Войти... Регистрация
Поиск Расширенный поиск



Есть что добавить?

Присылай нам свои работы, получай litr`ы и обменивай их на майки, тетради и ручки от Litra.ru!

/ Полные произведения / Маяковский В.В. / Стихотворения

Стихотворения [47/56]

  Скачать полное произведение

    докладчики преют,
     народ почему-то
     прет к Левенбрею.
     Еле в стул вмещается парень,
     один кулак -
     60 четыре кило.
     Парень взвинчен.
     Парень распарен.
     Волос штопором.
     Нос лилов.
     Мозг его
     чист от мыслей сора.
     Жить бы
     ему
     не в Москве,
     70 а на Темзе.
     Парень,
     возможно,
     стал бы боксером,
     нос бы расшиб
     Карпантье и Демпси.
     Что
     для него
     докладчиков сонм?
     Тоже
     80 сласть
     в наркомпросной доле!
     Что он
     Маркс
     или Эдисон?
     Ему
     телефоны выдумывать,
     что ли?
     Мат,
     а не лекции
     90 соки корней его.
     Он
     не обучен
     драться планово.
     Спорт -
     по башке бутылкой Корнеева,
     доклад -
     этажом обложить у Горшанова.
     Парень выходит,
     как в бурю на катере.
     100 Тесен фарватер.
     Тело намокло.
     Парнем разосланы
     к чертовой матери
     бабы,
     деревья,
     фонарные стекла.
     В полтротуара болтаются клёши,
     рубашка-апаш
     и кепка домиком.
     110 Кулак
     волосатей, чем лучшая лошадь,
     и морда -
     на зависть циркачьим комикам.
     Лозунг дня -
     вселенной в ухо! -
     Все, что знает башка его дурья!
     Бомба
     из матершины и ухарств,
     пива,
     120 глупости
     и бескультурья.
     Надо помнить,
     что наше тело
     дышит
     не только тем, что скушано, -
     надо
     рабочей культуры дело
     делать так,
     чтоб не было скушно.
     [1926]
     ДОЛГ УКРАИНЕ
     Знаете ли вы
     украинскую ночь?
     Нет,
     вы не знаете украинской ночи!
     Здесь
     небо
     от дыма
     становится черн_о_,
     и герб
     10 звездой пятиконечной вточен.
     Где горилкой,
     удалью
     и кровью
     Запорожская
     бурлила Сечь,
     проводов уздой
     смирив Днепровье,
     Днепр
     заставят
     20 на турбины течь.
     И Днипр_о_
     по проволокам-усам
     электричеством
     течет по корпусам.
     Небось, рафинада
     и Гоголю надо!
     -----
     Мы знаем,
     курит ли,
     пьет ли Чаплин;
     30 мы знаем
     Италии безрукие руины;
     мы знаем,
     как Дугласа
     галстух краплен...
     А что мы знаем
     о лице Украины?
     Знаний груз
     у русского
     тощ -
     40 тем, кто рядом,
     почета мало.
     Знают вот
     украинский борщ,
     знают вот
     украинское сало.
     И с культуры
     поснимали пенку:
     кроме
     двух
     50 прославленных Тарасов -
     Бульбы
     и известного Шевченка, -
     ничего не выжмешь,
     сколько ни старайся.
     А если прижмут -
     зардеется розой
     и выдвинет
     аргумент новый:
     возьмет и расскажет
     60 пару курьезов -
     анекдотов
     украинской мовы.
     Говорю себе:
     товарищ москаль,
     на Украину
     шуток не скаль.
     Разучите
     эту мову
     на знаменах -
     70 лексиконах алых,
     эта мова
     величава и проста:
     "Чуешь, сурмы заграли,
     час расплаты настав..."
     Разве может быть
     затрепанней
     да тише
     слова
     поистасканного
     80 "Слышишь"?!
     Я
     немало слов придумал вам,
     взвешивая их,
     одно хочу лишь, -
     чтобы стали
     всех
     моих
     стихов слова
