Войти... Регистрация
Поиск Расширенный поиск



Есть что добавить?

Присылай нам свои работы, получай litr`ы и обменивай их на майки, тетради и ручки от Litra.ru!

/ Полные произведения / Маяковский В.В. / Стихотворения

Стихотворения [43/56]

  Скачать полное произведение

    У тети Фелиции
     лицо в милиции.
     Квартхоз милиции
     Федор Овечко
     имеет
     10 в совете
     нужного человечка.
     Чин лица
     не упомнишь никак:
     главшвейцар
     или помистопника.
     А этому чину
     домами знакома
     мамаша
     машинистки секретаря райкома.
     20 У дочки ее
     большущие связи:
     друг во ВЦИКе
     (шофер в автобазе!),
     а Петров, говорят,
     развозит мужчину,
     о котором
     все говорят шепоточком, -
     маленького роста,
     огромного чина.
     30 Словом -
     он...
     Не решаюсь...
     Точка.
     2
     Тихий Михин
     пойдет к дворничихе.
     "Прошу покорненько,
     попросите дворникам.
     Дворник стукнется
     к тетке заступнице.
     40 Тетка Фелиция
     шушукнет в милиции.
     Квартхоз Овечка
     замолвит словечко.
     А главшвейцар -
     да-Винчи с лица,
     весь в бороде,
     как картина в раме, -
     прямо
     пойдет
     50 к машинисткиной маме.
     Просьбу
     дочь
     предает огласке:
     глазки да ласки,
     ласки да глазки...
     Кого не ловили на такую аферу?
     Куда ж удержаться простаку-шоферу!
     Петров подождет,
     покамест,
     60 как солнце,
     персонье лицо расперсонится:
     - Простите, товарищ,
     извинений тысячка... -
     И просит
     и молит, ласковей лани.
     И чин снисходит:
     - Вот вам записочка. -
     А в записке -
     исполнение всех желаний.
     3
     70 А попробуй -
     полазий
     без родственных связей!
     Покроют дворники
     словом черненьким.
     Обложит белолицая
     тетя Фелиция.
     Подвернется нога,
     перервутся нервы
     у взвидевших наган
     80 и усы милиционеровы.
     В швейцарской судачат:
     - И не лезь к совету:
     все на даче,
     никого нету. -
     И мама сама
     и дитя-машинистка,
     невинность блюдя,
     не допустят близко.
     А разных главных
     90 неуловимо
     шоферы
     возят и возят мимо.
     Не ухватишь -
     скользкие, -
     нелюди, а налимы.
     "Без доклада воспрещается".
     Куда ни глянь,
     "И пойдут они, солнцем палимы,
     И застонут..."
     100 Дело дрянь!
     Кто бы ни были
     сему виновниками
     - сошка маленькая
     или крупный кит, -
     разорвем
     сплетенную чиновниками
     паутину кумовства,
     протекций,
     волокит.
     [1926]
     ЛЮБОВЬ
     Мир
     опять
     цветами оброс,
     у мира
     весенний вид.
     И вновь
     встает
     нерешенный вопрос -
     о женщинах
     10 и о любви.
     Мы любим парад,
     нарядную песню.
     Говорим красиво,
     выходя на митинг.
     Но часто
     под этим,
     покрытый плесенью,
     старенький-старенький бытик.
     Поет на собранье:
     20 "Вперед, товарищи..."
     А дома,
     забыв об арии сольной,
     орет на жену,
     что щи не в наваре
     и что
     огурцы
     плоховато просолены.
     Живет с другой -
     киоск в ширину,
     30 бельем -
     шантанная дива.
     Но тонким чулком
     попрекает жену:
     - Компрометируешь
     пред коллективом. -
     То лезут к любой,
     была бы с ногами.
     Пять баб
     переменит
     40 в течение суток.
     У нас, мол,
     свобода,
     а не моногамия.
     Долой мещанство
     и предрассудок!
     С цветка на цветок
     молодым стрекозлом
