Войти... Регистрация
Поиск Расширенный поиск



Есть что добавить?

Присылай нам свои работы, получай litr`ы и обменивай их на майки, тетради и ручки от Litra.ru!

/ Полные произведения / Верн Ж. / Путешествие и приключения капитана Гаттераса

Путешествие и приключения капитана Гаттераса [15/26]

  Скачать полное произведение

    После рассказа Джонсона в ледяном доме воцарилось довольно продолжительное молчание. Мрачная картина пожара, гибель их драгоценного брига с неотразимой силой вставала в воображении потерпевших крушение. Они сознавали, что лишились возможности вернуться на родину. Они не смели взглянуть друг на друга, опасаясь подметить у кого-нибудь на лице выражение отчаяния. Слышно было только тяжелое дыхание больного.
     - Спасибо, Джонсон, - сказал, наконец, Гаттерас, - вы сделали все, что могли, для спасения моего корабля. Но один в поле не воин. Еще раз спасибо вам! Забудем об этой катастрофе. Объединим наши усилия для общего спасения. Нас четверо, все мы связаны дружбой, жизнь одного стоит жизни другого. Пусть каждый выскажет свое мнение, как нам быть дальше.
     - Охотно, капитан, - ответил доктор. - Все мы преданы вам и выскажемся по чистой совести. Но прежде всего есть ли у вас какой-нибудь определенный план?
     - У меня не может быть никакого особого плана, - печально ответил Гаттерас. - Мои желания могут вам показаться небескорыстными. Я хотел бы прежде всего знать, что вы думаете.
     - Капитан, - сказал Джонсон, - прежде чем высказаться при таких тяжелых обстоятельствах, я хотел бы задать вам один важный вопрос.
     - Говорите, Джонсон!
     - Вчера вы ходили определять место, где мы находимся. Дрейфует ли ледяное поле или остается на прежнем месте?
     - Оно не тронулось с места и, как до нашего ухода, стоит под восемьюдесятью градусами пятнадцатью минутами северной широты и девяноста семью градусами тридцатью пятью минутами западной долготы.
     - На каком расстоянии, - продолжал Джонсон, - находимся мы от ближайшего моря на востоке?
     - Приблизительно в шестистах милях, - ответил Гаттерас.
     - И это море?..
     - Пролив Смита.
     - Тот самый, который мы не могли пройти в апреле месяце?
     - Тот самый!
     - Так значит, капитан, наше положение выяснилось и мы с открытыми глазами можем принять какое-нибудь решение.
     - Говорите, - сказал Гаттерас, опуская голову на руки.
     В таком положении он мог слушать своих товарищей, не глядя на них.
     - Итак, Бэлл, - сказал доктор, - что, по-вашему, нам лучше всего предпринять?
     - Тут нечего долго думать, - ответил плотник. - Ясное дело, надо, не теряя ни одного дня, ни одного часа, двинуться на юг либо на запад и добраться до ближайшего берега... хотя бы нам пришлось идти два месяца.
     - У нас осталось продуктов всего на три недели, - произнес капитан, не подымая головы.
     - Значит, этот путь надо пройти в три недели, - сказал Джонсон, - в этом наше единственное спасение. Мы во что бы то ни стало должны добраться до берега в двадцать пять дней, хотя бы под конец пришлось ползти на четвереньках.
     - Эта часть полярного континента еще не исследована, - возразил Гаттерас. - Мы можем встретить препятствия, горы, ледники, которые преградят нам путь.
     - Почему бы нам не попытать счастья? - сказал доктор. - Что и говорить, путь будет очень тяжелый. Нам придется очень ограничить себя в еде, разве что охота.
     - У нас осталось всего полфунта пороху, - прервал его Гаттерас.
     - Я понимаю, Гаттерас, - сказал доктор, - всю основательность ваших возражений и не льщу себя несбыточной надеждой. Но мне кажется, я угадываю ваши мысли. Есть ли у вас какой-нибудь план?
     - Нет, - после минутного колебания отвечал капитан.