     полновесными,
     90 как слово "чуешь".
     -----
     Трудно
     людей
     в одно истолочь,
     собой
     кичись не очень.
     Знаем ли мы украинскую ночь?
     Нет,
     мы не знаем украинской ночи.
     [1926]
     ОКТЯБРЬ
     1917-1926
     Если
     стих
     сердечный раж,
     если
     в сердце
     задор смолк,
     голосами его будоражь
     комсомольцев
     и комсомолок.
     10 Дней шоферы
     и кучера
     гонят
     пулей
     время свое,
     а как будто
     лишь вчера
     были
     бури
     этих боев.
     20 В шинелях,
     в поддевках идут...
     Весть:
     "Победа!"
     За Смольный порог.
     Там Ильич и речь,
     а тут
     пулеметный говорок.
     Мир
     другими людьми оброс;
     30 пионеры
     лет десяти
     задают про Октябрь вопрос,
     как про дело
     глубоких седин.
     Вырастает
     времени мол,
     день - волна,
     не в силах противиться;
     в смоль-усы
     40 оброс комсомол,
     из юнцов
     перерос в партийцев.
     И партийцы
     в годах борьбы
     против всех
     буржуазных лис
     натрудили
     себе
     горбы,
     50 многий
     стал
     и взросл
     и лыс.
     А у стен,
     с Кремля под уклон,
     спят вожди
     от трудов,
     от ран.
     Лишь колышет
     60 камни
     поклон
     ото ста
     подневольных стран.
     На стене
     пропылен
     и нем
     календарь, как календарь,
     но в сегодняшнем
     красном дне
     70 воскресает
     годов легендарь.
     Будет знамя,
     а не хоругвь,
     будут
     пули свистеть над ним,
     и "Вставай, проклятьем..."
     в хору
     будет бой
     и марш,
     80 а не гимн.
     Век промчится
     в седой бороде,
     но и десять
     пройдет хотя б,
     мы
     не можем
     не молодеть,
     выходя
     на праздник - Октябрь.
     90 Чтоб не стих
     сердечный раж,
     не дряхлел,
     не стыл
     и не смолк,
     голосами
     его
     будоражь
     комсомольцев
     и комсомолок,
     [1926]
     НЕ ЮБИЛЕЙТЕ!
     Мне б хотелось
     про Октябрь сказать,
     не в колокол названивая,
     не словами,
     украшающими
     тепленький уют, -
     дать бы
     революции
     такие же названия,
     10 как любимым
     в первый день дают!
     Но разве
     уместно
     слово такое?
     Но разве
     настали
     дни для покоя?
     Кто галоши приобрел,
     кто зонтик;
     20 радуется обыватель:
     "Небо голуб_о_..."
     Нет,
     в такую ерунду
     не расказёньте
     боевую
     революцию - любовь.
     -----
     В сотне улиц
     сегодня
     на вас,
     30 на меня
     упадут огнем знамен_а_.
     Будут глотки греметь,
     за кордоны катя
     огневые слова про Октябрь.
     -----
     Белой гвардии
     для меня
     белей
     имя мертвое: юбилей.
     Юбилей - это пепел,
     40 песок и дым;
     юбилей -
     это радость седым;
     юбилей -
     это край
     кладбищенских ям;
     это речи
     и фимиам;
     остановка предсмертная,
     вздохи,
     50 елей -
     вот что лезет
     из букв
     "ю-б-и-л-е-й".
     А для нас
     юбилей -
     ремонт в пути,
     постоял -
     и дальше гуди.
     Остановка для вас,
     60 для вас
     юбилей -
     а для нас
     подсчет рублей.
     Сбереженный рубль -
     сбереженный заряд,
     поражающий вражеский ряд.
     Остановка для вас,
     для вас
     юбилей -
     70 а для нас -
     это сплавы лей.
     Разобьет
     врага
     электрический ход
     лучше пушек
     и лучше пехот.
     Юбилей!
     А для нас -
