Войти... Регистрация
Поиск Расширенный поиск



Есть что добавить?

Присылай нам свои работы, получай litr`ы и обменивай их на майки, тетради и ручки от Litra.ru!

/ Полные произведения / Ахматова А.А. / Стихотворения

Стихотворения [6/11]

  Скачать полное произведение

    На место казни долгой и стыда.
    И вижу дивный град, и слышу голос милый,
    Как будто нет еще таинственной могилы,
    Где у креста, склонясь, в жары и холода,
    Должна я ожидать последнего суда.
    Январь 1917
    * * *
    Не повторяй - душа твоя богата -
    Того, что было сказано когда-то,
    Но, может быть, поэзия сама -
    Одна великолепная цитата.
    4 сентября 1956
    * * *
    Не прислал ли лебедя за мною,
    Или лодку, или черный плот? -
    Он в шестнадцатом году весною
    Обещал, что скоро сам придет.
    Он в шестнадцатом году весною
    Говорил, что птицей прилечу
    Через мрак и смерть к его покою,
    Прикоснусь крылом к его плечу,
    Мне его еще смеются очи
    И теперь шестнадцатой весной.
    Что мне делать! Ангел полуночи
    До зари беседует со мной.
    Февраль 1936
    Москва
    * * *
    Не лирою влюбленного
    Иду пленять народ -
    Трещотка прокаженного
    В моей руке поет.
    Успеете наахаться
    И воя, и кляня.
    Я научу шарахаться
    Вас, смелых, от меня.
    Я не искала прибыли
    И славы не ждала,
    Я под крылом у гибели
    Все тридцать лет жила.
    * * *
    Не с такими еще разлучалась,
    Не таких еще слала во тьму,
    Отчего же палящая жалость
    К сердцу черному льнет моему?
    Нам домучиться мало осталось...
    Дай мне . . . . . . . . . и тюрьму.
    Июль-август 1963
    * * *
    Не с теми я, кто бросил землю
    На растерзание врагам.
    Их грубой лести я не внемлю,
    Им песен я своих не дам.
    Но вечно жалок мне изгнанник,
    Как заключенный, как больной.
    Темна твоя дорога, странник,
    Полынью пахнет хлеб чужой.
    А здесь, в глухом чаду пожара
    Остаток юности губя,
    Мы ни единого удара
    Не отклонили от себя.
    И знаем, что в оценке поздней
    Оправдан будет каждый час;
    Но в мире нет людей бесслезней,
    Надменнее и проще нас.
    1922
    * * *
    Не с тобой мне есть угощенье,
    Не тебя мне просить прощенья,
    Не тебе я в ноги валюсь,
    Не тебя по ночам я боюсь...
    1958
    * * *
    Не смущаюсь я речью обидною,
    Никого ни в чем не виню.
    Ты кончину, мне дай не постыдную
    За постыдную жизнь мою.
    1910-е годы
    * * *
    Не сраженная бледным страхом
    И отмщения зная срок,
    Опустивши глаза сухие,
    И сжимая уста, Россия
    От того, что сделалось прахом,
    В это время шла на Восток.
    И себе же самой навстречу,
    Непреклонно в грозную сечу,
    Как из зеркала наяву,
    Ураганом с Урала, с Алтая
    Долгу верная
     Молодая
    Шла Россия спасать Москву
    1942
    Ташкент
    * * *
    Не стращай меня грозной судьбой
    И великою северной скукой.
    Нынче праздник наш первый с тобой,
    И зовут этот праздник - разлукой.
    Ничего, что не встретим зарю,
    Что луна не блуждала над нами,
    Я сегодня тебя одарю
    Небывалыми в мире дарами:
    Отраженьем моим на воде
    В час, как речке вечерней не спится,
    Взглядом тем, что падучей звезде
    Не помог в небеса возвратиться,
    Эхом голоса, что изнемог,
    А тогда был и свежий и летний, -
    Чтоб ты слышать без трепета мог
    Воронья подмосковного сплетни,
    Чтобы сырость октябрьского дня
    Стала слаще, чем майская нега...
    Вспоминай же, мой ангел, меня,
    Вспоминай хоть до первого снега.
    1959
    * * *
    Не тайны и не печали,
    Не мудрой воли судьбы -
    Эти встречи всегда оставляли
    Впечатление борьбы.
    Я, с утра угадав минуту,
    Когда ты ко мне войдешь,
    Ощущала в руках согнутых
    Слабо колющую дрожь.
    И сухими пальцами мяла
    Пеструю скатерть стола...
    Я тогда уже понимала,
    Как эта земля мала.
    1915
    * * *
    Не то чтобы тебя ищу,
    Мне долю не принять такую,
    Но в этот кадр тебя вмещу,
    В тот пейзаж тебя врисую.
    1950-е годы
    * * *
    Не убил, не проклял, не предал,
    Только больше не смотрит в глаза.
    И стыд свой темный поведал
    В тихой комнате образам.
    Весь согнулся, и голос глуше,
    белых рук движенья верней....
    Ах! когда-нибудь он задушит,
    Задушит меня во сне.
