Войти... Регистрация
Поиск Расширенный поиск



Есть что добавить?

Присылай нам свои работы, получай litr`ы и обменивай их на майки, тетради и ручки от Litra.ru!

/ Полные произведения / Лондон Д. / Сердца трёх

Сердца трёх [18/22]

  Скачать полное произведение

    Радостный, заливистый лай собаки заглушил его голос, и в тот же миг Торрес увидел Френсиса и королеву: как и предыдущая пара, они вышли из-за ширмы и, беседуя о чем-то, пошли через комнату. Королева останови- лась и приласкала собаку; пес был так велик, что, когда положил лапы на плечи своей хозяйки, голова его оказалась выше ее головы. А Торрес, об- лизывая вдруг пересохшие губы, тщетно ломал голову над тем, как ему вы- вернуться из такого ужасного положения.
     Энрико Солано первый разразился смехом. Сыновья вторили ему - они хо- хотали до слез.
     - Я бы сам мог на ней жениться, - с ядовитой мешкой заметил Торрес. - Она на коленях умоляла меня об этом.
     - Ну, хватит, - сказал Френсис, - я избавлю вас всех от грязной рабо- ты и собственноручно вышвырну этого подлеца за дверь.
     Но Генри, быстро подойдк нему, сказал:
     - Я тоже люблю иногда грязную работу, а эту выполню с особенным удо- вольствием.
     Оба Моргана уже приготовились наброситься на Торреса, но тут королева подняла руку.
     - Сначала, - сказала она, - пусть вернет мне кинжал, который торчит у него из-за пояса. Он украл его у меня.
     - Кстати, - сказал Энрико, когда это было выполнено, - а не должен ли он также вернуть вам, прелестная леди, и те драгоценные камни, которые он у вас украл?
     Торрес не стал мешкать: сунув руку в карман, он вытащил пригоршню драгоценностей и высыпал их на стол. Энрико взглянул на королеву, но та продолжала стоять, не говоря ни слова, - она ждала.
     - Еще! - сказал Энрико.
     Торрес выложил на стол еще три прекрасных неграненых камня.
     - Вы, может, станете обыскивать меня, как обыкновенного воришку? - со страхом и обой спросил он, выворачивая пустые карманы брюк.
     - Ну, теперь я вьмусь за дело, - сказал Френсис.
     - Нет, я! - сказал Генри.
     - Ладно, хорошо, - согласился Френсис. - Давай вместе. Так он у нас дальше олетит по ступенькам.
     Они вдвоем схватили Торреса за шиворот и за ги и поволокли к двери.
     Все, кто был в комнате, бросились к окнам, чтобы посмотреть, как Тор- рес будет вылета из дому; проворнее всех оказался Энрико, который пер- вым подбежал к окну. Когда же, удовлетворившись интересным зрелищем, они снова вернулись в глубь комнаты, королева сгребла в кучку разбросанные по столу драгонности и, захватив две полные пригоршни, передала Леон- сии со словами:
     - От Френсиса и меня - свадебный подарок вам и Генри.
     Между тем И Пын, оставив старуху на берегу, подкрался обратно к асьенде и, укрывшись в кустах, стал наблюдать за тем, что происходит в доме. Увидев, как богатого кабальеро росили вниз по ступенькам с такой силой, что он растянулся во всю длину на песке, И Пын удовлетворенно хи- хикнул. Однако он был слишком умен, чтобы высунуться из своего укрытия и показать, что он все видел. Вместо этого он помчался вниз с холма и был уже на полпути к берегу, когда Торр на своей лошади нагнал его.
     Сын неба смиренно обратился к нему, нразъяренный Торрес замахнулся хлыстом с явным намерением наотмашь хватить его по лицу. Однако И Пын не растерялся.
     - Сеньорита Леонсия... - быстро произнес он, и хлыст замер в руке Торреса. - У меня есть большой секрет. - Торрес ждал, не опуская хлыста. - Вы бы не хотели, чтобы другой мужчина женился на прекрасной сеорите Леонсии?
     Торрес опустил хлыст.
     - Ну, выкладывай, - резко приказал он. - Что у тебя там за секрет?
     - Вы бы не хотели, чтобы другой мужчина женился на сеньорите Леонсии?
     - Предположим, что т. Ну и что?
