Войти... Регистрация
Поиск Расширенный поиск



Есть что добавить?

Присылай нам свои работы, получай litr`ы и обменивай их на майки, тетради и ручки от Litra.ru!

/ Полные произведения / Азимов А. / КОСМИЧЕСКИЕ ТЕЧЕНИЯ

КОСМИЧЕСКИЕ ТЕЧЕНИЯ [10/28]

  Скачать полное произведение

    В голосе его прозвучало нескрываемое торжество.
     Но его молчаливый собеседник не обратил никакого внимания на идею Аратапа, и тому пришлось прервать свои творческие фантазии.
     - Так ты видишь Фаррилла? - резко спросил Представитель.
     - Так точно!
     - Теперь ты должен встретиться с Хенриком.
     - С Хенриком?
     - Конечно. Для этого я и собираюсь освободить мальчика. Мне нужно получить ответы на некоторые вопросы. Зачем Фарриллу понадобился Хенрик? Что их связывает? Смерть Господина здесь ни при чем. Между ними была - должна быть - хорошо отлаженная тайная связь, и мы еще не знаем, как именно она осуществлялась.
     - Но Хенрик не может быть вовлечен в это! Даже если у него хватило бы смелости, то ума явно недостаточно.
     - Согласен. Но именно из-за своего идиотизма он может служить орудием в их руках. Если так, то это станет нашей ахиллесовой пятой. Поэтому необходимо тщательно все проверить.
     Он вяло махнул рукой; собеседник отдал ему честь, щелкнул каблуками и вышел.
     Аратап задумчиво крутил в руке фотокуб, созерцая, как чернота сменяется изображением. Жизнь во времена его отца была значительно проще. В завоевании чужой планеты крылось жестокое величие, тогда как в манипулировании ничего не понимающим парнишкой была только жестокость.
     Но это было необходимо.
     5. НЕ САМАЯ УДАЧНАЯ СИТУАЦИЯ
     Люди заселили Родию не слишком давно, - даже по сравнению с Центурионом или Сириусом. Планеты Арктура, например, были освоены более двухсот лет назад, когда первые космические корабли пересекли границы Туманности Лошадиной Головы в поисках пригодных для жизни планет. Лишь немногие из исследованных планет удовлетворяли условиям, необходимым для существования человеческого организма.
     В Галактике насчитывается от одного до двух тысяч миллиардов звезд, являющихся источниками света и тепла. Среди них есть пятьсот миллиардов планет, где уровень гравитации в одних случаях составляет 120 процентов земного, а в других не достигает и шестидесяти. Некоторые из них слишком жаркие, другие - слишком холодные. Атмосфера многих ядовита, потому что состоит преимущественно или полностью из неона, метана, аммиака, хлора, даже соединений фтора и кремния. На некоторых планетах нет воды, другие состоят почти сплошь из океанов, наполненных серной кислотой. На третьих нет углерода.
     Поэтому ни один из этих сотен тысяч миров не может быть обитаем. Жизнь сосредоточена всего лишь в четырех миллионах миров, пригодных для существования.
     О количестве заселенных миров идут постоянные споры. По данным "Галактического Альманаха", Родия была 1098-м миром, где поселились люди.
     По иронии судьбы, Тирания, завоевавшая Родию, числилась 1099-й.
     История повторяется. Период развития и экспансии в Транстуманном регионе ничем не отличался от аналогичного периода в других точках Галактики. Планетарные республики быстро добились успеха; у каждой из них было собственное правительство. Затем в их жизнь вторглась Тирания, и планеты оказались колонизированы, а после и вовсе растворились внутри сателлита. Так появилась маленькая "Империя".
     Только на Родии сохранялась некоторая стабильность, и этому способствовала правящая династия Хенриадов. Хотя Тирания за каких-нибудь десять лет сумела расширить границы своей Империи на всю территорию Транстуманности, форма правления на Родии не изменилась. Она даже укрепилась. Хенриады были чрезвычайно популярны в народе, и тиранийцам нужно было лишь уметь влиять на них.