     - Вам не приходится сомневаться в нашем мужестве, - продолжал доктор. - Вы знаете, что мы готовы куда угодно следовать за вами. Но мне кажется, сейчас нечего и думать о том, чтобы идти к полюсу. Измена разбила ваши планы. Вы могли бороться с естественными препятствиями, могли преодолеть их, но перед человеческой подлостью и коварством вы оказались бессильны. Вы сделали все, что было в ваших силах, и я не сомневаюсь, что, если бы не эта измена, вы добились бы успеха. Но не следует ли при теперешнем положении вещей отложить на время наше предприятие и вернуться в Англию с тем, чтобы потом его повторить?
     - Что вы скажете, капитан? - спросил Джонсон упорно молчавшего Гаттераса.
     Капитан приподнял голову и процедил сквозь зубы:
     - И вы уверены, что доберетесь до берегов пролива? А где у вас силы и чем вы будете питаться?
     - Далеко не уверен, - ответил доктор, - но ведь берег-то сам не придет к нам, его надо поискать. Быть может, на юге мы встретим эскимосов, с которыми нетрудно будет войти в сношения.
     - Наконец, - сказал Джонсон, - разве нельзя встретить в проливе какое-нибудь судно, стоящее на зимовке?
     - В крайнем случае, - ответил доктор, - перебравшись по льду через пролив, мы можем дойти до западных берегов Гренландии, а оттуда, пройдя землею Прудхо или через мыс Йорка, добраться до датских поселений. Уж здесь-то, на ледяных полях, мы решительно ничего не встретим. Гаттерас! Дорога в Англию ведет на юг, а не на север!
     - Да, - сказал Бэлл, - доктор совершенно прав. Надо отправляться, и как можно скорей. До сих пор мы слишком мало думали о родине и о своих родных.
     - Вы тоже так думаете, Джонсон? - снова спросил Гаттерас.
     - Да, капитан!
     - А вы, доктор?
     - И я тоже, Гаттерас!
     Гаттерас замолчал, но лицо его невольно отражало волновавшие его чувства. От решения, которое он примет, зависело все его будущее. Возвратись он в Англию, - и его отважные замыслы погибнут навеки; нечего будет и думать о том, чтобы повторить такую экспедицию.
     Видя, что Гаттерас молчит, доктор сказал:
     - Считаю нужным добавить, Гаттерас, что нам нельзя терять ни минуты. Надо нагрузить сани съестными припасами и захватить как можно больше дров. Конечно, переход в шестьсот миль будет нам очень тяжел и покажется бесконечным, но тут нет ничего невозможного. Мы должны будем проходить по двадцать миль в день, следовательно, через месяц, то есть двадцать шестого марта, в случае удачи, сможем добраться до желанного берега...
     - Нельзя ли подождать еще несколько дней? - сказал Гаттерас.
     - На что же вы еще надеетесь? - спросил Джонсон.
     - Не знаю... Кто может предвидеть будущее? Еще несколько дней!.. Впрочем, всем нам необходимо окрепнуть. Вы не сделаете и двух переходов, как уже свалитесь от слабости; у вас даже не хватит сил построить ледяной домик.
     - Но здесь нас ждет мучительная смерть! - воскликнул Бэлл.
     - Друзья мои, - с мольбой в голосе сказал Гаттерас, - еще рано отчаиваться! Если бы я предложил вам искать спасения на севере, вы отказались бы идти за мной! А между тем вполне возможно, что у полюса так же, как и в проливе Смита, живут эскимосы. Свободное море, существование которого не подлежит сомнению, должно омывать берега материков. Природа логична во всех своих проявлениях. Поэтому можно допустить, что растительность вступает в свои права там, где прекращаются сильные холода. На севере нас ждет обетованная земля, а вы хотите от нее бежать!
     Увлекаясь своими словами, Гаттерас все больше воодушевлялся. Его возбужденное воображение рисовало волшебные картины страны, самое существование которой еще было под сомнением.
     - Еще один день, еще один час! - умолял он.