     порхает,
     летает
     50 и мечется.
     Одно ему
     в мире
     кажется злом -
     это
     алиментщица.
     Он рад умереть,
     экономя треть,
     три года
     судиться рад:
     60 и я, мол, не я,
     и она не моя,
     и я вообще
     кастрат.
     А любят,
     так будь
     монашенкой верной -
     тиранит
     ревностью
     всякий пустяк
     70 и мерит
     любовь
     на калибр револьверный,
     неверной
     в затылок
     пулю пустя.
     Четвертый -
     герой десятка сражений,
     а так,
     что любо-дорого,
     80 бежит
     в перепуге
     от туфли жениной,
     простой туфли Мосторга.
     А другой
     стрелу любви
     иначе метит,
     путает
     - ребенок этакий -
     уловленье
     90 любимой
     в романические сети
     с повышеньем
     подчиненной по тарифной сетке...
     По женской линии
     тоже вам не райские скинии.
     Простенького паренька
     подцепила
     барынька.
     Он работать,
     100 а ее
     не удержать никак -
     бегает за клёшем
     каждого бульварника.
     Что ж,
     сиди
     и в плаче
     Нилом нилься.
     Ишь! -
     Жених!
     110 - Для кого ж я, милые, женился?
     Для себя -
     или для них? -
     У родителей
     и дети этакого сорта:
     - Что родители?
     И мы
     не хуже, мол! -
     Занимаются
     любовью в виде спорта,
     120 не успев
     вписаться в комсомол.
     И дальше,
     к деревне,
     быт без движеньица -
     живут, как и раньше,
     из года в год.
     Вот так же
     замуж выходят
     и женятся,
     130 как покупают
     рабочий скот.
     Если будет
     длиться так
     за годом годик,
     то,
     скажу вам прямо,
     не сумеет
     разобрать
     и брачный кодекс,
     140 где отец и дочь,
     который сын и мама.
     Я не за семью.
     В огне
     и в дыме синем
     выгори
     и этого старья кусок,
     где шипели
     матери-гусыни
     и детей
     150 стерег
     отец-гусак!
     Нет.
     Но мы живем коммуной
     плотно,
     в общежитиях
     грязнеет кожа тел.
     Надо
     голос
     подымать за чистоплотность
     160 отношений наших
     и любовных дел.
     Не отвиливай -
     мол, я не венчан.
     Нас
     не поп скрепляет тарабарящий.
     Надо
     обвязать
     и жизнь мужчин и женщин
     словом,
     170 нас объединяющим:
     "Товарищи".
     [1926]
     ПОСЛАНИЕ
     ПРОЛЕТАРСКИМ ПОЭТАМ
     Товарищи,
     позвольте
     без позы,
     без маски -
     как старший товарищ,
     неглупый и чуткий,
     поразговариваю с вами,
     товарищ Безыменский,
     товарищ Светлов,
     10 товарищ Уткин.
     Мы спорим,
     аж глотки просят лужения,
     мы
     задыхаемся
     от эстрадных побед,
     а у меня к вам, товарищи,
     деловое предложение:
     давайте,
     устроим
     20 веселый обед!
     Расстелим внизу
     комплименты ковровые,
     если зуб на кого -
     отпилим зуб;
     розданные
     Луначарским
     венки лавровые -
     сложим
     в общий
     30 товарищеский суп.
     Решим,
     что все
     по-своему правы.
     Каждый поет
     по своему
     голоску!
     Разрежем
     общую курицу славы
     и каждому
     40 выдадим
     по равному куску.
     Бросим
     друг другу
     шпильки подсовывать,
     разведем
     изысканный
     словесный ажур.
     А когда мне
     товарищи
     50 предоставят слово -
     я это слово возьму
     и скажу:
     - Я кажусь вам
     академиком
     с большим задом,
     один, мол, я
     жрец
     поэзии непролазных.
     А мне
     60 в действительности
