Войти... Регистрация
Поиск Расширенный поиск



Есть что добавить?

Присылай нам свои работы, получай litr`ы и обменивай их на майки, тетради и ручки от Litra.ru!

/ Полные произведения / Азимов А. / КОСМИЧЕСКИЕ ТЕЧЕНИЯ

КОСМИЧЕСКИЕ ТЕЧЕНИЯ [15/28]

  Скачать полное произведение

    - С ней все в порядке, - отрезал Байрон.
     - Ну, если ты уверен... Готов ли ты стартовать через двенадцать часов?
     - Если нужно, то и через два.
     Проходя по коридору, Байрон столкнулся с Артемидой. Стараясь, чтобы его голос звучал как можно безразличнее, он сказал:
     - Теперь у тебя есть собственные покои. Я не буду надоедать тебе. Большую часть времени я буду проводить в рубке.
     Она так же холодно ответила ему:
     - Ты не беспокоишь меня, Господин Вайдемоса. И меня не интересует, где ты будешь находиться.
     ...И вот корабли стартовали. После первого же Прыжка они оказались на краю Туманности. Несколько часов пришлось ожидать, пока компьютер на корабле Джоунти сделает последние расчеты. Навигация внутри Туманности была непростым и малоизвестным делом.
     Байрон глядел в смотровое окно. Ничего не видно! Вокруг была темнота, и ни один лучик не прорезал ее. Впервые Байрон понял, насколько приветливы звезды, как они наполняют светом космос.
     - Это напоминает черную дыру в пространстве, - пробормотал он, обращаясь к Джилберту.
     А потом они вновь совершили Прыжок, на этот раз в глубину Туманности.
     Почти в это же время Саймок Аратап, Представитель Великого Хана Тирании, во главе десяти вооруженных военных судов, выслушал своего лоцмана и сказал:
     - Это неважно. Следуйте за ними по пятам.
     И тиранийские корабли пересекли границы Туманности в той точке, где совсем недавно то же самое совершила "Беспощадность".
     16. ПРЕСЛЕДОВАТЕЛИ
     В форме Саймок Аратап чувствовал себя несколько неудобно. Материал, из которого шили на Тирании формы, был груб. Но давней традицией планеты являлось ношение солдатами несколько неудобной одежды, что должно было, по мнению военачальников, вырабатывать в них дисциплину.
     И все же Аратап, в нарушение всех традиций, не смог не заметить:
     - Что за гадость этот воротничок! Он натирает мне шею!
     Майор Андрос, - чей воротничок ничем не отличался и который носил всю жизнь только военную одежду, не признавая иной, - посоветовал:
     - Когда вас никто не видит, воротничок вполне можно расстегнуть!
     Аратап фыркнул. Из-за полувоенной миссии их экспедиции он вынужден терпеть такие неудобства! И все это продолжается с того момента, как они покинули Родию.
     Все началось прозаически.
     К нему явился Андрос и сказал:
     - Представитель, нам нужно десять кораблей.
     - Десять кораблей, майор?
     - Да, сэр. Меньшее количество нас не устроит.
     - Почему же?
     - Мне нужно обеспечить полную безопасность. Молодой человек куда-то собрался. При этом он соблюдает полную конспирацию. Мы должны следовать за ним.
     Аратап взглянул на него, и солнечные зайчики, отраженные в его контактных линзах, заиграли на свету. Он меланхолически заметил:
     - У нас есть одна проблема. Это проблема Хенрика. Я думаю, он должен сопровождать нас.
     - Не вижу необходимости, - ворчливо возразил майор. - Присутствие в нашей экспедиции представителя местных органов власти может быть дурно истолковано.
     Аратап задумчиво слушал его. Андрос, конечно, человек компетентный. Стоит ли спорить с ним?
     - Я согласен с тобой. Но вспомни недавнюю историю! Казнь старого Господина Вайдемоса - политическая ошибка. В этом не было необходимости! Нужна ли нам теперь смерть его сына? Тут следует пораскинуть мозгами. Народ Родии считает, что юноша похитил дочь Правителя. Девушка очень популярна среди населения. Поэтому было бы вполне логично, если бы Правитель лично попросил нашей помощи в поимке похитителя.