     - Представьте себе, что есть секрет, и тогда тот, другой мужчина, не может жениться на сеньорите Леонсии.
     - Что же это за крет? Говори, живо!
     - Сначала, - И Пын покачал головой, - вы заплате мне шестьсот дол- ларов золотом, а уж потом я скажу вам свой секрет.
     - Хорошозаплачу, - с готовностью сказал Торрес, хотя у него и в мыслях неыло сдержать слово. - Ты сначала скажи мне, в чем дело, и ес- ли я увижу, что ты не наврал, я заплачу тебе. Вот, смотри!
     И он вытащил из своего нагрудного кармана бумажник, до отказа набитый банкнотами. И Пын, нехотя согласившись, повел его к старухе, ожидавшей на берегу.
     - Этатарая женщина никогда не лжет, - сказал он. - Она больная. Скоро умрет. Она боится. Она говорила со священником в Колоне. Священник сказал, что она должна раскрыть секрет, иначе после смер она пойдет прямо в ад. Она не соврет.
     - Предположим, что она нерет. Что же все-таки она может сказать мне?
     - Вы мне заплатите - Конечно. Шестьсот долларов золотом.
     - Ну так вот. Она родилась в Кадиксе, в Испании. Она была служанка первый сорт и кормилица первый сорт. И вот она нанялась в одну английс- кую семью, которая путешествала по ее стране. Она долго жила в этой семье. Даже уехала с ними в Англию. Потом - вы же знаете: испанская кровь очень горячая - она очень на них обозлилась. В этой семье была ма- ленькая девочка. Она украла девочку и бежала вместе с ней в Панаму. Эту маленькую девочку сеньор Солано удочерил. У него было много сыновей и ни одной дочери. И вот он сделал эту маленькую девочку своей дочкой. Но старуха не сказала ему фамилии этой девочки. А она из очень знатной и очень богатосемьи. Вся Англия знает их. Их фамилия Морганы. Вы слышали эту фамили В Колон приехали люди из Сан-Антонио, которые сказали, что дочка сеньора Солано выходит замуж за англичанина по фамилии Морган. Так этот гринго Морган - брат сеньориты Леонсии.
     - Ага! - воскликнул Торрес с нескрываемым злобным восторгом.
     - А терь заплатите мне шестьсот долларов золотом, - сказал И Пын.
     - Я тебе очень благодарен за то, что ты такой дурак, - сказал Торрес тоном, исполненным издевки. - Когда-нибудь ты, может быть, научишься ум- нее продавать свои секреты. Секреты - это ведь не туфли и не красное де- рево. Сказал секрет - и нет его, ищи его потом как ветер в по. Вот он дует на тебя - смотришь, а его и нет. Как призрак. Кто его видел? Ты мо- жешь потребовать назад туфли и красное дерево. Но ты не можешь потре- бовать назад секрет, если ты его рассказал.
     - Мы с вами говорим о призраках, - спокойно сказал И Пын. - А призра- ки действительно исчезают. Никакого секрета я вам не говорил. Вам это все приснилось. Если вы станете об этом рассказывать, вас спросят, кто вам сказал. Вы скажете: "И Пын". А И Пын скажет: "Нет". И тогда все ска- жут: "Вам это привиделось", и станут над ва смеяться.
     И чувствуя, что собеседник начинает сдаваться перед превосходством его логики, И Пын многозначительно умолк.
     - Мы с вами поговорили, и наш разговор растаял в воздухе, - продолжал он через несколько секунд. - Вы прильно сказали, что слова - это приз- раки. А я когда продаю секреты, то продаю не призраки. Я продаю туфли. Я продаю красное дерево. Продаю доказательва. Верные доказательства. Они много на весах потянут. Если их записать на бумаге - по всем правилам, чтобы запись была законной, - бумагу можно порвать. Но факты - не бума- га, их можно укусить и сломать себе зуб. Слова исчезли, как утренний ту- ман. А в руках у меня остались доказательства. И за доказательства вы заплатите мне шестьсот долларов золотоминаче люди будут смеяться над вами за то, что вы слушаете призраков.
     - Ладно, - сказал Торрес, которого убедили доводы И Пына. - Показывай мне твои доказательства, - чтобы одни я мог порвать, как бумагу, а дру- гие - попробовать на зуб.
