Войти... Регистрация
Поиск Расширенный поиск



Есть что добавить?

Присылай нам свои работы, получай litr`ы и обменивай их на майки, тетради и ручки от Litra.ru!

/ Полные произведения / Кузмин М.А. / Стихотворения

Стихотворения [36/47]

  Скачать полное произведение

    Родились так, что просто срам,
     И тайна непонятна нам.
     Буквально вырази обмен -
     Базарный выйдет феномен.
     Ты просыпался - я не сплю,
     Мы два крыла - одна душа,
     Мы две души - один творец,
     Мы два творца - один венец...
     Зачем же заперт чемодан
     И взят на станции билет?
     О, этот завтрак так похож
     На подозрительную ложь!
     7
     ПЯТЫЙ УДАР
     Мы этот май проводим как в деревне:
     Спустили шторы, сняли пиджаки,
     В переднюю бильярд перетащили
     И половину дня стучим киями
     От завтрака до чая. Ранний ужин,
     Вставанье на заре, купанье, лень...
     Раз вы уехали, казалось нужным
     Мне жить, как подобает жить в разлуке:
     Немного скучно и гигиенично.
     Я даже не особенно ждал писем
     И вздрогнул, увидавши штемпель: "Гринок".
     - Мы этот май проводим как в бреду,
     Безумствует шиповник, море сине
     И Эллинор прекрасней, чем всегда!
     Прости, мой друг, но если бы ты видел,
     Как поутру она в цветник выходит
     В голубовато-серой амазонке, -
     Ты понял бы, что страсть - сильнее воли. -
     Так вот она - зеленая страна! -
     Кто выдумал, что мирные пейзажи
     Не могут быть ареной катастроф?
     8
     ШЕСТОЙ УДАР / Баллада
     Ушел моряк, румян и рус,
     За дальние моря.
     Идут года, седеет ус,
     Не ждет его семья.
     Уж бабушка за упокой
     Молилась каждый год,
     А у невесты молодой
     На сердце тяжкий лед.
     Давно убрали со стола,
     Собака гложет кость, -
     Завыла, морду подняла...
     А на пороге гость.
     Стоит моряк, лет сорока.
     - Кто тут хозяин? Эй!
     Привез я весть издалека
     Для мисстрис Анны Рэй.
     - Какие вести скажешь нам?
     Жених погиб давно! -
     Он засучил рукав, а там
     Родимое пятно.
     - Я Эрвин Грин. Прошу встречать! -
     Без чувств невеста - хлоп...
     Отец заплакал, плачет мать,
     Целует сына в лоб.
     Везде звонят колокола
     "Динг-донг" среди равнин,
     Венчаться Анна Рэй пошла,
     А с нею Эрвин Грин.
     С волынками проводят их,
     Оставили вдвоем.
     Она: - Хочу тебя, жених,
     Спросить я вот о чем:
     Объездил много ты сторон,
     Пока жила одной, -
     Не позабыл ли ты закон
     Своей страны родной?
     Я видела: не чтишь святынь,
     Колен не преклонял,
     Не отвечаешь ты "аминь",
     Когда поют хорал,
     В святой воде не мочишь рук,
     Садишься без креста, -
     Уж не отвергся ли ты, друг,
     Спасителя Христа?
     - Ложись спокойно, Анна Рэй,
     И вздора не мели!
     Знать, не видала ты людей
     Из северной земли.
     Там светит всем зеленый свет
     На небе, на земле,
     Из-под воды выходит цвет,
     Как сердце на стебле,
     И все ясней для смелых душ
     Замерзшая звезда...
     А твой ли я жених и муж,
     Смотри, смотри сюда! -
     Она глядит и так и сяк, -
     В себя ей не прийти...
     Сорокалетний где моряк,
     С которым жизнь вести?
     И благороден, и высок,
     Морщин не отыскать,
     Ресницы, брови и висок, -
     Ну, глаз не оторвать!
     Румянец нежный заиграл,
     Зарделася щека, -
     Таким никто ведь не видал
     И в детстве моряка.