     единственное надо -
     чтоб больше поэтов
     хороших
     и разных.
     Многие
     пользуются
     напост_о_вской тряскою,
     с тем
     чтоб себя
     70 обозвать получше.
     - Мы, мол, единственные,
     мы пролетарские... -
     А я, по-вашему, что -
     валютчик?
     Я
     по существу
     мастеровой, братцы,
     не люблю я
     этой
     80 философии н_у_довой.
     Засучу рукавчики:
     работать?
     драться?
     Сделай одолжение,
     а н_у_, давай!
     Есть
     перед нами
     огромная работа -
     каждому человеку
     90 нужное стихачество.
     Давайте работать
     до седьмого пота
     над поднятием количества,
     над улучшением качества.
     Я меряю
     по коммуне
     стихов сорта,
     в коммуну
     душа
     100 потому влюблена,
     что коммуна,
     по-моему,
     огромная высота,
     что коммуна,
     по-моему,
     глубочайшая глубина.
     А в поэзии
     нет
     ни друзей,
     110 ни родных,
     по протекции
     не свяжешь
     рифм лычк_и_.
     Оставим
     распределение
     орденов и наградных,
     бросим, товарищи,
     наклеивать ярлычки.
     Не хочу
     120 похвастать
     мыслью новенькой,
     но по-моему -
     утверждаю без авторской спеси -
     коммуна -
     это место,
     где исчезнут чиновники
     и где будет
     много
     стихов и песен.
     130 Стоит
     изумиться
     рифмочек парой нам -
     мы
     почитаем поэтика гением.
     Одного
     называют
     красным Байроном,
     другого -
     самым красным Гейнем.
     140 Одного боюсь -
     за вас и сам, -
     чтоб не обмелели
     наши души,
     чтоб мы
     не возвели
     в коммунистический сан
     плоскость раешников
     и ерунду частушек.
     Мы духом одно,
     150 понимаете сами:
     по линии сердца
     нет раздела.
     Если
     вы не за нас,
     а мы
     не с вами,
     то черта ль
     нам
     остается делать?
     160 А если я
     вас
     когда-нибудь крою
     и на вас
     замахивается
     перо-рука,
     то я, как говорится,
     добыл это кровью,
     я
     больше вашего
     170 рифмы строгал.
     Товарищи,
     бросим
     замашки торгашьи
     - моя, мол, поэзия -
     мой лабаз! -
     всё, что я сделал,
     все это ваше -
     рифмы,
     темы,
     180 дикция,
     бас!
     Что может быть
     капризней славы
     и пепельней?
     В гроб, что ли,
     брать,
     когда умру?
     Наплевать мне, товарищи,
     в высшей степени
     190 на деньги,
     на славу
     и на прочую муру!
     Чем нам
     делить
     поэтическую власть,
     сгрудим
     нежность слов
     и слова-бичи,
     и давайте
     200 без завистей
     и без фамилий
     класть
     в коммунову стройку
     слова-кирпичи.
     Давайте,
     товарищи,
     шагать в ногу.
     Нам не надо
     брюзжащего
     210 лысого парика!
     А ругаться захочется -
     врагов много
     по другую сторону
     красных баррикад.
     [1926]
     ФАБРИКА БЮРОКРАТОВ
     Его прислали
     для проведенья режима.
     Средних способностей.
     Средних лет.
     В мыслях - планы.
     В сердце - решимость.
     В кармане - перо
     и партбилет.
     Ходит,
     10 распоряжается энергичным жестом.
     Видно -
     занимается новая эра!
     Сам совался в каждое место,
     всех переглядел -
     от зава до курьера.
     Внимательный
     к самым мельчайшим крохам,
     вздувает
     сердечный пыл...
     20 Но бьются
     слова,
     как об стену горохом,
     об -
     канцелярские лбы.
     А что канцелярии?
     Внимает мошенница!
     Горите