     - Раньше заплатите мне шестьсот долларов зотом.
     - После того как ты покажешь мне свои доказательства.
     - Вы сначала выложите шестьсот долларов - и доказательства ваши: хо- тите рвите их, как бумагу, хотите - кусайте. Вы обещали заплатить. Но обещание - ветерок, призрак. Мне же нужны деньги настоящие, не призра- ки. Заплатите мне настоящими деньгами, чтоб я мог порвать их или попро- бовать на зуб.
     В конце концов Торресу пришлось уступить и заплатить вперед за до- менты, старые письма, детский медальон и несколько детских вещичек, ос- мотром которых он остался вполне доволен. И Торрес не только заверил И Пына, что вполне удовлетворен сделкой, но, по настоянию последнего,аже выплатил ему лишнюю сотню, чтобы тот исполнил для него одно поручение.
     Тем временем в ванной, соединявшей их спальни. Генри и Френсис, пере- одевшись в свежее белье, брились безопасными бритвами и напевали:
     Мы - спина к спине - у мачты,
     Против тысячи вдвоем.
     А на своей изящно обставленной половине Леонсия, с помощью двух порт- них индианок, приветливо и великодушно посвящала королеву в тайны туале- та цивилизованной женщины, и ей бы и смешно и грустно. Королева - жен- щина до мозга костей - не скрывала своего безудержного восторга перед прелестными платьями, бельем и уашениями, которыми был полон гардероб Леонсии. Обе получали искреннее удовольствие от возни с тряпками, а ис- кусные ртнихи, сделав тут стежок, там складку, подгоняли тем временем несколько платьев Леонсии на более тонкую фигуру королевы.
     - Вам совсем не нужен корсет, - заметила Леонсия, окидывая королеву оценивающим взглядом. - Такие фигуры, как у вас, бывают у одной женщины из ста. Первый раз вижу столь округлые формы у худенькой женщины. Вы... - Леонсия умолкла и отвернулась, словно для того, чтобы взять булавку с туалетного столика, на самом же деле - чтобы скрыть душившее ее волне- ние; и только справившись с ним, продолжала: - Вы очаровательная невес- та, и Френсис может гордиться вами.
     Тем временем Френсис, распевая в ванной комнате, только что покончил с брием, когда стук в дверь спальни заставил его оборвать песню; он пошел открыть и увидел Фернандо, одного из младших сыновей Солано, дер- жавшего в руке телеграмму. Френсис взял ее и прочел:
     "Срочно возвращайтесь. Необходимы более обширные полномочия. Цены на бирже колеблются - сильное наступление на все ваши акции, кроме "Темпико петролеум", которые по-прежнему котируются высоко. Телеграфируйте, когда вас ждать. Положение серьезное. Надеюсь продержаться, если выедете не- медленно. Жду срочного ответа.
     Бэском."
     Выйдя в гостиную, оба Моргана увидели там Энрико и его сыновей, кото- рые открывали бутылки с вином.
     - Не успел получить свою дочь обратно, - сказал Энрико, - как снова теряю ее. Но на этот раз. Генри, я легче перенесу ее потерю. На завтра назначена свадьба. И чем скорее она бут, тем лучше. Ведь этот мерзавец Торрес, наверно, уже сейчас раструбипо всему Сан-Антонио, что Леонсия вдвоем с вами ездила в горы.
     Но прежде чем Генри успел выразить ему свою признательность, в комна- ту вошли Леонсия и королева. Тогда Энрико поднял бокал и произнес:
     - За здорье невесты...
     Леонсия, не поняв, взяла со стола бокал и посмотрела на королеву.
     - Нет, нет, - сказал Генри, беря у нее бокал, чтобы передать его ко- рове.
     - Ну, знаете ли, - сказал Энрико, - нельзя пить неизвестно за что, когда тост недоговорен. Дайте-ка лучше я провозглашу его. Итак, з здо- ровье невест!
     - Вы с Генри завтра венчаетесь! - пояснил Алесандро Леонсии.
     Как ни была неожиданна и горька эта весть для Леонсии, а совладала с собой и даже отважилась с наигранной веселостью посмотть Френсису в глаза.
     - Еще один тост! - воскликнула она. - За здовье женихов!
