Войти... Регистрация
Поиск Расширенный поиск



Есть что добавить?

Присылай нам свои работы, получай litr`ы и обменивай их на майки, тетради и ручки от Litra.ru!

/ Полные произведения / Азимов А. / КОСМИЧЕСКИЕ ТЕЧЕНИЯ

КОСМИЧЕСКИЕ ТЕЧЕНИЯ [14/28]

  Скачать полное произведение

    - Это - тот самый человек! Я не сумасшедший! - выкрикнул Байрон. Он с трудом держал себя в руках. - Ладно. Думаю, нам не о чем спорить. Покинь мое судно, Джоунти. Уже достаточно было сказано. Вон с моего судна!
     - Мой дорогой Фаррилл! Но почему?
     Джилберт издал булькающий звук, но Байрон не повернул в его сторону головы. Он смотрел на Автарха.
     - Ты совершил одну ошибку, Джоунти. Только одну. Ты не предусмотрел, что там, на Земле, я вернусь в свою комнату и возьму часы, которые всегда служили мне также индикатором. Индикатором радиации.
     Автарх пускал в потолок аккуратные колечки дыма и улыбался.
     - Так вот, Джоунти, они никогда не светились голубым светом. В ту ночь в моей комнате не было никакой бомбы. Это была только хлопушка! Ты не станешь этого отрицать, потому что именно ты подложил ее. Ты же организовал и о стальную часть комедии! Да, той ночью ты был великолепен!
     Байрон ждал реакции, но Автарх просто с видимым интересом кивнул. Байрон разозлился. У него сложилось впечатление, что он бьет по воздуху.
     - Мой отец был казнен. Я и так скоро узнал бы об этом. Тогда я мог бы вернуться на Нефелос, а мог бы и не возвращаться. Я мог бы проанализировать свое положение и найти из него правильный выход. Но ты решил отправить меня на Родию, к Хенрику. Я послушал тебя: ведь ты, казалось, спас мне жизнь; ты все знал и мог дать дельный совет. Но ты забыл предупредить меня, что капитан корабля, на который ты усадил меня, был отлично осведомлен о том, кто я и откуда. Ты забыл предупредить меня, что я окажусь в руках тиранийцев еще до того, как попаду на Родию. Или ты будешь это отрицать?
     Он сделал длинную паузу. Джоунти сосредоточенно дымил сигаретой.
     Джилберт стиснул руки у груди:
     - Байрон, ты ужасен. Автарх не может...
     Джоунти посмотрел на него и спокойно возразил:
     - Твой Автарх все может.
     Он погасил сигарету.
     - Байрон прав, и я подтверждаю каждое его слово. Бомба действительно была подложенной мною хлопушкой, и я послал тебя, Байрон, на Родию, зная, что ты будешь арестован тиранийцами.
     Лицо Байрона прояснилось. Он сказал:
     - Когда-нибудь я отомщу тебе, Джоунти. Сейчас ты Автарх Линганы, и за тебя готов вступиться целый флот. Но "Беспощадность" - это мое судно, и я его капитан. Надевай свой скафандр и убирайся вон. Твой туннель все еще на месте.
     - Это не твое судно. Ты скорей пират, чем пилот.
     - Я повторяю: даю тебе пять минут на облачение в скафандр.
     - Пожалуйста, не драматизируй ситуацию. Мы нужны друг другу, и я не намерен уходить.
     - Мне ты не нужен. Ты не был бы мне нужен, даже если бы на нас напали тиранийцы и ты принял бы мою сторону.
     - Фаррилл, - улыбнулся Джоунти, - ты говоришь и действуешь как младенец. Я дал тебе высказаться. Дай же теперь высказаться мне.
     - Нет. Я не вижу причин слушать тебя.
     - А это ты видишь?
     Артемида вскрикнула. В грудь Байрона уперся бластер.
     - Это - предупреждение, - продолжил Джоунти. - Прошу простить меня за вынужденную меру, но, возможно, это поможет мне заставить тебя слушать.
     Оружие его было предназначено не просто причинять боль. Оно должно было убивать.