     - Не самый лучший предлог для включения болвана Хенрика в тиранийскую военную экспедицию. Это отдает мелодрамой. Перед нами стоят задачи исключительно военного характера.
     - Но я же не сказал, дорогой майор, что Хенрик будет командовать кораблем: он не способен командовать и своими слугами. Он просто будет с нами. Никого из жителей Родии больше на борту не окажется.
     - Что ж, мне придется согласиться, Представитель, - нехотя сказал майор.
     Тиранийский флот расположился в двух световых годах от Линганы. Теперь следовало оценить ситуацию.
     Майор Андрос настаивал на немедленном захвате Линганы.
     - Автарх Линганы, - говорил он, - ввел нас в заблуждение, называя себя другом Хана, но я никогда не доверял ему. Странно, что как только он вернулся, на встречу с ним примчался молодой Вайдемос.
     - Он не мог знать о путешествии Автарха, майор. И к тому же, нам неизвестно, зачем Вайдемосу понадобилось с ним встречаться. Он кружит на орбите вокруг Линганы. Почему он не приземляется?
     - Стоит ли задумываться над тем, что он делает или не делает?
     - Хотелось бы высказать одну интересную мысль, майор, - Аратап запустил за воротничок пальцы, чтобы хоть немного ослабить его давление. - Поскольку молодой человек ждет, мы можем предположить, что он ждет кого-то или что-то. Было бы глупо думать, что у него нет никаких намерений. Скорее всего, он ждет встречи с другом или друзьями. Тот факт, что он не приземляется на Лингане, означает, что он не вполне уверен в безопасности этого шага. Это означает, что Лингана в целом - и Автарх в частности - не слишком искушены в конспирации. Так подсказывает мне логика.
     - Может быть, вы правы. Но если в течение двадцати четырех часов ничего не изменится, у меня не будет другого выхода, кроме как взять Лингану штурмом.
     Аратап взглянул на дверь, через которую только что вышел майор. Очень трудно управлять недальновидными людьми. Двадцать четыре часа. За это время что-нибудь должно случиться, иначе ему придется изобретать способ остановить Андроса.
     Прозвенел звонок, и в комнате возникла высокая нескладная фигура Хенрика с Родии. За его спиной нерешительно переминался с ноги на ногу охранник. Теоретически Хенрик был совершенно свободен в своих действиях. Во всяком случае так считал он сам. И поэтому он никогда не обращал внимания на охранника за своей спиной.
     Хенрик робко улыбнулся.
     - Я не слишком побеспокоил вас, мой господин?
     - Вовсе нет. Присаживайтесь, Правитель.
     Аратап продолжал стоять. Казалось Хенрик этого не заметил.
     - Мне бы хотелось, Представитель, обсудить с вами нечто важное.
     Хенрик сделал паузу и что-то промелькнуло в его глазах. Продолжил он несколько другим тоном:
     - Какое превосходное судно, верно?
     - Благодарю вас, Правитель, - Аратап улыбнулся. Девять остальных кораблей были вполне хороши, но этот, флагманский, представлял собой самую последнюю модель родийской космонавигации. Он полностью олицетворял военный дух Тирании.
     - Я пришел чтобы кое-что рассказать вам, - вновь начал Хенрик. - Сегодня я отправил на Родию обращение к своему народу. Я сообщил в нем, что со мной все в порядке и что скоро моя дочь будет в безопасности.
     - Хорошо, - одобрил Аратап. Для него это не было новостью. Он сам писал это обращение, поскольку для Хенрика это оказалось непосильной задачей. Аратап почувствовал жалость к этому человеку, деградировавшему на глазах.
     - Мой народ, - продолжал Хенрик, - очень обеспокоен этим похищением. Думаю, мне следует предпринять некоторые действия в этой связи. Народ должен понимать, что сила все еще в руках Хенриадов.
     Последние слова он произнес торжественным тоном.
     - Думаю, вы правы.
     - Враг еще не скрылся от нас?
     - Нет, Правитель, враг находится там, где и раньше, неподалеку от Линганы.