     Точнее, Правитель не обязательно происходил из чистых Хенриадов. Должность эта формально являлась выборной из числа членов наиболее влиятельного семейства планеты. Семейство Хенриадов устраивало тиранийцев по ряду причин, и, не без их помощи, Хенрик (пятый по счету) был избран Правителем.
     С позиции Тирании это был полезный выбор.
     В момент избрания Хенрик выглядел красивым и статным мужчиной; да и сейчас он все еще производил приятное впечатление. Его волосы слегка посеребрила седина, но брови оставались густыми и такими же черными, как и глаза его дочери.
     Сейчас он смотрел на свою дочь, а она была взбешена, и не скрывала этого. Высокая - всего на два дюйма ниже отца, при его росте не менее шести футов, - вспыльчивая девушка, темноволосая и темноглазая, чье лицо сейчас потемнело от гнева.
     Она беспрестанно повторяла:
     - Я не могу этого сделать! Я не буду этого делать!
     Хенрик отвечал ей:
     - Но, Арта, Арта, это же неразумно! Что я могу поделать? Разве в моем положении можно выбирать?
     - Если бы мама была жива, она сумела бы найти выход из положения!
     И девушка топнула ногой. Ее полное имя - Артемида, королевское имя, которое в каждом поколении Хенриадов носила одна из женщин.
     - Да-да, несомненно... Черт меня побери! У твоей матери был талант на эти вещи! Иногда мне кажется, что ты пошла только в нее и ничуть не похожа на меня! Но серьезно, Арта, ты не оставила ему никакой надежды. Возможно, ты могла бы взглянуть на него более благосклонно?
     - Что ты имеешь в виду?
     - Ну... - он сделал рукой неопределенный жест, затем положил руку ей на плечо, но она резким движением сбросила ее.
     - Я провела с ним вечер, - раздраженно ответила она, - и он попытался поцеловать меня. Это было омерзительно.
     - Все целуются, дорогая моя. Конечно, поцелуи не значат сейчас того, что означали во времена твоей прабабки... Это лишь дань традициям. Молодая кровь, Арта, горячая кровь!..
     - Молодая кровь... За последние пятнадцать лет молодая кровь в этом чудовище была разве что сразу после переливания. Он на четыре дюйма ниже меня, отец. Как я могу показаться на людях с пигмеем?
     - Он - важная персона. Очень важная!
     - Это не прибавляет ему в росте ни дюйма. Он кривоног, как все они, и у него дурно пахнет изо рта.
     - Пахнет изо рта?
     Артемида шмыгнула носом:
     - Да, и не просто пахнет, а воняет. Это очень неприятный запах, мне он не нравится, и я сказала ему об этом.
     До Хенрика с трудом дошел смысле ее последних слов. Он побледнел, а голос его понизился до шепота:
     - Ты сказала ему об этом? Ты считаешь, что высокопоставленная особа из Королевского Двора Тирании может иметь неприятное личное качество?
     - Да! Как тебе известно, у меня есть орган, именуемый носом! И когда этот тип подошел слишком близко, я зажала нос и толкнула его. Он шмякнулся на спину, размахивая своими кривульками...
     Она пальцами показала, как именно было дело, но Хенрик этого не видел, так как в этот момент закрыл лицо руками.
     На миг выглянув наружу, он жалобно спросил:
     - Что же теперь будет? Как ты могла так поступить?!
     - Не бойся! Знаешь, что он мне ответил? Его слова переполнили чашу моего терпения. Я поняла, что не могу находиться рядом с мужчиной, который всего четырех футов ростом.
     - Но что же он сказал тебе?
     - Он сказал, - отойди от видео, папа, - он сказал: "Ха! Смелая девушка! После этого она мне нравится еще больше!", и двое слуг помогли ему подняться на ноги. Но больше он не пытался дышать мне в лицо!
     Хенрик почесал в затылке, затем внезапно схватил Артемиду за руку:
     - Ты могла бы выйти за него замуж! И не спорь! Во имя политической необходимости... Это было бы просто шуткой...
     - Что значит "не спорь"? Какой такой шуткой?! Мне что, пришлось бы сложить пальцы левой руки в фигу, подписывая правой брачный контракт?!