     Джоунти сказал:
     - Много лет назад я организовал жителей Линганы против Тирании. Знаешь ли ты, что это значит? Это было нелегко. Это было почти невозможно. Окружающие нас Королевства оказались абсолютно беспомощны. Но и в них жили люди, желающие нам помочь. Твой отец делал это наиболее активно - и был убит. Помни это! Гибель твоего отца явилась для нас ударом. Значит, тиранийцы способны добраться и до нас. Поэтому мне пришлось отправить тебя к Хенрику, чтобы сбить их с толку. Это удалось. Пойми, у меня не было выбора. А потом, есть еще одна вещь, документ...
     - Какой документ? - прервал его Байрон.
     - Не спеши. Я уже сказал, что твой отец работал на меня. Так что мне известно все, что знал он. Тебе стало известно о документе, и вначале нам всем было выгодно, чтобы ты поискал его. Но после смерти твоего отца это оказалось ненужным. Более того, пришлось убрать тебя с Земли, пока ты не удостоился пристального внимания тиранийцев. Мне это удалось.
     - Значит, документ у тебя?
     - Нет, к сожалению. Он был утерян на Земле много лет назад. Я не знаю, у кого он. Ну что, могу я опустить бластер? Он весьма тяжел.
     - Убери его к черту, - пробурчал Байрон.
     Автарх так и поступил. Потом он спросил:
     - Что говорил о документе твой отец?
     - Ничего, что было бы тебе неизвестно.
     Автарх улыбнулся:
     - Вот это да!
     - Скажи, ты все объяснил нам? - спросил Байрон.
     - Практически все.
     - Тогда, - подытожил Байрон, - убирайся с корабля.
     Джилберт вмешался в их диалог:
     - Теперь подожди, Байрон. Это не только твое дело. Здесь есть еще и мы с Артемидой. У нас тоже найдется, что сказать. Чем дальше, тем больше мне кажется, что в словах Автарха есть свой смысл. Вспомни, что на Родии я спас тебе жизнь, так что я рассчитываю на некоторую признательность с твоей стороны.
     - Ну, конечно! Ты - мой спаситель! - воскликнул Байрон. - Можешь, если хочешь, уходить с ним. Уходи! Ты хотел найти Автарха. Так вот он! Я согласился доставить тебя к нему, но на этом моя миссия окончена. И не учи меня, что мне делать.
     Он повернулся к Артемиде, все еще кипя от злости:
     - А ты? Ты ведь тоже спасла мне жизнь! Все вокруг только и делают, что спасают мне жизнь! Ты тоже хочешь уйти с ним?
     Она спокойно ответила:
     - Не нужно говорить и решать за меня, Байрон. Если захочу уйти с ним, то скажу тебе об этом.
     - Ты не должна чувствовать никаких обязательств передо мною. Можешь уйти в любой момент...
     Она сердито взглянула на него, и он отвернулся. В душе Байрон понимал, что ведет сейчас себя по-детски. Джоунти всегда оставляет его в дураках. Он вспомнил о бомбе, о родийском лайнере, о тиранийце - и в нем поднялась волна жалости к себе.
     Автарх сказал:
     - Итак, Фаррилл?
     Одновременно прозвучали слова Джилберта:
     - Итак, Байрон?
     Байрон повернулся к Артемиде:
     - А что думаешь ты?
     Артемида медленно произнесла:
     - Я думаю, что он - Автарх Линганы, и в его распоряжении есть целая армия. Поэтому, мне кажется, у тебя нет выбора.
     Автарх с нескрываемым восхищением посмотрел на нее:
     - Вы очень умны и проницательны, моя госпожа! Как чудесно, что столь прекрасный ум заключен в столь прекрасную оправу! - Он прикрыл глаза.
     - Так чего же ты хочешь? - спросил Байрон.
     - Позволь мне воспользоваться вашими именами и вашими возможностями, и я отправлю вас на планету, которую мой господин Джилберт называет мятежным миром.
     - Ты полагаешь, такой существует?
     - Да, и он будет твоим. Я в состоянии найти его.
     - Как? - изумился Байрон.
     - Это не так сложно, как может показаться на первый взгляд. Мы должны верить, что где-то в нашей Галактике существует мир, готовый сразиться с Тиранией. По-моему, есть только один сектор, где может находиться такая планета.
     - Где?
     - А разве для тебя самого это не очевидно? Не кажется ли тебе, что этот мир может существовать только внутри самой Туманности?
