Войти... Регистрация
Поиск Расширенный поиск



Есть что добавить?

Присылай нам свои работы, получай litr`ы и обменивай их на майки, тетради и ручки от Litra.ru!

/ Полные произведения / Азимов А. / КОСМИЧЕСКИЕ ТЕЧЕНИЯ

КОСМИЧЕСКИЕ ТЕЧЕНИЯ [7/28]

  Скачать полное произведение

    - Вот и вся история, Рик. Знакомо ли вам что-нибудь в ней?
     - Я помню последнюю часть, - медленно произнес Рик. - Последние несколько дней. Я вспоминаю кое-что из прошлого... Это очень смутно... Но это все.
     - Но вы вспоминаете прошлое? Вы вспоминаете опасность для Флорины?
     - Да, да. Это первое, что я вспомнил.
     - А что было потом? Вы опустились на Сарке и встретили одного человека...
     - Не могу. Не могу вспомнить! - Рик застонал.
     - Попытайтесь! Попытайтесь!
     Рик взглянул на него, весь побелев, с мокрым лицом.
     - Я помню одно слово.
     - Какое слово, Рик?
     - У него нет смысла.
     - Все равно скажите.
     - Оно связано со столом. Давно, очень давно. Очень смутно. Я сидел. Кажется, кто-то другой тоже сидел. Потом он встал и смотрел на меня сверху вниз. И тут было слово.
     Эбл спросил терпеливо:
     - Какое слово?
     Рик сжал кулаки и прошептал:
     - Файф!
     ОБВИНИТЕЛЬ
     - Покончим с этой комедией! - прорычал Файф.
     - Почему вы называете это комедией? - почти закричал Эбл.
     - А разве не так? Я согласился на эту встречу главным образом потому, что вы говорили об опасности для Флорины. Я отказался бы, если бы предвидел, что на этом совещании меня самого будут судить предатели и убийцы, играющие роль и прокурора и судьи.
     Эбл произнес с ледяной учтивостью:
     - Это не суд, Сквайр. Доктор Джунц пришел, чтобы выручить члена МКБ, это его право и обязанность. Я - для того, чтобы защитить интересы Трантора в смутное время. У меня нет сомнений относительно этого человека, Рика: он и есть пропавший космоаналитик. Мы можем кончить эту часть совещания немедленно, если вы согласитесь отдать Рика доктору Джунцу для дальнейших исследований, включая проверку медицинских характеристик. Разумеется, нам понадобится ваша дальнейшая помощь. Нужно найти преступника, произведшего зондирование, и установить гарантии против повторения таких актов в будущем.
     - Вот так речь! - усмехнулся Файф. - Ваши планы видны насквозь. Что будет, если я выдам этого человека? Тогда, наверное, МКБ сумеет найти в нем именно то, что хочет найти. Оно называет себя межзвездным учреждением без всяких местных связей. Но разве не факт, что Трантор финансирует две трети годового бюджета МКБ?
     И что же оно найдет? Это тоже очевидно. Память вернется к этому человеку медленно. МКБ будет выпускать ежедневные бюллетени. Мало-помалу он будет вспоминать все новые и новые нужные подробности. Сначала мое имя. Потом мою внешность. Потом мои точные слова. Меня торжественно признают виновным. Будут потребованы репарации, и Трантор будет вынужден оккупировать Сарк. Временно, разумеется. Потом оккупация станет постоянной.
     Но есть границы, которых не может перейти никакой шантаж. Ваш шантаж, господин посланник, дошел до них. Если этот человек нужен вам, пусть за ним прилетит весь флот Трантора!
     - О силе не может быть и речи, - сказал Эбл. - Но я замечаю, что вы тщательно избегаете отрицать значение того, что космоаналитик сказал под конец.
     - Это ничего не значит. Имя Файфа - великое имя на Сарке. Даже если предположить, что так называемый космоаналитик правдив, у него в распоряжении был целый год, чтобы услышать это имя на Флорине. Он прибыл на Сарк в корабле, везшем мою дочь, это еще лучшая возможность, чтобы услышать имя Файф. Разве не естественно, что это имя слилось с его смутными воспоминаниями? Конечно, он может и не говорить правды. Эти постепенные откровения могут быть и заученными.
