Войти... Регистрация
Поиск Расширенный поиск



Есть что добавить?

Присылай нам свои работы, получай litr`ы и обменивай их на майки, тетради и ручки от Litra.ru!

/ Полные произведения / Азимов А. / КОСМИЧЕСКИЕ ТЕЧЕНИЯ

КОСМИЧЕСКИЕ ТЕЧЕНИЯ [26/28]

  Скачать полное произведение

    Шварц был тронут. Все эти планеты обречь на смерть... На мучения и гибель от ужасной болезни... Наконец, был ли он землянином? Просто землянином? В молодости он покинул Европу и отправился в Америку, но не остался ли он тем же человеком, несмотря на это? И если после него люди покинули больную и израненную Землю и отправились в заоблачные миры, стали ли они в меньшей степени землянами? И принадлежала ли им вся Галактика? Разве не были они все потомками его и братьями?
     - Хорошо, - с трудом выговорил он. - Я с вами. Чем я могу помочь?
     - Как далеко может проникнуть ваше сознание? - нетерпеливо спросил Авардан, как будто боясь, что этот человек передумает вновь.
     - Не знаю. За дверью кто-то есть. Наверное, охрана, я думаю, что смогу достичь даже улицы, но чем дальше, тем менее отчетливым становится контакт.
     - Естественно, - сказал Авардан. - А что с секретарем? Можете вы его найти?
     - Не знаю, - пробормотал Шварц.
     Пауза... Минуты тянулись невыносимо.
     - Ваши мысли мне мешают, - проговорил Шварц. - Не смотрите на меня. Думайте о чем-то другом.
     Они попытались. Еще одна пауза. Потом:
     - Нет, я не могу, я не могу.
     - Я могу двигаться чуть-чуть, - с робостью воскликнул Авардан. - Великая Галактика, я могу пошевелить ногой... Ох! - каждое движение было таким неуклюжим.
     - Как сильно вы можете травмировать человека, Шварц? - спросил он. - Я имею в виду можете ли вы проделать это сильнее, чем только что со мной?
     - Я убил человека.
     - Убили? Как вы это сделали?
     - Не знаю. Это получилось само собой. Это... Это... - Шварц выглядел комически в своей попытке выразить невыразимое.
     - Хорошо, а можете вы справиться сразу больше чем с одним противником?
     - Я не пробовал, но думаю, что нет. Я не могу читать мысли двух людей одновременно.
     - Он не может убить секретаря, Бел, - вмешалась Пола. - Ничего не получится.
     - Почему?
     - Как мы выберемся отсюда? Даже, если мы застанем секретаря одного и убьем его, сотни людей будут ждать нас снаружи. Ты об этом подумал?
     Однако ее прервал хриплый голос Шварца.
     - Я нашел его.
     - Кого? - воскликнули все трое. Даже Шект напряжено вглядывался в него.
     - Секретаря. Кажется, это его мысленный контакт.
     - Держите его. - Авардану удалось повернуться набок за время своих попыток убедить Шварца, и сейчас он рухнул с плиты, ударился о пол и тщетно пытался подняться, опираясь на свои полупарализованные ноги.
     - Выжмите его, Шварц. Выдавите столько информации, сколько возможно.
     Шварц напрягся до головокружения. Он сжимал и отпускал щупальца своего мозга, вслепую, неуклюже, как младенец, вытягивающий неуверенные руки за предметом, которого не может достать. Пока наконец он не достал то, что смог найти, и теперь смотрел... смотрел...
     С трудом, напрягшись, он произнес:
     - Триумф! Он уверен в успехе... Что-то насчет космических ракет. Он отправил их... Нет, не отправил. Он собирается их отправить.
     - Это автоматически управляемые снаряды, несущие вирус, - простонал Шект. - Они направлены на разные планеты.
     - Но где они хранятся, Шварц? - настаивал Авардан. - Ищите, ищите...
     - Здание... Я не все понимаю... Пять концов - звезда - название - Слу - кажется...
