Войти... Регистрация
Поиск Расширенный поиск



Есть что добавить?

Присылай нам свои работы, получай litr`ы и обменивай их на майки, тетради и ручки от Litra.ru!

/ Полные произведения / Верн Ж. / Путешествие и приключения капитана Гаттераса

Путешествие и приключения капитана Гаттераса [26/26]

  Скачать полное произведение

    Такова была печальная развязка похождений капитана Гаттераса. Через три часа доктор, Альтамонт и двое моряков сидели в пещере у подошвы вулкана.
     Необходимо было принять какое-то решение. Спросили мнение доктора.
     - Друзья мои, - сказал он, - не следует задерживаться на острове Королевы. Перед нами свободное море; провизии у нас достаточно. Мы должны как можно скорее добраться до форта Провидения, там мы и пробудем до весны.
     - Я тоже так думаю, - ответил Альтамонт. - Ветер попутный, и завтра же выйдем в море.
     Грустно закончился этот день. Безумие капитана подействовало удручающе; всем четверым становилось жутко при мысли о том, что им предстоит обратный путь, и они остро чувствовали свое одиночество и затерянность в полярной пустыне. Они не обладали бесстрашным духом Гаттераса.
     Но скоро к ним вернулось мужество, они решили не сдаваться и до конца бороться со стихиями, а если нужно, то и с собственной слабостью.
     На другой день, в субботу, тринадцатого июля, на шлюпку погрузили лагерные принадлежности. Приближался момент отплытия.
     Но, прежде чем навсегда покинуть эту скалу, доктор, исполняя желание Гаттераса, поставил тур на том самом месте, где капитан высадился на берег. Тур был сложен из больших каменных глыб и мог послужить отличной приметой в случае, если бы вулкан пощадил его во время извержений.
     На одном из боковых камней Бэлл высек долотом краткую надпись:
     ДЖОН ГАТТЕРАС - 1861 г.
     Копия документа, свидетельствовавшего о великом открытии Гаттераса, была вложена в металлический, герметически закупоренный цилиндр и оставлена внутри тура на пустынной скале.
     Итак, четверо путешественников, а с ними капитан - жалкое тело, от которого, казалось, отлетел дух, и его верный Дэк, печальный и понурый, отправились в путь. Было десять часов утра. Подняли новый парус, сделанный из палатки. Шлюпка покинула остров Королевы при попутном ветре; вечером доктор встал на банку и сказал последнее прости пылавшей вдалеке горе Гаттераса.
     Переход совершился очень быстро, плавание по свободному ото льдов морю не представляло затруднений. Казалось, удаляться от полюса было гораздо легче, чем приближаться к нему.
     Но Гаттерас не сознавал происходящего вокруг него; он лежал в шлюпке, немой, с потухшим взглядом, скрестив на груди руки; Дэк свернулся у его ног. Напрасно доктор обращался к капитану: Гаттерас даже не слышал его.
     Сорок восемь часов дул попутный ветер, по морю ходила легкая зыбь. Доктор и его товарищи отдались на волю северного ветра.
     Пятнадцатого июля они увидели на юге гавань Альтамонта. Так как полярный океан освободился ото льдов на всем своем протяжении, то, вместо того чтобы пересекать Новую Америку на санях, путешественники решили обогнуть ее и морем добраться до залива Виктории.
     Плавание закончилось быстро и благополучно. Путь, который они проделали на санях в пятнадцать дней, теперь занял всего восемь суток, хотя им пришлось огибать сильно изрезанные берега, очертания которых они тщательно нанесли на карту. В понедельник двадцать третьего июля они прибыли в залив Виктории.
     Шлюпку поставили на якорь у берега и поспешили к форту Провидения. Но что же они увидели! Дом доктора, склады, пороховой погреб, укрепления - все растаяло под лучами летнего солнца, а продукты были расхищены дикими зверями.
     Печальное, удручающее зрелище!
     Съестные припасы путешественников уже приходили к концу, и они надеялись пополнить их в форте Провидения. Было ясно, что здесь невозможно зимовать. Долго думать было нечего, и решили кратчайшим путем направиться к Баффинову заливу.
     - Ничего другого не остается, - сказал доктор. - Отсюда до Баффинова залива меньше шестисот миль. Мы будем плыть до тех пор, пока под килем будет вода, войдем в пролив Джонса и оттуда доберемся до датских поселений.
     - Да, - ответил Альтамонт. - Соберем остатки припасов и в путь!