     И волос тонок, словно лен,
     И губы горячей,
     Чудесной силой наделен
     Зеленый блеск очей...
     И вспомнилось, как много лет...
     Тут... в замке... на горе...
     Скончался юный баронет
     На утренней заре.
     Цветочком в гробе он лежал,
     И убивалась мать,
     А голос Аннушке шептал:
     "С таким бы вот поспать!"
     И легкий треск, и синий звон,
     И огоньки кругом,
     Зеленый и холодный сон
     Окутал спящий дом.
     Она горит и слезы льет,
     Молиться ей невмочь.
     А он стоит, ответа ждет...
     Звенит тихонько ночь...
     - Быть может, душу я гублю,
     Ты, может, - сатана:
     Но я таким тебя люблю,
     Твоя на смерть жена!
     9
     СЕДЬМОЙ УДАР
     Неведомый купальщик
     Купается тайком.
     Он водит простодушно
     Обиженным глазком.
     Напрасно прикрываешь
     Стыдливость наготы -
     Прохожим деревенским
     Неинтересен ты.
     Перекрестился мелко,
     Нырнул с обрыва вниз...
     А был бы ты умнее,
     Так стал бы сам Нарцисс.
     И мошки, и стрекозы,
     И сельский солнцепек...
     Ты в небо прямо смотришь
     И от земли далек...
     Намек? Воспоминанье?
     Все тело под водой
     Блестит и отливает
     Зеленою слюдой.
     Держи скорей налево
     И наплывешь на мель!..
     Серебряная бьется
     Форель, форель, форель!..
     10
     ВОСЬМОЙ УДАР
     На составные части разлагает
     Кристалл лучи - и радуга видна,
     И зайчики веселые живут.
     Чтоб вновь родиться, надо умереть.
     Я вышел на крыльцо; темнели розы
     И пахли розовою плащаницей.
     Закатное малиновое небо
     Чертили ласточки, и пруд блестел.
     Вдали пылило стадо. Вдруг я вижу:
     Автомобиль несется как стрела
     (Для здешних мест редчайшее явленье),
     И развевается зеленый плащ.
     Я не поспел еще сообразить,
     Как уж смотрел в зеленые глаза,
     И руку жали мне другие руки,
     И пыльное усталое лицо
     По-прежнему до боли было мило.
     - Вот я пришел... Не в силах... Погибаю.
     Наш ангел превращений отлетел.
     Еще немного - я совсем ослепну,
     И станет роза розой, небо небом,
     И больше ничего! Тогда я прах
     И возвращаюсь в прах! Во мне иссякли
     Кровь, желчь, мозги и лимфа. Боже!
     И подкрепленья нет и нет обмена!
     Несокрушимо окружен стеклом я
     И бьюсь как рыба! "А зеленый плащ?"
     - Зеленый плащ? Какой? - "Ты в нем приехал".
     - То призрак, - нет зеленого плаща. -
     Американское пальто от пыли,
     Перчатки лайковые, серый галстук
     И кепка, цветом нежной rose champagne,
     "Останься здесь!" - Ты видишь: не могу!
     Я погружаюсь с каждым днем все глубже! -
     Его лицо покрылось мелкой дрожью,
     Как будто рядом с ним был вивисектор.
     Поцеловал меня и быстро вышел,
     Внизу машина уж давно пыхтела.
     Дней через пять я получил письмо,
     Стоял все тот же странный штемпель: "Гринок".
     - Я все хотел тебе писать, но знаешь,
     Забывчивость простительна при счастье,
     А счастье для меня то - Эллинор,
     Как роза - роза и окно - окно.
     Ведь, надобно признаться, было б глупо
     Упрямо утверждать, что за словами
     Скрывается какой-то "высший смысл".
     Итак, я - счастлив, прямо, просто - счастлив.
     Приходят письма к нам на пятый день.
     11
     ДЕВЯТЫЙ УДАР
     Не друзей - приятелей зову я:
     С ними лучше время проводить.