     - Слушайте, слушайте! - закричал Рик, вырвавшись из цепких рук Валоны.
     - Еще одно откровение, кажется, - заметил Файф.
     - Слушайте. Мы сидели за столом. В чае было зелье. Мы ссорились. Не помню, из-за чего. Потом я не мог шевелиться. Мог только сидеть. Не мог говорить. Мог только думать: "Великий Космос, меня опоили". Мне хотелось вскочить, и закричать, и убежать, но я не мог. Потом другой, Файф, подошел ко мне. Он стоял и возвышался надо мной. А я не мог ничего сказать. Не мог ничего сделать. Мог только смотреть, подняв на него глаза.
     - Повернитесь и взгляните на него! - быстро сказал Джунц. - Вы его знаете?
     Рик обернулся к Сквайру Файфу. С минуту он пристально смотрел на него, потом отвернулся.
     - Теперь вы вспоминаете?
     - Нет! Нет!
     Файф сделал свирепую гримасу.
     - Ваш человек забыл свою роль, или же его история станет более вероятной, если он вспомнит мое лицо в следующий раз?
     - Я никогда не видел этого человека, и никогда не говорил с ним, - возразил Джунц. - Я ищу только правду.
     - Тогда могу ли я задать несколько вопросов?
     - Задавайте.
     - Благодарю вас за любезность. Теперь ты, Рик, или как там тебя зовут...
     - Да, сударь?
     - Ты помнишь человека, который подходил к тебе из-за стола, пока ты сидел, оглушенный и беспомощный?
     - Да, сударь.
     - Последнее, что ты помнишь, это то, что человек смотрел на тебя сверху вниз?
     - Да, сударь.
     - А ты смотрел на него снизу вверх или пытался смотреть?
     - Да, сударь.
     - Сядь.
     Рик повиновался.
     Некоторое время Файф не делал ничего. Безгубый рот у него сжался, мускулы под иссиня-черной тенью на щеках и подбородке напряглись. Потом он соскользнул с кресла.
     Соскользнул вниз! Словно опустился под столом на колени. Но он вышел из-за стола, и тогда стало ясно, что он стоит.
     Голова у Джунца закружилась. Человек, такой большой и величественный, пока сидел, внезапно превратился в жалкого карлика.
     Уродливые ноги Файфа двигались с усилием, неуклюже неся его крупное тело и голову. Лицо у него налилось кровью, но глаза сохранили высокомерное выражение.
     Рик сидел, Файф стоял, но они смотрели друг другу в глаза на одном уровне.
     - Могу ли я быть этим человеком? - спокойно спросил Файф.
     - Нет, сударь.
     - Ты уверен?
     - Да, сударь.
     - Ты все-таки говоришь, что помнишь имя "Файф"?
     - Я помню это имя, - настойчиво ответил Рик.
     - Значит, кто-то ложно воспользовался моим именем?
     - Да, должно быть.
     Файф повернулся, медленно, с достоинством вернулся к столу и вскарабкался на свое кресло.
     - С тех пор как я стал взрослым человеком, я никому еще не позволял видеть меня стоящим. Есть у вас основания продолжать совещание?
     Вот тогда заговорил Джунц:
     - Мне кажется, надо продолжать совещание. Ведь Рика подвергли зондированию не просто потому, что он космоаналитик!
     - Вот и спросите его сами: почему его психозондировали, - сказал Файф.
     - Разумеется, он не вспомнит, - гневно возразил Джунц. - Психозонд действует всего сильнее на наиболее логические цепи суждений, хранящиеся в мозгу. И все же стоит спросить у него об опасности, нависшей над Флориной. Итак, что вы помните, Рик?
     - Только то, что была опасность и что она связана с космическими течениями, - пробормотал Рик.
     Наступило молчание, которое снова нарушил Джунц:
     - Вы говорили, что не доверяете показаниям, как вы их называете, туземцев. Но у нас есть один человек - не простой туземец. Мне кажется, он показал достаточно ясно, что не похож на почтительного флоринианина. Пора уже задать и ему несколько вопросов. Если он окажется упрямым и ненадежным, мы можем рассмотреть заявление о его выдаче Сарку.