     - Это оно, - вновь вмешался Шект. - Клянусь всеми звездами, это оно. Храм в Сенлу. Он со всех сторон окружен радиоактивными ловушками. Никто, кроме Старейших, не может туда войти. Это возле пересечения двух больших рек, Шварц?
     - Не могу... Да-да-да.
     - Когда, Шварц, когда? Когда они будут отправлены?
     - Я не мог разобрать день, но скоро, скоро. Его ум переполнен этим... Очень скоро. - Он, казалось, изнемогал от усилия.
     Авардан наконец с трудом, пошатываясь, оперся на руки и колени.
     - Он идет сюда?
     - Да. Он возле двери.
     Дверь открылась.
     Голос Балкиса был исполнен холодного торжества:
     - Доктор Авардан! Не лучше ли вам вернуться на свое место?
     Авардан взглянул на него, полностью сознавая нелепость своего положения, однако ответить было нечего, и он молчал. Он медленно опустился на пол и остался в этом положении, тяжело дыша. Ах, как ему хотелось броситься на Балкиса и выхватить оружие у противника...
     Со светящегося мягким светом флексипластового пояса секретаря, слегка покачиваясь, свисала не нейроплеть. Это был настоящий бластер крупного калибра, способный мгновенно разнести человека на атомы.
     Секретарь разглядывал лежащую перед ним четверку со злобным удовлетворением. Он делал вид, что не обращает внимания на девушку, но с остальными было все ясно. Здесь был предатель - землянин, агент Империи и таинственное существо, за которым они следили два месяца. Были ли у них сообщники?
     Конечно, существовал еще Энус и Империя. В лице этих шпионов и предателей были отсечены их руки, но где-то еще оставался действующий мозг, который мог выслать новые руки.
     Секретарь стоял в непринужденной позе, скрестив руки на груди, презрительно игнорируя возможность нападения на него. Голос его был спокоен и мягок.
     - Необходимо внести в наши отношения ясность. Земля находится в состоянии войны с Галактикой, пока еще не объявленной, но тем не менее войны. Вы - наши узники, и с вами будут обращаться соответственно сложившейся ситуации. Принятая кара для шпионов и предателей - смерть...
     - Только в случае официально объявленной войны, - яростно прервал его Авардан.
     - Официальной войны? - переспросил секретарь с почти нескрываемой насмешкой. - Что такое официальная война? Земля всегда находилась в состоянии войны с Галактикой, независимо от того, объявили мы об этом или нет.
     - Не спорь с ним, - проговорила Пола, обращаясь к Авардану. - Пусть скажет то, что хочет, и покончим с этим.
     Авардан улыбнулся ей. Это была странная судорожная улыбка, потому что в то же время он, совершив неимоверное усилие, поднялся на ноги и остался стоять, тяжело дыша.
     Балкис тихо засмеялся. Он не спеша приблизился к археологу, так же не спеша положил ему руку на грудь и толкнул.
     С безвольно повисшими, неслушающимися руками, с застывшими мышцами туловища, которые не могли поддерживать равновесие тела, Авардан не устоял на ногах.
     Пола, затаив дыхание и борясь с собственным неподчиняющимся телом, начала медленно спускаться со скамьи.
     Балкис отбросил ее к Авардану.
     - Влюбленные, - презрительно проговорил он. - Вот он, твой сильный чужак. Беги к нему! Что же ты медлишь? Обними своего героя и забудь в его объятиях, что на нем кровь и пот миллионов замученных землян. И вот он лежит здесь, доблестный и смелый, повергнутый на Землю легким прикосновением рук землянина.
     Пола поднялась на колени рядом с лежащим Аварданом, ощупывая его голову, боясь увидеть кровь или что-либо более ужасное. Глаза Авардана медленно открылись, а губы прошептали:
     - Все в порядке.
     - Он трус! - сказала Пола. - Он сражается с парализованным человеком и хвастается победой. Поверь, таких землян немного.
     - Я знаю, иначе ты не была бы землянкой.
     Секретарь стоял не шевелясь.