     Что прошло, о том я не горюю,
     А о будущем что ворожить?
     Не разгул - опрятное веселье,
     Гладкие, приятные слова,
     Не томит от белых вин похмелье,
     И ясна пустая голова.
     Каждый час наполнен так прилежно,
     Что для суток сорок их готовь,
     И щекочет эпидерму нежно
     То, что называется любовь.
     Да менять как можно чаще лица,
     Не привязываться к одному.
     Неужели мне могли присниться
     Бредни про зеленую страну?
     - Утонули? - В переносном смысле.
     - Гринок? - Есть. Шотландский городок.
     Все метафоры как дым повисли,
     Но уйдут кольцом под потолок,
     Трезвый день разгонит все химеры, -
     Можно многие привесть примеры.
     А голос пел слегка, слегка:
     - Шумит зеленая река,
     И не спасти нам челнока.
     В перчатке лайковой рука
     Все будет звать издалека,
     Не примешь в сердце ты пока
     Эрвина Грина, моряка.
     12
     ДЕСЯТЫЙ УДАР
     Чередованье милых развлечений
     Бывает иногда скучнее службы.
     Прийти на помощь может только случай,
     Но случая не приманишь, как Жучку.
     Храм случая - игорные дома.
     Описывать азарт спаленных глаз,
     Губ пересохших, помертвелых лбов
     Не стану я. Под выкрики крупье
     Просиживал я ночи напролет.
     Казалось мне, сижу я под водою.
     Зеленое сукно напоминало
     Зеленый край за паром голубым...
     Но я искал ведь не воспоминаний,
     Которых тщательно я избегал,
     А дожидался случая. Однажды
     Ко мне подходит некий человек
     В больших очках и говорит: - Как видно,
     Вы вовсе не игрок, скорей любитель,
     Или, верней, искатель ощущений.
     Но, в сущности, здесь - страшная тоска:
     Однообразно и неинтересно.
     Теперь еще не поздно. Может быть,
     Вы не откажетесь пройтись со мною
     И осмотреть собранье небольшое
     Диковинок? Изъездил всю Европу
     Я с юных лет; в Египте даже был.
     Образовался маленький музей, -
     Меж хламом есть занятные вещицы,
     И я, как всякий коллекционер,
     Ценю внимание; без разделенья,
     Как все другие, эта страсть - мертва. -
     Я быстро согласился, хоть по правде
     Сказать, не нравился мне этот человечек:
     Казался он назойливым и глупым.
     Но было только без четверти час,
     И я решительно не знал, что делать.
     Конечно, если разбирать как случай -
     Убого было это приключенье!
     Мы шли квартала три; подъезд обычный,
     Обычная мещанская квартирка,
     Обычные подделки скарабеев,
     Мушкеты, сломанные телескопы,
     Подъеденные молью парики
     Да заводные куклы без ключей.
     Мне на мозги садилась паутина,
     Подташнивало, голова кружилась,
     И я уж собирался уходить...
     Хозяин чуть замялся и сказал:
     - Вам, кажется, не нравится? Конечно,
     Для знатока далеко не товар.
     Есть у меня еще одна забава,
     Но не вполне закончена она.
     Я все ищу вторую половину.
     На днях, надеюсь, дело будет в шляпе.
     Быть может, взглянете? - Близнец! - "Близнец?!"
     - Близнец. - "И одиночка?" - Одиночка.
     Вошли в каморку мы: посередине
     Стоял аквариум, покрытый сверху
     Стеклом голубоватым, словно лед.
     В воде форель вилась меланхолично
     И мелодично била о стекло.
     - Она пробьет его, не сомневайтесь. -
     "Ну, где же ваш близнец?" - Сейчас, терпенье. -
     Он отворил в стене, с ужимкой, шкап
     И отскочил за дверцу. Там, на стуле,
     На коленкоровом зеленом фоне
     Оборванное спало существо
     (Как молния мелькнуло - "Калигари!"):
     Сквозь кожу зелень явственно сквозила,
     Кривились губы горько и преступно,
     Ко лбу прилипли русые колечки,
     И билась вена на сухом виске.
