Войти... Регистрация
Поиск Расширенный поиск



Есть что добавить?

Присылай нам свои работы, получай litr`ы и обменивай их на майки, тетради и ручки от Litra.ru!

/ Полные произведения / Лондон Д. / Сердца трёх

Сердца трёх [13/22]

  Скачать полное произведение

    Ита Генри направил своего мула в деревню кару - к великому неудо- вольствию мула и не менее великому изумлению кару, внезапно увидевших в своетвердыне врагов - точнее, одного врага, - да еще из числа тех, ко- го совсем недавно они пытались уничтожить. Они сидели на корточках возле своих хижин и лениво грелись на солнце, скрывая под сонной атией удив- ление, которое точно иголками покалывало их и побуждало вскочить на но- ги. Как всегда, отвага белого человека смутила дикарей-метисов и лишила их способности действовать. Неторопливо ворочая мозгами, они пришли выводу, что только у человека на голову выше всех остальных, доблестного и наделенного таким могуществом, какое им и не снилось, могло хватить смелости въехать в многолюдное вражеское селение на усталом и строптивом муле.
     Они говорили на ломаном испанском языке, так что Генри понимал их, и они, в свою очередь, понимали его испанскую речь: однако его рассказ о несчастье, приключившемся в священной горе, не произвел на них никакого впечатления. Они выслушали с бесстрастными лицами его просьбу отпра- виться на помощь потерпевшим и обещаниеорошо за это заплатить и только равнодушно пожали плечами.
     - Если гора проглотила ваших гринго, значит, на то воля бога. А кто мы такие, чтобы препятствовать его воле? - отвечали они. - Мы люди бед- ные, но мы работать ни на ко не будем и тем более идти против бога не хотим. Ведь во всем, что случись, виноваты сами гринго. Это не их страна. И нечего им лазить по нашим горам. Пусть сами теперь и выпутыва- ются из беды, коли бог разгневался на них, а у нас и без того забот хва- тает - одни непокорные жены чего стоят.
     Час сиесты давно миновал, когда Генри, успев сменить уже двух мулов, на третьем, самом строптивом, въехал в еще сонный Сан-Антонио. На глав- ной улице, на полпути между судом и тюрьмой, он увидел начальника поли- ции и маленького толстого сью, следом за которыми шагали человек де- сять жандармов-конвоиров и двое несчастных пеонов, бежавших с плантации в Сантосе. Генри остановимула и стал излагать судье и начальнику поли- ции свою просьбу о помощи. Пока он говорил, начальник полиции незаметно подмигнул судье - своему судье, своему ставленнику, который был предан ему телом и душой.
     - Да, конечно, мы вам поможем, - сказал начальник полиции, потягива- ясь и зевая.
     Когда же вы можете дать мне людей? - нетерпеливо спросил Генри.
     - Что этого, то мы сейчас очень заняты, - с ленивой наглостью зая- вил начальник полиции. - Разве не так, достопочтенный судья?
     - Да, мы очень заняты, - подтвердил тот, зевая прямо в лицо Генри.
     - И будем заняты еще некоторое время, - продолжал начальник полиции. - Мы очень сожалеем, но ни завтра, ни послезавтра не сможем даже и поду- мать о том, чтобы оказь вам помощь. А вот немного позже...
     - Скажем, к рождеству, - вставил судья.
     - Да, да, к рождеству, - подтвердил начальник полиции, отвевая га- лантный поклон. - Зайдите к нам около рождества, и если к тому времени дел у нас будет поменьше, быть может, мы и подумаем о том, чбы снаря- дить такую экспедицию. А пока всего хорошего, сеньор Морган.
     - Вы это серьезно? - спросил Генри с перекошенным от гнева лицом.
     - Вот такое же, небось, было у него лицо, когда он нанес преда- тельский удар в спину сеньору Альфаро Солано, - со зловещим видом изрек начальник полиции.
     Генри пропустил это оскорбление мимо ушей, - он думал о другом.
     - Я скажу вам, кто вы есть! - вскипел он, охваченный справедливым не- годованием.
     - Берегитесь! - предупредил его судья.