    <26 апреля> 1914
    * * *
    Не хулил меня, не славил,
    Как друзья и как враги.
    Только душу мне оставил
    И сказал: побереги.
    И одно меня тревожит:
    Если он теперь умрет,
    Ведь ко мне Архангел Божий
    За душой его придет.
    Как тогда ее я спрячу,
    Как от Бога утаю?
    Та, что так поет и плачет,
    Быть должна в Его раю.
    1915
    * * *
    Не странно ли, что знали мы его?
    Был скуп на похвалы, но чужд хулы и гнева,
    И Пресвятая охраняла Дева
    Прекрасного поэта своего.
    16 августа 1921
    * * *
    Небо мелкий дождик сеет
    На зацветшую сирень.
    За окном крылами веет
    Белый, белый Духов День.
    Нынче другу возвратиться
    Из-за моря - крайний срок.
    Все мне дальний берег снится,
    Камни, башни и песок.
    Вот на крайнюю из этих башен
    Я взойду, встречая свет...
    Да в стране болот и пашен
    И в помине башен нет.
    Только сяду на пороге,
    Там еще густая тень.
    Помоги моей тревоге,
    Белый, белый Духов День!
    1916
    * * *
    Небывалая осень построила купол высокий,
    Был приказ облакам этот купол собой не темнить.
    И дивилися люди: проходят сентябрьские сроки,
    А куда провалились студеные, влажные дни?
    Изумрудною стала вода замутненных каналов,
    И крапива запахла, как розы, но только сильней.
    Было душно от зорь, нестерпимых, бесовских и алых,
    Их запомнили все мы до конца наших дней.
    Было солнце таким, как вошедший в столицу мятежник.
    И весенняя осень так жадно ласкалась к нему,
    Что казалось - сейчас забелеет прозрачный подснежник...
    Вот когда подошел ты, спокойный, к крыльцу моему.
    1922
    * * *
    Недуг томит три месяца в постели,
    И смерти я как будто не боюсь.
    Случайной гостьей в этом страшном теле
    Я как сквозь сон, сама себе кажусь.
    Немного географии О.М.
    Не столицею европейской
    С первым призом за красоту -
    Душной каторгой енисейской,
    Пересылкою на Читу,
    На Ишим, на Иргиз безводный,
    На прославленный Акбасар,
    Пересылкою в лагерь Свободный,
    В трупный запах прогнивших нар, -
    Показался мне город этот
    Этой полночью голубой,
    Он, воспетый первым поэтом,
    Нами, грешными, - и тобой.
    1937
    * * *
    Непогребенных всех - я хоронила их,
    Я всех оплакала, а кто меня оплачет?
    1958
    * * *
    Неправда, не медный, неправда, не звон,
    А тихий (?) и хвойный таинственный стон
    Они издают иногда.
    31 декабря 1959
    Комарово
    * * *
    Нет, ни в шахматы, ни в теннис...
    То, во что с тобой играю,
    Называют по-другому,
    Если нужно называть...
    Ни разлукой, ни свиданьем...
    Ни беседой, ни молчаньем...
    И от этого немного
    Холодеет кровь твоя.
    1963 или 1964
    Москва, Лаврушинский переулок
    * * * О.М(андельштаму)
    Нет, с гуртом гонимым по Ленинке
    За Кремлевским поводырём
    Не брести нам, грешным, вдвоём.
    Мы с тобой, конечно, пойдём
    По Таганцевке, по Есенинке
    Иль большим Маяковским путём...
    Между 14 апрелем 1930 г. и 25 декабря 1932 г.
    * * *
    Нет, царевич, я не та,
    Кем меня ты видеть хочешь,
    И давно мои уста
    Не целуют, а пророчат.
    Не подумай, что в бреду
    И замучена тоскою
    Громко кличу я беду:
    Ремесло мое такое.
    А умею научить,
    Чтоб нежданное случилось,
    Как навеки приручить
    Ту, что мельком полюбилась.
    Славы хочешь? - у меня
    Попроси тогда совета,
    Только это - западня,
    Где ни радости, ни света.
    Ну, теперь иди домой
    Да забудь про нашу встречу,
    А за грех твой, милый мой,
    Я пред Господом отвечу.
    1915
    * * *
    Нет, это не я, это кто-то другой страдает.
    Я бы так не могла, а то, что случилось,
    Пусть черные сукна покроют,
    И пусть унесут фонари.
     Ночь.
    * * *
    Ни в лодке, ни в телеге
    Нельзя попасть сюда.
    Стоит на гиблом снеге
    Глубокая вода.
    Усадьбу осаждает
    Уже со всех сторон...
    Ах! близко изнывает
    Такой же Робинзон.
    Пойдет взглянуть на сани,
    На лыжи, на коня,
    А после на диване
    Сидит и ждет меня,
    И шпорою короткой
    Рвет коврик пополам.
    Теперь улыбки кроткой
    Не видеть зеркалам.
    1916
    * * *
    Ни вероломный муж, ни трепетный жених,
    . . . . . . . . . . . . . . . . . . . кто-то третий,
    Который предпочел моим - чужие сети,
    Не снится мне давно уже никто из них.