     Френсису и так уже стоило немалых усилий согласиться брак с коро- левой и сохранять при этом внешнее спокойствие, теперь же, услышав о предстоящем венчании Леонсии, он не мог оставаться спокойным. И Леонсисразу заметила, каких трудов ему стоит взять себя в руки. Его страдания доставили ей тайную радость, и с чувством чуть ли не торжества она уви- дела, как он под каким-то предлогом вышел из комнаты.
     Еще до этого он показал всем телеграмму. Е состояние поставлено на карту, сказал он, нужно немедленно дать ответ. И он попросил Фернандо снарядить верхового, чтобы тот отвез телегрму на правительственную ра- диостанцию в Сан-Антонио.
     Леонсия не стала долго додать и последовала за Френсисом. Она нашла его в библиотеке; он сидел у письменного стола перед чистым листом бума- ги, мечтательно глядя на большую фотографию Леонсии, которую он снял с низкого книжного шкафчика и поставил перед собой. Тут Леонсия уже не могла больше сдерживаться - она невольно всхлипнула и покачнулась. Френ- сис тотчас вскочил и схватил ее в объятия, чтобы она не упала. И прежде чем они могли сообразить, что происходит, губы их слились в страстном поцелуе.
     Внезапно Леонсия вырвалась из объятий Френсиса и с ужасом посмотрела ннего.
     - Довольно, Френсис, этому надо положить конец! - воскликнула она. - Больше того: вы не должны быть на моей свьбе. Если вы останетесь, я не отвечаю за себя. Сегодня из Сан-Антонио в Колон уходит пароход. Вы долж- ны уать на нем вместе с вашей женой. Оттуда вы без труда доберетесь до Нового Орлеана на пароходе какой-нибудь фруктовой компании, а затем по- езм - до Нью-Йорка. Я люблю вас, вы это знаете.
     - Но мы с королевой еще не обвенчаны! - воскликнул Френсис, переста- вая владеть собой. - Нельзя же считать настоящим венчанием этот обряд перед алтарем бога Солнца! Мы не муж и жена - ни по обряду, ни на самом деле. Уверяю вас, Леонсия. Еще не поздно...
     - Нотот обряд перед алтарем бога Солнца до сих пор связывал вас, - спокойно и решительно прервала она его. - Пусть он и связывает вас до тех пор, пока вы не приедете в Нью-Йорк или хотя бы... в Колон.
     - Королева не захочет венчаться по нашим правилам, - сказал Френсис. - Она утверждает, что все женщины в ее роду венчались именно так и что обряд перед алтарем бога Солнца связывает священными узами.
     Леонсия неопределенно пола плечами, но на лице ее по-прежнему чита- лась твердая решимость.
     - Женаты вы или не женаты, - сказала она, - вы должны оба уехать, и сегодня же. Иначе я сойду с ума. Предупреждаю вас: я не выдержу, если вы тут будете. Я не смогу, я знаю, что не смогу у вас на глазах венчаться с Генри и после венчания снова видеть вас... Пожалуйста, пожалуйста, не поймите мя неправильно. Я в самом деле люблю Генри, но... но не так, как вас. Я... мне не стыдно смело сказать вам об этом - я люблю Генри примерно так, как вы любите королеву, а вас я люблю так, как должна была бы люби Генри, как вы должны были бы любить королеву и как, я знаю, вы любитменя.
     Она схватила его руку и прижала к своему сердцу.
     - Вот! В последний раз! А теперь уходите! Но его руки уже обвились вокруг нее, и Леонсия ответила на его поцелуй. Однако она тотчас вырва- лась из его объятий и бросилась к двери. Френсис смирился перед ее реше- нием, потом взял ее фотографию.
     - Я возьму это на память, - сказал он.
     - Вы неолжны этого делать, - сказала Леонсия, и лицо ее осветила нежная пщальная улыбка. - А впрочем, берите! - добавила она, поверну- лась и исчезла.
     Итак, И Пыну предстояло еще выполнить поручение, за которое Торрес заплатил ему сто долларов вперед. На слующее утро, через несколько ча- сов после отъезда Френсиса и королевы в Колон, И Пын явился в асьенду Солано. Энрико курил сигару на веранд очень довольный собой и всем ми- ром, а также тем, как в этом мире все складывается. Увидев И Пына, он сразу признал в нем вчерашнего посетителя и, прежде чем начать с ним бе- седу, велел Алесандро принести пятьсот песо, как было договорено накану- не. Таким образом И Пын, занимавшийся торговлей секретами, не без удо- вольствия продал свой тор вторично. Но он остался верен указаниям, по- лученным от Торреса, и заявил, что сообщит секрет только в присутствии Леонсии и Генри.