     Теренс, до сих пор упрямо рассматривавший пальцы на своих сжатых руках, бросил беглый взгляд на Джунца.
     - Рик был в вашем поселке с тех пор, как его впервые нашли на Флорине, не так ли?
     - Да.
     - И вы были в поселке все это время? То есть вам не приходилось уезжать по делам надолго, да?
     - Резиденты не ездят по делам. Все их дела - в поселке.
     - Кто именно из Сквайров посещал ваш поселок в прошлом году?
     - Откуда мне знать? Я не могу ответить на этот вопрос: Сквайры - это Сквайры, а туземцы - это туземцы. Для вас я Резидент, для них всегда туземец. Я не встречаю их у ворот и не проверяю документы.
     - Кому принадлежат ваши земли?
     - Сквайру Файфу.
     Стин вмешался совершенно неожиданно:
     - О, послушайте! Право! С такими расспросами вы играете на руку Файфу, доктор Джунц. Разве вы не видите, что никуда не придете? Неужели Файф заинтересован в слежке за этим человеком, неужели он возьмет на себя труд летать на Флорину и обратно? А зачем тогда патрульные?
     - В подобном случае, - сказал Джунц, - когда экономика и, может быть, физическая сохранность планеты зависят от мозга одного человека, тот, кто применил зондирование, естественно, не станет доверять патрульным.
     - Даже если он уничтожил этот мозг? - спросил, улыбаясь, Файф.
     Эбл выпятил нижнюю губу и нахмурился. Его последняя ставка уплывала, как и все прочие, в руки Файфа.
     Помощь пришла неожиданно со стороны угрюмо молчавшей Валоны:
     - Я хочу сказать что-то.
     - Говори, девушка. В чем дело? - сказал Джунц.
     - Я только крестьянская девушка. Пожалуйста, не сердитесь на меня. Мне просто кажется, что все может быть по-другому. Был ли мой Рик таким важным? Ну, этим, космоаналитиком?
     - Я думаю, был.
     - Тогда это должно быть так, как вы говорили. Тот, кто поместил его на Флорину, не смел потом ни на минуту потерять его из виду. Я хочу сказать, чтобы Рика не бил начальник фабрики, чтобы дети не забрасывали его камнями, чтобы он не заболел и не умер. Его не оставили бы беспомощным в поле, где он мог умереть раньше, чем его найдут, верно? Не полагались бы только на удачу, чтобы он остался жив. - Она говорила напряженно и медленно.
     - Продолжай, - сказал Джунц, наблюдая за ней.
     - Потому что есть человек, следивший за Риком с самого начала. Он нашел его в полях, он устроил так, чтобы я заботилась о нем, он знал о каждом его дне. Он даже знал все о докторе, потому что я рассказала ему. Это он! Он! - Ее голос поднялся до крика, а рука твердо указывала на Мирлина Теренса, Резидента.
     И на этот раз даже сверхчеловеческое спокойствие Файфа изменило ему. Его руки сжались на краю стола, массивное тело приподнялось над креслом, а голова быстро повернулась к Резиденту.
     ПОБЕДИТЕЛИ
     Все были поражены словно параличом.
     Потом раздался пронзительный смех Стина.
     - Я верю, - хохотал Стин. - Я все время говорил это. Я говорил, что туземец был нанят Файфом. Теперь вы видите, что за человек Файф. Он нанял туземца, чтобы...
     - Это адская ложь!
     Говорил не Файф, а Резидент. Он вскочил, и глаза у него пылали от возбуждения.
     - Что - ложь? - спросил Эбл.
     Теренс некоторое время смотрел на него, не понимая, потом ответил, задыхаясь:
     - То, что сказал Сквайр. Никто из саркитов не платит мне.
     - А то, что сказала девушка? Это тоже ложь?
     - Нет. Правда. Психозонд применял я. Не смотри на меня так, Лона! Я не хотел повредить Рику. Я не хотел ничего того, что случилось.