     - Нет-нет, что ты! - Хенрик был смущен. - Зачем же так? Арта, я просто удивляюсь твоему упрямству.
     - Что ты имеешь в виду?
     - Что имею в виду? Погоди, о чем это мы? Я не могу сосредоточиться, когда ты споришь со мной. Что я хотел сказать?
     - Что-то о моем замужестве. Вспомнил?
     - Ах, да! Я хотел сказать, что к замужеству не стоит относиться слишком серьезно.
     - Как я понимаю, ты предлагаешь мне иметь любовников.
     Хенрик покраснел и гневно взглянул на нее:
     - Арта! Я всегда воспитывал тебя умной и рассудительной девочкой! Такой была твоя мать. Как ты можешь говорить подобные вещи? Стыд и срам!
     - Но разве ты имел в виду не это?
     - Мне можно так говорить. Я мужчина, зрелый мужчина! А девушка, подобная тебе, не должна бросаться такими словами.
     - Но я уже бросилась ими, папочка, и слова назад не вернешь. Я ведь не имела в виду, что действительно буду иметь любовников. Я только сказала, что в принципе могу их иметь, если выйду замуж по соображениям государственной необходимости. - Она обняла себя руками за плечи. - Чем же я буду заниматься в свободное от любовников время? Этот карлик ведь все-таки будет моим мужем, хотя подобная мысль может внушить исключительно брезгливость.
     - Дорогая, он уже не молод... Тебе недолго придется жить с ним.
     - Твое "недолго" может оказаться вечностью! Один час, проведенный с ним - уже слишком долго. Постой, отец, ведь всего пять минут назад ты рассказывал мне про его молодую кровь?! Помнишь?
     Хенрик развел руками:
     - Арта, этот человек один из тиранийцев, и причем самых влиятельных. При дворе Хана он на хорошем счету.
     - Хан может иметь о нем свое мнение. Возможно, он и сам воняет!
     От ужаса Хенрик забыл закрыть рот. Автоматически он оглянулся через плечо. Потом осторожно сказал:
     - Никогда больше не говори так... Никогда.
     - Если ты еще раз заведешь разговор на эту тему, я повторю все сначала! И потом, он уже трижды был женат! - Она подумала и уточнила: - Не Хан, а человек, за которого ты хочешь выдать меня замуж.
     - Но ведь его жены умерли, - напомнил ей Хенрик. - Арта, их больше нет в живых! Как ты могла подумать, что я способен выдать свою дочь замуж за полигама? Мы заставим его предъявить соответствующие документы. Он женился на них последовательно, а не одновременно; сейчас все они умерли, и лежат каждая в своей могиле.
     - Это неудивительно. При таком муженьке...
     - О Боже, ну что мне с тобой делать? - Он попытался в последний раз переубедить ее. - Арта, такова цена того, чтобы быть одной из рода Хенриадов и дочерью Правителя.
     - Я не просила, чтобы меня назначали Хенриадой и дочерью Правителя.
     - Но судьба распорядилась именно так. Вся история Галактики, Арта, показывает, что бывают ситуации, когда интересы государства, интересы безопасности планеты, интересы народа важнее, чем...
     - Чем то, что бедная девушка станет проституткой!
     - Боже, как вульгарно! Когда-нибудь ты переменишь свое мнение.
     - Отец, я скорее умру, чем сделаю это. Можешь мне поверить.
     Правитель направился к ней. Его губы дрожали, и он не мог вымолвить ни слова. Дочь подбежала к нему заливаясь слезами, и прижалась к его груди:
     - Я не могу, папочка! Не могу! Не принуждай меня!
     - Ты знаешь что произойдет, если ты откажешься? Тиранийцы рассердятся, они сместят меня, заточат в тюрьму, а возможно, даже каз... - Он поперхнулся на последнем слове. - Случится большое несчастье, Арта. Сейчас наступили трудные времена. Господин Вайдемоса на прошлой неделе был схвачен и, я думаю, даже убит. Помнишь его, Арта? Он гостил у нас при дворе полгода назад. Большой человек с круглым лицом и глубоко посаженными глазами. Сперва ты даже боялась его.
     - Я помню.