     - До сих пор? Я помню, что хотел вам сказать. Это очень важно, Представитель. Я должен кое-что рассказать вам. На борту зреет заговор. Я раскрыл его. Мы должны быстро действовать. Заговор...
     Он заговорил шепотом.
     Аратапа охватило безразличие. К бедному идиоту нужно относиться снисходительно, но сколько же можно тратить на него времени?
     - Никакого заговора, Правитель. Наши люди верны и преданны. Кто-то сбил вас с толку. Вы устали.
     - Нет-нет. - Хенрик отбросил руку Аратапа, которую тот положил ему на плечо. - Где мы?
     - Как это "где"?
     - Я имею в виду корабль? На смотровом экране вокруг нас нет звезд. Мы в глубинах космоса. Вы это знаете?
     - В самом деле?
     - Где-то рядом Лингана. Знаете ли вы об этом?
     - Да, в двух световых годах от нас.
     - Ах-ах-ах! Представитель, нас никто не слышит? Вы уверены? - Он придвинулся вплотную к Аратапу. - Откуда мы можем знать, что враг находится возле Линганы? Он слишком далеко, чтобы его можно было обнаружить. Нас дезинформируют, а это означает заговор.
     Человек, конечно, может считаться сумасшедшим, но это, черт возьми, хорошая мысль! Аратап сказал:
     - Это могут знать инженеры, и вовсе не обязательно знать это гражданским лицам.
     - Но как глава экспедиции я должен знать это! Ведь я ее глава? - Он пристально взглянул на Аратапа. - Мне кажется, майор Андрос не всегда выполняет мои указания. Конечно, я редко приказываю ему. Было бы странно приказывать тиранийскому офицеру. Но я должен найти мою дочь. Ее зовут Артемида. Ее украли у меня, и я приложу все силы, чтобы вернуть дочь. Поэтому я должен все знать. В частности, я должен знать, почему мы решили, что враг находится вблизи Линганы. Ведь там должна быть и моя дочь. Вы знаете мою дочь? Ее зовут Артемида.
     Он еще раз пристально взглянул на Представителя. Потом, смутившись, пробормотал:
     - Прошу прощения.
     У Аратапа перехватило дыхание. Трудно было поверить, что у стоявшего перед ним идиота сохранились хоть какие-нибудь отцовские чувства. Он мягко сказал:
     - Я попытаюсь объяснить. Вам известно, что есть прибор под названием "массометр", который может определить наличие в космосе кораблей.
     - Да, да.
     - Он имеет чувствительность к гравитационным эффектам. Вы понимаете, что я имею в виду?
     - О да. Все обладает гравитацией, - руки Хенрика нервно потирали одна другую.
     - Хорошо. Массометр действует только в тех случаях, когда корабль находится близко, как вам известно. Менее чем в миллионе миль. Он должен быть удален от ближайшей планеты на такое же расстояние, иначе все, что определит массометр - это планета, которая намного больше.
     - И обладает большей гравитационной силой.
     - Отлично, - сказал Аратап, и Хенрик удовлетворенно взглянул на него. Аратап продолжал:
     - У нас есть еще один прибор. Это трансмиттер, который просвечивает космос во всех направлениях и обнаруживает в нем предметы энергомагнетического характера. Другими словами, он обнаруживает космические корабли. С его помощью мы обнаружили корабль, на котором прилетели наши враги. Как вам известно, он находится неподалеку от Линганы. И, помимо всего прочего, он никуда не улетает, так что мы обязательно спасем вашу дочь.
     Хенрик улыбнулся:
     - Отлично, я поздравляю вас, Представитель.
     Увы, Хенрик понял очень мало из того, что рассказал ему Аратап. Важнее всего для него была надежда на возвращение его дочери. Что ж...
     Вновь позвонили, и вошел майор Андрос. Хенрик вцепился двумя руками в кресло, а на его лице появилось затравленное выражение. Он слегка приподнялся, и начал:
     - Майор Андрос...
     Но Андрос уже говорил, не обращая на беднягу никакого внимания.
     - Представитель, - сказал майор, - "Беспощадность" изменила свой курс.
     - Значит, он не высаживается на Лингане? - резко спросил Аратап.