     - Плевать мне на вас! - бросил Генри. - Вы ничего не можете со мной сделать. Меня помиловал сам президент Панамы. А вы - вы жалкие ублюдки, не люди, а свиньи, даже не поймешь кто!
     - Прошу вас продолжайте, сеньор, - сказал начальник полиции, скрывая под изысканной вежливостью свое бешенство.
     - Вы не обладаете ни одной из доблестей испцев или караибов, зато пороки обеих рас у вас в изобилии. Свиньи вы - вот вы кто!
     - Вы все сказали, сеньор? Все до конца? - вкрадчиво осдомился на- чальник полиции и подал знак жандармам; те набросились сзади на Генри и обезоружили его.
     - Даже сам президент Панамы не может помиловать преступника, еще не совершившего преступления. Правильно, судья? - спросил начальник поли- ции.
     - А это новое преступление! - с готовностью подхватил судья, с полус- лова поняв намек начальника полиции. - Этопес-гринго оскорбил закон.
     - Тогда мы будем судить его, и судить немедленно, не сходя с места. Не будем возвращаться в суд и снова открывать заседание - к чему себя утруждать. Будем судить его здесь, вынесем приговор и пойдем дальше. У меня есть до бутылочка доброго вина...
     - Я не любитель вина, - поспешил судья отклонить предложение. - Мне бы лучше мескаля. А пока что, поскольку я и свидетель и жертва оскорбле- ния и поскольку надобности в дальнейших показаниях, помимо тех, какими я располагаю, нет, я признаю обвиняемого виновным. Какое наказание предло- жили бы вы, сеньор Мариано Веркара-и-Ихос?
     - Сутки в колодках, чтобы охладить чересчур горячую голову этого гринго, - ответствовал начальник полиции.
     - кой приговор мы ему и вынесем, - объявил судья. - И он вступает в силнемедленно. Уведите заключенного, жандармы, и посадите его в колод- к
     Рассвет застал Генри в колодках, в которых он провел уже целых две- надцать часов. Он лежал на спине и спал. Но сон его был тревожен: его мучили кошмары, он видел своих друзей, заточенных в недрах горы, ум его терзали заботы, а тело - укусы бесчисленных москитов. Итак, ворочаясь, извиваясь и отмахиваясь от крылатых мучителей, он, наконец, проснулся. А проснувшись, сразу вспомнил, какая с ним приключилась беда, и нач ру- гать себя на чем свет стоит. Раздраженный превыше меры тысячами ядовитых москитных укусов, он изрыгал такие проклятия, что привлек внимание про- хожего, который шел мимо, неся ящик с инструментами. Это был стройный молодой человек с орлиным носом, одетый в военную форму летчика Соеди- ненных Штатов. Он подошел к Генри, остановился возле него, послушал и с любопытством и восхищением принялся его разглядывать.
     - Дружище, - сказал он, кда Генри на минуту умолк, чтобы перевести дух. - Прошлой ночью, когда я сам застрял здесь, оставив на борту добрую половину оборудования для латки, я тоже устроил хорошую руготню. Но это был детский лепет по сравнению с вашей. Я восхищен вами, сэр. Вы обставите любого армейца. А теперь, если не возражаете, не могли бы вы повторить все сначала, чтобы я мог взять это на вооружение и пустить в ход, когда мне потребуют крепкие словечки?
     - А кто вы, черт побери, такой? - спросил его Гри. - И какого черта вы тут околачиваетесь?
     - Не смею обижаться наас сэр, - с улыбкой сказал летчик. - Когда у человека такая распухшая физиономия, он имеет полное право быть невежли- вым. Кто это вас так ракрасил? Ну, а что до меня, то у черта я еще не утвердился в правах, а вот здесь, на земле, известен как Парсонс, лейтенант Парсонс. В аду я пока тоже еще ничего не делаю, а в Панаме я затем, чтобы за сегодняшний день совершить перелет от Атлантического океана о Тихого. Не могу ли я быть вам чем-нибудь полезен, прежде чем отправлюсь в путь?
     - Конечно, можете - воскликнул Генри. - Достаньте-ка из вашего ящика какой-нибудь инструмент и сбейте замок с моих колодок. Я получу ревма- тизм, если мне придется еще просидеть здесь. Фамилия моя Морган, и никто меня не избивал, - это все укусы москитов.