     - Все подстроено, - возмутился Файф. - Не знаю в точности ваших замыслов, Эбл, но для этого преступника явно невозможно включить в свою биографию и это преступление. Как известно, только Великий Сквайр может обладать достаточными познаниями и возможностями. Или вы хотите спасти своего наемника, Стин, подстраивая ложные признания?
     - Я не беру денег и от Трантора, - сказал Резидент. - Но если хотите знать, что произошло, я расскажу вам. В конце концов либо Сарк, либо Трантор, так что пропадай все! По крайней мере у меня будет случай высказаться. - Он указал на Файфа. - Вот это - Великий Сквайр. Только Великий Сквайр, говорит Файф, может обладать достаточными познаниями и возможностями, чтобы сделать то, что сделал преступник. Он сам верит в это. А что он умеет? Что умеет любой из саркитов?
     Они не участвуют в управлении. Управляют флориниане! Управляет Флоринианская Гражданская Служба. Флориниане получают бумаги, пишут бумаги, раскладывают бумаги. А бумаги управляют Сарком. Конечно, большинство из нас слишком забито, чтобы даже пищать, но знаете ли вы, что мы можем сделать, если захотим, под самым носом у наших проклятых Сквайров? Ну вот, посмотрите, что сделал я.
     Год назад я временно был начальником движения в космопорте. Это записано в моем послужном списке. Вам придется немножко порыться, чтобы найти это, так как официальным начальником движения был саркит. Официальное звание было у него, а всю работу делал я. Мое имя можно отыскать лишь в специальном отделе с пометкой "Туземный персонал". Ни один саркит не стал бы пачкать глаз, заглядывая туда.
     Когда местное отделение МКБ прислало сообщение космоаналитика, предлагая встретить корабль с каретой "Скорой помощи", эти сведения получил я. Согласитесь: не так уж часто приходится слышать о гибели Флорины.
     Я договорился встретиться с космоаналитиком в маленьком пригородном порту. Сделать это было легко. Все рычаги и нити, приводившие в движение Сарк, были к меня в кулаке.
     Я встретил космоаналитика, спрятал его и от Сарка и от МКБ. Я выжал из него все сведения, сколько мог, и решил использовать их ради Флорины и против Сарка.
     У Файфа невольно вырвался вопрос:
     - Так это ты послал первые письма?
     - Я посылал эти первые письма, Великий Сквайр, - спокойно произнес Теренс. - Я думал, что смогу овладеть достаточной долей кыртовых площадей, чтобы поставить Трантору свои условия и прогнать саркитов с моей планеты.
     - Ты с ума сошел!
     - Возможно. Во всяком случае, ничего не по-лучилось. Я сказал космоаналитику, что я Файф. Это было необходимо, ибо он знал, что Файф - крупнейший человек на планете, и, пока он считал меня Файфом, он говорил открыто.
     К несчастью, у него терпения еще меньше, чем у меня. Он упорно требовал свидания с представителем МКБ. Мне было трудно справиться с ним, пришлось прибегнуть к зондированию. Зонд я смог достать. Как с ним обращаться, я видел в госпиталях. Я знал о нем немного. К несчастью, недостаточно. Я настроил зонд так, чтобы убрать страх и тревогу из верхних слоев его разума. Это была простая операция. Я до сих пор не знаю, что произошло. Вероятно, страх и тревога лежали глубже, очень глубоко, и зонд автоматически следовал за ними, попутно разрушая весь сознательный разум. На руках у меня осталось лишенное разума существо... Я сожалею, Рик... Итак, космоаналитик остался совершенно беспомощным. Нельзя было позволять, чтобы его нашел кто-нибудь, кто мог бы разузнать насчет его личности. Нельзя было и убивать его. Я был уверен, что память к нему вернется, а мне его знания еще были нужны.