     - Нет, - прозвучал ответ. - Он совершил Прыжок в сторону, противоположную Лингане.
     - Вот как? Хорошо. Вероятно, он следует за каким-нибудь другим кораблем.
     - Не за одним, а за многими. Но мы, как известно, можем обнаружить только его.
     - В любом случае нужно следовать за ним.
     - Приказ уже отдан. Я уверен, что в результате Прыжка он оказался на краю Туманности Лошадиной Головы.
     - Что?!
     - В этом направлении нет ни одной планетарной системы. Но это только мои умозаключения.
     Аратап облизнул пересохшие губы и быстро вышел из рубки, кивком пригласив майора с собой.
     Хенрик остался стоять посреди внезапно опустевшей комнаты, задумчиво глядя на дверь. Потом, слегка пожав плечами, он вновь сел.
     Лоцман сказал:
     - Пространственные координаты "Беспощадности" уже определены, сэр. Они пересекаются внутри Туманности.
     - Неважно, - ответил Аратап. - Повсюду следуйте за ними.
     Он повернулся к майору Андросу:
     - Вот видите, в чем польза ожидания! Теперь мы знаем, куда направляются наши друзья. Наблюдая за ними, мы сможем понять и то, зачем им это нужно.
     И эскадра пересекла границы Туманности.
     В двадцатый раз Аратап автоматически взглянул на смотровой экран. Собственно, это было абсолютно бессмысленно, потому что за стеклом царила темнота.
     Андрос сказал:
     - Это уже третья остановка без приземления. Я не понимаю их. Каждая остановка длится несколько дней. Но они и никуда не высаживаются.
     - Возможно, им приходится долго рассчитывать следующий Прыжок, - предположил Аратап. - Их Прыжки слишком хороши. Каждый раз они останавливаются совсем близко от звезды. Они наверняка пользуются не только массометром - им известно также расположение планет.
     - Почему же они не высаживаются?
     - Полагаю, они ищут обитаемую планету. Возможно, им неизвестно точное расположение конспиративного центра. - Он хитро подмигнул майору. - Нам нужно только следовать за ними.
     Внезапно до его слуха донесся возглас лоцмана:
     - Сэр!
     - Да?
     - Враг высаживается на планету.
     Аратап подал знак майору.
     - Андрос, - сказал он, - вы уже знаете?
     - Да. Что теперь?
     - Ждать. Для начала нам нужно выяснить, что это за планета. И я запрещаю вам предпринимать без моего разрешения какие бы то ни было шаги. Иначе вы вернетесь на Тиранию и вас разжалуют в рядовые.
     - Разжалуют?!
     - Вы поняли меня? Отлично.
     Они шли на посадку, и на смотровом экране начали возникать очертания планеты.
     - Поверхность кажется весьма пустынной, сэр, - заметил лоцман.
     - Вы можете определить точное расположение "Беспощадности"?
     - Да, сэр.
     - Тогда приблизьтесь к ней, насколько это возможно.
     Они пролетали сквозь атмосферу. Небо над ними было ярко-пурпурного цвета. Аратап огляделся. Их долгое путешествие практически достигло цели!
     17. И ПРЕСЛЕДУЕМЫЕ
     Для тех, кто никогда не бывал в космосе, поиски обитаемой планеты могут показаться увлекательными или, по меньшей мере, интересными. Для космолетчика это - одно из самых утомительных заданий; долгая утомительная процедура, требующая многократных проверок, и когда они повторяются по отношению к трем различным звездам, каждый раз с отрицательным результатом, - депрессия, как следствие, оказывается вполне нормальной реакцией.
     В случае с нашими героями депрессия больше всех отразилась на Джилберте. Чем дольше продолжались поиски, тем реже находил он что бы то ни было "восхитительным".
     Они как раз готовились к Прыжку к четвертой в списке Автарха звезде, и Байрон заметил:
     - А все же каждый раз мы оказываемся вблизи звезд. Расчеты Джоунти верны.
     Джилберт возразил:
     - Статистика показывает, что каждая третья звезда имеет планетарную систему.
     Байрон кивнул. Это была хорошо известная статистика. Каждый ребенок знал это из курса элементарной галактографии.