     Несколькими ударами гаечного ключа лейтенант Парсонс сбил с колодок старый замок и помог Генри подняться. Растирая затекшиеоги, Генри нас- коро рассказал летчику о том, в какую беду попали Леоия и Френсис и сколь трагично все это может для них кончиться.
     - Я люблю этого Френсиса, - сказал он в заключение. - Он точная моя копия. Мы похожи друг на друга, как двое близнецов, - должно быть, мы все-таки дальние родственники. Что же до сеньориты, то я не только люблю ее, но и собираюсь на ней жениться. Итак, готовы вы нам помочь? Где ваш аэроплан? Пешком или на муле добираться до горы майя очень долго, но ес- ли вы подбросите ме на своей машине, то это займет совсем немного вре- мени. А если вы мне еще достанете сотню шашек динамита, то я смогу взор- вать скалу в том сте, где был обвал, и выпущу воду из пещеры.
     Лейтенант Парсонс медлил.
     - Скажите "да"! Скажите же! - молил его Генри.
     А тем временем, как только камень, закрывавший вход в пещеру идолов, стал на свое местотрое пленников, застрявших в сердце священной горы, сразу очутились в полной тьме. Френсис и Леонсия ощупью нашли друг друга и взялись за руки. Еще миг - и он обнял ее, и сладость этого объятия на- половину смягчила обуявший их ужас. Они слышали, как Торрес тяжело дышит рядом. Наконец, он пробормотал:
     - О матерь божья, вот это называется быть на волосок от смерти! Еле ноги унесли. Что-то с нами дальше будет?
     - Дальше будет еще много всяких страстей, прежде чем мы выберемся из этой дыры, - заверил его Френсис. - А выбраться все-таки надо - и чем скореетем лучше.
     Порядок продвижения был быстро установлен. Френсис пошевперед, на- щупывая левой рукой стену; за ним следовала Леонсия, которой он велел покрепче ухватиться за его куртку. А Торрес шел с ним рядом, держась ру- кой за другую стену. Они все время переговаривались, чтобы не отставь и не опережать друг друга и главное - не разминуться, свернув в боковую галерею. К счастью, пол в туннеле (ибо это был самый настоящий туннельоказался ровный, так что они хоть и шли ощупью, но не спотыкались. Френ- сис решил не зажигать спичек, пока в этом не будет крайней необходимос- ти, и, чтобы не свалиться в какой-нибудь колодец или ям осторожно выс- тавлял вперед сначала одну ногу и, только удостоверившись, что ступил на твердый грунт, переносил на нее всю тяжесть тела. В результате продвига- лись они медленно, делая не более полумили в час.
     Только раз на всем пути им встретилось такое место, где туннель раз- ветвлялся на две лереи. Тут Френсис зажег драгоценную спичку, вынув ее из водонепроницмого коробка, и увидел, что обе галереи совершенно оди- наковы. Какую же из них выбрать, по какой пойти?
     - Придется сделать так, - сказал Френсис. - Пойдем по этой галерее. И если она нас никуда не приведет, вернемся к отправной точке и пойдем по другой. В одном можно быть твердо уверенным: эти галереи, безусловно, куда-нибудь ведут, иначе майя не трудились бы их прокладывать.
     Через десять минут Френсис вдруг остановился: под ногой, которую он занес вперед, была пустота. Он предостерегающе крикнул: "Стоп!" - и за- жег вторую спичку. Оказалось, что он и его спутники стоят у входа в ес- тественную пещеру таких размеров, ч при слабом свете спички ни вправо, ни влево, ни наверху, ни в глубине не видно было стен. Все же они успели разглядеть грубое подобие лестницы естественного происхождения, лишь слегка подправленной человеческими руками, которая вела куда-то вниз, в кромешную тьму.
     А часом позже, спустившись по ступенькам и пройдя довольно большое расстояние по пещере, смелые путешественники вдруг увидели впереди проб- леск дневного света, который становился все ярче по мере их продвижения. Источник света оказался куда ближе, чем они думали, и очень скоро Френ- сис, раздвинув ветки дикого винограда и густой кустарник, вылез прямо на открытое место, залитое ослепительным послеполуденным солнцем. В одну секунду Леонсия и Торрес оказались с ним рядом; внизу под ними расстила- лась долина, которая хорошо была видна из этого орлиного гнезда. Долина была почти круглая, не меньше лиги в диаметре, - высокие горы и крутые скалы, точно стены, окружали ее.