     - Как я уже сказал, вы обречены, но тем не менее ваша жизнь может быть выкуплена. Вас интересует цена?
     - Будь вы на нашем месте, вас бы это интересовало. Это я знаю, - вызывающе бросила Пола.
     - Тсс, Пола, - Авардан все еще не восстановил дыхания. - Что вы предлагаете?
     - О, - произнес Балкис, - вы желаете себя продать? Так, как это бы сделал на вашем месте я? Я - ничтожный землянин?
     - Вам виднее, кто вы такой, - парировал Авардан.
     - Что касается остального, я не продаю себя, я покупаю ее.
     - Я отказываюсь быть проданной, - заявила Пола.
     - Как трогательно, - раздраженно сказал секретарь. - Он снизошел до наших женщин, наших скво, и все еще играет в жертвенность.
     - Что вы предлагаете? - повторил свой вопрос Авардан.
     - Следующее. Вам стало известно что-то о наших планах. Откуда это узнал доктор Шект, догадаться нетрудно, но как это дошло до Империи - непонятно. Поэтому мы хотели бы узнать, что известно Империи. Не то, что узнали вы, Авардан, а то, что знает Империя.
     - Я - археолог, а не шпион, - отрезал Авардан. - Я понятия не имею, что известно Империи, но надеюсь, что немало.
     - Так я и думал. Что же, вы сможете переменить свое мнение. Это касается всех вас.
     Все это время Шварц молчал, не открывая глаз.
     Секретарь подождал, после чего с некоторой злостью произнес:
     - Тогда я скажу, что будет наградой вашей несговорчивости. Это будет не просто смерть, потому что я абсолютно уверен, что все вы готовы к этому неприятному и неизбежному варианту. Вас, доктор Шект, и вашу дочь при сложившихся обстоятельствах наиболее подходящим решением будет отослать на Синапсайфер. Вы меня понимаете, доктор Шект?
     В глазах физика застыл смертельный ужас.
     - Да, вижу, что понимаете, - продолжал Балкис. - Конечно, с помощью Синапсайфера можно повредить мозговую ткань настолько, что человек превратится в полного дебила. Это весьма отвратительное зрелище: человека нужно кормить, чтобы он не умер от голода, мыть, чтобы он не покрылся слоем грязи, держать взаперти, чтобы не пугать окружающих. Это может стать хорошим уроком для других. Что касается вас, - и секретарь повернулся к Авардану, - вы с вашим другом Шварцем - граждане Империи, и поэтому подходите для интересного эксперимента. Нам еще не довелось испытать созданный нами вирус на вас, подонках из Галактики. Будет интересно убедиться в правильности наших расчетов. Знаете, такая небольшая доза, что смерть придет не сразу. Болезнь будет съедать вас в течение недели, если мы правильно рассчитаем дозу. Это будет очень больно.
     Он сделал паузу и посмотрел на них.
     - Все это, - проговорил он, - альтернатива нескольких нужных слов, сказанных сейчас. Что известно Империи? Действуют ли сейчас другие агенты? Каковы их планы, если такие есть, принятия контрмер?
     - Как мы можем быть уверены, что вы не убьете нас, даже если узнаете все, что хотите? - пробормотал Шект.
     - Даю слово, что в случае отказа вы умрете страшной смертью. Так что придется пользоваться предлагаемой возможностью. Что скажете?
     - У нас есть время?
     - А разве я не давал вам времени? Три минуты прошли с того момента, как я вошел, а я все еще вас слушаю... Так вам есть что сказать? Что, нечего? Вы должны понять, что время невозможно растягивать до бесконечности. Авардан, вы все еще напрягаете мускулы. Вы, наверное, думаете, что сможете приблизиться ко мне, прежде чем я возьму в руки бластер. Ну, и что бы это вам дало? За дверями сотни людей, а мои планы будут реализованы и без моего участия. Даже назначенное мною наказание не минет вас. Или вы, Шварц. Вы убили нашего человека. Это сделали вы, не так ли? Может быть, вы думаете, что удастся убить и меня?