     Впечатлительный и склонный к приключениям, доктор невольно поддался волнению, он готов был уже уступить, но Джонсон, более сдержанный и рассудительный, напомнил ему о благоразумии и долге.
     - Идем, Бэлл, к саням, - сказал он.
     - Идем! - ответил Бэлл.
     И оба направились к выходу.
     - Как, Джонсон! Вы? Вы? - вскричал Гаттерас. - Ну что ж, отправляйтесь! А я остаюсь! Остаюсь!
     - Капитан!.. - вырвалось у Джонсона, и он остановился.
     - Я остаюсь, говорю вам! Отправляйтесь! Что ж, бросьте меня одного, как бросили остальные! Поди сюда, Дэк! Мы останемся с тобой здесь!
     Верная собака подошла к своему хозяину и залаяла. Джонсон в нерешительности смотрел на доктора, который сам не знал, что делать. Прежде всего необходимо было успокоить Гаттераса и пожертвовать одним днем ему в угоду. Доктор уже собирался уступить, как вдруг кто-то коснулся его руки.
     Он обернулся. Американец, поднявшись со своей постели, полз по земле; но вот он встал на колени; его покрытые язвами губы шевелились, он что-то бормотал.
     В крайнем изумлении доктор молча смотрел на него. Гаттерас подошел ближе и уставился на больного, стараясь уловить смысл его невнятных слов. Минут через пять бедняге с трудом удалось выговорить:
     - "Порпойз".
     - "Порпойз"! - воскликнул капитан.
     Американец утвердительно кивнул головой.
     - В здешних морях? - спросил капитан с замиранием сердца.
     Больной снова кивнул.
     - На севере?
     - Да! - произнес американец.
     - Местонахождение его вам известно?
     - Да!
     - В точности?
     - Да! - повторил Альтамонт.
     Наступило молчание. Свидетелей этой неожиданной сцены прохватывала дрожь.
     - Слушайте, - сказал, наконец, капитан, - нам необходимо знать местоположение вашего корабля. Я вслух буду считать градусы: когда надо будет, вы остановите меня жестом.
     В знак согласия американец кивнул головой.
     - Итак, речь идет о градусах долготы. Сто пять? Нет! Сто шесть? Сто семь? Сто восемь? Западной?
     - Да, - отвечал американец.
     - Дальше. Сто девять? Сто десять? Сто двенадцать? Сто четырнадцать? Сто шестнадцать? Сто восемнадцать? Сто девятнадцать? Сто двадцать?..
     - Да, - сказал Альтамонт.
     - Сто двадцать градусов долготы? - переспросил Гаттерас. - А сколько минут? Я буду считать...
     Гаттерас начал с первого градуса. При слове "пятнадцать" Альтамонт знаком остановил капитана.
     - Так. Теперь перейдем к градусам широты, - сказал Гаттерас. - Вы меня поняли? Восемьдесят? Восемьдесят один? Восемьдесят два? Восемьдесят три?
     Американец опять остановил Гаттераса.
     - Хорошо! А сколько минут? Пять? Десять? Пятнадцать? Двадцать? Двадцать пять? Тридцать? Тридцать пять?
     Альтамонт снова подал знак, причем слабо улыбнулся.
     - Итак, - заявил Гаттерас, - "Порпойз" находится под ста двадцатью градусами пятнадцатью минутами долготы и восемьюдесятью тремя градусами тридцатью пятью минутами широты?
     - Да, - в последний раз произнес Альтамонт и упал на руки доктора.
     От напряжения он вконец обессилел.
     - Итак, друзья мои, - воскликнул Гаттерас, - вы видите, что спасение на севере, только на севере!
     Но вслед за этими радостными словами Гаттераса, казалось, поразила какая-то ужасная мысль. Он изменился в лице: змея зависти ужалила его в сердце!