     Я устроил так, что меня послали на Флорину Резидентом, и взял с собою космоаналитика с поддельными документами. Я устроил так, что его нашли, и выбрал Валону, чтобы ходить за ним. С тех пор опасностей не было, кроме одного раза с доктором. Тогда мне пришлось пойти на силовые станции Верхнего Города. Там инженерами были саркиты, но у входа стояли флориниане. На Сарке я узнал о механизмах энергии достаточно, чтобы закоротить силовую линию. С тех пор убивать мне стало легко. Но я никогда не думал, что доктор держит копии карточек в обеих половинах своего кабинета. А подумать было бы нужно. Потом, сто часов назад, - а кажется, будто сто лет, - Рик начал вспоминать снова. Ну, вот и все. Джунц прав.
     Теперь смотрите. Только я знаю, где находятся бумаги Рика. Ни один саркит, ни один транторианин никогда не найдет их. Если они вам нужны, вы должны мне дать политическое убежище. Саркит или транторианин могут называть себя патриотами; почему не может флоринианин?
     - Мы не отдадим вас Сарку, - сказал Джунц. - За вред, нанесенный космоаналитику, вас будут судить. Я не могу гарантировать исхода, но если вы пойдете нам навстречу, то это зачтется в вашу пользу.
     Теренс испытующе поглядел на Джунца.
     - Попытаюсь поверить вам, доктор... По словам космоаналитика, солнце Флорины вошло в стадию, предшествующую взрыву новой звезды.
     - Как? - Это восклицание вырвалось у всех, кроме Валоны.
     - Оно готово бабахнуть и взорваться, - насмешливо произнес Теренс. - А когда это случится, то вся Флорина исчезнет, как облачко табачного дыма.
     - Я не космоаналитик, но слышал, что невозможно предсказать, когда звезда взорвется, - сказал Эбл.
     - Это верно. Объяснял ли вам Рик, почему он так думает? - спросил Джунц.
     - Вероятно, в его бумагах это сказано. Я помню только что-то об углеродном течении.
     - Что такое?
     - Он все время твердил: "Углеродное космическое течение. Углеродное космическое течение". Это и еще что-то о "каталитическом эффекте". Вот и все.
     Стин хихикнул. Файф нахмурился. Джунц широко открыл глаза.
     Потом Джунц пробормотал:
     - Простите, я сейчас вернусь. - Он вышел из куба приемника и исчез.
     Он вернулся через четверть часа.
     Вернувшись, Джунц изумленно огляделся. В комнате были только Эбл и Файф.
     - Мы ждали вас, доктор Джунц, - сказал Эбл. - Космоаналитик и девушка находятся на пути в посольство. Совещание окончено.
     - Окончено? Великий Космос, мы только начали! Я хочу объяснить вам условия взрыва новой звезды.
     Эбл смущенно задвигался в кресле.
     - В этом нет надобности, доктор.
     - Это очень нужно. Это необходимо. Дайте мне пять минут.
     - Пусть говорит, - произнес Файф. Он улыбался.
     - Начнем сначала. В самых ранних научных записях Галактической цивилизации уже отмечалось, что звезды получают свою энергию от ядерных превращений в своих недрах. Было известно также, что, насколько мы знаем относительно условий в недрах звезд, их энергия получается от двух, и только двух, типов ядерных реакций. Оба ведут к превращению водорода в гелий. Первая реакция - прямая: два ядра водорода соединяются с двумя нейтронами, давая одно ядро гелия. Вторая - проходит несколько фаз. Она кончается тем, что водород превращается в гелий, но в промежуточных фазах участвуют ядра углерода. Эти ядра не используются, но снова образуются в ходе реакции, так что ничтожное количество углерода участвует в ней снова и снова, служа для превращения в гелий огромных количеств водорода. Иначе говоря, углерод действует как катализатор. Все это было известно еще в доисторические времена, еще когда человечество было привязано к одной планете, если такое время когда-нибудь было.
     - Если это известно всем, - заметил Файф, - вы лишь тратите время.
     - Но это все, что мы знаем. Идет ли в звездах только одна из этих реакций или обе, это никогда не было известно. Всегда существовали школы, предпочитавшие либо ту либо другую теорию. Но обычно общее мнение склонялось к непосредственному превращению водорода в гелий, как более простому.
     Так вот, теория Рика должна была быть следующей. Непосредственное превращение водорода в гелий - это нормальный источник звездной энергии, но в некоторых условиях начинает участвовать и углеродный катализ, подстегивая этот процесс, ускоряя его, разогревая звезду.