     - Разве возможна жизнь внутри самой Туманности?
     - А почему бы и нет? Не стоит заблуждаться относительно Туманности. Это темное пятно в космосе, но оно вовсе не начинено ядовитым газом. Оно состоит из молекул воды, калия и кальция, которые адсорбируются благодаря свету звезд. Я долго изучал эту проблему в Университете на Земле, и пришел к выводу, что жизнь там все-таки возможна. Просто мы ее не замечаем.
     - Кстати, а что ты делал на Земле? - поинтересовался Байрон. - Это не слишком важно для меня, но все же?
     - В этом нет никакой тайны. Я покинул Лингану по своим делам. Шесть месяцев назад я посетил Родию. Мой агент Вайдемос, - твой отец, Байрон, - был не слишком удачлив в своих переговорах с Правителем, которого мы рассчитывали привлечь на свою сторону. Прошу прощения у леди, но Хенрик оказался сделанным из неподходящего для нашего дела материала.
     - Да уж знаем... - прошептал Байрон.
     Автарх продолжил:
     - Но я встретил Джилберта, о чем он уже говорил тебе. Потом я отбыл на Землю, потому что Земля - родной дом гуманизма. Именно с Земли послано большинство исследовательских экспедиций в Галактику. Туманность Лошадиной Головы была исследована ими весьма тщательно. Мне понадобились результаты исследований. Теперь слушайте внимательно! Тиранийский корабль, на котором летел мой господин Джилберт, столкнулся с метеором после своего первого Прыжка. Если учесть, что перелет из Тирании на Родию был самым обычным делом, можно установить совершенно точные координаты места столкновения. Потеряв управление, корабль мог пролететь более полумиллиона миль между первыми двумя Прыжками. Следовательно, примем этот промежуток за координату в космосе. Есть и другое предположение. Метеор мог изменить направление Прыжков. Это маловероятно, но возможно. Метеор мог повлиять на силу гиператомных процессов и полностью изменить направление движения. В то же время длина четырех последующих Прыжков осталась величиной неизменной. Конечное положение корабля должно было находиться где-то на поверхности воображаемой сферы, центр которой находится в точке пространства, где произошло столкновение, а радиус ее равен сумме векторов оставшихся Прыжков. Я попытался вычислить эту сферу, и понял, что ее поверхность находиться внутри Туманности Лошадиной Головы. Осталось лишь найти в Туманности ту звезду, которая нам нужна. ...Как ты думаешь, дружок, сколько таких звезд может быть в Туманности?
     Вспомни при этом, что Галактика состоит из ста миллиардов звезд.
     Байрон, почти против своего желания заинтересованный рассказом, ответил:
     - Думаю, сотни.
     - Пять! - торжествующе выкрикнул Автарх. - Всего пять! Не стоит заблуждаться по поводу цифры "сто миллиардов". Объем Галактики равен семи триллионам кубических световых лет, из которых на каждую звезду приходится по семьдесят кубических световых лет. Жаль, что я до сих пор не знаю, какая из этих пяти планет обитаема. Нам придется это выяснить. К несчастью, ранние исследования не дали нам детальной картины. Они лишь изучили положение звезд, тип их движения и спектральную характеристику.
     - Значит, в одной из этих пяти звездных систем, - спросил Байрон, - находится мятежный мир?
     - Исходя из известных нам фактов, можно сделать только такой вывод.
     - Видишь, моя история правдива, - вмешался Джилберт. - Я не выдумал ее.
     - Я намерен, - продолжал Автарх, - исследовать лично каждый из пяти миров. Мотивы мои очевидны. Как Автарх Линганы, я могу помочь им в их усилиях.
     - А с двумя из Хенриадов и Вайдемосом на твоей стороне ты также можешь завоевать ведущие позиции в новых, свободных мирах, - насмешливо подхватил Байрон.
     - Твой цинизм не испугает меня, Фаррилл. Ответом будет - да. Если восстание окажется удачным, всегда лучше присоединиться к победителю.
     - Более того, в награду одному из друзей восстания может быть отдана Автархия Линганы.
     - Или Вайдемос. Верно.
     - А если восстание обречено на провал?
     - Тогда у нас будет время разобраться и решить, что делать дальше.