     После тщательных поисков путешественники нашли несколько случайно уцелевших ящиков пеммикана и два бочонка мясных консервов. Теперь у них было продуктов на шесть недель и достаточное количество пороха. Все припасы быстро сложили в одно место; весь день конопатили и приводили в порядок шлюпку. На другой день, двадцать четвертого июля, снова вышли в море.
     Около восемьдесят третьего градуса широты берег отклонялся к востоку. Возможно, что материк соединялся с землями, известными под названием земель Гриннелла, Эллесмера и Северного Линкольна, прилегающими к Баффинову заливу. Можно было думать, что пролив Джонса, подобно проливу Ланкастера, ведет во внутренние моря.
     Шлюпка быстро продвигалась вперед, без труда избегая плавучих льдин. Предвидя возможные задержки в пути, Клоубонни решил наполовину уменьшить паек. Путешественники не слишком уставали, и все были здоровы.
     Впрочем, по временам они стреляли уток, гусей и кайр и получали свежую, здоровую пищу. Запас воды легко пополняли, откалывая куски от попадавшихся на пути пресных льдин. Путешественники не удалялись от берега, так как шлюпка не могла идти в открытом море.
     Уже начинались морозы. Дождливая погода сменялась снежной и хмурой; солнце начало касаться линии горизонта и с каждым днем все глубже погружалось в море. Тридцатого июля в первый раз потеряли из виду солнце, то есть на несколько минут наступила ночь.
     Впрочем, шлюпка шла быстро и нередко за сутки делала от шестидесяти до шестидесяти пяти миль. Мореплаватели не останавливались ни на минуту, зная, какие трудности и препятствия ждут их на суше. А между тем проливы должны были вскоре замерзнуть; то там, то сям уже нарастал молодой лед. В полярных странах зима наступает вслед за летом, там не бывает ни весны, ни осени. Необходимо было торопиться.
     Тридцать первого июля небо на закате солнца было ясное, и появились первые звезды находившихся в зените созвездий. С этого дня начались беспрерывные туманы, значительно замедлявшие плавание.
     Доктора очень тревожило приближение зимы. Он знал, с какими трудностями боролся сэр Джон Росс, стараясь войти в Баффинов залив после того, как покинул свой корабль. После первой же попытки пройти дальше этот отважный моряк должен был вернуться на свое судно и зазимовать в четвертый раз. Но по крайней мере у него был приют на суровое время года, провизия и топливо.
     Если бы такая же беда постигла наших путешественников, если бы им пришлось остановиться или вернуться назад, они бы, конечно, погибли. Доктор не говорил о своих опасениях товарищам, но поторапливал их; необходимо было пройти как можно дальше на запад.
     Наконец, пятнадцатого августа, после тридцатидневного довольно удачного плавания и двух суток, проведенных в борьбе со льдами, скоплявшимися в проходах, - едва не погубив при этом свою шлюпку, - мореплаватели окончательно остановились; дальше плыть было невозможно. Море повсюду замерзло, и термометр за последние дни не поднимался выше +15ьF (-9ьС).
     Впрочем, постоянно попадавшиеся закругленные плоские камешки, обточенные прибоем, указывали на близость побережья на севере и на востоке. Нередко встречался также пресный лед.
     Альтамонт с большой точностью произвел наблюдения, давшие 77ь15' северной широты и 82ь02' западной долготы.
     - Итак, - сказал доктор, - вот где мы находимся. Мы достигли Северного Линкольна, как раз у мыса Эдена. Мы входим в пролив Джонса. Если бы мы прибыли сюда на несколько дней раньше, пролив, вероятно, был бы свободен ото льдов до самого Баффинова залива. Но нам стыдно жаловаться на судьбу. Если бы мой бедный Гаттерас встретил раньше такое легкопроходимое море, он быстро поднялся бы к полюсу, товарищи не покинули бы его, и он не лишился бы рассудка от тяжелых переживаний.
     - В таком случае, - сказал Альтамонт, - нам остается одно: бросить шлюпку и на санях добраться до восточного берега Земли Линкольна.
     - Бросить шлюпку и прибегнуть к саням, - это так, - ответил Клоубонни, - но, вместо того чтобы идти через Землю Линкольна, я предлагаю переправиться по льду через пролив Джонса и выйти на берега Северного Девона.
     - А почему? - спросил Альтамонт.
