Войти... Регистрация
Поиск Расширенный поиск



Есть что добавить?

Присылай нам свои работы, получай litr`ы и обменивай их на майки, тетради и ручки от Litra.ru!

/ Полные произведения / Набоков В. / Дар

Дар [26/26]

  Скачать полное произведение

    высока, что даже грома мотора не было слышно.
     Она улыбнулась, приоткрыв губы, глядя вверх.
     "Сегодня?" -- спросил он, тоже глядя вверх.
     Теперь только он вступил в строй чувств, который он себе сулил, когда
    прежде думал о том, как с ней выскользнет из плена, постепенно
    утвердившегося за время их встреч, постепенно ставшего привычным, хотя был
    основан на чем-то искусственном и, в сущности, недостойном того значения,
    которое оно приобрело: теперь казалось непонятным, почему в любой из этих
    четырехсот пятидесяти пяти дней они просто не съехали со щеголевской
    квартиры, чтобы поселиться вдвоем; но вместе с тем он подразумно знал, что
    эта внешняя помеха была только предлогом, только показным приемом судьбы,
    наспех поставившей первую попавшуюся под руку загородку, чтобы тем временем
    заняться важным, сложным делом, внутренней необходимостью которого была как
    раз задержка развития, зависевшая будто бы от житейской преграды.
     Теперь (в этом белом, освещенном загончике, при золотистой близости
    Зины и при участии теплой вогнутой темноты, сразу за вырезным озарением
    петуний) он окончательно нашел в мысли о методах судьбы то, что служило
    нитью, тайной душой, шахматной идеей для едва еще задуманного "романа", о
    котором он накануне вскольз сообщал матери. Об этом то он и заговорил
    сейчас, так заговорил, словно это было только лучшее, естественнейшее
    выражение счастья, -- которое тут же, побочно, в более общедоступном
    издании, выражалось такими вещами, как бархатистость воздуха, три липовых
    изумрудных листа, попавших в фонарный свет, холод пива, лунные вулканы
    картофельного пюре, смутный говор, шаги, звезда среди развалин туч...
     "Вот что я хотел бы сделать, -- сказал он. -- Нечто похожее на работу
    судьбы в <i>нашем</i> отношении. Подумай, как она за это принялась три года с
    лишним тому назад... Первая попытка свести нас: аляповатая, громоздкая! Одна
    перевозка мебели чего стоила... Тут было что-то такое размашистое, "средств
    не жалею", -- шутка ли сказать, -- перевезти в дом, куда я только-что
    въехал, Лоренцов и всю их обстановку! Идея была грубая: через жену Лоренца
    познакомить меня с тобой, -- а для ускорения был взят Романов, позвавший
    меня на вечеринку к ним. Но тут-то судьба и дала маху: посредник был взят
    неудачный, неприятный мне, -- и получилось как раз обратное: из-за него я
    стал избегать знакомства с Лоренцами, -- так что всг это громоздкое
    построение пошло к чорту, судьба осталась с мебельным фургоном на руках,
    затраты не окупились".
     "Смотри, -- сказала Зина, -- на эту критику она может теперь обидеться
    -- и отомстить".
     "Слушай дальше. Она сделала свою вторую попытку, уже более дешевую, но
    обещавшую успех, потому что я-то нуждался в деньгах и должен был бы
    ухватиться за предложенную работу, -- помочь незнакомой барышне с переводом
    каких-то документов; но и это не вышло. Во-первых, потому что адвокат
    Чарский оказался тоже маклером неподходящим, а во-вторых, потому что я
    ненавижу заниматься переводами на немецкий, -- так что опять сорвалось.
    Тогда-то, наконец, после этой неудачи, судьба решила бить наверняка, т. е.
    прямо вселить меня в квартиру, где ты живешь, и для этого в посредники она
    выбрала уже не первого попавшегося, а человека, не только мне симпатичного,
    но энергично взявшегося за дело и не давшего мне увильнуть. В последнюю
    минуту, правда, случился затор, чуть не погубивший всего: второпях -- или
    поскупившись -- судьба не потратилась на твое присутствие во время моего
    первого посещения; я же, понимаешь, когда пять минут поговорил с твоим
    вотчимом, собственно по небрежности выпущенным из клетки, и через его плечо
    увидел ничем не привлекательную комнату, решил ее не снимать, -- и тогда, из
    крайних средств, как последний отчаянный маневр, судьба, не могшая
    немедленно мне показать тебя, показала мне твое бальное голубоватое платье
    на стуле, -- и, странно, сам не понимаю почему, но маневр удался,
    представляю себе, как судьба вздохнула".
     "Только это было не мое платье, а моей кузины Раисы, -- причем она
    очень милая, но совершенная морда, -- кажется, она мне его оставила, чтобы
    что-то снять или пришить".
     "Тогда это совсем остроумно. Какая находчивость! Всг самое
    очаровательное в природе и искусстве основано на обмане. Вот видишь --