     Джилберт продолжал:
     - А мы так и не нашли ни одной. Где-то должна быть ошибка.
     - Ты смотришь на это со своей колокольни. И потом, что такое статистика? Все, что мы знали до сих пор, касалось чего угодно, только не Туманности. Может быть, здесь другие законы. Впрочем, мои познания в космогонии невелики.
     Он задумался на мгновение и неожиданно спросил:
     - Ты знаешь, почему ее назвали "Туманностью Лошадиной Головы?"
     - Первым человеком, посетившим ее, был Гораций Хедд ["horace head" - в лошадиная голова (англ.)]. Или ты хочешь сказать мне, что это не так?
     - Возможно. Но есть другое объяснение, я слышал его на Земле.
     - Да?
     - Говорят, что она похожа на лошадиную голову.
     - Что такое лошадь?
     - Это земное животное.
     - Восхитительная мысль, но мне не кажется, что эта Туманность похожа на какое-нибудь животное.
     - Смотря откуда смотреть, Джил. С Нефелоса она напоминает человеческую руку с тремя пальцами, но из обсерватории на Земле она и в самом деле похожа на лошадиную голову. Возможно, именно так и возникло ее название, и никакого Горация Хедда тут никогда не было. Кто знает?
     Байрон не вдумывался в смысл собственных слов. Он говорил просто, чтобы что-то говорить.
     Возникла пауза. Она затягивалась, потому что Джилберт собирался с духом, чтобы поговорить с Байроном об одном чрезвычайно интересующем его деле. Наконец он решился.
     - Где Арта? - спросил он.
     - Не знаю, - быстро ответил Байрон. - Я не слежу за ней.
     - Зато это делает Автарх. Скоро он переедет сюда жить.
     - Это было бы крайне удачно для нее.
     Джилберт свел брови на переносице.
     - Не будь глупцом, Байрон. Артемида - из Хенриадов. Она не может взять то, что ты дал ей.
     - Оставь это, - бросил Байрон.
     - Нет. Я не могу молчать. Зачем ты так ведешь себя?! Потому что Хенрик, возможно, причастен к смерти твоего отца? Хенрик - мой кузен, но по отношению ко мне ты не изменился!
     - Ну, хорошо, - перебил его Байрон. - Я не изменился по отношению к тебе. Я разговариваю с тобой как всегда. С Артемидой я тоже разговариваю как всегда.
     - Как всегда?
     Байрон промолчал.
     Джилберт сказал:
     - Ты сам подталкиваешь ее к Автарху.
     - Это ее выбор.
     - Нет. Это твой выбор. Слушай, Байрон, - Джилберт понизил голос, положив руку на колено юноши. - Мне не хотелось бы вмешиваться. Но она - самое хорошее, что есть в династии Хенриадов. Если хочешь знать, я люблю ее. У меня нет своих детей.
     - Я не спрашивал тебя об этом.
     - То, что я говорю тебе, нужно для ее блага. Останови Автарха, Байрон.
     - Мне казалось, ты доверяешь ему, Джил.
     - Как Автарху - да. Как антитиранийскому вождю - да. Но не как мужчине в отношениях с женщиной. В отношениях с Артемидой.
     - Скажи ей об этом.
     - Она не станет слушать.
     - Ты думаешь, она станет слушать, если об этом скажу я?
     - Да, если скажешь искренне.
     Пораженный Байрон облизнул губы. Потом он отвернулся со словами:
     - Я не хочу говорить об этом.
     Джилберт грустно сказал:
     - Ты еще пожалеешь.
     Байрон не ответил. Почему Джилберт не оставит его одного? Он уже сам много раз жалел о случившемся. Но что он мог поделать? Назад пути не было.
     Он попытался дышать через рот, чтобы унять боль в груди.
     После следующего Прыжка панорама изменилась. Байрон как раз собирался заснуть. Вдруг Джилберт потряс его за плечо.
     - Байрон! Байрон!
     Байрон приподнялся на локте и раздраженно спросил:
     - В чем дело?
     Джилберт отступил на шаг:
     - Слушай внимательно. На этот раз мы имеем F-2.
     - Никогда не буди меня подобным образом, Джил. F-2, ты говоришь? Думаю, теперь нам сопутствует удача!