     Я с ожиданием и отвращеньем
     Смотрел, смотрел, не отрывая глаз...
     А рыба бьет тихонько о стекло...
     И легкий треск и синий звон слилися...
     Американское пальто и галстук...
     И кепка цветом нежной rose champagne.
     Схватился з_а_ сердце и дико вскрикнул...
     - Ах, Боже мой, да вы уже знакомы?
     И даже... может быть... не верю счастью!..
     "Открой, открой зеленые глаза!
     Мне все равно, каким тебя послала
     Ко мне назад зеленая страна!
     Я - смертный брат твой. Помнишь, там, в Карпатах?
     Шекспир еще тобою не дочитан
     И радугой расходятся слова.
     Последний стыд и полное блаженство!.."
     А рыба бьет, и бьет, и бьет, и бьет.
     13
     ОДИННАДЦАТЫЙ УДАР
     - Ты дышишь? Ты живешь? Не призрак ты?
     - Я - первенец зеленой пустоты.
     - Я слышу сердца стук, теплеет кровь...
     - Не умерли, кого зовет любовь...
     - Румяней щеки, исчезает тлен...
     - Таинственный свершается обмен...
     - Что первым обновленный взгляд найдет? -
     - Форель, я вижу, разбивает лед. -
     - На руку обопрись... Попробуй... встань...
     - Плотнеет выветрившаяся ткань...
     - Зеленую ты позабудешь лень?
     - Всхожу на следующую ступень! -
     - И снова можешь духом пламенеть?
     - Огонь на золото расплавит медь.
     - И ангел превращений снова здесь?
     - Да, ангел превращений снова здесь.
     14
     ДВЕНАДЦАТЫЙ УДАР
     На мосту белеют кони,
     Оснеженные зимой,
     И, прижав ладонь к ладони,
     Быстро едем мы домой.
     Нету слов, одни улыбки,
     Нет луны, горит звезда -
     Измененья и ошибки
     Протекают, как вода.
     Вдоль Невы, вокруг канала, -
     И по лестнице с ковром
     Ты взбегаешь, как бывало,
     Как всегда, в знакомый дом.
     Два веночка из фарфора,
     Два прибора на столе,
     И в твоем зеленом взоре
     По две розы на стебле.
     Слышно, на часах в передней
     Не спеша двенадцать бьет...
     То моя форель последний
     Разбивает звонко лед.
     Живы мы? и все живые.
     Мы мертвы? Завидный гроб!
     Чтя обряды вековые,
     Из бутылки пробка - хлоп!
     Места нет печали хмурой;
     Ни сомнений, ни забот!
     Входит в двери белокурый,
     Сумасшедший Новый год!
     15
     ЗАКЛЮЧЕНИЕ
     А знаете? Ведь я хотел сначала
     Двенадцать месяцев изобразить
     И каждому придумать назначенье
     В кругу занятий легких и влюбленных.
     А вот что получилось! Видно, я
     И не влюблен, да и отяжелел,
     Толпой нахлынули воспоминанья,
     Отрывки из прочитанных романов,
     Покойники смешалися с живыми,
     И так все перепуталось, что я
     И сам не рад, что все это затеял.
     Двенадцать месяцев я сохранил
     И приблизительную дал погоду, -
     И то не плохо. И потом я верю,
     Что лед разбить возможно для форели,
     Когда она упорна. Вот и все.
     1927
     II
     516-523. ПАНОРАМА С ВЫНОСКАМИ
     1. ПРИРОДА ПРИРОДСТВУЮЩАЯ И ПРИРОДА ОПРИРОДЕННАЯ
     (Natura naturans et Datura naturata)
     Кассирша ласково твердила:
     - Зайдите, миленький, в барак,
     Там вам покажут крокодила,
     Там ползает японский рак. -
     Но вдруг завыла дико пума,
     Как будто грешники в аду,
     И, озирался угрюмо,
     Сказал я тихо: "Не пойду!