     - Ну так теперь он мертв. Чья теперь очередь? Моя? Твой бедный отец должен стать следующим? Поверь, времена сейчас очень сложные, и то, что он гостил у нас при дворе, может навлечь на нас беду.
     - Почему же обязательно беду? Ты ведь не связывался с ним?
     - Конечно, нет! Но если мы огорчим Хана Тирании отказом вступить в брак с одним из его любимчиков, они могут подумать именно то, о чем ты спросила.
     Хенрик помахал перед глазами рукой, отгоняя от себя кошмарную воображаемую картину.
     - Я пойду в свою комнату, - продолжил он. - Отдохни. Когда немного вздремнешь, начинаешь чувствовать себя лучше. Посмотрим... посмотрим... Во всяком случае нам обоим необходим отдых.
     Артемида посмотрела на отца и вздохнула. Ее лицо оставалось задумчивым, а на лбу пролегли глубокие морщинки.
     Внезапно раздался звук чьих-то шагов, и она резко обернулась.
     - В чем дело?
     Тон был более резким, чем ей хотелось бы.
     Это был Хенрик его лицо побледнело от страха.
     - Звонил майор Андрос.
     - Из Внешней Охраны?
     Хенрик сумел только кивнуть.
     Артемида вскрикнула:
     - Уверена, он не... - она на миг замолчала, не решаясь высказать свои ужасные предположения и ожидая дальнейшего рассказа отца.
     - Какой-то юноша настаивает на аудиенции. Я его не знаю. Зачем он здесь? Он прибыл с Земли! - Хенрик перевел дыхание.
     - Сядь, отец, - оборвала его Артемида, - и объясни мне, что случилось.
     Она взяла его за руку, и Хенрик немного успокоился.
     - Я в растерянности, - продолжил он. - Этот юноша пришел сюда с рекомендательным письмом. Он говорит, что знает о плане покушения на мою жизнь. На мою жизнь. И они велят мне выслушать его. Он глуповато улыбнулся. - Народ любит меня. Никто не захочет убивать меня. Верно?
     Хенрик внимательно посмотрел на дочь, и расслабился, когда она ответила:
     - Конечно, никто не собирается убивать тебя.
     Тогда он вновь заговорил:
     - Ты думаешь, это могут быть они?
     - Кто?
     - Тиранийцы. - Он понизил голос до еле слышного шепота. - Совсем недавно здесь был Господин Вайдемоса, и вот он убит. - Хенрик внезапно закричал. - А сейчас они послали кого-то убить меня. Меня!..
     Артемида встряхнула его с такой силой, что Правитель разом пришел в себя.
     - Отец! Сиди тихо! Ни слова! Слушай меня! Никто не собирается убивать тебя! Слышишь? Никто тебя не убьет! Господин Вайдемоса был здесь шесть месяцев назад. Помнишь? Шесть месяцев назад! Думай!
     - Так давно? - прошептал Правитель. - Да, да, кажется, именно так...
     - Сейчас ты останешься здесь и отдохнешь. Ты слишком перенапрягся. Я сама взгляну на юношу и потом, если это безопасно, приведу его к тебе.
     - Ты, Арта? Ты? Он не станет убивать женщину. Конечно, он не станет убивать женщину!..
     Она вскочила и поцеловала отца в щеку.
     - Будь осторожна, - пробормотал Хенрик, и глаза его устало закрылись.
     6. НОСИТЕЛИ КОРОН
     Возле одного из строений Дворца в нетерпении ждал Байрон Фаррилл. Впервые в жизни он чувствовал себя провинциалом.
     Вайдемос-Холл, где он вырос, казался ему прекраснейшим местом на свете, и сейчас память вызвала к жизни картины его варварского блеска. При мысли об этом он непроизвольно вздрогнул.
     Это место было совершенно другим.
     Дворец основателей Родии явился кульминационной точкой династии Хенриадов, выраженной в камне: он был стройным и светлым. Прямые линии его легко и изящно взмывали ввысь, создавая эффект шпилей; и это походило на крещендо в музыке, пиком которого был Центральный Дворец. В нем отсутствовали привычные Байрону "ложные окна", такие популярные в украшении зданий у него на родине. Дворец состоял из конструкций, создававших некую геометрическую абстракцию, устремленную прямо в небо.