     Так, значит, другой - и притом американец! - на три градуса дальше его продвинулся к полюсу! Зачем? С какой целью?.. 3. СЕМНАДЦАТЬ ДНЕЙ ПУТИ
     Первые же слова, произнесенные Альтамонтом, резко изменили положение потерпевших крушение. До сих пор они не могли надеяться на помощь, было мало шансов добраться до Баффинова залива, путь был слишком долгий и трудный для истощенных людей, у них могло не хватить продуктов, - и вдруг оказалось, что в четырехстах милях от ледяного дома находится корабль со всякого рода запасами, на котором, быть может, они могут продолжать свой дерзкий путь к полюсу! Гаттерас, Джонсон, доктор и Бэлл, бывшие в таком унынии, вновь обрели надежду и не могли прийти в себя от радости! Но они еще слишком мало узнали от Альтамонта. Дав больному передохнуть несколько минут, доктор возобновил волнующую беседу, предлагая вопросы в такой форме, что американец мог отвечать на них кивком головы или движением глаз.
     Вскоре доктор узнал, что "Порпойз" - американское трехмачтовое судно из Нью-Йорка; оно было затерто льдами; на нем много топлива и продовольствия. Хотя "Порпойз" лег набок, но, по-видимому, не был раздавлен льдами, и можно будет спасти его груз.
     Альтамонт и его экипаж бросили "Порпойз" два месяца тому назад, захватив с собой шлюпку, поставленную на сани. Они намеревались добраться до пролива Смита, в надежде встретить там китобойное судно и вернуться на нем в Америку. Но мало-помалу несчастные путешественники слабели от болезней и усталости и один за другим умирали в пути. Под конец из экипажа в тридцать человек уцелели только капитан и два матроса, но матросы погибли, а Альтамонт чудом остался в живых.
     Гаттерасу хотелось узнать, почему "Порпойз" находится под такой высокой широтой.
     Альтамонт дал понять, что судно отнесло на север льдами.
     Гаттерас с тревогой спросил Альтамонта о цели его путешествия.
     Альтамонт отвечал, что он намеревался пройти Северо-Западным проходом.
     Гаттерас больше не настаивал и прекратил свой допрос. Тогда слово взял доктор.
     - Теперь, - сказал он, - мы должны во что бы то ни стало разыскать "Порпойз". Вместо того чтобы наудачу пробираться к Баффинову заливу, мы можем более кратким путем - на целую треть короче! - добраться до судна, где найдем все необходимое для зимовки.
     - Ничего другого нам не остается, - ответил Бэлл.
     - А я добавлю, - заметил боцман, - что нельзя терять ни минуты. Надо прикинуть, сколько дней мы будем в пути, и точно рассчитать, сколько продуктов можем тратить каждый день, - чего обыкновенно не делают. И как можно скорее в путь!
     - Вы правы, Джонсон, - ответил доктор. - Если мы выступим завтра, двадцать шестого февраля, то должны добраться до судна пятнадцатого марта, иначе мы рискуем умереть с голода. Что вы скажете, Гаттерас?
     - Сейчас же начнем готовиться, и скорей в путь! - заявил капитан. - Быть может, идти придется дольше, чем мы думаем.
     - Почему это? - спросил доктор. - Альтамонту, кажется, в точности известно положение его судна.
     - А если "Порпойз", подобно "Форварду", дрейфовал вместе со льдами? - спросил Гаттерас.
     - А ведь и в самом деле, это вполне возможно! - согласился доктор.
     Джонсон и Бэлл не оспаривали такой возможности, ибо на своем опыте знали, что такое дрейф.
     Альтамонт, внимательно следивший за разговором, знаком дал понять доктору, что хочет что-то сказать. Клоубонни пришел ему на помощь. Четверть часа продолжались всякие расспросы, наконец доктор убедился в том, что "Порпойз" сел на мель близ берега и, следовательно, не мог сдвинуться со своего каменного ложа.
     Это сообщение успокоило путешественников, хотя и лишало их последней надежды вернуться в Европу, разве что Бэлл ухитрился бы построить суденышко из остатков "Порпойза". Во всяком случае, прежде всего необходимо было направиться к месту крушения.
     Доктор задал американцу последний вопрос: встречал ли он свободное ото льдов море под восемьдесят третьим градусом широты?
     - Нет, - ответил Альтамонт.