     - Это Долина Затерянных Душ, - торжественно провозгласил Торрес. Я не раз слышал о ней, но никогда не верил в ее существование.
     - Я тоже слышала и тоже никогда не верила, - вырвалось у Леонсии.
     - Ну, так что же? - отозвался Френсис. - Мы ведь не затерянные души, а люди вплоти и крови. Чего же нам бояться?
     - Видите ли, Френсис, - сказала Леонсия, - судя по тем рассказам, ко- торые я слышала еще девочкой, ни ин человек, раз попав сюда, не выхо- дил обратно.
     - Предположим, что это так, - со снисходительной улыбкой заметил Френсис, - как же тогда выбрались отсюда те, кто об этом рассказывал? Если никто никогда не возвращался, откуда же стало известно об этом мес- те?
     - Право, не знаю, - призналась Леонсия. - Я передаю то, что слышала. К тому же я никогда в это не верила. Но только уж очень все здесь соот- ветсует описанию таинственной долины.
     - Никто никогда не возвращался отсюда, - все так же торжественно подтвердил Торрес.
     - В таком случае, откуда вы знаете, что кто-то сюда заходил? - наста- ивал Френсис.
     - Здесь живут Затерянные Души, - ответил Торрес. - Мы потому никогда и не видели их, что никто отсюда не выходи Я вам вот что скажу, мистер Френсис Морган: не такой уж я глупый человек. Я получил образование. Я учился в Европе и вел дела в вашем родном Нью-Йорке. Я изучал разные на- уки, философию. И тем не менее верю, что, кто однажды попал в эту доли- ну, никогда уже отсюда не выйдет.
     - Но ведь мы же еще не там! - Френсис явно начинал терять терпение. - И нам вовсе не обязательно спускаться в долину, правда? - Он подполз к самому краю выступа, усеянного камнями и комьями земли, чтобы получше рассмотреть какой-то предмет, привлекший его внимание. - Держу пари, что это хижина с соломенной крышей...
     В тот же миг край выступа, за который он держался, осыпался, и вся площадка, где они стояли, рухнула. Френсис, Торрес и Леонсия покатилась по крутому склону, увлекая за собой лавину земли, гравия и дерна.
     Мужчины первыми встали на ноги возле густых зарослей кустарника, ко- торые и задержали их; они кинулись было к Леонсии, но она уже тоже была на ногах и громко смеялась.
     - А вы-то говорили, что нам вовсе не обязательно спускаться в долину! - с хохотом сказала она Френсису. - Ну, что же выейчас скажете?
     Но Френсису было не до нее. Он потянулся и схватил на лету предмет, показавшийся ему знакомым, который, подскакивая, катил вслед за ними по крутому склону. Это был шлем Торреса, похищенный в пещере, где стояли мумии; и Френсис передал его испанцу.
     - Бросьте вы его, - сказала Леонсия.
     - Это моя единственная защита от солнца, - возразил Торрес, вертя шлем в руках. Вдруг он замет какую-то надпись на внутренней стороне и показал ее своим спутникам, прочитав вслух: "Да Васко".
     - Я слышала о нем, - заметила Леонсия.
     - Правильно, должны были слышать, - подтвердил Торрес. - Да Васко был моим предком по прямой линии. Моя мать - урожденная да Васко. Он прибыл испанские колонии с Кортесом.
     - А когда прибыл, взбунтовался и поял восстание, - продолжала нача- тый им рассказ Леонсия. - Я хорошо это помню: мне говорили об этом отец и дядя Альфаро. Вместе с двенадцатью товарищами он отправился на поиски сокровища майя. За ними следовало целое племя прибрежных караибов - че- ловек сто мужчин и, наверно, столько же женщин. Кортес послал за ними погоню - отряд попредводительством некоего Мендозы; в докладе его, ко- торый лежит в аивах, - так рассказывал мне дядя Альфаро, - говорится, что их загнали в Долину Затерянных Душ, где и оставили погибать жалкой смертью.