     Байрон медленно сказал:
     - Я полечу с тобой.
     - Отлично! Тогда нужно переместить тебя с этого корабля на другой.
     - Зачем?
     - Так будет лучше для тебя. Этот корабль - всего лишь игрушка.
     - Это военный корабль тиранийцев. Было бы глупо не учитывать его мощь.
     - Именно потому, что это - военный корабль тиранийцев, отправляться в путешествие на нем опасно.
     - Но не в Туманность. Прости, Джоунти! Я присоединяюсь к тебе, потому что тоже хочу найти мятежный мир. Но мы с тобой не друзья, и поэтому я буду поступать по собственному усмотрению.
     - Байрон, - осторожно вмешалась Артемида, - но корабль слишком мал для троих!
     - Конечно, Арта. Но к нему можно прикрепить прицеп. Джоунти это так же хорошо известно, как и мне. Тогда в космосе у нас будет все необходимое. Кроме того, прицеп изменит внешний вид судна.
     Автарх вслух размышлял:
     - Если мы с тобой не друзья, Байрон, и не доверяем друг другу, я должен позаботиться о личной безопасности. Можешь лететь на своем корабле с прицепом, но мне нужны некоторые гарантии. Поэтому госпожа Артемида должна пойти со мной.
     - Нет! - крикнул Байрон.
     Автарх удивленно поднял брови:
     - Нет? Пусть говорит сама леди.
     Он повернулся к Артемиде:
     - Мне кажется, я сумею обеспечить вам несколько больший комфорт, моя госпожа.
     - Не думаю, что мое общество может оказаться приятным для вас, мой господин. Поэтому я останусь здесь.
     - Мне кажется вы могли бы передумать, - начал было Автарх, но тут с кончика его носа скатилась капелька пота, и это испортило все впечатление.
     - А мне так не кажется, - прервал его Байрон. - Госпожа Артемида сделала свой выбор.
     - И тебя устраивает ее выбор, Фаррилл? - спросил Автарх, улыбаясь.
     - Вполне! Все мы втроем останемся на борту "Беспощадности". Других вариантов не будет.
     - Ты опрометчиво выбрал себе спутников.
     - Да?
     - Я в этом совершенно убежден. Ты плохо относишься ко мне, потому что я обманул тебя и подверг твою жизнь опасности. Тогда тем более странно, что ты находишься в таких дружеских отношениях с дочерью человека по имени Хенрик, превзошедшего в коварстве даже меня.
     - Я знаю Хенрика. Твои высказывания о нем не изменят моего мнения.
     - Ты знаешь о Хенрике все?
     - Я знаю достаточно.
     - А знаешь ли ты, что именно он убил твоего отца? - Пальцем Автарх указал в сторону Артемиды. - Знаешь ли ты, что эта девушка, к которой ты так расположен, - дочь убийцы твоего отца?
     14. ОТЪЕЗД АВТАРХА
     В каюте воцарилось напряженное молчание. Автарх закурил новую сигарету. Он внешне расслабился, на лице появилось беззаботное выражение. Джилберт бессильно опустился в пилотское кресло; казалось он сейчас заплачет.
     Байрон, белый как бумага, повернулся к Артемиде; она отвела от Автарха взгляд и смотрела только на Байрона.
     Тишину прерывали лишь радиосигналы.
     Автарх лениво протянул:
     - Боюсь, что наша беседа несколько затянулась. Я просил Ризетта прибыть за мной, если сам не вернусь через час.
     На видеоэкране возник Ризетт.
     Тогда Джилберт сказал Автарху:
     - Он хочет поговорить с тобой, - и включил звук.
     Автарх встал с кресла и подошел к зоне видеоконтакта.
     - Я в полной безопасности, Ризетт.
     В рубке необычайно ясно прозвучал вопрос:
     - А кто же наши гости, сэр?
     Внезапно Байрон встал рядом с Автархом:
     - Я Господин Вайдемоса, - гордо заявил он.
     Ризетт приветливо улыбнулся в ответ. Рука его поднялась вверх, отдавая честь.
     - Мое почтение, сэр.
     Автарх прервал его:
     - Я скоро вернусь с молодой леди. Подготовь воздушный туннель. - Он оборвал видеосвязь между кораблями и повернулся к Байрону:
     - Я не собирался сообщать им, что на борту корабля находишься именно ты. У меня имелись свои причины прийти сюда одному: твой отец был исключительно популярен среди моих людей.