     ...Охранник из числа тиранийцев ввел гостя во внутренние покои.
     - Байрон Мэлейн? - уточнил находящийся там второй страж, и Байрон кивнул.
     Перед ними остановился небольшой металлический вагончик, управляемый диамагнетическими силами. Байрону еще никогда не приходилось видеть подобного, и он на мгновение задержался.
     Вагончик, в котором поместились бы пять-шесть человек, раскачивался на ветру, и в его окнах отражалось прекрасное солнце Родии. К вагончику был подведен тонкий и на первый взгляд не очень прочный рельс, и Байрону показалось, что вагончик даже не касается его. Внезапно порыв ветра ударил по рельсу, но, вопреки ожиданиям, тот не сдвинулся с места, удерживаемый какой-то неведомой юноше силой.
     - Входи, - нетерпеливо скомандовал стоящий за его спиной охранник, и Байрон вошел в вагончик. Охранник последовал за ним.
     Казалось, вагончик превратился в прозрачный пузырь. Он неощутимо для сидящих в нем людей двинулся вверх. Через секунду перед Байроном открылся прекрасный вид на весь комплекс зданий Дворца Основателей. Это было замечательное, величественное зрелище. Менее чем через две минуты они остановились: подъем был окончен.
     Перед Байроном отворилась дверца, и он вышел. Дверца тут же закрылась вновь. В комнате, куда попал Байрон, никого не было, но это не успокоило Байрона: он не питал иллюзий относительно того, что с той самой ночи его действиями управляют другие.
     Джоунти поместил его на борт космического корабля. Представитель Тирании отправил его сюда. И с каждым шагом он все больше втягивался в водоворот непонятных ему событий.
     Байрон прекрасно понимал, что расчет тиранийца был весьма тонок. Конечно, избавиться от него совсем несложно. Это можно было сделать еще на корабле, и не один раз. Но Джоунти в чем-то прав: им невыгодно убивать его, чтобы не вызвать негативный резонанс. Хенрик - их марионетка, и они рассчитывали убрать Байрона руками Правителя Родии. Тогда тиранийцы остались бы только сторонними наблюдателями.
     Пальцы юноши непроизвольно сжались в кулаки. Он высок и силен, но совершенно безоружен. У людей, которые придут за ним, будут бластеры и огнеметы. Незаметно для самого себя он прижался к стене.
     Слева от него раздался звук открываемой двери. Вошел вооруженный человек в военной форме, за ним следовала девушка. Байрон немного расслабился. Всего лишь девушка! В другое время он не преминул бы рассмотреть ее подробнее, но сейчас она была для него просто девушкой.
     Вошедшие приблизились к Байрону, который не сводил глаз с бластера в руках мужчины.
     Девушка повернулась к стражнику:
     - Сначала с ним буду говорить я, лейтенант.
     Затем она строго сдвинула брови и обратилась к Байрону:
     - Ты и есть тот человек, который хочет предостеречь Правителя о покушении на его жизнь?
     - Я уже сказал, что буду говорить только с самим Правителем, - ответил Байрон.
     - Это невозможно. Если тебе есть, что сказать, то скажи это мне. Если твои сведения окажутся правдивыми и полезными, тебя вознаградят.
     - Тогда разреши поинтересоваться - кто ты? Откуда мне знать, имеешь ли ты право говорить от лица Правителя?
     Казалось, девушка удивилась заданному ей вопросу.
     - Я его дочь. И я собираюсь задавать вопросы, а не отвечать на них. Ты прибыл откуда-то извне Системы?
     - Я с Земли, - Байрон подумал и добавил: - ...Ваша Светлость.
     Обращение удовлетворило ее.
     - Где же она находится?
     - Это маленькая планета в секторе Сириуса, Ваша Светлость.
     - А как зовут тебя?
     - Байрон Мэлейн, Ваша Светлость.
     Она задумчиво смотрела на него:
     - Значит с Земли?.. А ты умеешь управлять космическим кораблем?
