Принимаю! - отозвался Френсис. - Надо быть круглым дураком, чтобы не согласиться на такое пари, даже если спор идет о таблице умножения. Ведь можно выиграть миллионы, а риску всего десять центов! Да на таких условиях я готов поспорить, что дважды два - пять, авось каким-нибудь чудом я сумею доказать это. Так говори же, что это такое? Пари заключе- но.
     - Устрицы, - улыбнулся Генри. - Раковины устриц.
     Я имею в виду перламутровые раковины, конечно. Это перламутр, искусно уложенный в виде мозаики, вот и получилась сплошная отражающая повер ность. Если хочешь доказать, что я не прав, - полезай и посмотри сам.
     Посредине, немного ниже глаз, торчал треугольный выступ, похожий на гигантский нос. Он казался своеобразным наростом на лике скалы. Камень был неровный, и благодаря своей кошачьей ловкости Френсису удалось до- вольно быстро преодолеть те десять футов, которые отделяли егот осно- вания выступа. Дальнейший путь вверх по его ребру был уже гораздо легче. Однако свалиться с высоты двадцати пяти тов и сломать себе руку или ногу - перспектива малоприятная в такобезлюдном месте, и Леонсия, не- вольно вызвав ревнивый блеск в глазаГенри, крикнула:
     - Ради бога, Френсис, будьте осторожней! Остановшись на вершине треугольника, Френсис осмотрел сначала один, потомругой глаз. Затем он вытащил свой охотничий нож и начал ковырять правый глаз.
     - Если б старый джентльмен был здесь, его б кондрашка хватила при ви- де такого святотатства, - заметил Генри.
     - Твыиграл десять центов! - крикнул Френсис, бросая в протянутую руку Генри выковырянный им уголок глаза.
     Это был перламутр - плоский кусочек, часть мозаики, которой был выло- жен глаз.
     - Дыма без огня не бывает, - сказал Генри. - Неспроста выбрали майя это дикое место и вделали в скалу глазаиа.
     - Пожалуй, мы совершили ошибку, что оставили там старого джентльмена с его священными узелками, - сказал Френсис. - Узелки бы все объяснили нам и подсказали, что делать дальше.
     - Где есть глаза, там должен быть и нос, - вставила Леонсия.
     - Вот же он! - воскликнул Фрсис. - Бог мой, да ведь я сейчас по не- му лазил. Мы слишком близко сим, на него надо смотреть издали. С расс- тояния в сто ярдов это, наверно, выглядит как гигантское лицо.
     Леонсия подошла к скале и ткнула ногой в кучу гнилых листьев и веток, занесенных сюда, по-видимому, тропическими мистралями.
     - В таком случае и рот должен ть, где ему положено, под носом, - сказала она с самым серьезным видом.
     В один миг Генри и Френсис ногами разбросали кучу и обнаружилиот- верстие в скале - правда, слишком маленькое, чтобы в него мог пролезть человек. Недавний обвал, должно быть, частично засыпал его. Откатив в сторону несколько камней и просув в отверстие голову и плечи, Френсис посветил зажженной спичкой.
     - Берегитесь змей, - предупредила его Леонсия.
     Френсис буркнул что-то в знак признательности и сообщил:
     - Это искусственная пещера. Она высена в скале, и притом весьма умело, насколько я могу судить. А черт! - Последнее относилось к спичке, которая обожгла ему пальцы. - Да туне нужно никаких спичек! - с удив- лением воскликнул он. - Это пещер с естественным освещением... свет проникает откуда-то сверху... нтоящий дневной свет. Ну и молодцы же были эти древние майя. Не удивлюсь, если мы обнаружим тут лифт, горячую и холодную воду, паровое отопление и швейцара. Итак, прощайте!
     Френсис пролез в отверстие и исчез в глубине. Вскоре из пещеры слы- шался его голос:
     - Идите сюда! Здесь замечательно!
     - А вы е не хотели брать меня с собой! - укоризненно сказала Леон- сия, спустившись, в свою очередь, на ровный пол высеченной в скале пеще- ры; в таинственном сумеречном свете, проникавшем сюда, все было на ред- кость хорошо видно. - Сперва я помогла вам найти глаза, потом - рот. Ес- ли бы не я, вы сейчас скорей всего огибали бы скалу и ушли уже на полми- ли отсюда и с каждым шагом все больше удалялись бы от цели.
     - Но здесь пусто, хоть шаром покати! - через минуту добавила она.
     - Вполне понятно, - сказал Генри. - Ведь это токо вестибюль! Не та- кие уж: глупцы были эти майя, чтобы прятать тут сокровище, за которым так упорно охотились конкистадоры. Я даже готов биться об заклад, что мы так же далеки сейчас от места, где оно спрятано, как если б мы были в Сан-Антонио.