     - да Васко, по-видимому, пытался выбраться отсюда тем путем, каким шли мы, - закончил Торрес, - а мя поймали его, убили и превратили в мумию.
     Он надвинул на лоб сринный шлем и сказал:
     - Хоть солнце и низко стоит на небе, но оно жжет мне голову, как кис- лота.
     - А мне желудок точно кислотой жакет от голода, - признался Френсис. - В этой долине кто-нибудь живет?
     - Про, не знаю, сеньор, - ответил Торрес. - Из донесения Мендозы известно только, что они оставили да Васко и его отряд погибать здесь жалкой смертью и никто на свете не видел больше ни его, ни его спутни- ков. Вот все, что я знаю.
     - Похоже, что здесь можно найти чем подкормиться... - начал было Френсис, но тотчас перебил сам себя, увидев, что Леоия срывает с куста какие-то ягоды. - Послушайте, Леонсия! Прекратите это сейчас же! И так у нас полно забот, а тут еще возись с отравившейся красавицей.
     - Они совершенно безвредны, - сказала она, спокойно продолжая есть ягоды. - Вы же видите - их клевали птицы.
     - В таком случае ошу прощения и присоединяюсь к вам, - воскликнул Френсис, напихивая рот сочными ягодами. - А если бы мне удалось поймать птиц, которые ими лакомились, я бы их тоже съел.
     К тому времени, когда они несколько утоли муки голода, солнце было уже совсем низко, и Торрес снял с головылем да Васко.
     - Придется здесь заночевать, - сказал он. - Я остависвои ботинки в пещере с мумиями, а старые ботфорты да Васко потерял, пока плавал. Мои ноги все изранены, но тут много сухой травы, из которой я могу сплести сандалии.
     Пока Торрес мастерил себе обувь, Френсис развел костер и собрал большую кучу хвороста, чтобы поддерживать огонь, ибо, несмотря на бли-ость к экватору, в горах на такой высоте ночью бывает холодно. Френс еще не кончил собирать хворост, а Леонсия, свернувшись в клубочек и по- ложив голову на согнутую руку, уже спала крепким сном. Тогда он сгреб в кучу мох и сухие листья и заботливо подложил их под бок Леонсии, куда не достигало тепло от костра.
    
    
     ГЛАВА СЕМНАДЦАТАЯ
    
     Долина Затерянных Душ. Рассвет. Большой дом посреди деревни, где оби- ет племя Затерянных Душ. Дом этот внушительных размеров: восемьдесят футов в длину, сорок в ширину и тридцать в высоту, глинобитный, с двускатной соломенной крышей. Из дома с трудом выходит жрец Солнца - древний старик, еле держащийся на ногах; на нем длинный хитон из грубого домот- каного холста, на ногах сандалии; старое, сморщенное лицо индейца нес- колько напоминаелица древних конкистадоров. На голове у него забавная золотая шапочка, увенчанная полукругом из полированных золотых лучей. Это, несомненно, должно изображать восходящее солнце.
     Старец проковылял через поляну большому полому бревну, висевшему между двумя столбами, покрытыми изображениями животных и разными знака- ми. Взглянув на восток, уже алевший от зари, и убедившись, что не опоз- дал, жрец поднял палку с мягким шариком на конце и ударил по бревну. Как ни слаб был старик и как ни легок его удар, полое бревно загудело и заг- рохотало, точно далекий гром.