     - И именно поэтому ты хочешь использовать мое имя.
     Автарх кивнул.
     Байрон продолжил:
     - Но это и все, что ты сможешь использовать. Твое сообщение своему офицеру было несколько поспешным.
     - То есть?
     - Артемида из Хенриадов остается со мной.
     - Как? После того, что я рассказал тебе?
     - Ты ничего не рассказал мне, - резко возразил Байрон. - Ты высказал предположение, не подтвержденное ничем.
     - Неужели ты знаешь Хенрика с такой стороны, что мое утверждение кажется тебе невероятным?
     Байрон промолчал.
     - Я уверена, что это не так, - вмешалась Артемида. - Какие у вас доказательства?
     - Прямых доказательств, безусловно, нет. Я не присутствовал на встречах твоего отца с тиранийцами. Но я мог сопоставить несколько фактов. Во-первых, Господин Вайдемоса шесть месяцев назад посетил Хенрика. Это я уже говорил. Вероятно, переоценив Хенрика, он несколько перестарался. Во всяком случае, он сказал больше, чем должен был говорить. Мой господин Джилберт может подтвердить это.
     Джилберт жалко кивнул. Он повернулся к Артемиде, которая ответила ему гневным взглядом.
     - Прости, Арта, но это правда. Я говорил тебе. Именно от Вайдемоса я услыхал об Автархе.
     - Мне повезло, - добавил Автарх, - что мой господин Джилберт страдает страстью к подслушиванию. Я был предупрежден об опасности и быстро покинул планету.
     - И ты не попытался спасти его? - спросил Байрон.
     - В нашем деле каждый за себя. Но его предупреждали. После этого он не вступал в контакт ни с кем из нас. Некоторые из нас верили, что твой отец, Байрон, покинул сектор и бежал. Он мог сделать это. Но он не скрылся и решил рискнуть... И проиграл. Тиранийцы долго охотились за ним.
     - Это ложь! - вскрикнула Артемида. - Все это ложь! В твоей истории нет ни слова правды. Если бы дело обстояло так, то за тобой тоже следили бы! Ты бы тоже был в опасности и не сидел здесь, улыбаясь и отнимая наше время.
     - Моя милая, я вовсе не напрасно сижу здесь. Ведь за это время мне удалось полностью дискредитировать твоего отца, верно? Кроме того, имей в виду, что вряд ли тиранийцы доверяют теперь человеку, чьи дочь и кузен присоединились к предателям. А если даже и доверяют, то очень скоро я намерен скрыться во тьме Туманности, где никто не найдет меня.
     Байрон перевел дыхание и подытожил:
     - Наше интервью подошло к концу, Джоунти. Мы согласны присоединиться к тебе и обещаем поддержку, в которой ты так нуждаешься. Но это единственное, что я могу обещать тебе. Даже если все, сказанное тобой - правда, преступления Правителя Родии не имеют отношения к его дочери. Артемида из Хенриадов остается со мной, если она согласна.
     - Согласна, - сказала Артемида.
     - Хорошо. Думаю, это все упрощает. Кстати, хочу предупредить тебя. Ты вооружен, но и я тоже. У тебя в распоряжении есть боевые корабли, у меня - тиранийское военное судно.
     - Не глупи, Фаррил. Мои намерения вполне дружеские. Ты хочешь оставить девушку здесь? Пусть будет так. Могу я теперь покинуть вас?
     Байрон кивнул.
     - Мы давно этого ждем.
     Корабли вновь приблизились друг к другу и между ними, как и в предыдущий раз, возник прозрачный туннель. Джилберт внимательно слушал радио.
     - Через две минуты они хотят вступить с нами в контакт, - сообщил наконец он.
     На видеоэкране возник Автарх. Он уже добрался до своего корабля, и теперь снимал скафандр.
     - Спасибо, - приятным голосом сказал он. - Сейчас к вам прибудет мой офицер. С ним вы сможете обсудить детали нашей акции.
     На этом связь прервалась.