     Зачем искать зверей опасных,
     Ревущих из багровой мглы,
     Когда на вывесках прекрасных
     Они так кротки и милы?"
     2. ВЫНОСКА ПЕРВАЯ
     Скок, скок!
     Лакированный ремешок
     Крепче затяни,
     Гермес!
     Внизу, в тени -
     Лес...
     Дальше - м_о_ря,
     С небом споря,
     Голубеет рог чудес.
     Следом
     За Ганимедом
     Спешит вестник,
     А прыгун-прелестник
     Катит обруч палочкой,
     Не думая об обрученьи,
     Ни об ученьи.
     Неужели ловкий бог,
     Идол беременных жен,
     Не мог
     Догнать простого мальчика,
     А пришел
     Хохлатый орел
     С гор?
     Совка, совка, бровь не хмурь,
     Не зови несносных бурь!
     Как завидишь корабли
     Из Халдейской из земли,
     Позабудешь злую дурь! -
     3. МЕЧТЫ ПРИСТЫЖАЮТ ДЕЙСТВИТЕЛЬНОСТЬ
     Есть ли что-нибудь нелепей,
     Когда в комнатке убогой
     От земных великолепий
     Разбегаются глаза?
     По следам науки строгой
     Не излечит и Асклепий,
     Если висельник двурогий
     Заберется вам в глаза.
     Комфортабельны покои,
     Есть и выезд, и премьеры,
     Телефоны и лифтбои,
     Телеграммы, вечера.
     Всех мастей и всякой меры,
     То гурьбою, то их двое,
     Молодые кавалеры
     Коротают вечера.
     Приглашенья и изданья
     На веленевой бумаге,
     От поклонников признанья,
     Путешествия, моря,
     Легкомысленной отваги
     Мимолетные свиданья, -
     И сверканья резвой влаги
     Разливаются в моря...
     Летний сад, надутый гений,
     Бестолковый спутник Лева,
     Иностранных отделений
     Доморощенный Вольтер.
     Грузно скачет Большакова...
     От балетных сновидений
     Впечатленья никакого,
     Будто прав мосье Вольтер.
     А поэмы, а романы,
     Переписки, мемуары, -
     Что же, это все обманы
     И приснилось лишь во сне?
     Поэтические пары -
     Идиотские чурбаны?
     И пожары, и угары -
     Это тоже все во сне?
     Право, незачем портрету
     Вылезать живьем из рамок.
     Если сделал глупость эту -
     Получилась чепуха.
     Живописен дальний замок -
     Приближаться толку нету:
     Ведь для дядек и для мамок
     Всякий гений - чепуха.
     4. УЕДИНЕНИЕ ПИТАЕТ СТРАСТИ
     Ау, Сергунька! серый скит осиротел.
     Ау, Сергунька! тихий ангел пролетел.
     Куда пойду, кому скажу свою печаль?
     Начальным старцам сердца бедного не жаль.
     Зайду в покоец - на постели тебя нет,
     Зайду в борочек - на полянке тебя нет.
     Спущуся к речке - и у речки тебя нет.
     На том песочке потерялся милый след,
     Взойду на клирос и читаю наобум.
     Ударь в клепало - не отгонишь грешных дум.
     Настань, страдовая пора.
     Столбом завейся, мошкара!
     Конопатка-матушка,
     Батюшка-огонь,
     Попал_и_ тела наши,
     Души успокой!
     Что стыдиться, что жалеть?
     Раз ведь в жизни умереть.
     Скидавай кафтан, Сережа.
     Помогай нам, святый Боже!
     Братья все дивуются,
     Сестры все красуются,
     И стоим мы посреди,
     Как два отрока в печи,
     Хороши и горячи.
     Держись удобней - никому уж не отдам.
     За этот грех ответим пополам!
     5. ВЫНОСКА ВТОРАЯ
     Дымок сладелый вьется,
     На завесе - звезда.
     Я знаю: друг мой милый
     Потерян навсегда.