     Байрон едва сдержал улыбку. Она проверяет его. Ей отлично известно, что космическая навигация является запрещенной наукой в мирах, контролируемых Тиранией.
     - Да, Ваша Светлость, - ответил Байрон.
     Раз они позволили ему так долго оставаться в живых, он мог позволить себе признаться в этом. На Земле космическая навигация запрещена не была, а за четыре года можно научиться многому.
     - Очень хорошо, - сказала она. - Ну, а что ты хочешь рассказать?
     Внезапно он решился. Он никогда не пошел бы на такой шаг будь здесь только охранник. Если эта девушка не лжет, и она действительно дочь Правителя, то может помочь ему.
     - Ваша Светлость! Собственно, никакого покушения нет!
     Девушка рассердилась. Она резко повернулась к своему спутнику:
     - Теперь ваша очередь, лейтенант. Добейтесь от него правды!
     Байрон отступил, ощутив холодное прикосновение бластера охранника, и торопливо произнес:
     - Подождите, Ваша Светлость! Выслушайте меня! Это был для меня единственный способ увидеться с Правителем! Разве вы не в состоянии это понять?
     Он повысил голос:
     - Вы должны сообщить Его Превосходительству, что я - Байрон Фаррилл и прошу предоставить мне убежище!
     Именно такие слова в давние времена произносили попавшие в беду феодалы. Слова эти были привычными, пока феодалы не утратили своей власти, но теперь, с приходом тиранийцев, это был всего лишь архаизм, не более того.
     Она удивленно вздернула брови:
     - Разве ты происходишь из аристократической семьи? Мне кажется, минуту назад ты представился как Мэлейн.
     И тут в разговор вмешался новый голос.
     - Совершенно верно, но это всего лишь псевдоним. Ты - Байрон Фаррилл, мой дорогой юный сэр! Вне всяких сомнений, ты - Фаррилл. Ошибиться просто невозможно!..
     В дверном проеме стоял маленький улыбающийся человечек. Его сияющие глаза скользили по фигуре Байрона. Человечек еще раз улыбнулся и обратился к девушке:
     - А ты, Артемида, ты разве не узнала его?!
     Артемида поспешила к нему; в ее голосе звучало беспокойство:
     - Что ты делаешь здесь, дядя Джил?
     - Забочусь о своих интересах, моя дорогая. Вспомнив, что здесь может произойти убийство, я, как ближайший из Хенриадов, намеревался бы претендовать на престол. Ладно, шутки в сторону. Отошли лейтенанта! Опасности нет.
     Пропустив его слова мимо ушей, она спросила:
     - Ты опять подслушивал у коммутатора?
     - А как же! Разве я мог лишить себя подобного удовольствия?
     - Когда-нибудь ты попадешься!
     - Опасность - неотъемлемая часть любой игры, милочка. Причем самая восхитительная ее часть. Кроме того, тиранийцы уже давно, как мне кажется, знают о моем хобби. Мы мало что можем сделать, чтобы это не стало сразу же известно им. Ладно, ерунда! Ты не хочешь представить меня нашему гостю?
     - Нет, не хочу, - резко ответила она. - Это не твое дело.
     - Тогда я представлю ему тебя. Когда я услыхал его имя, то перестал подслушивать и вошел. - Он отвесил Байрону полушутливый поклон.
     - Дорогая, это Байрон Фаррилл.
     - Я уже говорил это, - все внимание Байрона было приковано к лейтенанту, все еще сжимающему в руке бластер.
     - Но ты забыл добавить, что ты - сын Господина Вайдемоса.
     - Я хотел, но вы прервали меня. Как бы там ни было, вам это уже известно. Я сбежал от тиранийцев, и не назвал им моего настоящего имени.
     Он перевел дыхание. Если его сейчас не арестуют, то у него остается маленький шанс на спасение.
     - Понимаю, - кивнула Артемида. - Это, я думаю, сможет убедить Правителя. Вы уверены, что речь не идет о покушении?
     - Вполне, Ваша Светлость.
     - Хорошо. Дядя Джил, ты останешься с мистером Фарриллом? Лейтенант, следуйте за мной.