     На этом беседа закончилась. Немедленно начали готовиться к походу. Бэлл и Джонсон в первую очередь занялись санями, которые требовали основательной починки. В дереве не было недостатка, и кузов значительно укрепили. Путешественники использовали опыт, приобретенный ими во время похода на юг. Теперь они уже сумели лучше подготовиться. И так как можно было ожидать обильных и глубоких снегов, то кузов значительно приподняли.
     Бэлл устроил в санях для Альтамонта что-то вроде койки, а над ней натянул полотнище палатки. Продуктов было мало, и они не слишком отягчали сани, которые нагрузили до отказа деревом.
     Приводя в порядок съестные припасы, доктор составил им тщательную опись. По его расчетам, в продолжение трехнедельного пути каждый путешественник должен был получать три четверти пайка. Полный паек выдавался только четырем упряжным собакам. Если бы Дэк стал в упряжку, то и он имел бы право на полную порцию.
     Сборы в путь пришлось, однако, прервать. К семи часам вечера путешественников стала одолевать дремота. Но перед сном они собрались вокруг печи; дров не жалели, и бедняги могли вдоволь наслаждаться теплом, от которого уже давно отвыкли. Пеммикан, немного сухарей и несколько чашек кофе повысили у них настроение; к тому же их теперь окрыляла надежда.
     С семи часов утра снова взялись за работу и закончили ее к трем часам дня.
     Начинало уже темнеть. Хотя с 31 января солнце стало появляться над горизонтом, но давало еще слабый свет и оставалось на небе недолго. К счастью, в шесть часов вечера всходила луна, которая в ясную погоду хорошо освещала дорогу. За последние дни наблюдалось похолодание. Термометр показывал -33ьF (-37ьС).
     Наступила минута отъезда. Альтамонт радовался путешествию, хотя тряска должна была усилить его страдания. Он объяснил доктору, что на борту "Порпойза" имеются противоцинготные средства, необходимые для его излечения. Американца перенесли в сани и уложили как можно удобнее. Запрягли собак, в том числе Дэка. Путешественники в последний раз взглянули на ледяное ложе, где раньше находился "Форвард". На краткий миг лицо Гаттераса исказилось гневом, но он тотчас же овладел собой. Маленький отряд тронулся в путь, держа направление на северо-северо-запад, бодро шагая по застланной туманом равнине.
     Каждый занял свое обычное место: Бэлл - во главе каравана, доктор и Джонсон шагали возле саней, наблюдая за их ходом и при случае помогая упряжным собакам, Гаттерас замыкал шествие. Он проверял направление, следя, чтобы шли друг за другом по прямой линии.
     Продвигались довольно быстро; крепкий мороз выровнял, как бы разгладил поверхность снегов, и был хороший санный путь; пять собак без труда везли груз, не превышавший девятисот фунтов. Однако люди быстро утомлялись и часто останавливались перевести дух.
     К семи часам вечера из тумана выплыла большая красноватая луна. Льды заискрились под ее бледными лучами. Ледяное поле простиралось на северо-запад необозримой белой пеленой. Ни бугра, ни тороса. Эта часть моря, казалось, замерзла спокойно, точно какое-нибудь тихое озеро.
     То была безбрежная пустыня, плоская и однообразная. Доктор поделился своими впечатлениями с Джонсоном.
     - В самом деле, доктор, - сказал старый моряк, - это настоящая пустыня, но здесь мы не рискуем умереть от жажды.
     - Это несомненное преимущество! - ответил доктор. - Но пустыне не видно конца, а это доказывает, что мы очень далеко от материка. Вообще близ берегов встречаются ледяные горы, однако здесь их не видно.
     - Горизонт затянут туманом, - заметил Джонсон.
     - Это так, но с самого начала пути мы идем по ровному ледяному полю, и впереди все такая же равнина.
     - А знаете вы, доктор, что наша прогулка очень опасна? К этому как-то привыкаешь, не думаешь об этом, но мы ведь идем по ледяной коре над бездонной глубиной.