     хоть солнца ярче, -
     она
     30 уложит
     весь пыл в отношеньица,
     в анкетку
     и в циркулярчик.
     Бумажку
     встречать
     с отвращением нужно.
     А лишь
     увлечешься ею, -
     то через день
     40 голова заталмужена
     в бумажную ахинею.
     Перепишут всё
     и, канителью исходящей нитясь,
     на доклады
     с папками идут:
     - Подпишитесь тут!
     Да тут вот подмахнитесь!..
     И вот тут, пожалуйста!..
     И тут!..
     50 И тут!.. -
     Пыл
     в чернила уплыл
     без следа.
     Пред
     в бумагу
     всосался, как клещ...
     Среда -
     это
     паршивая вещь!!
     60 Глядел,
     лицом
     белее мела,
     сквозь канцелярский мрак.
     Катился пот,
     перо скрипело,
     рука свелась
     и вновь корпела, -
     но без конца
     громадой белой
     70 росла
     гора бумаг.
     Что угодно
     подписью подляпает,
     и не разберясь:
     куда,
     зачем,
     кого?
     Собственную
     тетушку
     80 назначит римской папою.
     Сам себе
     подпишет
     смертный пригов_о_р.
     Совести
     партийной
     слабенькие писки
     заглушает
     с днями
     исходящий груз.
     90 Раскусил чиновник
     пафос переписки,
     облизнулся,
     въелся
     и - вошел во вкус.
     Где решимость?
     планы?
     и молодчество?
     Собирает канцелярию,
     загривок мыля ей.
     100 - Разузнать
     немедля
     имя-отчество!
     Как
     такому
     посылать конверт
     с одной фамилией??! -
     И опять
     несется
     мелким лайцем:
     110 - Это так-то службу мы несем?!
     Написали просто
     "прилагается"
     и забыли написать
     "при сем"! -
     В течение дня
     страну наводня
     потопом
     ненужной бумажности,
     в машину
     120 живот
     уложит -
     и вот
     на дачу
     стремится в важности.
     Пользы от него,
     что молока от черта,
     что от пшенной каши -
     золотой руды.
     Лишь растут
     130 подвалами
     отчеты,
     вознося
     чернильные пуды.
     Рой чиновников
     с недели н_а_ день
     аннулирует
     октябрьский гром и лом,
     и у многих
     даже
     140 проступают сзади
     пуговицы
     дофевральские
     с орлом.
     Поэт
     всегда
     и добр и галантен,
     делиться выводом рад.
     Во-первых:
     из каждого
     150 при известном таланте
     может получиться
     бюрократ.
     Вывод второй
     (из фельетонной водицы
     вытекал не раз
     и не сто):
     коммунист не птица,
     и незачем обзаводиться
     ему
     160 бумажным хвостом.
     Третий:
     поднять бы его за загривок
     от бумажек,
     разостланных низом,
     чтоб бумажки,
     подписанные
     прямо и криво,
     не заслоняли
     ему
     170 коммунизм.
     [1926]
     ТОВАРИЩУ НЕТТЕ
     ПАРОХОДУ И ЧЕЛОВЕКУ
     Я недаром вздрогнул.
     Не загробный вздор.
     В порт,
     горящий,
     как расплавленное лето,
     разворачивался


1 ] [ 2 ] [ 3 ] [ 4 ] [ 5 ] [ 6 ] [ 7 ] [ 8 ] [ 9 ] [ 10 ] [ 11 ] [ 12 ] [ 13 ] [ 14 ] [ 15 ] [ 16 ] [ 17 ] [ 18 ] [ 19 ] [ 20 ] [ 21 ] [ 22 ] [ 23 ] [ 24 ] [ 25 ] [ 26 ] [ 27 ] [ 28 ] [ 29 ] [ 30 ] [ 31 ] [ 32 ] [ 33 ] [ 34 ] [ 35 ] [ 36 ] [ 37 ] [ 38 ] [ 39 ] [ 40 ] [ 41 ] [ 42 ] [ 43 ] [ 44 ] [ 45 ] [ 46 ] [ 47 ] [ 48 ] [ 49 ] [ 50 ] [ 51 ] [ 52 ] [ 53 ] [ 54 ] [ 55 ] [ 56 ]

/ Полные произведения / Маяковский В.В. / Стихотворения


Смотрите также по произведению "Стихотворения":


2003-2022 Litra.ru = Сочинения + Краткие содержания + Биографии
Created by Litra.RU Team / Контакты

 Яндекс цитирования
Дизайн сайта — aminis