     Ноги Байрона подкосились. Он мечтал об одном - о возможности присесть, и его не интересовало, какое впечатление это может произвести на Джилберта, все еще с нескрываемым интересом изучавшего пришельца.
     - Сын Господина! Прелестно! Очаровательно!..
     Байрон попытался сосредоточиться. Он устал постоянно думать о том, что можно и чего нельзя говорить. Поэтому он ответил:
     - Да, сын Господина. Титул, получаемый при рождении. Чем могу служить?
     Джилберт хранил невозмутимый вид. Только улыбка на его лице стала еще шире.
     - Удовлетвори мое любопытство, юноша. Ты действительно пришел искать здесь убежища?
     - Я предпочел бы обсудить этот вопрос с Правителем, сэр.
     - Попытайся, дружок, попытайся! Ты поймешь, что от Правителя здесь не слишком много толку. Как ты думаешь, почему тебе только что пришлось общаться не с ним, а с его дочерью? Проникнись этой мыслью, она прелестна!
     - Вам кажется прелестным все без исключения?
     - А почему бы и нет? Жизнь вообще прелестная штука. Если не видеть в ней прелести, то скоро захочется сунуть голову в петлю. Задумайся об этом тоже. Кстати, я забыл представиться. Я - кузен Правителя.
     - Поздравляю, - холодно ответил Байрон.
     Джилберт усмехнулся:
     - Ты прав. Это не впечатляет. Но пока у меня нет ни малейшей надежды изменить свой статус.
     - Думаю, данный факт очень огорчает вас.
     - О-о-о, у вас есть чувство юмора! Имейте в виду, что здесь никто не воспринимает меня всерьез. Для окружающих я всего лишь закоренелый циник. Ты не задумывался, что на свете нет ничего хуже Директории? Ведь Хенрик никогда не отличался большим умом, а с каждым годом он становиться все более беспомощным. Совсем забыл! Ты ведь не знаком с ним! Но скоро тебе это предстоит. Я слышу его шаги. В разговоре с Правителем помни, что он правит самым большим из Транстуманных Королевств. Это самая прелестная мысль!..
     Хенрик был в полусонном состоянии. Он вошел в комнату, едва кивнул в ответ на церемонное приветствие Байрона, и сразу же заявил хриплым голосом:
     - Какое у вас к нам дело, сэр?
     Артемида стояла рядом с отцом, и Байрон с некоторым удивлением отметил, что она весьма хороша собой.
     - Ваше Превосходительство, - поклонился он, - я прибыл в интересах доброго имени моего отца. Вы не можете не знать, что его казнь была несправедлива.
     - Я немного знал вашего отца, молодой человек. Он гостил у нас раз или два, - голос Хенрика немного окреп. - Вы очень похожи на него. Очень. Но он совершил ошибку, и вам должно быть об этом известно. Во всяком случае, мне так кажется... Уверен, что при его аресте не был нарушен ни один закон. Хотя детали мне неизвестны.
     - Конечно, Ваше Превосходительство! Но мне бы хотелось как раз выяснить детали. Я уверен, что мой отец не изменник.
     Хенрик торопливо прервал его.
     - Это понятно. Вы - его сын и должны защищать отца, но поверьте, что крайне сложно обсуждать подобные вопросы. И вдобавок несколько несвоевременно. Почему бы вам не увидеться с Аратапом?
     - Я не знаю кто это, Ваше Превосходительство.
     - Аратап! Представитель! Я имею в виду - Представитель Тирании!
     - Я уже виделся с ним, и он отослал меня сюда. Конечно, вы понимаете, что я не намерен прощать Тирании...
     Хенрик вскочил, зажимая рукой дрожащие губы, и его речь стала невнятной скороговоркой.
     - Вы говорите вас послал сюда Аратап?
     - Я счел необходимым сказать ему...
     - Не повторяйте, что вы ему говорили! Я ничем не могу помочь вам, Господин - ой! - мистер Фаррилл. Это не входит в мою юрисдикцию. Исполнительный Совет - не толкай меня, Арта, я не могу говорить о серьезных вещах если ты мешаешь мне! - должен сказать свое слово. Джилберт! Ты побеспокоишься о том, чтобы мистеру Фарриллу был оказан хороший прием? Я подумаю, что можно будет сделать. Да, я проконсультируюсь в Исполнительном Совете! Это только юридическая формальность, но очень важная. Очень важная!..