     - Совершенно верно, мой друг, но мы не рискуем провалиться. При тридцати семи градусах мороза лед становится чрезвычайно прочным. Заметьте к тому же, что ледяная кора с каждым днем все утолщается, Потому что в полярных странах девять дней из десяти идет снег, и это в апреле, мае и даже июне; по моим расчетам, толщина ледяного поля достигает тридцати - сорока футов.
     - Это очень утешительно, - сказал Джонсон.
     - Да, мы не похожи на тех конькобежцев на реке Серпентайн, которые каждый миг могут провалиться, катаясь по тонкому льду. Такая опасность нам не грозит.
     - Известна ли сила сопротивления льда? - спросил старый моряк, всегда старавшийся чему-нибудь научиться у доктора.
     - Еще бы не известна! - отвечал Клоубонни. - В наше время научились измерять все на свете, кроме человеческого честолюбия! И в самом деле, разве не честолюбие влечет нас к Северному полюсу, которого человек стремится во что бы то ни стало достигнуть? Возвращаясь к нашей теме, я могу вам сказать следующее. При толщине в два дюйма лед выдерживает тяжесть человека; при трех с половиной дюймах - лошадь вместе с всадником; при пяти дюймах - восьмифунтовое орудие; при восьми дюймах - полевую артиллерию с лошадьми, а при десяти дюймах - целую армию! Там, где мы сейчас идем, можно было бы с успехом построить здание вроде ливерпульской таможни или лондонского парламента.
     - Трудно даже представить себе такую прочность, - сказал Джонсон. - Вы только что сказали, доктор, что снег здесь идет девять дней из десяти. Это, конечно, так, и я не буду возражать. Но откуда же берется такая масса снега? Ведь замерзшие моря не могут производить такого громадного количества паров, из которых состоят облака.
     - Совершенно правильное замечание, Джонсон. По-моему, большая часть падающих здесь снегов и дождей состоит из воды морей умеренного пояса. Снежинка, которую вы видите, быть может, просто капля воды из какой-нибудь европейской реки, капля, которая поднялась в атмосферу в виде пара, вошла в состав облаков и упала на эти поля. Очень может быть, что, утоляя жажду этим снегом, мы пьем воду рек нашей родины.
     - Возможно, что и так, - согласился Джонсон.
     Разговор их был прерван окриком Гаттераса, указывавшего правильный путь. Туман сгущался, поэтому трудно было держаться прямого направления.
     Наконец, к восьми часам вечера, пройдя пятнадцать миль, сделали привал. Погода установилась сухая; поставили палатку, растопили печь, поужинали, и ночь прошла спокойно.
     Погода благоприятствовала путникам. Несколько дней они продвигались без затруднений, несмотря на лютую стужу, от которой ртуть замерзала в термометре. Поднимись ветер - и путешественникам не выдержать бы такой температуры. По этому поводу доктор констатировал точность наблюдений, произведенных Парри во время его путешествия на остров Мелвилла. Этот знаменитый мореплаватель утверждает, что тепло одетый человек может безнаказанно переносить самые жестокие холода, лишь бы не было ветра. Но при большом морозе даже легкий ветер обжигает лицо, вызывая жгучую боль; начинаются жестокие головные боли, и человек может быстро умереть. Доктора это очень тревожило, так как при первом же порыве ветра путники промерзли бы до костей.
     5 марта Клоубонни был свидетелем явления, которое можно наблюдать только в полярных странах. Безоблачное небо сверкало звездами, но вдруг повалил густой снег, хотя не было видно ни малейшего облачка. Звезды мерцали сквозь снежные хлопья, которые в каком-то стройном ритме, кружась, падали на лед. Снег шел около двух часов, потом внезапно прекратился. Доктору так и не удалось найти исчерпывающего объяснения этому явлению.
     Последняя четверть луны была на исходе; полный мрак царил семнадцать часов в сутки. Пришлось связаться длинной веревкой, чтобы не потерять друг друга. Было почти невозможно идти по прямому направлению.
     Между тем отважные путешественники начинали уставать. Железная воля толкала их вперед, но они брели уже с трудом. Все чаще приходилось отдыхать, хотя нельзя было терять ни минуты, ибо припасы быстро таяли.