     - Мне тоже так кажется, и это восхитительно!
     Здесь необходимо пояснение. Почти девяносто пять процентов обитаемых планет в Галактике окружены звездами спектрального типа F или G диаметром от 750 до 1500 тысяч миль и с температурой на поверхности от пяти до десяти тысяч градусов. Солнце над Землей имело индекс G-0, над Родией - F-8, над Линганой G-2, как и над Нефелосом. F-2 было немного теплее, но не слишком горячее.
     Первые три звезды, у которых они останавливались, относились к спектральному типу К, несколько более меньшему и холодному. Поэтому на планетах в их радиусе действия не могло быть никакой жизни.
     Хорошая звезда - это хорошая звезда! Фотография показала, что здесь сосредоточились пять планет, ближняя в ста, а дальняя в пятидесяти миллионах миль от них.
     Теодор Ризетт явился к ним, чтобы лично сообщить новость. Он не менее часто чем Автарх посещал "Беспощадность", согревая судно своим душевным теплом. На этот раз он сказал:
     - Я не знаю, как Автарху удается все это... Пять планет!
     Джилберт уточнил:
     - Вокруг этой звезды? Ты уверен?
     - Безусловно. Хотя четыре из них - газовые гиганты.
     - А пятая?
     - С пятой, очевидно, все в порядке. Атмосфера содержит кислород.
     - А хлориды? - поинтересовался Байрон. - Насколько они просачиваются сквозь атмосферу?
     Ризетт вздохнул.
     - Пока мы не знаем этого. Если здесь есть хлориды, то они должны быть сконцентрированы на уровне поверхности. Посмотрим.
     Джилберт с тоской смотрел на них. Автарх обхаживает Артемиду, а его правая рука стала собутыльником Байрона. "Беспощадность" все больше становилась линганским кораблем. Он подумал, что Байрон знает, что делает, а потом его мысли полностью переключились на новую планету.
     Когда они проходили сквозь атмосферу, Артемида была в рубке пилота. Она слегка улыбалась. Байрон изредка поглядывал в ее сторону. Когда она вошла, он сказал:
     - Добрый день, Артемида!
     Она не ответила.
     Потом поздоровалась с Джилбертом и спросила:
     - Это правда, что мы приземляемся?
     Джил потирал руки.
     - Кажется, да, моя дорогая. Через несколько часов мы сможем покинуть наш корабль, и отправиться на прогулку по твердой поверхности. Не правда ли, восхитительная мысль?
     - Надеюсь, это та планета, которую мы ищем. Если нет, то не будет ничего восхитительного.
     - Тогда мы полетим к другой звезде, - с энтузиазмом провозгласил Джилберт.
     Внезапно Артемида повернулась к Байрону и холодно спросила:
     - Вы что-то сказали, мистер Фаррилл?
     - Нет, ничего, - удивленно ответил Байрон.
     Она прошла так близко от него, что подол платья задел его колено, и он почувствовал запах ее духов. Его мышцы напряглись.
     - Тогда прошу прощения. Мне показалось.
     Ризетт все еще был с ними. Он сказал:
     - Теперь мы можем узнать об атмосфере немного больше. Много кислорода, почти 30 процентов азота и инертных газов. Это вполне нормально. Хлоридов нет.
     Потом помолчал и промычал:
     - Хммм...
     - В чем дело? - встревоженно воскликнул Джилберт.
     - Нет углекислого газа. Это совсем нехорошо!
     - Почему? - поинтересовалась Артемида, глядя на планету в смотровое стекло.
     Байрон коротко ответил:
     - Нет СО2 - нет растительной жизни.
     - Да? - она с дружелюбной улыбкой смотрела на него.
     Байрон против желания улыбнулся ей в ответ. Когда она была рядом, он не мог держать себя в руках. Все самовнушение тут же испарялось. Ну что с этим можно поделать?
     Джилберт был счастлив. Они приземлялись. Странно было только то, что до сих пор они не получили ответа ни на один радиосигнал.
     - Все это мало похоже на мятежный мир, - заметил Джилберт. - Каково содержание углекислого газа, Ризетт?