     В пространстве есть течения. Вы это тоже знаете. Некоторые из них - углеродные. Звезды, проходя сквозь течения, захватывают из них несчетные количества атомов. Однако общая масса захваченных атомов микроскопически мала в сравнении с массой самой звезды и ничуть не влияет на нее. Кроме углерода! Звезда, проходящая сквозь течение с повышенным содержанием углерода, становится устойчивой. Я не знаю, сколько лет, или столетий, или миллионолетий нужно, чтобы атомы углерода просочились в недра земли, но для этого, вероятно, нужно много времени. Это означает, что углеродное течение должно быть широким, а звезда - входить в него под малым углом. Во всяком случае, как только количество углерода, просочившегося в звезду, перешло известный критический уровень, излучение звезды внезапно и резко возрастает. Внешние слои разлетаются в чудовищном взрыве, и рождается новая звезда. Что вы скажете?
     Джунц ждал.
     - Вы придумали все это за две минуты, на основании туманной фразы, которую, судя по воспоминаниям Резидента, космоаналитик произнес год тому назад?
     - Да. Да. В этом нет ничего удивительного. Космический анализ готов к этой теории. Если бы ее не выдвинул Рик, то вскоре выдвинул бы кто-нибудь другой. Действительно, подобные теории предлагались и раньше, но их никогда не принимали всерьез. Их выдвигали еще до того, как развилась техника космического анализа, и ни одна не была в состоянии объяснить внезапный рост содержания углерода в данной звезде.
     Но теперь мы знаем: углеродные течения существуют. Мы можем нанести их пути на карту, узнать, какие звезды входили в них за последние десятки тысяч лет, проверить и сравнить это с записями появления новых звезд и изменения радиации. Именно это должен был сделать Рик. Таковы должны были быть расчеты и наблюдения, которые он пытался показать Резиденту. Но все это сейчас неважно. Важно вот что: надо начать немедленную эвакуацию Флорины.
     - Я так и думал, что дойдет до этого, - сдержанно произнес Файф.
     - Простите, Джунц, - сказал Эбл, - но это невозможно.
     - Почему невозможно?
     - Когда взорвется солнце Флорины?
     - Не знаю. Судя по тревоге Рика год назад, я сказал бы, что времени у нас мало.
     - Но вы можете установить срок?
     - Конечно, нет.
     - Когда вы сможете установить его?
     - Не могу сказать. Даже если мы получим расчеты Рика, их все нужно будет проверить.
     - Можете ли вы ручаться, что теория космоаналитика окажется верной?
     Джунц нахмурился.
     - Я лично в этом уверен, но никакой ученый не станет ручаться за теорию заранее.
     - Тогда выходит, что вы требуете эвакуации Флорины на основании простых рассуждений!
     - Я думаю, что жизнь населения всей планеты - это не такая вещь, которой можно рисковать.
     - Если бы Флорина была обычной планетой, я согласился бы с вами. Но Флорина - это источник кырта для всей Галактики. То, чего вы требуете, невозможно.
     - Господа, тайна дешевого кырта скоро будет у нас в руках. Через год кыртовой монополии не станет.
     - Что вы хотите сказать?
     - Вот теперь совещание дошло до самого существенного, Файф. Из всех обитаемых планет кырт растет только на Флорине. Так что весьма вероятно, что кырт и предвзрывная стадия взаимосвязаны. Ведь другого солнца, готового взорваться, в Галактике нет, как, впрочем, и других кыртовых планет.
     - Чепуха, - сказал Файф.
     - Разве? Должна же быть какая-то причина, почему кырт - это кырт на Флорине и хлопок - во всех других мирах. Ученые давно пытались получить кырт искусственно на других планетах, но эти попытки шли вслепую, а потому не удались. Теперь мы будем знать, что это может быть показателем предвзрывного состояния звезды.
     - Они пытались повторить картину излучений солнца Флорины, - гневно сказал Файф.