     - Этот секрет завязан веревочкой, - сказал И Пын, когда Генри с Леон- сией явились и он стал при них развязывать пакет с доказательствами. - Сеньорита Леонсия и ее жених должны первыми осмотреть эти вещи. А потом будутмотреть все остальные.
     - Что вполне справедливо, поскольку это касается прежде всего их са- мих, - великодушно согласился Энрико, хотя по му, как он подозвал к столу дочь и Генри, чувствовалось, что ему не терпится поскорее ознако- миться с содержимым пакета.
     Он старался сохранять равнодушный вид, но украдкой все время наблюдал за молодыми людьми. К его великому изумлению, Леонсия вдруг бросила на стол какую-то бумагу, которую она прочла вместе с Генри, и без всякого стеснения, от всего сердца обняла жениха, а потом от всего сердца и без всякого стеснения поцеловала прямо в губы. Генри отступил и в смятении и тоске воскликнул:
     - Но боже, Леонсия, ведь это же конец всему! Мы никогда не сможем быть мужем и женой!
     - Что такое? - вскипел Энрико. - Какой об этом может быть разговор теперь, когда все уже готово к свадьбе? Что это значит, сэр? Это оскорб- ление! Вы обвенчаетесь, и обвенчаетесь сегодня же!
     Генри, на которого чуть ли не столбняк нашел, лишьосмотрел на Леон- сию, как бы предоставляя ей говорить.
     - Но по законам божеским и человеческим, - сказала она, - ни один че- ловек не может жениться на своей сестре. Теперь мне понятно, почему питала к Генри такое странное чувство. Он мой брат. Мы родные брат и - стра, если эти документы не врут.
     И Пын понял, что может передать Торресу приятную весть: свадьба не состоится ни сегодня, ни вообще.
    
    
     ГЛАВА ДВАДЦАТЬ ЧЕТВЕРТАЯ
    
     Добравшись до Колона на маленьком судне, курсировавшем вль берега, королева и Френсис уже через четверть часа были на борту парохода, при- надлежавшего "Юнайтед фрут компани". Вообще весь путь до ью-Йорка они проделали благодаря удачному стечению обстоятельств на редкость быстро. В Новом Орлеане Френсис взял в порту такси, которое миг примчало их с королевой на вокзал, а там быстроногие носильщики подхватили их ручной багаж и помогли вскочить в поезд, когда он уже отход от перрона. В Нью-Йорке Френсиса встречал Бэском, и молодая чета уже в собственном ав- томобиле была доставлена в чересчур, пожалуй, пышную резиденцию на Ри- вер-сайд-драйв, которую сам Р. Г. М., отец Френсиса, птроил на свои миллионы.
     И так получилось, что королева, попав в Нью-Йорк, едва ли узнала мир больше, чем в ту минуту, когда начала свое путешествие, бросившись в подземную реку. Будь она обычным человеком, она была бы потрясена окру- жающей цивилизацией. Она же принимала все с царственной небрежностью, как дар своо царственного супруга. А в том, что Френсис - царь, она не сомневалась: ведь ему прислуживало столько рабов! Разве не была она сви- детельниц этого на пароходе, да и в поезде? И здесь, прибыв в его дво- рец, онвосприняла как нечто само собой разумеющееся то, что множество слуг выстроилось приветствовать их. Шофер распахнул дверцу лимузина. Другие слуги внесли в дом чемоданы. Френсис за все время и пальцем ни к чему не притронулся, если не считать того, что поддержал ее при выходе из машины. Даже Бэском - человек, который, как она догадалась, не при- надлежал к числу слуг, - тоже служил Френсису. Она не преминула заме- тить, что, когда они уже входили во дворец, Бэском по приказу Френсиса сел обратно в автомобиль и куда-то спешно уехал.
     У себя она правила горсткой дикарей в отрезанной от всего мира доли- не. муж ее царил над королями здесь, в этой могущественной стране. Все это было так чудесно, и она с восторгом говорила себе, что ее королевс- кое достоинство нисколько не пострадало от союза с Френсисом.