     - Потому что, чем ближе мы будем к проливу Ланкастера, тем больше будет у нас шансов повстречать китобоев.
     - Вы правы, доктор, хотя я боюсь, что льдины еще недостаточно смерзлись, и по ним нельзя будет идти.
     - Что ж, попробуем, - ответил доктор.
     Шлюпку разгрузили; Бэлл и Джонсон снова наладили сани, все детали которых были в исправности. На следующий день запрягли собак и двинулись вдоль берега, чтобы дойти до ледяного поля.
     Снова началось путешествие, уже не раз нами описанное, утомительное и медленное. Опасения Альтамонта оправдались: по льду еще нельзя было идти. Пролив Джонса не удалось пересечь, и пришлось следовать по берегу Земли Линкольна.
     Двадцать первого августа путешественники, сократив путь по косой линии, достигли входа в пролив Ледника, спустились на ледяное поле, на следующий день добрались до острова Коберга и меньше чем в два дня пересекли его, несмотря на страшную метель.
     Затем они снова пошли более удобной дорогой по льду и двадцать четвертого августа достигли Северного Девона.
     - Теперь, - сказал доктор, - нам остается только пересечь эту область и добраться до мыса Уэрендера, у входа в пролив Ланкастера.
     Но погода окончательно испортилась; морозы все усиливались, и метели свирепствовали, как в разгар зимы. Путешественники выбивались из сил. Продукты кончались, и пришлось урезать паек до одной трети, люди отдавали свою долю собакам, которые не могли бы тащить сани, если бы не получали нужного питания.
     Чрезвычайно пересеченная местность сильно затрудняла передвижение. Северный Девон - гористая область. Приходилось пробираться в горах Траутера по непроходимым ущельям, борясь с разъяренными стихиями. Люди, собаки и сани едва не остались там навеки, и не раз отчаяние овладевало смельчаками, закаленными в полярных походах. Путешественники были измучены морально и физически. Да разве могли пройти даром полтора года непрерывных усилий и волнений, постоянная смена надежды и отчаяния? К тому же идти вперед всегда легче - помогает нервный подъем и стремление к цели, чего нет при возвращении. Злополучные путники с трудом брели; они шли по инерции, тратя последние остатки сил.
     Только тридцатого августа выбрались они из хаоса гор, о которых не может дать никакого представления орография умеренных поясов, но выбрались измученные и полузамерзшие. Доктор уже не мог оказывать помощи другим, потому что сам изнемогал.
     Выбравшись из гор Траутера, они очутились на волнистой равнине; поверхность земли была исковеркана в далекие времена, когда впервые образовались горы.
     Пришлось несколько дней передохнуть; люди еле волочили ноги; две собаки околели от истощения.
     Отряд приютился под прикрытием льдины. Термометр показывал -2ьF (-19ьС). У путешественников даже не хватило сил разбить палатку.
     Припасов оставалось уже совсем мало, и, несмотря на скудость пайка, их могло хватить всего на восемь дней. Дичь попадалась редко, так как на зиму все живое перекочевало в более умеренный пояс. Призрак голодной смерти вставал перед измученными путниками.
     Альтамонт, всегда готовый пожертвовать собой ради товарищей, собрал остаток сил и решил пойти на охоту, чтобы добыть дичи.
     Он взял ружье, позвал Дэка и зашагал по равнине к северу. Доктор, Бэлл и Джонсон равнодушно смотрели, как он удалялся. Целый час они не слышали ни одного выстрела. Но вот они увидели, что Альтамонт бежит назад, видимо, чем-то испуганный.
     - Что случилось? - спросил доктор.
     - Там!.. под снегом!.. - с ужасом проговорил Альтамонт, указывая куда-то в сторону.
     - Что там?
     - Целый отряд людей!..
     - Живых?
     - Мертвых... они замерзли и даже...
     Альтамонт не договорил своей фразы, но лицо его выражало беспредельный ужас.
     Доктор, Бэлл и Джонсон поднялись на ноги, нервное возбуждение вернуло им силы, и они поплелись за Альтамонтом по снежной равнине в ту сторону, куда он указывал рукой.
     Вскоре они пришли в глубокую лощину, сжатую между холмами, и там им представилась ужасная картина.
     Окоченелые трупы, наполовину погребенные под белым саваном снега, выглядывали из сугробов; здесь рука с судорожно сжатыми пальцами, там нога, подальше - голова, другая, третья... На лицах застыло выражение бессильной угрозы и отчаяния.