    Пройденные давно все сожжены мосты
    И смертные врата меня принять готовы.
    1960
    * * *
    Ничего не скажу, ничего не открою.
    Буду молча смотреть, наклонившись, в окно.
    Как-то раз и меня повели к аналою,
    С кем - не знаю. Но помню - давно...
    Из окна моего вижу красные трубы,
    А над трубами легкий клубящийся дым.
    Но глаза я закрою. И нежные губы
    Прикоснулись к ресницам моим.
    То не сон, утешитель тревоги влюбленной,
    И не тихий привет ветерка...
    Это - ранивший душу взглянул напряженно,
    Так ли рана, как прежде, ярка.
    <Июль> 1913
    * * *
    Но кто подумать мог, что шестьдесят четвертый
    На самом донышке припас такое.
    1964
    * * *
    Но мы от этой нежности умрем
    . . . . . . . . . повсюду третья
    Не оставляет никогда вдвоем,
    Как призрак отлетевшего столетья.
    . . . . . . . . . душит мак,
    И говорит со мной опять виола,
    И мы летим, и снова всюду мрак,
    И кажется я говорю: - Паоло.
    Июнь-июль 1963
    * * *
    Но тебе я не дала кольца,
    Снег платочка к глазам прижимая.
    Я не знаю жесточе конца
    И безвиннее жертвы не знаю.
    _____
    Ты меж сосен со мною . . .
    . . . . . . с улыбкою летней
    . . . . . . . . . . . . . . . . . . .
    В мире не было розы запретней.
    11 октября 1959
    Ордынка
    * * *
    Но я предупреждаю вас,
    Что я живу в последний раз.
    Ни ласточкой, ни кленом,
    Ни тростником и ни звездой,
    Ни родниковою водой,
    Ни колокольным звоном -
    Не буду я людей смущать
    И сны чужие навещать
    Неутоленным стоном.
    1940
    Новогодняя баллада
    И месяц, скучая в облачной мгле,
    Бросил в горницу тусклый взор.
    Там шесть приборов стоят на столе,
    И один только пуст прибор.
    Это муж мой, и я, и друзья мои
    Встречаем новый год.
    Отчего мои пальцы словно в крови
    И вино, как отрава, жжет?
    Хозяин, поднявши полный стакан,
    Был важен и недвижим:
    "Я пью за землю родных полян,
    В которой мы все лежим!"
    А друг, поглядевши в лицо мое
    И вспомнив Бог весть о чем,
    Воскликнул: "А я за песни ее,
    В которых мы все живем!"
    * * *
    Но третий, не знавший ничего,
    Когда он покинул свет,
    Мыслям моим в ответ
    Промолвил: "Мы выпить должны за того,
    Кого еще с нами нет".
    1923
    Ночное посещение
     Все ушли, и никто не вернулся.
    Не на листопадовом асфальте
     Будешь долго ждать.
    Мы с тобой в Адажио Вивальди
     Встретимся опять.
    Снова свечи станут тускло-желты
     И закляты сном,
    Но смычок не спросит, как вошел ты
     В мой полночный дом.
    Протекут в немом смертельном стоне
     Эти полчаса,
    Прочитаешь на моей ладони
     Те же чудеса.
    И тогда тебя твоя тревога,
     Ставшая судьбой,
    Уведет от моего порога
     В ледяной прибой.
    10-13 сентября 1963
    Комарово
    * * *
    Ночь моя - бред о тебе,
    День - равнодушное: пусть!
    Я улыбнулась судьбе,
    Мне посылающей грусть.
    Тяжек вчерашний угар,
    Скоро ли я догорю,
    Кажется, этот пожар
    Не превратится в зарю.
    Долго ль мне бится в огне,
    Дальнего тайно кляня?..
    В страшной моей западне
    Ты не увидишь меня.
    1909
    Киев
    Ночью
    Стоит на небе месяц, чуть живой,
    Средь облаков струящихся и мелких,
    И у дворца угрюмый часовой
    Глядит, сердясь, на башенные стрелки.
    Идет домой неверная жена,
    Ее лицо задумчиво и строго,
    А верную в тугих объятьях сна
    Сжигает негасимая тревога.
    Что мне до них? Семь дней тому назад,
    Вздохнувши, я прости сказала миру,
    Но душно там, и я пробралась в сад
    Взглянуть на звезды и потрогать лиру.
    1918. Москва
    * * *
    Нужен мне он или не нужен -
    Этот титул мной заслужен.
    1959
    О десятых годах
    И никакого розового детства...
    Веснушечек, и мишек, и игрушек,
    И добрых теть, и страшных дядь, и даже
    Приятелей средь камешков речных.
    Себе самой я с самого начала
    То чьим-то сном казалась или бредом,
    Иль отраженьем в зеркале чужом,
    Без имени, без плоти, без причины.
    Уже я знала список преступлений.
    Которые должна я совершить.
    И вот я, лунатически ступая,
    Вступила в жизнь и испугала жизнь:
    Она передо мною стлалась лугом,
    Где некогда гуляла Прозерпина.