     Внутреннее убранство особняка привело ее в детски-наивное восхищение. Забыв орисутствии слуг, или, вернее, не обращая на них внимания, как она не обращаланимания на прислужниц и телохранителей в своем доме у озера, она всплеснула руками при виде величественного вестибюля и мра- морной лестницы, быстро взбежала наверх и заглянула в ближайшую комнату. Это была библиотека, которую она видела в Зкале Мира в день своей встречи с Френсисом. И видение это стало сейчас явью: Френсис, обняв ее за талию, вошел вместе с нею в эту большую комнату, полную книг, - все было точно так, как она это видела на поверхности жидкого металла в зо- лотом котле. Она вспомнила и телефоны, и биржевой телеграф, которые тоже тогда видела, - и совершенно так же, как тогда, подошла поближе к телег- рафу, желая посмотреть, что это за диковина; Френсис последовал за ней, не снимая руки с ее талии.
     Он начал было объяснять королеве, как действует аппарат, но тут же убедился, что посвятить ее за несколько минут во все сложности биржевых операций просто невозможн Вдруг взгляд его выхватил на ленте цифру, указывавшую, что акции "Фриско консолидэйтед" упали на двадцать пунктов, - ничего подобного ни разу еще не случалось с акциями этой маленькой же- лезной дороги в Айове, которую построил и финансировал еще Р. Г. М. До последнего дня своей жизни он верил, что акции этой железной дороги спо- собны выдержать любую бурю и устоять, даже если половина банков и весь Уолл-стрит вылетят в трубу.
     Королева, разволновавшись,аметила, что Френсис взволнован не меньше ее.
     - Эта вещь тоже волшебная, как мое Зеркало Мира... - полуутверди- тельно, полувопросительно сказала она.
     Френсис кивнул.
     - Я понимаю: она раскрывает тебе таы, - продолжала королева, - как мой золотой котел. Она показывает тебе здесь, в этой комнате, что тво- рится во всем мире. То, что ты видишсейчас, тревожит тебя. Это мне яс- но. Но только что же может тревожить тебя в этом мире, где тыодин из величайших королей?
     Френсис открыл было рот, чтобы ответить, но так ничего и не сказал: как объяснить ей все это, как описать картины, что замелькали в эту ми- нуту перед его мысленным взором, - убегающие вдаль железнодорожные пути и огромные пароходные пристани; многолюдные вокзалы и шумные доки; рудо- копы, работающие в рудниках Аляски, Монты и Долины Смерти; оседланные мостами реки и обузданные водопады; провода высокого напряжения, перек- рещивающиеся над долинами, низинами и лотами на высоте двухсот футов, - словом, всю технику, экономику и финансы в условиях цивилизации XX ве- ка.
     - Тебя что-то тревожит, - насйчиво повторила королева. - А я - увы! - не могу тебе помочь. Нет больше моего золотого котла. Никогда я не увижу в нем того, что творится в мире. У меня нет уже власти над буду- щим. Я теперь просто женщина, беспомощная и беззащитная в этом огромном чужом мире, в который ты меня ивел. Я просто женщина и твоя жена, Френсис, - жена, которая гордится тобой.
     В эту минуту Френсису даже показалось, что он любит ее. Бросив ленту биржевого телеграфа, он крепко прижал ее к себе, а затем подошел к бата- ревыстроившихся на столе телефонов. "Она - прелесть, - подумал он. - В ней нет ни хитрости, ни коварства, она просто женщина, настоящая женщи- на, до мозга костей, любящая и достойная любви. Но, увы, Леонсии сужде- но, видно, вечно стоять между нами".
     - Еще одно волшебство! - пробормотала королева, когда Френсис, вызвав контору Бэскома, заговорил в трубку.
     - Мистер Бэском должен через полчаса вернуться к себе. Это говорит Морган, Френсис Морган. Мистер Бэском уехал к себе в контору минут пять назад. Когда вы его увидите, скажите ему, что я выехал следом за ним и буду у вас почти одновременно ним. У меня к нему важное дело. Скажите, что я уже выехал. Благодарюас. До свидания.