     Шварц впервые посмотрел на Балкиса и холодно сказал:
     - Я мог бы, но этого не сделаю.
     - Очень любезно с вашей стороны.
     - Ничуть. Это очень жестоко с моей стороны. Вы сами сказали, что есть вещи хуже, чем простая смерть.
     Авардану пришла в голову мысль, что Шварц что-то задумал.
     18. ДУЭЛЬ
     Шварц испытывал странное, лихорадочное возбуждение, все, задуманное им, казалось так просто. Частью сознания он держал ситуацию под контролем. Другая часть не могла в это поверить. Он был позже других введен в состояние паралича. Даже Шект уже сидел, в то время, как он мог лишь слегка поднять руку.
     И пристально глядя в исполненный враждебности ум секретаря, бесконечно грязный и бесконечно злобный, Шварц начал дуэль.
     - Первоначально я был на вашей стороне, - сказал он, - несмотря на то, что вы намеревались меня убить. Мне казалось, что я понимаю ваши чувства и намерения... Но сознания этих трех людей относительно чисты, в то время как ваше - вне всяких сомнений. Вы сражаетесь даже не ради землян, а ради собственной власти. Я вижу, что вы мечтаете не о свободной, а о вновь порабощенной Земле. Я вижу не уничтожение власти Империи, а замену ее личной диктатурой.
     - И все это вы видите? - произнес Балкис. - Что ж, вы можете видеть все, что вам угодно. В конце концов мне не настолько нужна эта информация, чтобы терпеть вашу наглость. Вы своего дождались. Удивительно, что может сделать давление даже с теми, кто клянется, что большая скорость невозможна. Вы не заметили этого, мой драматический чтец мыслей?
     - Нет, - ответил Шварц. - Я не искал и поэтому не заметил этого... Но я не могу узнать это сейчас. Два дня... Меньше... Посмотрим... Вторник... Шесть часов утра... Время Чики.
     Бластер, наконец, оказался в руке секретаря. Он быстро подскочил к беспомощно лежавшему Шварцу.
     - Откуда вы это знаете?
     Шварц замер, вытягивая и сжимая свои мысленные щупальца. Физически это отразилось лишь в напрягшихся мышцах лица и морщинах на лбу, но все это не имело никакого значения, просто второстепенные эффекты значительного усилия. То, что охватило и сжало мысленный контакт противника, находилось глубоко в его сознании.
     Авардан с интересом наблюдал разыгравшуюся сцену.
     - Я держу его... - задыхаясь прошептал Шварц. - Заберите у него оружие. Я не могу удержать... - Шепот перешел в хрип и замер.
     И тут Авардан понял. Шатаясь, он поднялся на четвереньки. Затем медленно, с невероятным напряжением заставил себя принять устойчивое положение, выпрямиться. Пола неудачно попыталась подняться вслед за ним. Шект спустился с плиты и стал на колени. Шварц лежал неподвижно, с напряженным лицом.
     Секретарь, казалось, словно был поражен взглядом медузы Горгоны. На его гладком, лишенном морщин лбу медленно выступил пот, а лицо было бесстрастно. Только правая рука, державшая бластер, проявляла признаки жизни. Присмотревшись, можно было заметить ее слабую дрожь, странное, колеблющееся давление на спусковую кнопку: легкое, недостаточное, чтобы причинить вред, но повторяющееся, повторяющееся.
     - Держите его, - со злорадным наслаждением выговорил Авардан. Он пытался подняться. - Дайте мне до него добраться.
     Его ноги дрожали. Ему казалось, что он, как в кошмаре пробирается сквозь патоку, плывет в смоле, заставляя работать неслушающиеся мускулы, так медленно, так медленно...
     Он еще не понимал разыгравшегося перед ним отчаянного противоборства.
     У секретаря была лишь одна цель - приложить ничтожное усилие и нажать пальцем на кнопку бластера, чтобы привести его в действие.
     Шварц всеми своими силами старался не допустить этого. Но среди всей массы ощущений мысленного контакта противника он не мог понять, какая именно зона мозга непосредственно связана с этим пальцем. Поэтому его усилия были направлены на создание полного оцепенения...