    Передо мной, безродной, неумелой,
    Открылись неожиданные двери,
    И выходили люди и кричали:
    "Она пришла сама, она пришла сама!"
    А я на них глядела с изумленьем
    И думала: "Они с ума сошли!"
    И чем сильней они меня хвалили,
    Чем мной сильнее люди восхищались,
    Тем мне страшнее было в мире жить,
    И тем сильней хотелось пробудиться,
    И знала я, что заплачу сторицей
    В тюрьме, в могиле, в сумасшедшем доме,
    Везде, где просыпаться надлежит
    Таким, как я, - но длилась пытка счастьем.
    4 июля 1955. Москва
    * * *
    О нет, я не тебя любила,
    Палима сладостным огнем,
    Так объясни, какая сила
    В печальном имени твоем.
    Передо мною как колени
    Ты стал, как будто ждал венца,
    И смертные коснулись тени
    Спокойно юного лица.
    И ты ушел. Не за победой,
    За смертью. Ночи глубоки!
    О, ангел мой, не знай, не ведай
    Моей теперешней тоски.
    Но если белым солнцем рая
    В лесу осветится тропа,
    Но если птица полевая
    Взлетит с колючего снопа,
    Я знаю: это ты, убитый,
    Мне хочешь рассказать о том,
    И снова вижу холм изрытый
    Над окровавленным Днестром.
    Забуду дни любви и славы,
    Забуду молодость мою,
    Душа темна, пути лукавы,
    Но образ твой, твой подвиг правый
    До часа смерти сохраню.
    Лето 1917
    * * *
    О своем я уже не заплачу,
    Но не видеть бы мне на земле
    Золотое клеймо неудачи
    На еще безмятежном челе.
    1962
    * * *
    О тебе вспоминаю я редко
    И твоей не пленяюсь судьбой,
    Но с души не стирается метка
    Незначительной встречи с тобой.
    Красный дом твой нарочно миную,
    Красный дом твой над мутной рекой,
    Но я знаю, что горько волную
    Твой пронизанный сердцем покой.
    Пусть не ты над моими устами
    Наклонялся, моля о любви,
    Пусть не ты золотыми стихами
    Обессмертил томленья мои -
    Я над будущим тайно колдую,
    Если вечер совсем голубой,
    И предчувствую встречу вторую,
    Неизбежную встречу с тобой.
    1913
    * * *
    О, горе мне! Они тебя сожгли...
    О, встреча, что разлуки тяжелее!..
    Здесь был фонтан, высокие аллеи,
    Громада парка древнего вдали,
    Заря была себя самой алее,
    В апреле запах прели и земли,
    И первый поцелуй...
    1945
    * * *
    О, есть неповторимые слова,
    Кто их сказал - истратил слишком много.
    Неистощима только синева
    Небесная и милосердье Бога.
    1916
    * * *
    О, жизнь без завтрашнего дня!
    Ловлю измену в каждом слове,
    И убывающей любови
    Звезда восходит для меня.
    Так незаметно отлетать,
    Почти не узнавать при встрече.
    Но снова ночь. И снова плечи
    В истоме влажной целовать.
    Тебе я милой не была,
    Ты мне постыл. А пытка длилась,
    И, как преступница томилась
    Любовь, исполненная зла.
    То словно брат. Молчишь, сердит.
    Но если встретимся глазами -
    Тебе клянусь я небесами,
    В огне расплавится гранит.
    1921
    * * *
    О, знала ль я, когда в одежде белой
    Входила Муза в тесный мой приют,
    Что к лире, навсегда окаменелой,
    Мои живые руки припадут.
    О, знала ль я, когда неслась, играя,
    Моей любви последняя гроза,
    Что лучшему из юношей, рыдая,
    Закрою я орлиные глаза.
    О, знала ль я, когда, томясь успехом,
    Я искушала дивную судьбу,
    Что скоро люди беспощадным смехом
    Ответят не предсмертную мольбу.
    1925
    * * *
    О, как меня любили ваши деды,
    Улыбчиво, и томно, и светло.
    Прощали мне и дольники, и бреды,
    И киевское помело.
    Прощали мне (и то всего милее)
    Они друг друга. . . . . . . . . . . .
    И помнят царскосельские аллеи
    Легчайший шаг и тихий голос мой.
    А я не помню - я в гостях у смерти
    Была так долго и так много раз,
    Что верьте мне теперь или не верьте
    . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .
    Конец 1950-х - начало 1960-х годов
    * * *
    О, молчи! от волнующих страстных речей
    Я в огне и дрожу,
    И испуганно нежных очей,
    Я с тебя не свожу.
    О, молчи! в сердце юном моем
    Пробудил что-то странное ты.
    Жизнь мне кажется дивным загадочным сном
    Где лобзанья-цветы
    Отчего ты так нагнулся ко мне,
    Что во взоре моем ты прочел,
    Отчего я дрожу? отчего я в огне?
    Уходи! О, зачем ты пришел.