     Естественно, что королева, очутившись в этом огромном, полном чудес доме,умала, что Френсис покажет ей все, и была очень огорчена, услы- шав, что он должен немедленно выехать в некое место, именуемое Уолл-стритом.
     - Что же заставляет тебя расстаться со мной и гонит куда-то, точно ты раб? - с оттенком недовольства в голосе спросила она.
     - Бизнес - и это для меня очень важно, - сказал он с улыбкой и поце- ловал ее.
     - кто этот Бизнес и почему он имеет такую власть над тобой, могу- щественным королем? Так зовут твоего бога, которому все вы поклоняетесь, камой народ поклоняется богу Солнца?
     Френсис улыбнулся, удивляясь меткости ее сравнения, и сказал:
     - Да, это великий американский бог. И бог очень грозный: когда он ка- рает, то карает быстро и ужасно.
     - И ты вызвал его недовольство? - спросила она.
     - Увы, да, хоть я и не знаю чем. Мне нужно ехать сейчас на Уолл-стрит...
     - Это там его алтарь находится? - перебила она его вопросом.
     - Да, там находится его алтарь, - подтвердил он, - и там я узнаю, чем я его прогневил и чем могу умилостивь, чтобы искупить свою вину.
     Френсис попытался наскоро объяснить ей роль и обязанности горничной, которую он еще телеграммой из Колона распорядился здесь нанять, но это нимало не заинтересовало его молодую супгу; перебив его, она заметила, что горничные - это, по-видимому, то же самое, что женщины индианки, ко- торые прислуживали ей в Долине Затерянных Душ, и прибавила, что привыкла к их услугам с самого детства, с тех пор как мать еще только начинала учить ее английскому и испанскому языкам.
     Но когда Френсис, взяв шляпу, поцеловал на прощанье королеву, она все-таки смягчилась и полала ему удачи перед алтарем его бога.
     После нескольких интереснейших часов, проведенных на своей половине, где ее водила по всем уголкам нас водила горничная француженка, гово- рившая по-испански, а затем некая пышная матрона, по виду тоже королева (но на самом деле безусловно нанятая служить ей и Френсису), вместе с двумя девушками-помощницами обмерила ее со всех сторон и долго восхища- лась ее фигурой, новая хозяйка дома спустилась вниз по величественной лестнице, чтобы хорошенько осмотреть библиотеку с ее волшебными телефо- нами и биржевым телеграфом.
     Долголядела она на биржевой телеграф, прислушиваясь к его прерывис- тому птукиванию. Как странно: она ведь умеет читать и по-английски и по-иански, но что значат эти таинственные значки на ленте - понять не может. Затем она принялась обследовать телефон. Она видела, как делал Френсис, и приложила ухо к микрофону. Потом, припомнив, что он поступал иначе, сняла трубку с крючка и поднесла к уху. И вдруг в ушах ее раздал- ся чей-то голос - номненно, женский, да так близко, что королева, вздрогнув от неожиданности, в испуге уронила трубку и отскочила от аппа- рата. В эту минуту Паркер, старый камердинер Френсиса, случайно вошел в комнату. Королевае заметила его раньше в толпе слуг; костюм камердине- ра был столь бекоризнен и осанка столь благородна, что она приняла его скорее за друга Френсиса, чем за слугу, - за доверенного человека, вроде Бэскома, который встретил их на вокзале в машине Френсиса и ехал вместе с ними, как равный, а потом без рассуждении отправился выпоять прика- зания ее мужа.
     Серьезная мина Паркера смутила ее, она рассмеялась и жестом указала на телефон, к бы спрашивая, что это такое. Камердинер все с той же серьезной миной поднял трубку, негромко сказала в нее: "Ошибка" - и по- весил на место. За эти несколько секунд в сознании королевы произошла целая революция. Голос, который она слышала, был вовсе не голосом бога или духа, а просто голосом женщины.
     - Где эта женщина? - спросила она.
     Паркер еще больше выпрямился, принял еще более сосредоточенный вид и поклонился.
     - Здесь, в доме, спрятана женщина, - возбужденно заговорила королева. - Я слышала ее голос в этой штуке. Она, должно быть, рядом, в соседней комнате...
     - Это телефонистка, - сказал Паркер, пытаясь приостановить поток ее слов.