     - Около одной тысячной процента.
     - Я вижу фермы, - обрадованно воскликнул Джилберт. - Странно, что они никак не реагировали на наши радиосигналы. Хотя, возможно, это просто необходимая осторожность.
     Байрон кивнул. Его внезапно охватила надежда, что это тот мир. Он понял, что не может больше ждать. Он немедленно должен высадиться на эту планету!
     Это было восхитительное чувство!
     Люки открыли, и корабль заполнился атмосферой планеты. Ризетт предостерегал о возможности возникновения респираторных заболеваний вследствие отсутствия углекислого газа, но Байрон не думал, что за столь короткое время это возможно.
     Джилберт сошел с корабля вместе с ними. Они огляделись вокруг и разошлись в разные стороны.
     - Скалы! - вдруг воскликнул Джилберт.
     - Прекрасно. Мы попробуем послать радиосигнал с вершины самой высокой из них. Если эффекта не последует, попытаемся проделать то же самое на другой стороне планеты. Это сделаем Автарх и я, - Байрон был полон решимости.
     Ризетт согласился с ним. Планета оказалась солнечной и уровень влажности воздуха был невелик, но все же они ежились от пронизывающего холода.
     Автарх, чья экипировка на этот раз была дополнена маленьким цилиндром с твердой углекислотой, стоял сейчас у главного люка "Беспощадности".
     Он спросил:
     - Ты поможешь мне в поисках, Фаррилл?
     - Конечно, - ответил Байрон. - Ты считаешь, я должен взять оружие?
     - Об этом я как-то не думал.
     Тон обоих был холоден, как и погода.
     Байрон натянул скафандр, снабженный радиосвязью. Автарх сделал то же самое.
     - Не слишком тяжелый, - заметил Байрон. Он повернулся и увидел стоящую прямо перед ним Артемиду.
     Девушка молчала. Ее платье трепетало на ветру. Запястья были схвачены широкими серебряными браслетами.
     На мгновение Байрону захотелось бросить все, вернуться, сжать ее в объятиях, ощутить вкус ее губ...
     Но вместо этого он прощально кивнул ей и отвернулся, так что ее ответная улыбка досталась Автарху.
     Через пять минут Байрон обернулся и увидел, что она все еще стоит в проеме открытого люка. Перед ними открывался пустынный горизонт, и лишь одинокая скала возвышалась вдалеке.
     Байрон подумал вдруг, увидит ли он Артемиду вновь - и будет ли она переживать, если он не вернется никогда?
     18. СТРЕМИТЬСЯ К ПОБЕДЕ...
     Артемида смотрела им вслед, пока их фигуры не стали крошечными точками. Но мгновение, прежде чем они совсем скрылись из виду, один из них оглянулся. Она не могла сказать точно, кто это был, и на сердце у нее залегла печаль.
     Он не сказал на прощанье ни слова. Ни единого слова. Ей стало одиноко, ужасно одиноко, как никогда в жизни.
     Вернувшись в рубку, она задумчиво уселась в кресло. Она могла бы пойти с ним! Артемида мысленно поправила себя - с ними.
     Отогнав от себя крамольную мысль, она спросила:
     - Почему они не отвечают, дядя Джилл?
     - Кто?
     - Жители мятежного мира.
     Джилберт был чем-то обеспокоен.
     - Мы сделаем все от нас зависящее, дорогая. Мы должны найти их!
     Он повторил еще раз:
     - Должны!
     И мгновением позже:
     - Но я не могу их найти.
     - Кого?
     - Байрона и Автарха. Их нигде не видно. Правда, я вижу корабль Автарха.
     Артемида прильнула к стеклу. Да, это был корабль и он сверкал в лучах солнца. Внезапно ей остро захотелось, чтобы можно было повернуть время вспять, чтобы они никогда не приближались к Лингане, чтобы всегда оставались в космосе втроем. Пусть им не всегда было комфортно, но как же она была счастлива тогда! А сейчас она только ненавидит его. Что-то заставляет ее ненавидеть, хотя ей бы хотелось совсем иного...
     Внезапно Джилберт воскликнул:
     - Что он собирается делать?!
     - Кто?