     - Джил, - Байрон повернулся к Джилберту, - я прошу тебя принять офицера, когда он прибудет на борт. Сразу же после его прибытия разорви воздушный контакт. Для этого нужно просто отключить магнитное поле. Ты только нажмешь вот на эту кнопку.
     Он повернулся и вышел из рубки. Ему было необходимо остаться наедине с самим собой, чтобы поразмыслить как следует.
     Но тут он услышал за спиной торопливые шаги, и тихий голос окликнул его. Он остановился.
     - Байрон, - прошептала Артемида. - Я хочу поговорить с тобой.
     Он повернулся к ней:
     - Потом, Арта, если ты не против.
     Она настойчиво искала его взгляд.
     - Нет, сейчас. Ты же не поверил тому, что рассказал этот ужасный человек о моем отце?
     - Это неважно, - ответил Байрон.
     - Байрон, - начала она, - я знаю: то, что произошло между нами, случилось потому, что мы были одни и нам угрожала опасность, но...
     Она умолкла.
     - Нет необходимости напоминать мне, что ты из рода Хенриадов, Арта. Я знаю это. И я не хочу, чтобы ты продолжала.
     - Нет! О, нет! - Она схватила его за руку и прижалась к ней щекой. - Это не так. Не важно, кто мы такие - Хенриады или Вайдемосы. Я... люблю тебя, Байрон. - Ее глаза были полны мольбы. - Я думаю, ты тоже любишь меня. Забудь, что я из Хенриадов. Ты же сам говорил Автарху, что я не могу отвечать за грехи моего отца.
     Теперь ее руки обнимали его за шею. Байрон ощутил на губах тепло ее дыхания. Он медленно разжал ее руки и на шаг отступил от нее.
     - Я еще не рассчитался с Хенриадами, моя госпожа.
     - Но ты же говорил Автарху...
     - Прости, Арта, - он смотрел в сторону. - Не нужно повторять, что я говорил Автарху.
     Ей хотелось закричать, что это неправда, что ее отец этого не делал, что в любом случае...
     Но он повернулся и вошел в рубку, оставив ее, сгоравшую от гнева и стыда, стоять в коридоре.
     15. ДЫРА В ПРОСТРАНСТВЕ
     Теодор Ризетт повернулся, когда Байрон вошел в рубку. Он был совершенно седой, но его тело дышало силой, а румяное улыбающееся лицо - здоровьем.
     Он легко преодолел разделяющее их с Байроном расстояние и дружелюбно глянул в лицо юноши.
     - Не нужно слов, - начал он, - чтобы сказать мне, что ты - сын своего отца. Старина Вайдемос воскрес передо мной.
     - Мне бы этого очень хотелось, - смущенно ответил Байрон.
     Улыбка на лице Ризетта угасла.
     - Как и всем нам. Кстати: я Теодор Ризетт, полковник вооруженных сил Линганы, но в нашей маленькой игре мы не пользуемся титулами. Даже Автарху мы говорим - "сэр". Так же называют и меня. На Лингане нет ни лордов, ни леди. Надеюсь, ты простишь меня, если когда-нибудь при обращении к тебе я забуду упомянуть твой титул.
     Байрон улыбнулся.
     - Разве ты сам не сказал, что в нашей маленькой игре мы обходимся без титулов. Но давай вернемся к прицепу. Я должен посоветоваться с тобой, Ризетт.
     Некоторое время он мерил шагами рубку. Сидевший здесь же Джилберт внимательно прислушивался. Тихо вошла Артемида и встала за его спиной. Ее пальцы шевелились, как фотоконтакты компьютера. Тишину прервал голос Ризетта.
     - Я впервые вижу тиранийский корабль изнутри. Мне было бы интересно более тщательно осмотреть его. Что же касается прицепа, не беспокойся. К подобным моделям его совсем несложно прикрепить.
     - Сколько понадобится времени для этого?
     - Совсем немного. Каких размеров он должен быть?
     - Самого высокого класса. Размеры - соответствующие.
     - Для мисс Хенриады? Конечно, он будет гораздо лучше, чем то, что вы имеете здесь... - Ризетт в растерянности замолчал, потому что Артемида, гордо вскинув голову, медленно вышла из рубки. Байрон проводил ее взглядом.
     - Наверное, - пожал плечами Ризетт, - я не должен был называть имя мисс Хенриады...