     - Мне безразлично, как ее зовут! - прервала его королева. - Я не по- терплю, чтобы в этом доме была еще какая-то женщина, кроме меня. Попро- сите ее уйти. Я гневаюсь!
     Но Паркер лишь еще больше выпрямился и принял еще более соедоточен- ный вид. Тогда вдруг новая мысль пришла в голову королеве: ыть может, этот почтенный джентльмен занимает в иерархии малых царьков куда более высокое положение, чем она думала? Быть может, он почти равен Френсису? А она обращается с ним, как с человеком, намного, очень намного ниже ее мужа.
     Королева схватила Паркера за руку и, несмотря наго явное сопротив- ление, потащила за собой на диван и заставила сес рядом. Окончательно смутив старого камердинера, она взяла из коробки несколько конфет и ста- ла угощать его, суя ему в рот шоколадку всякий раз, как он пытался что-то возразить.
     - Скажите, - спросила она, наконец, набив ему полный рот конфет, - разве в вашей стране принято многоженство?
     Услышав столь прямой и откровенный вопрос, Паркер вытаращил глаза и чуть не подавился шоколадом.
     - О, я отлично понимаю, что значит это слово, - заверила а его. - И спрашиваю вас еще раз: разве в вашей стране принято многоженство?
     - В этом доме, сударыня, нет женщин, кроме вас, если не считат слу- жанок, - проговорил, наконец, Паркер. - Этот голос, который вы лышали, принадлежит женщине, находящейся не здесь, а за много миль отсюда, и она к вашим услугам, как и к услугам всех, кто желает разговаривать по теле- фону.
     - Она рабыня тайны? - спроси королева, начиная смутно понимать, в чем дело.
     - Да, - подтверд камердинер ее мужа. - Она рабыня телефона.
     - Летающих слов?
     - Да, сударыня, если вам угодно - летающих слов. - Он уже дошел до полного отчаяния, не зная, как ему выпутаться: в такую переделку он еще ни ра не попадал за все время своей службы. - Хотите, сударыня, я по- кажвам, как пользоваться телефонным аппаратом? Рабыня летающих слов - к вашим услугам в любое время дня и ночи. Если вы пожелаете, она соеди- н вас с вашим супругом, мистером Морганом, и вы сумеете поговорить сим.
     - Сейчас?
     Паркер кивнул, встал с дивана и подвел королеву к телефону.
     - Сначала, - поучал он ее, - вы будете разговаривать с рабыней. Как только вы снимете эту штуку с крючка и поднесете к уху, рабыня заговорит с вами. Она всегда спрашивает одно и то же: "Номер?" иногда говорит: "Номер? Номер?" Порой она бывает очень раздражительна. Когда она спро- сит: "Номер? ", вы скажете: "Эддистоун, двенадцать-девяносто два". Рабы- ня повторит за вами: "Эддистоун, двенадцать-девяносто два?" А вы скаже- те: "Да, пожалуйста..."
     - Я должна сказать рабе ожалуйста"? - прервала его королева.
     - Да, сударыня. Эти рабыни летающих слов - рабыни совсем особенные, которых никто никогда не видит. Я уже немолодой человек, однако за всю свою жизнь я ни разу не видел телефонистки... Итак, через несколько се- кунд другая рабыня, тоже женщина, но находящаяся на расстоянии многих миль от первой, скажет вам: "Эддистоун, двенадцать-девяносто два". А вы скажете: "Я, миссис Морган. Я хочу поговорить с мистером Морганом, кото- рый, насколько мне известно, находится в кабинете мистера Бэскома". По- том вы подождете - полминуты или с минуту, - и мистер Морган начнет говорить с вами.


1 ] [ 2 ] [ 3 ] [ 4 ] [ 5 ] [ 6 ] [ 7 ] [ 8 ] [ 9 ] [ 10 ] [ 11 ] [ 12 ] [ 13 ] [ 14 ] [ 15 ] [ 16 ] [ 17 ] [ 18 ] [ 19 ] [ 20 ] [ 21 ] [ 22 ]

/ Полные произведения / Лондон Д. / Сердца трёх


Смотрите также по произведению "Сердца трёх":


2003-2022 Litra.ru = Сочинения + Краткие содержания + Биографии
Created by Litra.RU Team / Контакты

 Яндекс цитирования
Дизайн сайта — aminis