     подсчет работ,
     80 перемеренный литрами пот.
     Знаем:
     в графиках
     довоенных норм
     коммунизма одежда и корм.
     Не горюй, товарищ,
     что бой измельчал:
     - Глаз на мелочь! -
     приказ Ильича.
     Надо
     90 в каждой пылинке
     будить уметь
     большевистского пафоса медь.
     -----
     Зорче глаз крестьянина и рабочего,
     и минуту
     не будь рассеянней!
     Будет:
     под ногами
     заколеблется почва
     почище японских землетрясений.
     100 Молчит
     перед боем,
     топки глуша,
     Англия бастующих шахт.
     Пусть
     китайский язык
     мудрен и велик, -
     знает каждый и так,
     что Кантон
     тот же бой ведет,
     110 что в Октябрь вели
     наш
     рязанский
     Иван да Антон.
     И в сердце Союза
     война.
     И даже
     киты батарей
     и полк_и_.
     Воры
     120 с дураками
     засели в блинд_а_жи
     растрат
     и волокит.
     И каждая вывеска:
     - рабкооп -
     коммунизма тяжелый окоп.
     Война в отчетах,
     в газетных листах -
     рассчитывай,
     130 режь и кро_и_.
     Не наша ли кровь
     продолжает хлестать
     из красных чернил РКИ?!
     И как ни тушили огонь -
     нас трое!
     Мы
     трое
     охапки в огонь кидаем:
     растет революция
     140 в огнях Волховстроя,
     в молчании Лондона,
     в пулях Китая.
     Нам
     девятый Октябрь -
     не покой,
     не причал.
     Сквозь десятки таких девяти
     мозг живой,
     живая мысль Ильича,
     150 нас
     к последней победе веди!
     [1926]
     СТОЯЩИМ НА ПОСТУ
     Жандармы вселенной,
     вылоснив лица,
     стоят над рабочим:
     - Эй,
     не бастуй! -
     А здесь
     трудящихся щит -
     милиция
     стоит
     10 на своем
     бессменном посту.
     Пока
     за нашим
     октябрьским гулом
     и в странах
     в других
     не грянет такой, -
     стой,
     береги своим караулом
     20 копейку рабочую,
     дом и покой.
     Пока
     Волховстроев яркая речь
     не победит
     темноту нищеты,
     нутро республики
     вам беречь -
     рабочих
     домов и людей
     30 щиты.
     Храня республику,
     от людей до иголок,
     без устали стой
     и без лени,
     пока не исчезнут
     богатство и голод -
     поставщики преступлений.
     Враг - хитёр!
     Смотрите в оба!
     40 Его не сломишь,
     если сам лоботряс.
     Помни, товарищ, -
     нужна учёба
     всем,
     защищающим рабочий класс.
     Голой рукой
     не взять врага нам,
     на каждом участке
     преследуй их.
     50 Знай, товарищ,
     и стрельбу из нагана,
     и книгу Ленина,
     и наш стих.
     Слаба дисциплина - петлю накинут.
     Бандит и белый
     живут в ладах.
     Товарищ,
     тверже крепи дисциплину
     в милиционерских рядах!
     60 Иной
     хулигану
     так
     даже рад, -
     выйдет
     этакий
     драчун и голосило:
     - Ничего, мол,
     выпимши -
     свой брат -
     70 богатырская
     русская сила. -
     А ты качнешься
     (от пива частого),
     у целой улицы нос заалел;
     - Ежели,
     мол,
     безобразит начальство,
     то нам,
     разумеется,
     80 и бог велел! -
     Сорвут работу
     глупым ляганьем
     пивного чада
     бузящие ч_а_ды.
     Лозунг твой:
     - Хулиганам
     нет пощады! -
     Иной рассуждает,
     морща лоб:
     90 - Что цапать
     маленьких воришек?
     Ловить вора,
     да такого,
     чтоб
     об нем
     говорили в Париже! -
     Если выудят
     миллион
     из кассы скряжьей,