     - Да, с помощью электрических дуг, дававших только видимую и ультрафиолетовую часть спектра. А что можно сказать об инфракрасной части и за ее пределами? О магнитных полях? Об эмиссии электронов? О влиянии космических лучей? Я не физический биохимик, так что тут могут быть и такие факторы, о которых я ничего не знаю. Но этим займутся - и по всей Галактике - люди, знакомые с физической биохимией. Через год, ручаюсь вам, решение будет найдено.
     - Блеф! - проворчал Файф.
     - Сквайр Файф, через год ваши владения на Флорине потеряют всякую ценность, с новой звездой или без нее. Продайте их. Продайте всю Флорину. Трантор заплатит.
     - Купить целую планету? - в отчаянии спросил Эбл.
     - Почему бы и нет? Средства у Трантора есть, а симпатии населения всей Галактики окупят расходы тысячекратно. Вы спасете сотни миллионов жизней, дадите всем дешевый кырт.
     - Я подумаю, - произнес Эбл.
     Он взглянул на Файфа. Глаза Сквайра опустились. После долгого молчания он тоже сказал:
     - Я подумаю.
     Джунц хрипло рассмеялся.
     - Не думайте слишком долго. История с кыртом распространится быстро. Ее ничем не остановить. А тогда ни у кого из вас не будет свободы действий. Лучше поторгуйтесь сейчас!
     Резидент выглядел подавленным.
     - Это верно? - повторял он. - Действительно так? Флорины не будет?
     - Это верно, - сказал Джунц.
     Теренс протянул руки, потом уронил их.
     - Если вам нужны Риковы бумаги, то они спрятаны в статистических карточках у меня дома. Я взял старые карточки, за сто лет назад и раньше. Никому и в голову не пришло бы заглядывать в них.
     - Послушайте, - сказал Джунц. - Я уверен: мы можем договориться с МКБ. Нам нужен человек на Флорине, человек, знающий флориниан, могущий объяснить им все факты, знающий, как организовать эвакуацию, как выбрать самые подходящие планеты для переселения. Хотите помочь вам?
     - То есть загонять дичь для вас? И спасти шкуру от кары за убийство? Почему нет? - Глаза Резидента вдруг наполнились слезами. - Но я все-таки теряю. У меня не будет дома, не будет планеты. Мы все теряем. Флориниане теряют планету, саркиты теряют богатство, Трантор - возможность захватить это богатство. Выигрыша нет ни у кого.
     - Если только не считать, - мягко произнес Джунц, - что в новой Галактике - в Галактике, избавленной от угрозы неустойчивых звезд, в Галактике, где кырт есть для всех, в Галактике, так приблизившейся к политическому объединению, - выигравшие все-таки есть. Целый квадрильон их. Обитатели Галактики - вот победители!
     ЭПИЛОГ. ЧЕРЕЗ ГОД
     - Рик! Рик! - Селим Джунц кинулся к кораблю, протягивая руки. - И Лона! Я бы никогда не узнал вас обоих. Как живете? Как поживаете?
     - Как нельзя лучше. Наше письмо попало к вам, я вижу, - сказал Рик.
     - Конечно. Расскажите мне, что вы обо всем этом думаете?
     Они возвращались вместе, шли к кабинету Джунца.
     Валона сказала печально:
     - Мы были сегодня утром в своем поселке. Поля такие пустые!
     Она была одета скорее как женщина Империи, чем как флоринианская крестьянка.
     - Сколько уже эвакуировано меньше чем за год! - сказал Рик.
     - Мы стараемся, как можем, Рик. О, я думаю, вас нужно называть вашим настоящим именем!
     - Пожалуйста, не надо. Я никогда к нему не привыкну. Я - Рик. Это единственное имя, какое я помню.
     - Решили вы, когда вернетесь к космоанализу? - спросил Джунц.
     Рик покачал головой.
     - Да, я решил, но решил не возвращаться. Эта часть памяти исчезла навсегда. Но мне безразлично. Я вернусь на Землю... Кстати, я надеялся, что встречусь с Резидентом.
     - Кажется, не встретитесь. Он решил уехать сегодня. Кажется, ему не хотелось видеть вас. Он чувствует себя виноватым. У вас нет к нему враждебных чувств?