     Один у нас заступник,
     Он в длинном сюртуке,
     Мешает тонкой палочкой
     В грошовом котелке.
     Заплачено за помощь
     (Считал я) пять рублей, -
     А сердце бьется верою
     Быстрей и веселей.
     Мяукает на печке
     Какой-то пошлый кот.
     Помощник остановится,
     Отрет платочком пот...
     И дальше зачитает.
     Тоска, тоска, тоска!
     Прозрачней с каждым словом
     Сосновая доска.
     Тошнотное круженье...
     В руке пустой бокал...
     За сердце я схватился -
     И друга увидал.
     6. ТЕМНЫЕ УЛИЦЫ РОЖДАЮТ ТЕМНЫЕ ЧУВСТВА
     Не так, не так рождается любовь!
     Вошла стареющая персианка,
     Держа в руках поддельный документ, -
     И пронеслось в обычном кабинете
     Восточным клектом сладостное: - Месть! -
     А как неумолим твой легкий шаг,
     О кавалер умученных Жизелей!
     Остановился у портьер... стоишь...
     Трещит камин, затопленный весною.
     Дыханье с той и с этой стороны
     Непримиримо сталкивают искры...
     Имагинация замкнула круг
     И бешено спласталась в голове.
     Уносится тайком чужой портфель,
     Подносится отравленная роза,
     И пузырьками булькает со дна
     Возмездие тяжелым водолазом.
     Следят за тактом мертвые глаза,
     И сумочку волною не качает...
     Уйди, уйди, не проливалась кровь,
     А та безумица давно далеко!
     Не говор - шепот, эхо - не шаги...
     Любовь-сиротка, кто тебя калечил?
     Кто выпивает кровь фарфорных лиц?
     Благословение или заклятье
     Исходит волнами от тонких рук?
     Над девичьей постелью в изголовьи
     Висит таинственный знакомый знак,
     А колдовские сухожилья Винчи
     Люциферически возносят тело
     И снова падают природой косной.
     Где ты, весенняя, сквозная роща?
     Где ты, неломленная дико бровь?
     Скорей бежать из этих улиц темных:
     Поверь, не там рождается любовь!
     7. ДОБРЫЕ ЧУВСТВА ПОБЕЖДАЮТ ВРЕМЯ И ПРОСТРАНСТВО
     Есть у меня вещица -
     Подарок от друзей,
     Кому она приснится,
     Тот не сойдет с ума.
     Безоблачным денечком
     Я получил ее,
     По гатям и по кочкам
     С тех пор меня ведет.
     Устану ли, вздремну ли
     В неровном я пути -
     Уж руки протянули
     Незримые друзья.
     Предамся ль малодушным
     Мечтаньям и тоске -
     Утешником послушным,
     Что Моцарт, запоет.
     Меж тем она - не посох,
     Не флейта, не кларнет,
     Но взгляд очей раскосых
     На ней запечатлен.


1 ] [ 2 ] [ 3 ] [ 4 ] [ 5 ] [ 6 ] [ 7 ] [ 8 ] [ 9 ] [ 10 ] [ 11 ] [ 12 ] [ 13 ] [ 14 ] [ 15 ] [ 16 ] [ 17 ] [ 18 ] [ 19 ] [ 20 ] [ 21 ] [ 22 ] [ 23 ] [ 24 ] [ 25 ] [ 26 ] [ 27 ] [ 28 ] [ 29 ] [ 30 ] [ 31 ] [ 32 ] [ 33 ] [ 34 ] [ 35 ] [ 36 ] [ 37 ] [ 38 ] [ 39 ] [ 40 ] [ 41 ] [ 42 ] [ 43 ] [ 44 ] [ 45 ] [ 46 ] [ 47 ]

/ Полные произведения / Кузмин М.А. / Стихотворения


2003-2022 Litra.ru = Сочинения + Краткие содержания + Биографии
Created by Litra.RU Team / Контакты

 Яндекс цитирования
Дизайн сайта — aminis