     Жрец продолжал размеренно ударять по бревну - и из всех хижин, окру- жавших Большой дом, уже спешили к нему Затерянные Души. Мужчины и женщи- ны, старые и молодые, с детьми и грудными младенцами на руках, - все явились на зов и обступили жрецаолнца. Трудно было представить себе более архаическое зрелище в двадцатом веке. Это были, несомненно, индей- цы, но лица многих носили на себе следы испанского происхождения. Иные казались самыми настоящими испанцами, другие - типичными индейцами. Большинство же представляло собой помесь этих двух рас. Однако еще более странной, м лица, была их одежда - мало чем примечательная у женщин, одетых в скрные длинные хитоны из домотканого холста, и весьма приме- чательная у мужчин, чей наряд из той же ткани был комичным подражанием костюмам, какие носили в Испании во времена первого путешествия Колумба. Некрасивые и угрюмые были эти мужны и женщины, что часто наблюдается у племен, где приняты браки между родственниками, - словно отсутствие при- тока свежей крови лишает их жизнерадостности. Отпечаток вырождения лежал на всех - на юношах и на девушках, на детях и даже на грудных младенцах - на всех, за исючением двоих: девочки лет десяти, с живым, сообрази- тельным личиком, выделявшимся, точно яркий цветок, среди тупых физионо- мий Затерянных Душ; и старого жреца Солнца, со столь же незаурядным ли- цом - хитрым, коварным, умным.
     Пока жрец бил по гулкому бревну, все племя выстроилось полукругом, повернувшись лицом на восток. Едва только диск солнца показался над го- ризонтом, жрец приветствовал его на своеобразном староиспанском языке и трижды поклонился ему до земли, а все остальные пали ниц. Когда же солн- це полностью вышло из-за горизонта и засия на небе, все племя, по зна- ку жреца, поднялось и запело радостный гимн. Церемония была окончена, и народ уже собирался расходиться, как вдруг жрец заметил струйку дыма на другой стороне долины. Он указал на нее нескольким юношам.
     - Этот д поднимается из Запретного Места Ужаса, куда не разрешено ступать никому из нашего племени. Это, верно, какой-нибудь дьявол, пос- ланный врагами, которые вот уже сколько веков тщетно разыскивают наше убежище. Его нельзя выпускать живым - он выдаст нас. А вги эти могу- щественны, и они непременно нас уничтожат. Ступайте убейте его, чтобы нас потом не убили!
     Оло костра, в который всю ночь подбрасывали хворост, спали Леонсия, Френсис и Торрес, - последний в своих новых, сплетенных из травы санда- лиях и в шлеме да Васко, низко надвинутом на лоб, чтобы простудиться от росы. Леонсия проснулась первой; и столь необычайно было представшее ей зрелище, что она решила сначала разглядеть все как следует из-под по- луопущенных ресниц. Три человека из странного племени Затерянных Душ стояли, натянув тетивы: они явно собирались выпустить свои стрелы в нее и ее спутников, но вид спящего Торреса так поразил их, что они замерли, нерешительности переглянулись, опустили луки и покачали головой, к бы говоря, что отказываются его убивать. Потом подползли к Торресу, при- сели на корточки и стали разглядывать его лицо, а особенности шлем, который чем-то их заинтересовал.
     Не меняя позы, Леонсия незаметно толкнула Френсиса ногой в плечо. Он проснулся и тихонько сел, однакэто движение привлекло внимание незна- комцев, и они в доказательство своих мирных намерений сложили луки к его ногам и протянули ладони, покывая, что они разоружились.
     - Доброе утро, веселые незнакомцы! - крикнул им Френсис по-английски; но они лишь покачали головой.
     Слова Френсиса разбудили Торреса.
     - Это, должно быть, и есть Затерянные Души, - шепнула Леонсия Френси- су.
     - Или местные агенты по продаже земельных участков, - с улыбкой шеп- нул он в ответ. - Как бы то ни было, долина населена. Торрес, кто такие эти ваши дзья? По тому, как они на вас смотрят, можно подумать, что это ваши родственники.
     Тем временем Затерянные Души отошли в сторонку и тихими, шипящими го- лосами стали о чем-то переговариваться.
     - Язык у них походе на испанский, только странный какой-то, - заметил Френсис.
     - Это просто средневековый испанский язык, вот и все, - подтвердила Леонсия.
     - На нем говорили конкистадоры, но теперь никто этот язык уже не пом- нит, - вставил Торрес. - Вот видите, я был прав. Затерянные Души с тех пор никогда не покидали долину.
     - Но замуж выходили и женились, как все, - иначе откуда появились бы эти три чучела? - сострил Френсис.
     К этому времени три чучела успели столковаться между собой и стали жестами приглашать незнакомцев следовать за ними в глубь долины.