     Мысленный контакт секретаря яростно сопротивлялся чужой воле. Шварцу противостоял сообразительный и бесстрашный ум. На мгновение он замирал, ожидая, а затем предпринимал новую отчаянную попытку...
     Шварцу казалось, что он сжимает борющегося, яростно вырывающегося противника, которого должен удержать любой ценой.
     Но ничего этого не было заметно. Только нервное подергивание скулы Шварца, его дрожь, закушенные до крови губы и эти едва заметные движения пальца Балкиса...
     Авардан остановился, чтобы передохнуть. Его вытянутый палец уже коснулся накидки секретаря, когда он почувствовал, что больше двигаться не может. Пораженные болью легкие не могли обеспечить воздухом омертвевшие конечности. На глазах от усилия выступили слезы, сознание был затуманено болью.
     - Еще немного, Шварц, - задыхаясь, выговорил он. - Держите его, держите...
     Медленно, очень медленно Шварц покачал головой.
     - Я не могу, я не могу...
     И действительно, весь мир ускользал от него, все перемешивалось, становилось тусклым и расплывчатым. Щупальца его сознания становились жесткими и непослушными.
     Палец секретаря еще раз нажал на спуск, и не отошел назад. Он надавливал все сильнее.
     Шварц почувствовал, как расширяются, выходят из орбит его глаза, как бешено колотится сердце. Он ощущал растущее торжество в глазах противника...
     И тут Авардан рванулся вперед. Его непослушное тело с вытянутыми руками рухнуло на Балкиса.
     Скованный чужой волей, секретарь упал вместе с ним. Бластер отлетел в сторону, со стуком упал на пол.
     Почти в то же мгновение ум Балкиса обрел свободу. Шварц, чувствуя полнейшее смятение в сознании, отступил.
     Балкис пытался выбраться из-под Авардана, придавившего его мертвым грузом. Коленом он резко толкнул противника в пах, вкладывая в удар всю свою ненависть, кулаком ударил Авардана в челюсть. Приподнявшись, он оттолкнул его.
     Тяжело дыша, секретарь вскочил на ноги и замер вновь. На него в упор смотрел Шект. Его трясущаяся правая рука, поддерживаемая левой, сжимала бластер, направленный на секретаря.
     - Вы, кучка глупцов, - со злостью крикнул секретарь, - чего вы добиваетесь? Стоит мне только позвать...
     - И вы тотчас же умрете, - тихо сказал Шект.
     - Убив меня вы ничего не достигнете, - жестко проговорил Балкис, - и вы знаете это. Вы не спасете Империю, из-за которой предали нас, вы не спасете даже себя. Отдайте мне оружие, и вы будете свободны.
     Он протянул руку, но Шект лишь невесело рассмеялся.
     - Я не настолько глуп, чтобы поверить в это.
     - Может быть, но вы полупарализованы. - И секретарь сделал резкое движение вправо. Это у него получилось гораздо быстрее, чем слабая рука физика смогла повернуть бластер.
     И теперь ум Балкиса был полностью сосредоточен на том, чтобы ускользнуть от бластера. Тем временем Шварц сконцентрировал свои силы для последнего удара, после которого секретарь, споткнувшись, рухнул на землю.
     Авардан с трудом поднялся на ноги.
     - Шварц, вы можете двигаться? - спросил он.
     - Немного, - послышался усталый ответ.
     Шварц соскользнул со своего ложа.
     - Кто-нибудь приближается сюда?
     - Я не чувствую никого.
     Авардан склонился над распростертым Балкисом и грубо перевернул его на спину. Он попытался нащупать пульс, после чего положил руку на грудь лежащего.
     - Сердце, по крайней мере, стучит... Вы обладаете страшной силой, Шварц. Почему вы не сделали этого раньше?
     - Я пытался дольше удержать его в состоянии оцепенения. Я надеялся, что мы сможем заставить его вывести нас отсюда, используя его при этом как прикрытие.