    1904-1905
    * * *
    О, это был прохладный день
    В чудесном городе Петровом.
    Лежал закат костром багровым,
    И медленно густела тень.
    Ты только тронул грудь мою,
    Как лиру трогали поэты,
    Чтоб слышать кроткие ответы
    На требовательное "люблю!".
    Тебе не надо глаз моих,
    Пророческих и неизменных.
    Но за стихом ты ловишь стих,
    Молитву губ моих надменных.
    1913
    * * *
    Обыкновенным было это утро
    Московское и летнее почти что,
    Была еще обыкновенней встреча:
    К кому-то кто-то на часок зашел.
    ...И вдруг слова благоуханьем стали.
    Казалось, что шиповник говорит
    И голос ал, душист и свеж безмерно...
    . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .
    Как будто та сияющая сущность,
    Которая мне десять лет назад
    Открылась - снова предо мной возникла.
    Как будто вдруг светильники зажглись
    Как те, что видел Иоанн когда-то,
    И тайный хор, тот, что в листве живет
    Таким был голос певший...
    Так нам его описывает Дант.
    1956
    * * *
    Один идет прямым путем,
    Другой идет по кругу
    И ждет возврата в отчий дом,
    Ждет прежнюю подругу.
    А я иду - за мной беда,
    Не прямо и не косо,
    А в никуда и в никогда,
    Как поезда с откоса.
    1940
    Одиночество
    (Из Рильке)
    О святое мое одиночество - ты!
    И дни просторны, светлы и чисты,
    Как проснувшийся утренний сад.
    Одиночество! Зовам далеким не верь
    И крепко держи золоту дверь,
    Там, за нею, желанный ад.
    1910. Царское Село
    * * *
    Одичалая и немая,
    Это близишься ты, Седьмая!
    . . . . . . . . . . . . . . . . . . .
    Июнь 1958
    * * *
    Одни глядятся в ласковые взоры,
    Другие пьют до солнечных лучей,
    А я всю ночь веду переговоры
    С неукротимой совестью своей.
    Я говорю: "Твое несу я бремя
    Тяжелое, ты знаешь, сколько лет".
    Но для нее не существует время,
    И для нее пространства в мире нет.
    И снова черный масленичный вечер,
    Зловещий парк, неспешный бег коня.
    И полный счастья и веселья ветер,
    С небесных круч слетевший на меня.
    Но зоркий надо мною и двурогий
    Стоит свидетель. О! туда, туда,
    Туда по Подкапризовой Дороге,
    Где лебеди и мертвая вода.
    3 ноября 1936
    * * * М.Лозинскому
    Он длится без конца - янтарный, тяжкий день!
    Как невозможна грусть, как тщетно ожиданье!
    И снова голосом серебряным олень
    В зверинце говорит о северном сиянье.
    И я поверила, что есть прохладные снег
    И синяя купель для тех, кто нищ и болен,
    И санок маленьких такой неверный бег
    Под звоны древние далеких колоколен.
    1912
    Он любил...
    Он любил три вещи на свете:
    За вечерней пенье, белых павлинов
    И стертые карты Америки.
    Не любил, когда плачут дети,
    Не любил чая с малиной
    И женской истерики.
    ...А я была его женой.
    1910
    * * *
    Он не друг и не враг и не демон
    . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .
    Кто он, что он, и с кем он, и где он
    Помнит все, что нельзя позабыть.
    Не его я когда-то губила
    . . . . . . . . . . . . . . . . . .
    И не траурный хор встрепенулся
    В милой вечности, там средь ветвей
    Это он осторожно коснулся
    Заколдованной жизни моей.
    . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .
    . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .
    И в последнюю речь подсудимой
    Все мои превращает стихи.
    После июня 1958
    * * * М.Лозинскому
    Они летят, они еще в дороге,
    Слова освобожденья и любви,
    А я уже в предпесенной тревоге,
    И холоднее льда уста мои.
    Но скоро там, где жидкие березы,
    Прильнувши к окнам, сухо шелестят, -
    Венцом червонным заплетутся розы
    И голоса незримых прозвучат.
    А дальше - свет невыносимо щедрый,
    Как красное горячее вино...
    Уже душистым, раскаленным ветром
    Сознание мое опалено.
    1916
    * * *
    Опять подошли "незабвенные даты",
    И нет среди них ни одной не проклятой.
    Но самой проклятой восходит заря...
    Я знаю: колотится сердце не зря -
    От звонкой минуты пред бурей морскою
    Оно наливается мутной тоскою.
    На прошлом я черный поставила крет,
    Чего же ты хочешь, товарищ зюйд-вест,
    Что ломятся в комнату липы и клены,
    Гудит и бесчинствует табор зеленый
    И к брюху мостов подкатила вода? -
    И все как тогда, и все как тогда.
    1945. Ленинград
    * * *
    Опять поминальный приблизился час.
    Я вижу, я слышу, я чувствую вас:
    И ту, что едва до окна довели,
    И ту, что родимой не топчет земли,
    И ту, что красивой тряхнув головой,
    Сказала: "Сюда прихожу, как домой".