     100 новый
     с рабочих
     сдерет задарма.
     На мелочь глаз!
     На мелкие кражи,
     потрошащие
     тощий
     рабочий карман!
     В нашей республике
     свет не равен:
     110 чем дальше от центра -
     тем глубже ночи.
     Милиционер,
     в темноту окраин
     глаз вонзай
     острей и зорче!
     Пока
     за нашим
     октябрьским гулом
     и в странах других
     120 не пройдет такой -
     стой,
     береги своим караулом
     копейки,
     людей,
     дома
     и покой.
     [1926]
     ЕВРЕЙ
     (ТОВАРИЩАМ ИЗ ОЗЕТА)
     Бывало,
     начни о вопросе еврейском -
     тебе
     собеседник
     ответит резко:
     - Еврей?
     На Ильинке!
     Все в одной л_и_нийке!
     Еврей - караты,
     10 еврей - валюта...
     Люто богаты
     и жадны люто.
     А тут
     им
     дают Крым!
     А Крым известен:
     не карта, а козырь;
     на лучшем месте -
     дворцы и розы. -
     20 Так врут
     рабочим врагов голоса,
     но ты, рабочий,
     но ты -
     ты должен честно взглянуть в глаза
     еврейской нищеты.
     И до сегодня
     над Западным краем
     слышатся отзвуки
     стонов и рёва,
     30 Это, "жидов"
     за бунты карая,
     тешилась
     пуля и плеть царёва.
     Как будто бы
     у крови стока
     стоишь
     у столбцов статистических выкладок.
     И липнет
     пух
     40 из перин Белостока
     к лежащим глазам,
     которые выколоты.
     Уставив зрачок
     и желт и огромен,
     глядело солнце,
     едва не заплакав.
     Как там -
     война
     проходила в погроме:
     50 и немец,
     и русский,
     и шайки поляков.
     Потом демократы
     во весь свой мах
     громили денно и нощно.
     То шел Петлюра
     в батарейных гром_а_х,
     то плетью свистела махновщина.
     Еще и подвал
     60 от слезы не высох, -
     они выползали,
     оставив нор_у_.
     И было
     в ихних Мюр-Мерилизах
     гнилых сельдей
     на неполный рубль.
     И снова
     смрад местечковых ям
     да крови несмытой красная медь.
     70 И голод
     в ухо орал:
     - Земля!
     Земля и труд
     или смерть! -
     Ни моря нет,
     ни куста,
     ни селеньица,
     худшее из худших мест на Руси -
     место,
     80 куда пришли поселенцы,
     палаткой взвив
     паруса парусин.
     Эту пустыню
     в усердии рьяном
     какая жрала саранча?!
     Солончаки сменялись бурьяном,
     и снова
     шел солончак.
     Кто смерит
     90 каторгу их труда?!
     Геройство - каждый дым,
     и каждый кирпич,
     и любая труба,
     и всякая капля воды.
     А нынче
     течет ручьев_а_я лазурь;
     и пота рабочего
     крупный град
     сегодня
     100 уже
     перелился в лоз_у_,
     и сочной гроздью
     повис виноград.
     Люди работы
     выглядят ровно:
     взгляни
     на еврея,
     землей полированного.
     Здесь
     110 делом растут


1 ] [ 2 ] [ 3 ] [ 4 ] [ 5 ] [ 6 ] [ 7 ] [ 8 ] [ 9 ] [ 10 ] [ 11 ] [ 12 ] [ 13 ] [ 14 ] [ 15 ] [ 16 ] [ 17 ] [ 18 ] [ 19 ] [ 20 ] [ 21 ] [ 22 ] [ 23 ] [ 24 ] [ 25 ] [ 26 ] [ 27 ] [ 28 ] [ 29 ] [ 30 ] [ 31 ] [ 32 ] [ 33 ] [ 34 ] [ 35 ] [ 36 ] [ 37 ] [ 38 ] [ 39 ] [ 40 ] [ 41 ] [ 42 ] [ 43 ] [ 44 ] [ 45 ] [ 46 ] [ 47 ] [ 48 ] [ 49 ] [ 50 ] [ 51 ] [ 52 ] [ 53 ] [ 54 ] [ 55 ] [ 56 ]

/ Полные произведения / Маяковский В.В. / Стихотворения


Смотрите также по произведению "Стихотворения":


2003-2022 Litra.ru = Сочинения + Краткие содержания + Биографии
Created by Litra.RU Team / Контакты

 Яндекс цитирования
Дизайн сайта — aminis