     Тут они увидели проход ширинойутов в двенадцать-пятнадцать; о высо- те его судить было трудно. Все трое прошли, как показалось Генри, шагов сорок. Коридор резко сузился, повернул под прямым углом направо, затем под прямым углом - налево, и они вошли в другую просторную пещеру.
     Таинственный дневной свет, просачивавшийся отка-то сверху, по-преж- нему освещал им дорогу. Внезапно Френсис, шедший впереди, резко остано- вился, так что Леонсия с Генри даже наскочили на него. Все трое встали в ряд - Леонсия посередине - и увидели прямо перед собой длинную шеренгу людей,авно умерших, но не превратившихся в прах.
     - Индейцы майя, должно быть, как и египтяне, знали секрет бальзамиро- вания и сохранения мумий, сказал Генри, бессознательно понижая голос до шепота перед шеренгойепогребенных мертвецов, которые стояли навы- тяжку, глядя на него, точно живые люди.
     Все были одеты как европейцы, и лица у всех отличались свойственной европейцам бесстрастностью. На них были одежды конкистадоров и английс- ких пиратов, теперь уже почти истлевшие. Двое стояли в ржавых рыцарских доспехах с поднятыми забралами. У некоторых были пристегнуты к поясам шпаги и тесаки, а другие держали их в высохших руках; и у всех из-за по- ясов торчали рукоятки огромных кремневых пистолетов старинного образца.
     - Старик майя был прав, - прошептал Френсис. - Все, кто пытался про- никнуть в тайник, украсили его преддверие своими останками и стоят те- перь здесь как предостережение тем, кому вздумается сюда прийти. Посмот- рите-ка! Ведь правда - настоящий испанец?! Наверняка бренчал на гитаре, так же как его отец и дед.
     - А вот этот - типичный девонширец, тоже шепотом сказал Генри. - Ставлю дырявый десятицентовик против старинного медяка, что он был бра- коньером, подстрелившим оленя в заподном лесу и бежавшим от королевс- кого гнева на первом же корабле в испанскую колонию! - Бр-р-р-р!.. - Леонсия вздрогнула и прижалась к Френсису и Генри. - От этих святынь веет смертью и разной чертовщиной. Классическая месть! Те, кто собирался ограбить сокровищницу, обречены теперь вечно стоять на страже и охранять ее своим нетленным прахом.
     Дальше идти никому не хотелось. Эти фигуры покойников в старинных костюмах точно загипнотизировали их. Генри впал в мелодраматический тон.
     - Смотрите, в какое дикое, страшное место завела людей погоня за бо- гатством с первых же дней завоевания Америки! - сказал он. - И хоть они не смоглунести сокровище, чутье безошибочно привело их к самому поро- гу. Снимаю перед вами шляпу, пираты и конкистадоры! Приветствую вас, смелые бродяги и разбойники! У вас был тонкий нюх: вы сумели учуять зо- лото и были достаточно храбры, чтобы драться за него!
     - Ух! - произнес Френсис, лекая за собой Генри и Леонсию сквозь строй древних искателей приключений. - Старик сэр Генри тоже должен быть где-то здесь во главе шеренги.
     Они прошли шагов тридцать, тут коридор делал еще один поворот. У са- мого конца двойного ряда мумий Генри вдруг остановил своих спутников и, указывая на одну из них, воскликнул:
     - Не знаю, как насчет сэра Генри, но Альварес Торрес перед вами!
     Действительно, мумия с узким темным лицом под испанским шлемом, в по- луистлевшем средневековом испанском костюме и с большой испанской шпагой в коричневой высохшей руке была позительно похожа на Альвареса Торре- са, у которого было точно такое узкое и темное лицо. Леонсия даже ах- нула и, отпрянув назад, перекрестилась.
     Френсис передал ее на попечение Генри, сам же подошел к мертвецу, потрогал его щеки, лоб и губы и успокоительно рассмеялся:
     - Хотел бы я, чтобы Альварес Торрес оказался на месте этого рыцаря. Но, знаете, у меня нет ни малейшего сомнения в том, что он был предком Торреса, прежде чем занял место здесь, в почетном карауле возле сокровищ майя.
     Леонсия, вся дрожа, прошла мимо страшной мумии. В узком проходе стало совсем темно, и Генри, который шел впереди, все время зажигал спички.
     - Ого! - вдруг воскликнул он, после того как они прошли шагов двести. - Взгляните-ка на эту работу! Здорово обтесан камень!
     Здесь откуда-то сверху в проход струился сумеречный свет, позвовший видеть все и без спичек. Перед путешественниками была ниша, из которой наполовину торчал камень, по размеру точно соответствовавший шире про- хода. Очевидно, его поместили здесь с целью закрыть проход. Кень был тщательнейшим образом обтесан, грани его и углы точно совпадали с от- верстием в стене.