     - Мы можем и сейчас это сделать, - неожиданно оживившись проговорил Шект. - Отсюда всего полмили до имперского гарнизона. Добравшись туда, мы будем в безопасности и сможем связаться с Энусом.
     - Как мы туда доберемся, если за дверями сотни вооруженных людей, не говоря уже о дальнейшем пути... А как мы будем передвигаться с этим зеленым манекеном? - Авардан невесело улыбнулся.
     - И, кроме того, - мрачно добавил Шварц, - я не могу удерживать его долго. Вы же видели...
     - Это с непривычки, - серьезно сказал Шект. - Теперь слушайте, Шварц. Я немного представляю то, как вы действуете. Ваше сознании превращается в приемную установку электромагнитного поля чужого ума. Я думаю, что вы можете создавать и свое поле. Вы меня понимаете?
     Шварц болезненно скривился, чувствуя себя неуверенно.
     - Поймите меня, - настаивал Шект. - Вы должны сосредоточиться на том, что вы от него хотите. Прежде всего, мы вернем ему бластер.
     - Что?! - почти одновременно прозвучали три изумленных голоса.
     Шект заговорил громче.
     - Он должен вывести нас отсюда. Другого выхода у нас нет, не так ли? И как лучше устранить всяческие подозрения, чем позволив ему нести оружие?
     - Но я же говорю, что не могу удержать его. - Шварц сгибал и разгибал руки, пытаясь восстановить подвижность тела. - Что мне ваши теории, доктор Шект! Вы просто не представляете, что это такое.
     - Я вас понимаю, но мы должны использовать эту возможность. Попытайтесь еще раз, Шварц. Заставьте его пошевелить рукой, когда он придет в себя.
     Секретарь застонал, и Шварц почувствовал возвращающийся мысленный контакт. Молча, испытывая чуть ли не страх, он дал ему набрать силу, и затем мысленно стал подчинять своей воле.
     У секретаря поднялась рука. Зловеще улыбаясь, землянин из прошлого поднял глаза, но взгляды всех были сосредоточены только на лежащем с приподнятой головой Балкисе, на его глазах, в которые возвращалось сознание, а рука совершала странные и нелепые движения.
     Шварц принялся за дело.
     Секретарь неуклюже, чуть не потеряв равновесие, поднялся. И затем, скованный чужой волей, начал неестественно танцевать.
     В танце не было ни ритма, ни красоты, и на всех он произвел жуткое впечатление.
     Шект осторожно приблизился к роботоподобному секретарю, и не без колебания протянул руку, в которой рукояткой вперед лежал бластер.
     - Помогите ему взять оружие, Шварц, - проговорил физик.
     Рука Балкиса неуклюже вытянулась вперед, и неуверенно взяла оружие. На мгновение в его глазах появился и тут же погас торжествующий блеск. Очень медленно бластер занял свое место на поясе и рука отошла в сторону.
     Язвительная улыбка озарила лицо Шварца.
     - Он почти в моих руках!
     - Отлично. Вы можете его удержать? - спросил Шект.
     - Он дьявольски сопротивляется. Однако удерживать его мне легче, чем в прошлый раз.
     - Это потому, что вы знаете, что делаете, - сказал Шект не совсем уверенно. - Теперь действуйте.
     - Вы можете заставить его говорить? - вмешался Авардан.
     Последовала пауза, затем секретарь издал тихое протяжное рычание. Еще одна пауза, и вновь рычание.
     - Это все, - с сожалением произнес Шварц.
     - Но почему ему это не удается? - обеспокоенно спросила Пола.
     Шект пожал плечами.
     - Тут действуют сложные и чувствительные мышцы. Это не то, что воздействие на грубые мускулы конечностей. Ничего, Шварц. Мы обойдемся и без этого.
     Следующие два часа этой странной одиссеи каждый из них пережил по-своему.
     Шект, например, обрел необычную твердость. Все его внутренние переживания заслонил страх за Шварца. Его глаза следили лишь за его нахмуренным, искаженным усилием лицом. Других он почти не замечал.