    Хотелось бы всех поименно назвать,
    Да отняли список, и негде узнать.
    Для них соткала я широкий покров
    Из бедных, у них же подслушанных слов.
    О них вспоминаю всегда и везде,
    О них не забуду и в новой беде,
    И если зажмут мой измученный рот,
    Которым кричит стомильонный народ,
    Пусть так же оне поминают меня
    В канун моего погребального дня.
    А если когда-нибудь в этой стране
    Воздвигнуть задумают памятник мне,
    Согласье на это даю торжество,
    Но только с условьем - не ставить его
    Ни около моря, где я родилась
    (Последняя с морем разорвана связь),
    Ни в царском саду у заветного пня,
    Где тень безутешная ищет меня,
    А здесь, где стояла я триста часов
    И где для меня не открыли засов.
    Затем, что и в смерти блаженной боюсь
    Забыть громыхание черных марусь,
    Забыть, как постылая хлопала дверь
    И выла старуха, как раненый зверь.
    И пусть с неподвижных и бронзовых век
    Как слезы струится подтаявший снег,
    И голубь тюремный пусть гулит вдали,
    И тихо идут по Неве корабли.
    Март 1940
    Фонтанный Дом
    Освобожденная
    Чистый ветер ели колышет,
    Чистый снег заметает поля.
    Больше вражьего шага не слышит,
    Отдыхает моя земля.
    18 февраля 1945
    * * *
    Особенных претензий не имею
    Я к этому сиятельному дому,
    Но так случилось, что почти всю жизнь
    Я прожила под знаменитой кровлей
    Фонтанного дворца... Я нищей
    В него вошла и нищей выхожу...
    1952
    * * *
    Оставь нас с музыкой вдвоем,
    Мы сговоримся скоро -
    Она бездонный водоем -
    Я призрак, тень, укора.
     Я не мешаю ей звенеть, -
     Она поможет - умереть.
    1963
    * * *
    Оставь, и я была как все,
    И хуже всех была,
    Купалась я в чужой росе,
    И пряталась в чужом овсе,
    В чужой траве спала.
    * * *
    От любви твоей загадочной,
    Как от боли, в крик кричу,
    Стала желтой и припадочной,
    Еле ноги волочу.
    Новых песен не насвистывай, -
    Песней долго ль обмануть,
    Но когти, когти неистовей
    Мне чахоточную грудь,
    Чтобы кровь из горла хлынула
    Поскорее на постель,
    Чтобы смерть из сердца вынула
    Навсегда проклятый хмель.
    1918
    * * *
    От меня, как от той графини,
    Шел по лесенке винтовой,
    Чтоб увидеть рассветный, синий
    Страшный час над страшною Невой.
    1958
    * * *
    От странной лирики, где каждый шаг - секрет,
    Где пропасти налево и направо,
    Где под ногой, как лист увядший, слава,
    По-видимому, мне спасенья нет.
    Осень 1944
    * * *
    От тебя я сердце скрыла,
    Словно бросила в Неву...
    Прирученной и бескрылой
    Я в дому твоем живу.
    Только ночью слышу скрипы.
    Что там - в сумраках чужих?
    Шереметьевские липы...
    Перекличка домовых...
    Осторожно подступает,
    Как журчание воды,
    К уху жарко приникает
    Черный шепоток беды -
    И бормочет, словно дело
    Ей всю ночь возиться тут:
    "Ты уюта захотела,
    Знаешь, где он - твой уют?"
    30 октября 1936
    Ночь
    * * *
    От этих антивстреч
    Меня бы уберечь
     Ты смог...
    1960
    Ответ
    И вовсе я не пророчица,
    Жизнь моя светла, как ручей.
    А просто мне петь не хочется
    Под звон тюремных ключей.
    1930-е годы
    Ответ В.А. Комаровскому
    Какие странные слова
    Принес мне тихий день апреля.
    Ты знал, во мне еще жива
    Страстная страшная неделя.
    Я не слыхала звонов тех,
    Что плавали в глазури чистой.
    Семь дней звучал то медный смех,
    То плач струился серебристый.
    А я, закрыв лицо мое,
    Как перед вечною разлукой,
    Лежала и ждала ее,
    Еще не названную мукой.
    1914. Царское Село
    Ответ И при луне новорожденной
    Вновь зажигаю шесть свечей.
    <Б. Садовской>
    Я получила письмо,
    Не поверила нежным словам,
    Читала, смотрела в трюмо,
    Удивлялась себе и Вам.
    В окна широкий свет
    Вплывал, и пахло зимой...
    Знаю, что Вы поэт,
    Значит, товарищ мой.
    Как хорошо, что есть
    В мире луна и шесть
    Вами заженных свеч.
    Думайте обо мне,
    Я живу в западне
    И боюсь неожиданных встреч.
    1913
    * * *
    Отлетела от меня удача,
    Поглядела взглядом ястребиным
    На лицо, померкшее от плача,
    И на рану, ставшую рубином
    На груди моей.