     - Не обращай внимания. Что ты говорил?
     - Да, насчет комнат. Их будет две, и они будут соединены между собой. Там же будут туалет и ванная комната. Все очень удобно.
     - Хорошо. Кроме того, нам нужна еда и вода.
     - Конечно. Воды вам доставят достаточно, чтобы хватило наполнить небольшой плавательный бассейн. И вы также получите много замороженного мяса. Ведь все это время вы питались тиранийскими пищевыми концентратами?
     Байрон кивнул, и Ризетт скорчил гримасу.
     - По вкусу они напоминают сушеных тараканов, правда? Что еще?
     - Кое-какую одежду для леди.
     Ризетт почесал в затылке.
     - Да, конечно. Ну, это она выберет сама.
     - Нет, сэр. Вы сами пришлете нам все необходимое: мы полностью доверяем вашему вкусу.
     Ризетт коротко рассмеялся и покачал головой.
     - Вайдемос, ей это не понравится. Ей не понравится ни одно платье, которое она не выберет сама. Даже если бы она выбрала то же самое, наш выбор ее не устроит. Это не просто предположение. У меня есть опыт в таких вещах.
     - Уверен, что ты прав, Ризетт, - кивнул Байрон. - Но ей придется принять все это.
     - Хорошо, но я предупредил тебя. Что еще?
     - Всякие мелочи. Косметика, духи - все, что нужно женщине. У нас еще будет время уточнить список. Давай пока займемся прицепом.
     Теперь уже Джилберт, ни слова не говоря, вышел из рубки. Байрон смотрел ему вслед, и мышцы его напряглись. Хенриады! Они - Хенриады! И с этим ничего не поделаешь. Они - Хенриады! Джилберт - один из них, она - другая.
     Вслух же он сказал:
     - И, конечно, нужна одежда для меня и мистера Хенриада. Но это не столь важно.
     - Хорошо. Могу я воспользоваться рацией? Будет лучше, если я останусь на судне, пока не закончатся последние приготовления.
     Байрон ждал пока Ризетт отдавал приказы. Потом офицер встал со стула.
     - Мне трудно поверить, Вайдемос, что здесь, со мной, ты, а не твой отец. Ты очень похож на него. Он часто рассказывал о тебе. Ты ведь учился на Земле?
     - Да, и закончил бы учебу около недели назад, если бы не некоторые события.
     Ризетту явно было неловко.
     - Кстати, по поводу отправки тебя на Родию... Ты не должен сердиться на нас. Мы не хотели этого. Строго между нами, кое-кому из ребят это очень не понравилось. Конечно, Автарх не советовался с нами. Некоторые из нас - я не буду называть имена - даже настаивали, чтобы мы остановили корабль и сняли тебя с его борта. Естественно, что это было наихудшим из всех возможных вариантов. Но потом ребята решили, что Автарх знает, что делает.
     - Наверное, приятно пользоваться таким неограниченным доверием.
     - Оно оправдано. Никто не может объяснить, почему иногда он выбирает то или другое решение. Но любое его решение в конечном итоге оказывается правильным. И он до сих пор избегал тиранийской угрозы, чего не смогли другие.
     - Например, мой отец.
     - Я не имел его в виду, хотя ты, конечно, прав. Даже он. Но Вайдемос был совсем другим человеком, с несколько своеобразными взглядами на жизнь. Он очень нравился всем нам. Смотри, сейчас я полковник, но отец мой был простым металлургом. Для Вайдемоса не было разницы между полковником и металлургом. А вот Автарх... он - другой. Он не допускает к себе близко никого, кем бы тот ни был. У него совершенно отсутствует чувство юмора. Я не смог бы с ним говорить так, как говорю с тобой. С ним приходится обдумывать каждое свое слово. Автарх есть Автарх, и этим все сказано.
     - Я во многом согласен с тобой, - кивнул Байрон. - Знаешь ли ты, что он знал о моем присутствии на корабле еще до того, как увидел меня?
     - Знал? Мы этого не знали. Он собирался отправиться на борт тиранийского корабля, и мы сочли это самоубийством. Нам это не понравилось. Но мы опять же решили, что он знает, что делает. Он мог бы сообщить нам о тебе хотя бы с борта корабля. Ему отлично известно, что для всех прибытие сына Вайдемоса было бы огромной радостью. Но это так похоже на него - он промолчал!