     Охранники, стоящие за дверью, резко вытянулись, увидев секретаря, зеленая накидка которого символизировала высокое положение и власть. Секретарь неуверенно ответил на приветствие, и в компании Шекта, Шварца, Авардана и Полы проследовал дальше.
     Лишь когда они миновали большой зал, Авардан осознал все безумие происходящего, и то, что все они были на грани смерти... И вдруг - это внезапное, чудесное спасение...
     Он взглянул с нежностью на Полу и понял, что более желанного существа он еще не встречал.
     Впоследствии он помнил только о ней. Лишь о ней...
     Шварц изнемогал. Извивающаяся дорога, начинающаяся у боковых дверей, через которые они вышли, была пуста, и он был невыразимо рад этому.
     Только Шварц полностью осознавал, что ждет их в случае неудачи. В подчиненном ему сознании противника он чувствовал невыносимое унижение, всепоглощающую ненависть, готовность на все. Ему пришлось искать в этом сознании: местоположение правительственной наземной машины, путь к ней... И в поисках этого он также ощутил решимость секретаря отомстить немедленно, если возникнет возможность спастись.
     Когда они приблизились к автомобилю, Шварц с трудом заговорил. Он не смел расслабиться достаточно, чтобы быть способным на нормальную речь.
     - Не могу... вести машину... заставить... его... управлять сложно... не могу....
     Шект мягко пробормотал что-то успокаивающее. Он не смел прикоснуться к нему, не смел говорить, как обычно, не смел даже на секунду отвлечь внимание Шварца.
     - Только посадите его на заднее сидение, Шварц, - прошептал он. - Я буду управлять. Я умею. Держите его, я заберу бластер.
     У секретаря была специальная модель наземного автомобиля. А раз специальная, значит, отличная от других. Она привлекала внимание. Ее включенные фары напоминали изумрудные вспышки пульсирующего света. Люди останавливались, глядя ей вслед, а автомобили поспешно уступали дорогу.
     Если бы эта примечательная машина мчалась не так быстро, случайный прохожий мог бы заметить бледного напуганного секретаря на заднем сидении. И это, быть может, показалось бы ему подозрительным.
     Солдат преградил им дорогу, закрыв блестящие хромированные ворота, ошеломляющее величие которых было присуще всем строениям Империи и создавало резкий контраст с приземистой и неуклюжей архитектурой Земли. Громадное силовое ружье стража было угрожающе поднято, машина остановилась.
     Авардан выглянул:
     - Я - гражданин Империи, солдат. Я хочу говорить с вашим офицером.
     - Мне необходимо видеть ваши документы, сэр.
     - Их у меня забрали. Я - Бел Авардан с Беронны. Это сектор Сириуса. Мое дело касается Наместника, и я спешу.
     Солдат поднес ко рту руку и тихо сказал что-то в микрофон, спрятанный на запястье. Некоторое время он ждал ответа, после чего опустил ружье и отошел в сторону. Ворота медленно открылись.
     19. У РОКОВОЙ ЧЕРТЫ
     В полдень находящийся в Вашене премьер-министр попытался по персональному каналу связаться со своим секретарем, но того не смогли нигде найти. Премьер-министр был раздражен, младшие чиновники Зала исправлений находились в смятении.
     Охранники на все вопросы с уверенностью заявили, что секретарь вместе с пленными вышел в десять тридцать утра... Нет, он не оставил никаких указаний. Они не знают, куда он направлялся, конечно же, не их дело спрашивать об этом. Общее беспокойство и неуверенность усилились.
     В два часа дня пришло первое сообщение, что машину секретаря видели утром, никто не заметил, был ли в ней секретарь, некоторым показалось, что он управлял машиной, но в этом никто не был уверен.
     В два тридцать было точно установлено, что автомобиль въехал в расположение гарнизона Империи.
     Около трех было окончательно решено связаться гарнизоном. На вызов ответил лейтенант.
     Они узнали, что пока невозможно дать информацию по интересующему вопросу. Однако офицеры его высочества Императора проследят за соблюдением законности. Затем было высказано требование, чтобы известие об отсутствии члена Совета Старейших не получало широкой огласки без дальнейших консультаций.