     Подошедший доктор вдруг попятился назад, бледный, с изменившимся лицом. Дэк лаял зловеще и тревожно.
     - Какой ужас! - вырвалось у Клоубонни.
     - Что такое? - спросил Джонсон.
     - Вы их не узнали? - дрогнувшим голосом спросил доктор.
     - Что вы хотите сказать?
     - Смотрите!
     Этот овраг не так давно был ареной последней борьбы людей с морозом, отчаянием и голодом: кое-какие ужасные остатки говорили о том, что несчастные питались человеческими трупами, быть может еще трепещущим мясом. Доктор узнал Шандона, Пэна... злополучный экипаж "Форварда". Силы изменили этим несчастным, съестные припасы кончились, шлюпка их, вероятно, попала под лавину и была разбита или же упала в пропасть, и они не смогли воспользоваться свободным ото льдов морем. Возможно также, что они заблудились на незнакомом материке. Впрочем, между людьми, которые двинулись в путь, охваченные мятежом, не могло быть морального единения, которое позволяет совершать великие дела. Предводитель мятежников всегда обладает лишь непрочной властью, и, без сомнения, Шандон вскоре потерял всякий авторитет.
     Как бы то ни было, экипаж "Форварда", прежде чем дойти до этой катастрофы, должен был претерпеть невероятные мучения, но тайна его бедствий вместе с ним навсегда погребена под полярными снегами.
     - Бежим! Бежим! - вскричал доктор.
     И он увлек своих товарищей подальше от места катастрофы. Ужас ненадолго придал им энергию, и они двинулись дальше. 27. ЗАКЛЮЧЕНИЕ
     Не будем распространяться о бедствиях, какие выпали на долю оставшихся в живых участников экспедиции. Они сами не могли впоследствии припомнить подробностей всего, что происходило с ними в течение недели после ужасного открытия. Но девятого сентября, проявив чудеса энергии, путешественники добрались до мыса Хорсбурга на Северном Девоне.
     Они умирали от голода. Уже сорок восемь часов у них ни крошки не было во рту; последний обед состоял из мяса последней гренландской собаки. Бэлл не в силах был идти дальше, а старый боцман чувствовал, что силы его угасают.
     Они находились на побережье частично замерзшего Баффинова залива, то есть на пути в Европу. В трех милях от них волны с грохотом разбивались об острые грани ледяных полей.
     Приходилось терпеливо выжидать, пока появится какое-нибудь китобойное судно.
     Но появится ли оно? И сколько времени придется его ждать?..
     Однако небо сжалилось над несчастными, ибо на другой день Альтамонт ясно увидел на горизонте парус.
     Известно, какое волнение и надежды вызывает появление на горизонте корабля, как страшно обмануться в этих надеждах! Кажется, что корабль то удаляется, то приближается. Как томительны эти переходы от надежды к отчаянию! И нередко случается, что в ту самую минуту, когда потерпевшие крушение уже считают себя спасенными, парус начинает удаляться и вскоре исчезает за горизонтом.
     Доктор и его товарищи изведали все эти муки. Выбиваясь из сил, поддерживая друг друга, они, наконец, добрели до западной окраины ледяного поля и вдруг, к своему ужасу, увидели, что корабль мало-помалу удаляется. Напрасно они подавали сигналы, призывая на помощь, - их не заметили.
     Но тут доктора осенило вдохновение, его изобретательный ум и на этот раз сослужил ему службу.
     Внезапно о ледяное поле ударилась плывшая по течению льдина.
     - Льдина! - сказал он, указывая на нее рукой.
     Никто его не понял.
     - Давайте перейдем на нее! - воскликнул доктор.
     Тут его товарищей озарило, точно молнией.
     - Ах, доктор, доктор! - твердил Джонсон, целуя руки Клоубонни.
     Бэлл, поддерживаемый Альтамонтом, пошел к саням, принес стойку, водрузил ее на льдине в виде мачты и укрепил веревками. Полотнище палатки разорвали и с грехом пополам сделали из него парус. Ветер был благоприятный; все пятеро прыгнули на утлый плот и отвалили от ледяного поля.
     Через два часа, после неимоверных трудов и усилий, последние представители экипажа "Форварда" уже находились на борту датского китобойного судна "Ганс Кристиан", возвращавшегося в Девисов пролив.
     Несчастные потеряли человеческий облик - это были живые трупы. Капитан был человек великодушный, с первого же взгляда он понял, что произошло, окружил спасенных заботами и вниманием и вернул их к жизни.