    1914
    Отрывок
    ...И кто-то, во мраке дерев незримый,
    Зашуршал опавшей листвой
    И крикнул: "Что сделал с тобой любимый,
    Что сделал любимый твой;
    Словно тронуты черной, густою тушью
    Тяжелые веки твои.
    Он предал тебя тоске и удушью
    Отравительницы-любви.
    Ты давно перестала считать уколы -
    Грудь мертва под острой иглой.
    И напрасно стараешься быть веселой -
    Легче в гроб тебе лечь живой!.."
    Я сказала обидчику: "Хитрый, черный,
    Верно, нет у тебя стыда.
    Он тихий, он нежный, он мне покорный,
    Влюбленный в меня навсегда!"
    26 декабря 1911
    Отрывок
    ...И мне показалось, что это огни
    Со мною летят до рассвета,
    И я не дозналась - какого они,
    Глаза эти странные, цвета.
    И все трепетало и пело вокруг,
    И я не узнала - ты враг или друг,
    Зима это или лето.
    1959
    Отрывок
    В прошлое иду я - спят граниты,
    Не до шуток мне, увы, теперь.
    Что там - окровавленные плиты
    Или замурованная дверь,
    И зовет меня последним криком
    Кто-то. . . . . . . . . . . . . . . . .
    . . . . . . . в исступленьи диком
    Над его уже застывшим ликом
    Только смерть, как добрая сестра.
    1954
    Отрывок И.М. Басалаеву на память
    о нашем Ташкенте
    Не знала б, как цветет айва,
    Не знала б, как звучат слова
    На вашем языке,
    Как в город с гор ползет туман,
    И что проходит караван
    Чрез пыльный Бешагач,
    Как луч, как ветер, как поток...
    Отрывок
    . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .
    О Боже, за себя я все могу простить,
    Но лучше б ястребом ягненка мне когтить
    Или змеей уснувших жалить в поле,
    Чем человеком быть и видеть поневоле,
    Что люди делают, и сквозь тлетворный срам
    Не сметь поднять глаза к высоким небесам.
    <1916>
    Отрывок
    Так вот где ты скитаться должна,
    Тень от тени, чужая невеста! -
    Неужели же ты не нашла
    Для прогулок отраднее места.
    Эти пашни припудрив чуть-чуть,
    Здесь предзимье уже побродило,
    Дали все в непроглядную муть
    Ненароком оно превратило.
    Разве плохо казалось тебе
    У зеленого теплого моря,
    Что, покорствуя странной судьбе,
    Ты пошла на такое, не споря?
    Ты запретнейшая из роз,
    Ты на царство венчанная дважды,
    Здесь убьет тебя первый мороз,
    Здесь умрешь от... жажды.
    Набок съехавший куполок,
    Лужи, гуси и поезда звуки...
    А сожженный луной тополек
    Тянет к небу распятые руки.
    . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .
    Звезд загадочные изумруды,
    Ржавой прелой душистой листвы
    Под ногою шуршащие груды.
    . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .
    Но молчит, заколдована, тень,
    Мне ни слова не отвечает.
    Конец 1959-1960
    * * *
    Отстояли нас наши мальчишки
    Кто в болоте лежит, кто в лесу.
    А у нас есть лимитные книжки.
    Чернобурую носим лису.
    <До конца мая> 1944
    * * *
    . . . полупрервана беседа
    . . . . . . . . . . . . . . . . . .
    И речью благосклонного соседа
    Тогда мне показалась эта весть.
    13 - 16 августа 1962
    Падение Берлина
    (В кино)
    Я в два часа четыре долгих года
    Вновь прожила.
     Дыханье затая,
    Я видела,
    о Родина моя,
    Как спасена была твоя свобода.
    ...Пересекая чуждые равнины,
    Шли наши танки, как идет судьба...
    И русской песни голос соловьиный
    Плыл в музыке...
    ---
    И все, что нам мерещилось в тумане,
    Что виделось сквозь мрак военной ночи
    (В Саратове, в Челябинске и в Сочи), -
    Все ожило пред нами на экране.
    Историей прославленные дни
    Незабываемы, -
    уже не дни, а даты,
    В дыму Берлин,
    на штурм идут солдаты,
    Последний штурм...
    И вспыхнули огни.
    И с отзвуком далекого раската
    Блаженная настала тишина,
    И радость встреч,
    и нет тебя, война!
    Мир - миру!
    Октябрь 1949
    Москва
    Памяти 19 июля 1914
    Мы на сто лет состарились, и это
    Тогда случилось в час один:
    Короткое уже кончалось лето,
    Дымилось тело вспаханных равнин.
    Вдруг запестрела тихая дорога,
    Плач полетел, серебряно звеня.
    Закрыв лицо, я умоляла Бога
    До первой битвы умертвить меня.
    Из памяти, как груз отныне лишний,
    Исчезли тени песен и страстей.
    Ей - опустевшей - приказал Всевышний
    Стать страшной книгой грозовых вестей.
    1916
    Памяти Александра Блока
    Он прав - опять фонарь, аптека,
    Нева, безмолвие, гранит...
    Как памятник началу века,
    Там этот человек стоит -
    Когда он Пушкинскому Дому,
    Прощаясь, помахал рукой
    И принял смертную истому
    Как незаслуженный покой.