    начала с ухарь-купеческого размаха, а кончила тончайшим штрихом. Разве это
    не линия для замечательного романа? Какая тема! Но обстроить, завесить,
    окружить чащей жизни -- моей жизни, с моими писательскими страстями,
    заботами".
     "Да, но это получится автобиография, с массовыми казнями добрых
    знакомых".
     "Ну, положим, -- я это всг так перетасую, перекручу, смешаю, разжую,
    отрыгну... таких своих специй добавлю, так пропитаю собой, что от
    автобиографии останется только пыль, -- но такая пыль, конечно, из которой
    делается самое оранжевое небо. И не сейчас я это напишу, а буду еще долго
    готовиться, годами, может быть... Во всяком случае, сперва примусь за
    другое, -- хочу кое-что по-своему перевести из одного старинного
    французского умницы, -- так, для окончательного порабощения слов, а то в
    моем "Чернышевском" они еще пытаются голосовать".
     "Это всг чудно, -- сказала Зина. -- Это мне всг страшно нравится. Я
    думаю, ты будешь таким писателем, какого еще не было, и Россия будет прямо
    изнывать по тебе, -- когда слишком поздно спохватится... Но любишь ли ты
    меня?".
     "То, что говорю, и есть в некотором роде объяснение в любви", --
    ответил Федор Константинович.
     "Мне мало "некоторого рода". Знаешь, временами я, вероятно, буду дико
    несчастна с тобой. Но в общем-то мне всг равно, иду на это".
     Она улыбнулась, широко раскрыв глаза и подняв брови, а потом слегка
    откинулась на своем стуле и стала пудрить подбородок и нос.
     "Ах, я должен тебе сказать, -- это великолепно, -- есть у него
    знаменитое место, которое кажется, могу сказать наизусть, если не собьюсь,
    не перебивай меня, перевод еще приблизительный: был однажды человек... он
    жил истинным христианином; творил много добра, когда словом, когда делом, а
    когда молчанием; соблюдал посты; пил воду горных долин (это хорошо, --
    правда?); питал дух созерцанием и бдением; прожил чистую, трудную, мудрую
    жизнь; когда же почуял приближение смерти, тогда, вместо мысли о ней, слез
    покаяния, прощаний и скорби, вместо монахов и черного нотария, созвал гостей
    на пир, акробатов, актеров, поэтов, ораву танцовщиц, трех волшебников,
    толленбургских студентов-гуляк, путешественника с Тапробаны, осушил чашу
    вина и умер с беспечной улыбкой, среди сладких стихов, масок и музыки...
    Правда, великолепно? Если мне когда-нибудь придется умирать, то я хотел бы
    именно так".
     "Только без танцовщиц", сказала Зина.
     "Ну, это просто символ веселого общества... Может быть, теперь
    пойдем?".
     "Надо заплатить, -- сказала Зина. -- Кликни его".
     После этого у них осталось одиннадцать пфеннигов, считая почерневшую
    монетку, которую она на-днях подобрала с панели: приносит счастье. Когда они
    пошли по улице, он почувствовал быструю дрожь вдоль спины и -- опять
    стеснение чувств, но уже в другом, томном, преломлении. До дому было минут
    двадцать тихой ходьбы, и сосало под ложечкой от воздуха, от мрака, от
    медового запаха цветущих лип. Этот запах таял, заменяясь черной свежестью,
    от липы до липы, и опять, под ждущим шатром, наростало душное, пьяное
    облако, и Зина, напрягая ноздри, говорила: "ах... понюхай", -- и опять
    преснел мрак, и опять наливался медом. Неужели сегодня, неужели сейчас? Груз
    и угроза счастья. Когда я иду так с тобой, медленно-медленно, и держу тебя
    за плечо, всг немного качается, шум в голове, и хочется волочить ноги,
    соскальзывает с пятки левая туфля, тащимся, тянемся, туманимся, -- вот-вот
    истаем совсем... И всг это мы когда-нибудь вспомним, -- и липы, и тень на
    стене, и чьего-то пуделя, стучащего неподстриженными когтями по плитам ночи.
    И звезду, звезду. А вот площадь и темная кирка с желтыми часами. А вот, на
    углу -- дом.
     Прощай-же, книга! Для видений -- отсрочки смертной тоже нет. С колен
    поднимется Евгений, -- но удаляется поэт. И всг-же слух не может сразу
    расстаться с музыкой, рассказу дать замереть... судьба сама еще звенит, -- и
    для ума внимательного нет границы -- там, где поставил точку я: продленный
    призрак бытия синеет за чертой страницы, как завтрашние облака, -- и не
    кончается строка.


Добавил: lenadrshenk

1 ] [ 2 ] [ 3 ] [ 4 ] [ 5 ] [ 6 ] [ 7 ] [ 8 ] [ 9 ] [ 10 ] [ 11 ] [ 12 ] [ 13 ] [ 14 ] [ 15 ] [ 16 ] [ 17 ] [ 18 ] [ 19 ] [ 20 ] [ 21 ] [ 22 ] [ 23 ] [ 24 ] [ 25 ] [ 26 ]

/ Полные произведения / Набоков В. / Дар


Смотрите также по произведению "Дар":


2003-2020 Litra.ru = Сочинения + Краткие содержания + Биографии
Created by Litra.RU Team / Контакты

 Яндекс цитирования
Дизайн сайта — aminis