     - Ризетт! Я думаю, что это Ризетт. Но он не должен был идти в этом направлении.
     - Увеличь изображение, - приказала Артемида.
     - На таком маленьком расстоянии? - удивился Джилберт. - Ты ничего не увидишь. Я не смогу навести резкость.
     - Увеличь изображение, дядя.
     Теперь они ясно видели силуэт Ризетта. Артемида воскликнула:
     - Он вооружен. Ты заметил?
     - Нет.
     - У него в руках бластер, говорю тебе!
     Она, вскочив, бросилась к люку.
     - Арта! Что ты делаешь?
     Она была занята поисками скафандра.
     - Я собираюсь выйти отсюда. Ризетт преследует их. Как ты не понимаешь? Автарх вовсе не намерен устанавливать радиосвязь. Это ловушка для Байрона!
     - Прекрати! Ты говоришь чепуху!
     Но она смотрела на Джилберта невидящими глазами, а ее лицо побелело. О, глупец! Кому этот мальчишка поверил?! Ризетту, который нахваливал его отца, а на самом деле готовился убить его?!
     Она сказала:
     - Я не знаю, как открывается люк. Открой его.
     - Арта, ты не покинешь корабль. Ты же не знаешь, где они!
     - Я найду их. Открой люк.
     Джилберт отрицательно покачал головой.
     - Открой люк! - крикнула она.
     Он подчинился. Артемида выскочила наружу и помчалась в сторону скалы. Кровь билась у нее в висках, шлем потерялся по дороге, и теперь голова ее была непокрыта. Но она спешила вперед, держа в руке нейронный хлыст.
     Байрон и Автарх не сказали во время своей прогулки ни слова друг другу. Они приближались к скале.
     - Какой безнадежный мир, Джоунти, - заметил вдруг Байрон.
     Автарх никак не отреагировал на его слова. Он остановился, оглядывая окрестности. Наконец пробурчал себе под нос:
     - Это то, что нужно. Идеальное место для наших целей.
     "Идеальное место для твоих целей", - подумал Байрон. Он присел на камень, прислушиваясь и чего-то ожидая.
     Потом он спокойно добавил:
     - Не представляю, что ты скажешь им всем, когда вернешься на корабль, Джоунти. Или я не прав?
     Автарх, занятый открыванием двух небольших чемоданчиков, на мгновение замер.
     - О чем ты говоришь?
     - О том, как ты объяснишь, зачем пришел сюда.
     - Я пришел сюда, чтобы попытаться установить радиосвязь, и у меня нет времени на пустую болтовню, Фаррилл.
     - Ты вовсе не собираешься устанавливать радиосвязь. Зачем? Ведь мы уже пытались связаться с ними из космоса - и безрезультатно. Так зачем же ты пришел сюда на самом деле, Джоунти?
     Автарх сел напротив Байрона. Рука его покоилась на чемоданчике.
     - Если у тебя есть сомнения, зачем ты пошел со мной?
     - Чтобы узнать правду. Твой человек, Ризетт, говорил мне, что ты собираешься совершить эту маленькую прогулку, и советовал мне пойти с тобой. Я уверен, что приказывая ему посоветовать мне пойти с тобой, ты придумал какую-нибудь вескую причину. Я попался на эту удочку, и вот мы здесь.
     - Так ты хочешь узнать правду? - насмешливо переспросил Автарх.
     - Да. Я ее уже почти понял.


1 ] [ 2 ] [ 3 ] [ 4 ] [ 5 ] [ 6 ] [ 7 ] [ 8 ] [ 9 ] [ 10 ] [ 11 ] [ 12 ] [ 13 ] [ 14 ] [ 15 ] [ 16 ] [ 17 ] [ 18 ] [ 19 ] [ 20 ] [ 21 ] [ 22 ] [ 23 ] [ 24 ] [ 25 ] [ 26 ] [ 27 ] [ 28 ]

/ Полные произведения / Азимов А. / КОСМИЧЕСКИЕ ТЕЧЕНИЯ


2003-2022 Litra.ru = Сочинения + Краткие содержания + Биографии
Created by Litra.RU Team / Контакты

 Яндекс цитирования
Дизайн сайта — aminis