     - Это, видно, добродушные и, в общем, неплохие ребята, хоть у них и унылые рожи, - сказал Френсис, намереваясь идти за ними. - Ох и мрачная же компания, нечего сказать! Они, верно, родились во время затмения лу- ны, или у них перемерли все юные подружки, или приключилось что-нибудь еще более печальное.
     - А по-моему, именно такими и должны быть Затерянные Души, - заметила Леонсия.
     - Мда, если нам не суждено отсюда выбраться, то наши зиономии бу- дут, пожалуй, куда мрачнее, - сказал Френсис. - Как бы то ни было, пока я очень надеюсь, что они ведут нас завтракать. Конечно, на худой конец можно есть и ягоды, но ведь ими не насытишься.
     Покорно следуя за своими проводниками, они через час пришли на поля- ну, где были жилища племени и Большой дом.
     - Это потомки участников экспедиции да Васко, перемешавшиеся с караи- бами, - авторитетно заявил Торрес, обведя взглядом лица собравшихся. - Достаточно посмотреть на них, чтобы убедиться в этом.
     - И они верлись от христианской религии да Васко к древним язычес- ким обрядам, добавил Френсис. - Взгляните на алтарь: он каменный, и хотя в воздухе пахнет жареным барашком, это вовсе не завтрак для нас, а жевоприношение.
     - Еще слава богу, что это барашек! - облегченно вздохнула Леонсия. - Ведь в старину поклонение Солнцу требовало человеческих жертв. А здесь у них самый настоящий культ Солнца. Посмотрите вон на того старика в длин- ном хитоне и золотой шапочке, увенчанной золотыми лучами. Это жрец Солн- ца. Дядя Альфаро много рассказывал мне об этом культе.
     Над алтарем, немного позади, возвышалось огромное металлическое изоб- ражение Солнца.
     - Золото, чистое золото! - прошептал Френсис. - Без всякой примеси. Взгляните на лучи: они очень большие и из чистого золота. Могу пок- лясться, что даже ребенок мог бы согнуть их как угоо и завязать узлом.
     - Боже милостивый! Да вы только посмотрите туда! - воскликнула Леон- сия, указывая глазами на грубо высеченный каменныбюст, стоявший чуть пониже алтаря, по другую его сторону. - Это же лицо Торреса! Лицо той мумии, которую мы видели в пещере майя.
     - И там надпись... - Френсис подошел было поближе, чтобы прочесть ее, но тут же вынуен был отступить, повинуясь властному мановению жреца. - Написано: "Да Васко". Заметьте: на статуе такой же шлем, как и на Торре- се... Слушайте! Да вы только взгляните на это жреца! Ведь он похож на Торреса, как родной брат! Я никогда в жизни не представлял себе, что возможно такое сходство!
     Жрец, обозлившись, повелительным жестом заставил Френсиса умолкнуть и низко склонился над жарившейся жертвой. Словно знамение свыше, порыв ветра задул в эту минуту пламя под барашком.
     -ог Солнца гневается, - мрачно провозгласил жрец; его своеобразный испанский язык, несмотря на всю свою архаичность, был, однако, понятен пришельцам. - Сре нас появились чужеземцы, и они до сих пор живы. Вот почему так разгневан бог Солнца. Говорите, юноши, приведшие чужеземцев к нашему алтарю: разве не повелел я вам убить их? А моими устами всегда говорит бог Солнца.
     Один из трех юношей, дрожа всем телом, выступил вперед и, все так же дрожа, пальцем показал сперва на лицо Торреса, а потом на лицо статуи.
     - Мы узнали его, - робко заговорил он, - и не посмели убить, ибо мы помним предсказание о том, что наш великий предок должен вернуться к нам. Может быть, этот чужеземец - он? Мы не знаем. И не смеем ни знать, ни судить. Тебе, о жрец, надлежит знать и судить. Это он?
     Жрец пристально вгляделся в Торреса и издал какое-то невнятное воск- лицание. Потом резко повернулся и разжег священный жертвенный огонь от горячих углей, лежавших в котелке у подножия алтаря. Пламя вспыхнуло, заколебалось и снова потухло.