     Артемида сидела в каюте на низкой скамеечке. Почти автоматически она разглаживала складки на юбке. Девушка была раздражена и очень устала. На стук в дверь она вскочила на ноги; она не хотела видеть его; она не хотела слышать его; она ненавидела его!
     Но это был лишь Джилберт. Она вновь села, сказав:
     - Привет, дядя Джил.
     Он уселся против нее. Минуту Джил рассматривал ее лицо, и вдруг улыбнулся.
     - Мне кажется, Арта, провести неделю на корабле - не слишком восхитительное занятие. Ты со мной согласна?
     - Дядя Джил, - холодно заметила она, - не надо практиковаться в изучении психологии на мне. Если хочешь задеть меня, то лучше оставь свои попытки, потому что тогда я скорее задену тебя.
     - Если тебе станет от этого легче...
     - Говорю тебе, прекрати!
     - Дорогая, ты почему-то поссорилась с Байроном?
     - Не смей расспрашивать меня! Оставь меня в покое!
     Она помолчала и после паузы добавила:
     - Он считает, что отец совершил все то, о чем говорил Автарх. Я ненавижу его за это.
     - Твоего отца?
     - Нет! Этого доверчивого, глупого, самонадеянного мальчишку!
     - Значит, Байрона. Ладно. Ты ненавидишь его. Но ведь любовь и ненависть всегда ходят рядом?
     - Дядя Джил, - жалобно спросила она, - мог он в самом деле это совершить?
     - Байрон? Совершить что?
     - Нет! Отец! Мог отец совершить это? Мог он предать Вайдемоса?
     Джилберт задумчиво посмотрел на нее.
     - Я не знаю... Но ведь он хотел выдать Байрона тиранийцам? И сделал это.
     - Потому что он знал, что это - ловушка, - гневно ответила она. - Тиранийцы знали, кто такой Байрон, и сами послали его к отцу. Отец сделал то, что он обязан был сделать. Это понятно каждому.
     - А если при этом вспомнить, - Джилберт смотрел в сторону, - что он пытался убедить тебя выйти замуж по политическим соображениям? Если Хенрик мог пойти на такое...
     Она прервала его:
     - У отца не было другого выхода.
     - Моя дорогая, если ты собираешься найти оправдание каждому поступку своего отца, объясняя это тем, что у него не было выхода, то, возможно, по этим же соображениям он выдал тиранийцам Господина Вайдемоса?
     - Я уверена, что он не делал этого! Ты не знаешь отца так, как знаю его я. Он ненавидит тиранийцев и я это знаю. Он не стал бы помогать им добровольно. Просто он боится их, но сам никогда не стал бы их добровольным союзником.
     - А если этого невозможно избежать?
     Но она затрясла головой, потом закрыла лицо руками и разрыдалась.
     Джилберт посмотрел на Артемиду, беспомощно развел руками и вышел.
     Прицеп был прикреплен; его соединял с "Беспощадностью" широкий коридор. Автарх вышел на связь и поинтересовался у Байрона, не нужно ли еще чего-нибудь.
     - Нет, - ответил Байрон. - Думаю, нам будет вполне удобно.
     - Хорошо. Да, кстати. Ризетт сказал мне, что с госпожой Артемидой не все в порядке, точнее, она не очень хорошо выглядит. Если ей потребуется медицинская помощь, лучше бы отправить ее на мой корабль.


1 ] [ 2 ] [ 3 ] [ 4 ] [ 5 ] [ 6 ] [ 7 ] [ 8 ] [ 9 ] [ 10 ] [ 11 ] [ 12 ] [ 13 ] [ 14 ] [ 15 ] [ 16 ] [ 17 ] [ 18 ] [ 19 ] [ 20 ] [ 21 ] [ 22 ] [ 23 ] [ 24 ] [ 25 ] [ 26 ] [ 27 ] [ 28 ]

/ Полные произведения / Азимов А. / КОСМИЧЕСКИЕ ТЕЧЕНИЯ


2003-2022 Litra.ru = Сочинения + Краткие содержания + Биографии
Created by Litra.RU Team / Контакты

 Яндекс цитирования
Дизайн сайта — aminis