     - Бьюсь об заклад, что именно здесь погиб отец старика майя! - воск- ликнул Френсис. - Он знал секрет механизма, поворачивающего камень, и, как видите, камень наполовину сдвинут...
     - Фу ты черт рогатый! - ругнулся Генри, перебивая его и указывая на пол, где валялись человеческие кости. - Вот что от него осталось! Он ум много позднее тех - иначе его бы тоже превратили в мумию. По всей роятности, он был последним, кто приходил сюда до нас.
     - Старый жрец рассказывал, что его отец повел сюда людей из tierra caliente, - напомнила Леонсия.
     И еще он сказал, - добавил Френсис, - что ни один из них не вернул- ся.
     Генри заметил череп и поднял его; вдруг он издал какое-то восклицание и зажег спичку, теперь и его спутники увидели находку. Череп был не только раскроен надвое ударом меча или мачете, - на затылке виднелась дырочка, свидетельствовавшая о том, что он был пробит пулей. Генри пот- ряс череп - что-то задребезжало внуи; потряс его снова - и из черепа вывалилась сплющенная пуля. Френсис внимательно осмотрел ее.
     - Из седельного пистолета, - заключил он. - Порох был, видно, плохой или подмоченный: стреляли ведь наверняка в упор - здесь и нельзя иначе, - и все-таки пуля не прошла насквозь. А череп этот бесспорно принадлежал индейцу.
     Еще один поворот направо - и они вошли в небольшую, хорошо освещенную пещеру. Из окна, расположенного очень высоко и забранного продольными каменными брусьями в фут толщиной и почти такими же поперечными, в пеще- рпроникал тусклый дневной свет. Весь пол был усеян белыми человечески- ми костями. Судя по черепам, это были европейцы. Тут же валялись ружья, пистолеты, ножи, а кое-где и мачете.
     - Они дошли до самого порога тайника, - заметил Френсис, - а здесь, как видно, передрались из-за шкуры е не убитого медведя. Очень жаль, что с нами нет старого индейца и он не может увидеть, что приключилось с его отцом.
     - А вдруг кто-нибудь остался в живых и удрал с добычей? - высказал предположение Генри. Но, оторвавшись от печального зрелища, какое являли собой разбросанные по полу кости, и оглядев пещеру, сам же и ответил: - Впрочем, нет, не может быть. Вы только посмотрите на эти драгоценные камни в глазах идола. Ведь это рубины, если я хоть что-нибудь смыслю.
     Френсис и Леонсия проследили за его взглядом и увидели огромную ка- менную статую женщины с раскрытым ртом, которая сидела, поджавноги, и смотрела на них красными глазами. Рот ее был так велик, что все лицо ка- залось уродливым. Рядом с нею высился еще более безобразный отврати- тельный идол-мужчина, изваянный, правда, в более героическом стиле. Одно ухо истукана было обычного размера, а другое столь же уродливо большое, как рот у богини.
     - Эта красотка, должно быть, и есть сама Чиа, - усмехнулся Генри. - А вот кто же этот ее лопоухий кавалер с зелеными глазами?
     - Ей-богу не знаю! - расхохотался Френсис, - Но зато знаю, что вместо глаз у этого лопоухого джентльмена самые большие изумруды, какие я ког- да-либо видел наяву или во сне. Каждый из них так велик, что тут не ка- ратами пахнет. Такие камни можно встретить зве что в коронах царей, или это стекляшки.
     - Но два изумруда и два рубина, пусть даже самые огромные, - это, ко- нечно, не все сокровище майя, - заметил Генри. - Мы переступили порог сокровищницы, только уас нет ключа к ее ларцам...
     - А вот старик майя, который остался на поющих песках, наверно, нашел бы его по узелкам своей священной кисти, - сказала Леонсия. - Здесь, кроме этих двух идолов и костей на полу, ничего больше нет.
     С этими словами она подошла к статуе мужчины и принялась рассматри- вать о огромное ухо.
     - Не знаю, как насчет ключа, - заметила она, - но замочная скважина тут есть... - И она показала на отверстие в ухе.
     И в самом деле, в том месте, где обычно бывает ушная раковина, ухо состояло из сплошного камня; в нем было лишь маленькое отверстие, весьма напоминавшее замочную скважину. Тщетно Леонсия, Френсис и Генри ходили по пещере, выстукивая ее стены и пол, в поисках искусно скрытых проходов или замаскированных путей хранилищу.


1 ] [ 2 ] [ 3 ] [ 4 ] [ 5 ] [ 6 ] [ 7 ] [ 8 ] [ 9 ] [ 10 ] [ 11 ] [ 12 ] [ 13 ] [ 14 ] [ 15 ] [ 16 ] [ 17 ] [ 18 ] [ 19 ] [ 20 ] [ 21 ] [ 22 ]

/ Полные произведения / Лондон Д. / Сердца трёх


Смотрите также по произведению "Сердца трёх":


2003-2022 Litra.ru = Сочинения + Краткие содержания + Биографии
Created by Litra.RU Team / Контакты

 Яндекс цитирования
Дизайн сайта — aminis