     Но этого было достаточно, чтобы вызвать эффект, прямо противоположный желаемому.
     Вовлеченные в заговор люди решили, что секретарь - в руках противника (за сорок восемь часов до начала действия!), а это означает либо раскрытие заговора либо предательство Балкиса.
     Население Чики заволновалось...
     И решение было принято...
     Профессиональные ораторы вышли на улицы. Тайные склады с боеприпасами были открыты, и оружие появилось в руках людей. Потоки людей направились к гарнизону, куда вскоре было отправлено новое послание, на этот раз через специального посла.
     Тем временем в гарнизоне тоже было неспокойно. Все началось с того, что встретивший машину молодой офицер протянул руку за бластером секретаря.
     - Я заберу это, - коротко сказал он.
     - Отдайте ему, Шварц, - проговорил Шект.
     Когда бластер был унесен, Шварц со вздохом облегчения отпустил Балкиса.
     Авардан был готов к попытке секретаря освободиться. Когда Балкис, как разжатая сильная пружина, рванулся из машины, археолог навалился на него, ожесточенно работая кулаками.
     Офицер резко дал команду, и к ним бросились солдаты. Авардана грубо оттащили в сторону, секретарь остался безмолвно лежать на сиденье. Из угла рта у него сочилась кровь. Разбитая щека Авардана тоже кровоточила.
     Археолог поправил волосы, после чего твердо произнес:
     - Я обвиняю этого человека в заговоре с целью свержения правительства Империи. Я должен немедленно поговорить со старшим офицером.
     - Я доложу ему, - вежливо сказал офицер. - Предлагаю всем вам следовать за мной.
     И на несколько часов все замерло. Шекта, Полу, Авардана и Шварца поместили в отдельную и довольно чистую комнату. Впервые за двенадцать часов они смогли поесть.
     И все же комнату охраняли, и с течением времени Авардан начал терять терпение и воскликнул:
     - Мы же просто сменили тюрьму!
     Серая армейская жизнь текла своим чередом. О них, казалось, забыли. Шварц уснул, да и у Авардана глаза слипались. Шект время от времени тряс головой, чтобы не уснуть.
     - Осталось всего девять часов.
     - Я знаю, но нужно ждать.
     - Кто из вас утверждает, что он - гражданин Империи? - послышался иронический голос.
     Авардан вскочил на ноги:
     - Я...
     И голос его замер, когда он узнал говорившего. Лейтенант жестко усмехнулся. Его левая рука все еще была несколько скована. И напоминала Авардану об их последней встрече.
     - Бел, этот офицер... тогда в магазине... - слабо прошептала Пола.
     - Тот, которому он сломал руку, - резко добавил офицер. - Меня зовут Клавдий, да, я действительно тот самый человек. Итак, вы с Сириуса, не так ли? И все же вы связались с этими... До чего может опуститься человек! И девчонка по-прежнему с вами. - Он сделал паузу, и затем медленно и отчетливо произнес:
     - Земная скво!
     Авардан с трудом сдержался. Только не сейчас... не сейчас...
     - Я могу видеть полковника, лейтенант? - спросил он, заставляя себя говорить спокойно.


1 ] [ 2 ] [ 3 ] [ 4 ] [ 5 ] [ 6 ] [ 7 ] [ 8 ] [ 9 ] [ 10 ] [ 11 ] [ 12 ] [ 13 ] [ 14 ] [ 15 ] [ 16 ] [ 17 ] [ 18 ] [ 19 ] [ 20 ] [ 21 ] [ 22 ] [ 23 ] [ 24 ] [ 25 ] [ 26 ] [ 27 ] [ 28 ]

/ Полные произведения / Азимов А. / КОСМИЧЕСКИЕ ТЕЧЕНИЯ


2003-2022 Litra.ru = Сочинения + Краткие содержания + Биографии
Created by Litra.RU Team / Контакты

 Яндекс цитирования
Дизайн сайта — aminis