     - Нет. Он хотел сделать хорошо, и он во многом изменил мою жизнь к лучшему. Прежде всего я узнал Лону. - Он обнял ее за плечи. Валона взглянула на него и улыбнулась. - Резидент настроил психозонд так, чтобы устранить чувство тревоги, но не позаботился об интенсивности. Да, мне уже нельзя быть космоаналитиком. Зато я вернусь на Землю. Я могу работать, а люди там всегда нужны.
     - А я теперь - женщина Земли, - сказала Валона.
     Рик посмотрел на горизонт. Верхний Город был ярким, как всегда, но людей там не было.
     - Много еще осталось на Флорине? - спросил он.
     - Миллионов двадцать, - ответил Джунц. - Переселение находится еще в самой начальной стадии. Большинство переселенцев живет на соседних планетах во временных лагерях. Это неизбежные трудности.
     - Когда отсюда уйдет последний человек?
     - Конечно, никогда.
     - Не понимаю.
     - Резидент неофициально попросил разрешения остаться. Ему разрешили, тоже неофициально. Общественность об этом не узнает.
     - Остаться? - Рик был поражен. - Но, во имя всей Галактики, зачем?
     - Не знаю, - ответил Селим Джунц, - но, кажется, вы объяснили это, когда говорили о Земле. Он чувствует то же, что и вы. "Я не могу, - говорит он, - даже допустить мысли о том, чтобы дать Флорине умереть в одиночестве."
     Айзек Азимов. Звезды как пыль
     1. ШЕЛЕСТЯЩАЯ СПАЛЬНЯ
     Спальня вкрадчиво шелестела. Звук был едва слышим, однако вполне отчетлив: в нем шуршала смерть.
     Но не это разбудило Байрона Фаррилла и прервало его тяжелый мутный сон. Он беспокойно замотал головой из стороны в сторону, пытаясь отогнать от себя назойливое трещание, исходящее с дальнего конца стола.
     Не раскрывая глаз, Байрон неуклюже поднял руку и взял трубку.
     - Алло, - промямлил он.
     Из трубки загремел голос. Он был резким и пронзительным, но Байрон был сейчас не в состоянии уменьшить громкость.
     - Могу я поговорить с Байроном Фарриллом? - заорал голос.
     Байрон раздраженно сказал:
     - Говорите. Что вам нужно?
     Голос настойчиво повторил:
     - Могу я поговорить с Байроном Фарриллом?
     Байрон открыл глаза, пытаясь вглядеться в темноту. Он одновременно ощутил неприятную сухость во рту и спертый воздух, заполнявший комнату.
     - Говорите. Кто это?
     Будто не слыша его, голос продолжал громко вопрошать:
     - Есть здесь кто-нибудь? Мне необходимо поговорить с Байроном Фарриллом!
     Байрон приподнялся, опираясь на локоть, тяжело встал и заковылял к слабо светившемуся экрану видеофона. Он нажал кнопку, и маленький экран ярко вспыхнул.
     - Я здесь, - буркнул он, узнав в появившейся на экране фигуре Сандера Джоунти. - Но лучше бы ты дождался утра, Джоунти.
     Рука его уже почти нащупала выключатель, когда Джоунти вновь заговорил:
     - Алло! Алло! Есть здесь кто-нибудь? Это комната 526? Алло!


1 ] [ 2 ] [ 3 ] [ 4 ] [ 5 ] [ 6 ] [ 7 ] [ 8 ] [ 9 ] [ 10 ] [ 11 ] [ 12 ] [ 13 ] [ 14 ] [ 15 ] [ 16 ] [ 17 ] [ 18 ] [ 19 ] [ 20 ] [ 21 ] [ 22 ] [ 23 ] [ 24 ] [ 25 ] [ 26 ] [ 27 ] [ 28 ]

/ Полные произведения / Азимов А. / КОСМИЧЕСКИЕ ТЕЧЕНИЯ


2003-2022 Litra.ru = Сочинения + Краткие содержания + Биографии
Created by Litra.RU Team / Контакты

 Яндекс цитирования
Дизайн сайта — aminis