     Он повернулся, чтобы уйти, что-то бормоча себе под нос.
     Артемида немного помедлила и осторожно коснулась плеча Байрона.
     - Минуточку... Это правда, что ты умеешь управлять космическим кораблем?
     - Естественно, правда, - Байрон улыбнулся ей, и после недолгого колебания она ответила ему улыбкой.
     - Джилберт, - добавила она, - с тобой мы поговорим позднее.
     И поспешно вышла. Байрон долго смотрел ей вслед. К действительности его вернул вопрос Джилберта.
     - Уверен, что ты голоден или, по крайней мере, умираешь от жажды. Жизнь, как я понимаю, все еще продолжается?
     - Да, благодарю вас, - Байрон не вполне понял, что имеет в виду его собеседник, но расслабился и пришел в отличное расположение духа.
     Она хорошенькая. Очень хорошенькая!
     Но Хенрик никак не мог расслабиться. Его одолевали ужасные мысли. Это ловушка! Мальчишку послал Аратап, и это - ловушка!
     Он сжал голову руками, погрузился в глубокое раздумье, и вскоре понял, что ему нужно делать.
     7. ВИРТУОЗ МЫСЛИ
     На все планеты рано или поздно опускается ночь. Она не может поступить иначе, хотя светлое время суток продолжается от пятнадцати до двадцати двух часов. Любой путешествовавший с планеты на планету человек может это подтвердить.
     На многих планетах период сна сведен до минимума. На других периоды "день-ночь" примерно равны между собой. На третьих в принципе отсутствуют понятия "свет и тьма".
     Но приход ночи всегда и везде имеет важное психологическое значение, связанное с эмбриональной фазой развития организма. Ночь - это пора страхов и беззащитности, и сердце до восхода солнца замирает в ожидании неизвестного.
     Во дворце не было сенсоров, способных показать наступление ночи, но инстинкт безошибочно подсказал Байрону ее наступление. Он знал, что ночная тьма за пределами Дворца вовсе не кромешная, и ее нарушает сияние звезд. В это время в Туманности Лошадиной Головы большинство звезд становились видимыми.
     Но звездный свет не мог рассеять мрак в душе Байрона.
     С момента короткой беседы с Правителем он больше не видел Артемиду, и это огорчало его. Он ждал обеда: возможно, ему удастся с ней поговорить. Но, вопреки ожиданиям, он ел в одиночестве, и только два охранника стояли на посту по обе стороны двери. Даже Джилберт покинул его, оставив наедине с самим собой.
     По возвращении Джилберт сказал:
     - Вначале мне хотелось бы показать мою лабораторию. Мы с Артемидой решали сейчас, что с тобой делать, - и жестом он приказал охране выйти.
     - Какую лабораторию? - в голосе Байрона не звучало ни малейшей заинтересованности.
     - Я строю разные приспособления, - прозвучал лаконичный ответ.
     На первый взгляд помещение ничуть не напоминало лабораторию. Это скорее была библиотека, в углу которой стоял маленький столик. Байрон медленно осмотрелся по сторонам.
     - Именно здесь ты и строишь свои приспособления? Что же они собой представляют?


1 ] [ 2 ] [ 3 ] [ 4 ] [ 5 ] [ 6 ] [ 7 ] [ 8 ] [ 9 ] [ 10 ] [ 11 ] [ 12 ] [ 13 ] [ 14 ] [ 15 ] [ 16 ] [ 17 ] [ 18 ] [ 19 ] [ 20 ] [ 21 ] [ 22 ] [ 23 ] [ 24 ] [ 25 ] [ 26 ] [ 27 ] [ 28 ]

/ Полные произведения / Азимов А. / КОСМИЧЕСКИЕ ТЕЧЕНИЯ


2003-2022 Litra.ru = Сочинения + Краткие содержания + Биографии
Created by Litra.RU Team / Контакты

 Яндекс цитирования
Дизайн сайта — aminis