     Десять дней спустя Клоубонни, Джонсон, Бэлл, Альтамонт и капитан Гаттерас высадились в Корсере в Дании. Оттуда пароход доставил их в Киль, затем через Альтону и Гамбург они направились в Лондон и прибыли туда тринадцатого сентября, еле оправившись после длительных, тяжких испытаний.
     Доктор первым делом попросил у Королевского географического общества разрешение сделать важное сообщение. Заседание было назначено на пятнадцатое октября.
     Можно себе представить изумление ученой корпорации и восторженные крики всех присутствующих после того, как был оглашен документ Гаттераса!
     Это единственное в своем роде путешествие, не имеющее себе подобных в анналах науки, подводило итог всем прежним открытиям, совершенным в полярных странах, связывало между собою экспедиции Парри, Росса, Франклина, Мак-Клура и других, восполняло пробел на географических картах арктических стран между сотым и сто пятнадцатым меридианами и завершалось завоеванием недоступного до тех пор пункта - Северного полюса.
     Еще никогда, положительно никогда столь сногсшибательная новость не потрясала англичан!
     Как известно, англичане горячо интересуются географическими открытиями. От лорда до последнего уличного мальчишки, от судовладельца до докера - все пришли в волнение и испытывали чувство национальной гордости.
     Известие о великом открытии с быстротой молнии пронеслось по всем телеграфным линиям Соединенного королевства. В заголовках газетных статей фигурировало имя Гаттераса, как мученика науки, и вся Англия трепетала от гордости.
     Доктора и его товарищей чествовали, и лорд-канцлер торжественно представил их королеве.
     Правительство утвердило название острова Королевы за скалою у Северного полюса, горы Гаттераса - за вулканом и порта Альтамонта - за заливом Новой Америки.
     Альтамонт не расстался со своими товарищами по несчастью и славе, которые стали его лучшими друзьями. Он отправился с доктором, Бэллом и Джонсоном в Ливерпуль, и город торжественно приветствовал людей, которых давно считал погибшими и погребенными в вечных льдах.
     Но Клоубонни всегда приписывал славу совершенного ими подвига тому, кто был душой этого предприятия. В своем отчете о путешествии, озаглавленном "Англичане на Северном полюсе" и изданном год спустя Королевским географическим обществом, он приравнивал Джона Гаттераса к величайшим в мире путешественникам, к тем героям, которые приносят себя в жертву науке.
     Между тем несчастный Гаттерас, ставший жертвой возвышенной страсти, прозябал близ Ливерпуля, в лечебнице Стэн-Коттедж, куда его лично отвез доктор. Помешательство капитана было тихое, он ничего не говорил и ничего не понимал: казалось, вместе с рассудком он утратил и дар слова. Лишь одно чувство связывало его с внешним миром - его привязанность к Дэку, с которым не решились разлучить Гаттераса.
     Этот недуг, это "полярное безумие" протекало спокойно, без особых перемен. Но однажды доктор, постоянно навещавший своего несчастного друга, обратил внимание на его странные повадки. С некоторых пор капитан Гаттерас, в сопровождении верной собаки, печально и ласково глядевшей на своего хозяина, каждый день подолгу прогуливался, причем ходил все в ту же сторону, по одной из аллей Стэн-Коттеджа. Дойдя до конца аллеи, капитан возвращался, пятясь назад. Если его останавливали, он пальцем показывал на небе какую-то точку. Если его заставляли повернуться, он сердился, и Дэк, разделявший раздражение Гаттераса, начинал бешено лаять.
     Доктор, внимательно наблюдавший за своим другом, вскоре разгадал причину столь странного упорства и понял, почему Гаттерас ходил все в том же направлении, как будто его притягивал незримый магнит.
     Капитана Джона Гаттераса неизменно отклоняло к северу.
     1866 г.


Добавил: Rebit

1 ] [ 2 ] [ 3 ] [ 4 ] [ 5 ] [ 6 ] [ 7 ] [ 8 ] [ 9 ] [ 10 ] [ 11 ] [ 12 ] [ 13 ] [ 14 ] [ 15 ] [ 16 ] [ 17 ] [ 18 ] [ 19 ] [ 20 ] [ 21 ] [ 22 ] [ 23 ] [ 24 ] [ 25 ] [ 26 ]

/ Полные произведения / Верн Ж. / Путешествие и приключения капитана Гаттераса


2003-2019 Litra.ru = Сочинения + Краткие содержания + Биографии
Created by Litra.RU Team / Контакты

 Rambler's Top100 Яндекс цитирования
Дизайн сайта — aminis