    Памяти Анты
    Пусть это даже из другого цикла...
    Мне видится улыбка ясных глаз,
    И "умерла" так жалостно приникло
    К прозванью милому, как будто первый раз
     Я слышала его.
    1960
    Памяти В.С.Срезневской
    Почти не может быть, ведь ты была всегда:
    В тени блаженных лип, в блокаде и больнице,
    В тюремной камере и там, где злые птицы,
    И травы пышные, и страшная вода.
    О, как менялось все, но ты была всегда,
    И мнится, что души отъяли половину,
    Ту, что была тобой, - в ней знала я причину
    Чего-то главного. И все забыла вдруг...
    Но звонкий голос твой зовет меня оттуда
    И просит не грустить и смерти ждать, как чуда.
    Ну что ж! попробую.
    9 сентября 1964
    Комарово
    Памяти Вали
    И все, кого сердце мое не забудет,
    Но кого нигде почему-то нет...
    И страшные дети, которых не будет,
    Которым не будет двадцать лет,
    А было восемь, а девять было,
    А было... - Довольно, не мучь себя,
    И все, кого ты вправду любила,
    Живыми останутся для тебя
    6 ноября 1943
    Памяти друга
    И в День Победы, нежный и туманный,
    Когда заря, как зарево, красна,
    Вдовою у могилы безымянной
    Хлопочет запоздалая весна.
    Она с колен подняться не спешит,
    Дохнет на почку и траву погладит,
    И бабочку с плеча на землю ссадит,
    И первый одуванчик распушит.
    8 ноября 1945
    Памяти М.А. Булгакова
    Вот это я тебе, взамен могильных роз,
    Взамен кадильного куренья;
    Ты так сурово жил и до конца донес
    Великолепное презренье.
    Ты пил вино, ты как никто шутил
    И в душных стенах задыхался,
    И гостью страшную ты сам к себе впустил
    И с ней наедине остался.
    И нет тебя, и все вокруг молчит
    О скорбной и высокой жизни,
    Лишь голос мой, как флейта, прозвучит
    И на твоей безмолвной тризне.
    О, кто поверить смел, что полоумной мне,
    Мне, плакальщице дней погибших,
    Мне, тлеющей на медленном огне,
    Всех потерявшей, все забывшей, -
    Придется поминать того, кто, полный сил,
    И светлых замыслов, и воли,
    Как будто бы вчера со мною говорил,
    Скрывая дрожь смертельной боли.
    1940. Фонтанный Дом
    Памяти Бориса Пильняка
    Все это разгадаешь ты один...
    Когда бессонный мрак вокруг клокочет,
    Тот солнечный, тот ландышевый клин
    Врывается во тьму декабрьской ночи.
    И по тропинке я к тебе иду.
    И ты смеешься беззаботным смехом.
    Но хвойный лес и камыши в пруду
    Ответствуют каким-то странным эхом...
    А, если этим мертвого бужу,
    Прости меня, я не могу иначе:
    Я о тебе, как о своем, тужу
    И каждому завидую, кто плачет,
    Кто может плакать в этот страшный час
    О тех, кто там лежит на дне оврага...
    Но выкипела, не дойдя до глаз,
    Глаза мои не освежила влага.
    1938
    Памяти Сергея Есенина
    Так просто можно жизнь покинуть эту,
    Бездумно и безбольно догореть,
    Но не дано Российскому поэту
    Такою светлой смертью умереть.
    Всего верней свинец душе крылатой
    Небесные откроет рубежи,
    Иль хриплый ужас лапою косматой
    Из сердца, как из губки, выжмет жизнь.
    <25 февраля> 1925.
    После 28 декабря 1925>
    * * *
    Память о солнце в сердце слабеет.
    Желтей трава.
    Ветер снежинками ранними веет
    Едва-едва.
    В узких каналах уже не струится -
    Стынет вода.
    Здесь никогда ничего не случится, -
    О, никогда!
    Ива на небе пустом распластала
    Веер сквозной.
    Может быть, лучше, что я не стала
    Вашей женой.
    Память о солнце в сердце слабеет.
    Что это? Тьма?
    Может быть!.. За ночь прийти успеет
    Зима.
    1911
    Париж
    Весенний воздух властно смел
    . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .
    Из белых роз не свей венок,
    Венок душисто-снежных роз,
    Ты тоже в мире одинок,
    Ненужной жизни тяжесть нес.
    Начало 1900-х годов - <1906>
    Крым
    Первая песенка


1 ] [ 2 ] [ 3 ] [ 4 ] [ 5 ] [ 6 ] [ 7 ] [ 8 ] [ 9 ] [ 10 ] [ 11 ]

/ Полные произведения / Ахматова А.А. / Стихотворения


Смотрите также по произведению "Стихотворения":


2003-2019 Litra.ru = Сочинения + Краткие содержания + Биографии
Created by Litra.RU Team / Контакты

 Rambler's Top100 Яндекс цитирования
Дизайн сайта — aminis