     - Бог Солнца гневается, - повторил жрец; а ЗатерянныеДуши, услышав это, стали бить себя в грудь, вопить и рыдать. - Богуне угодна наша жертва, и потому священный огонь не желает гореть. Всего теперь можно ждать. Это великие тайны, которые будут открыты только мне одному. Мы не станем приносить в жертву чужеземцев сейчас. Мне нужно время, чтобы уз- нать волю бога Солнца. - И он жестом распустил племя, прервав на полови- не церемонию, и велел отвести всех трех пленников в Большой дом.
     - как не пойму, что он такое замышляет? - шепнул Френсис на ухо Ле- онс. - Но, надеюсь, хоть там нас накормят.
     - Взгляните, какая прелесть! - сказала Леонсия, указывая глазами на девочку, выразительное личико которой так и светилось умом.
     - Торрес уже приметил ее, - также шепотом сказал Френсис. - Я видел, как он подмигнул ей. Он тоже не знает, что замыслил жрец и куда подует ветер, но не упускает случая завести друзей. Надо смотреть за ним в оба: он подлая, вероломная тварь и способен предать нас в любое время, если это поможет ему спасти свою шкуру.
     В Большом доме, как только они уселись на грубо сплетенные из травы циновки, им тотчас пода еду - вареное мясо с овощами в каких-то стран- ных глиняных горшочках и чистую питьевую воду, - то и другое в изобилии. Кроме того, перед нимпоставили кукурузные лепешки, напоминающие тор- тильи.
     Когда ониоели, женщины, подававшие еду, удалились, осталась только девочка, которая привела их и распоряжалась всем в доме. Торрес снова принялся заигрывать с ней, но она вежливо избегала его и, как зачарован- ная, смотрела толь на Леонсию.
     - Она, видимо, здесь вроде хозяйки, - пояснил Френсис. - Вот так же в деревнях на Самоа: девушки должны встречать и развлекать всех путешест- венников и приезжих, какого бы высокого ранга они ни были, и чуть ли не возглавлять все официальные торжества и церемонии. Их выбирает вождь племени за красоту, добродетель и ум. Эта девочка напоминает мне их, тько она еще совсем ребенок.
     Девочка подошла поближе к Леонсии, и, хотя была явно очарована красо- той незнакомки, в ее поведении не было и намека на подобострастие или приниженность.
     - Скажи, - заговорила она на своеобразн местном староиспанском диа- лекте, - этот человек в самом деле капитан да Васко, который вернулся к нам из своего дома на Солнце?
     Торрес, самодовольно ухмыльнувшись, поклонился и гордо объявил:
     - Да, я из рода да Васко.
     - Не из рода да Васко, а сам да Васко! - по-английски подсказала ему Леонсия.
     - Это верный козырь, ходите с него! - посоветовал ему Френсис тоже по-английски. - Благодаря ему, может, всем нам удастся выбраться из этой дыры. Я чтоо не слишком влюблен в жреца, а он, видно, бог и царь у этих Затерянных Душ.
     - Да, я вернулся на землю с Солнца, - сказал Торрес девочке, послушно вступая в роль.
     Девочка подарила его долгим пристальным взглядом; чувствовалось, что она обдумывает, взвешивает и оценивает его слова. Потом она почтительно, с полным равнодушием, поклонилась ему, мельком взглянула на Френсиса и так и просияла улыбкой, повернувшись к Леонсии.
     - Я не знала, что бог создает таких красивых женщин, как ты, - сказа- ла девочка своим нежным голоском и пошла к выходу. Уже у двери она оста- новилась и добавила: - Та, Что Грит, - тоже красивая, но она на тебя совсем не похожа.


1 ] [ 2 ] [ 3 ] [ 4 ] [ 5 ] [ 6 ] [ 7 ] [ 8 ] [ 9 ] [ 10 ] [ 11 ] [ 12 ] [ 13 ] [ 14 ] [ 15 ] [ 16 ] [ 17 ] [ 18 ] [ 19 ] [ 20 ] [ 21 ] [ 22 ]

/ Полные произведения / Лондон Д. / Сердца трёх


Смотрите также по произведению "Сердца трёх":


2003-2022 Litra.ru = Сочинения + Краткие содержания + Биографии
Created by Litra.RU Team / Контакты

 Яндекс цитирования
Дизайн сайта — aminis