     Время от времени Гаттерас проверял местонахождение отряда, делая наблюдения над луной и звездами.
     Дни шли за днями, а пути все не было конца. Гаттерас порой задавал себе вопрос: действительно ли существует "Порпойз"? Быть может, у американца от болезни помутился рассудок? А может быть, он, из ненависти к англичанам и считая себя обреченным на смерть, задумал повести их на верную гибель?
     Гаттерас поделился своими предположениями с Клоубонни, но тот решительно их отверг. Впрочем, доктор давно понял, что между английским и американским капитанами существует досадное соперничество.
     "Эти двое не уживутся, - решил он. - Трудновато мне будет их мирить".
     14 марта, после шестнадцати дней пути, путешественники находились только под восемьдесят вторым градусом северной широты. Силы их быстро убывали, а между тем отряд был еще в ста милях от судна; в довершение всех бед людям приходилось теперь выдавать только по четверти пайка, чтобы собаки могли получать полную порцию.
     К несчастью, не приходилось рассчитывать на охоту, ибо оставалось всего семь зарядов пороха и шесть пуль. Белые зайцы и песцы попадались очень редко, и не удалось убить ни одного из них.
     Но в пятницу, 15 марта, доктору удалось застигнуть врасплох лежавшего на льду тюленя. Клоубонни пустил в него несколько пуль, и так как раненый тюлень не мог нырнуть в свою замерзшую отдушину, то его вскоре окружили и прикончили. Это был крупный экземпляр. Джонсон искусно разрубил его тушу на части; но тюлень был очень худ, и от него было мало толку, ибо путешественники не могли, подобно эскимосам, употреблять в пищу тюлений жир.
     Доктор хлебнул было эту клейкую жидкость, но тут же должен был выплюнуть. Сам не зная зачем, вернее всего по инстинкту охотника, он сохранил шкуру тюленя, погрузив ее на сани.
     На другой день, 16-го, на горизонте появились ледяные горы и холмы. Быть может, они указывали на близость берегов? Или это были нагромождения глыб посреди ледяного поля? Трудно было сказать.
     Подойдя к горам, путешественники вырубили снеговыми ножами в ледяном утесе пещеру. После трехчасовой упорной работы они улеглись у горячей печки. 4. ПОСЛЕДНИЙ ЗАРЯД ПОРОХА
     Джонсону пришлось приютить в ледяном доме измученных гренландских собак. Когда идет сильный снег, он покрывает их толстым слоем, и им тепло, как под одеялом. Но в ясную погоду на сорокаградусном морозе им приходится плохо.
     Джонсон, опытный в уходе за собаками, попробовал кормить их черноватым тюленьим мясом, которого путешественники не могли есть. К его крайнему изумлению, собаки жадно накинулись на тюленину. Старый моряк с радостью сообщил об этом доктору.
     Клоубонни ничуть не удивился. Ему было известно, что на севере Америки лошади питаются главным образом рыбой, а что годится в пищу лошадям, животным травоядным, вполне могли есть и собаки, животные всеядные.
     Хотя путешественники, прошедшие по льдам пятнадцать миль, очень нуждались в отдыхе и их клонило ко сну, доктор решил в этот же вечер обсудить с товарищами создавшееся положение, не скрывая от них суровой правды.
     - Мы находимся всего под восемьдесят второй параллелью, - сказал он, - а между тем у нас скоро кончатся продукты.
     - Поэтому нельзя терять ни минуты! - заявил Гаттерас. - Вперед! Здоровые повезут слабых.
     - Но найдем ли мы корабль в указанном месте? - спросил Бэлл, который от усталости начал терять бодрость духа.
     - В этом можно не сомневаться, - возразил Джонсон. - Спасение американца зависит от нашего спасения.
     Но чтобы вполне удостовериться, доктор еще раз расспросил Альтамонта. Тот говорил уже довольно свободно, хотя и слабым голосом. Он подтвердил все свои прежние показания, повторив, что судно, потерпев крушение на гранитных скалах, не могло сдвинуться с места и находилось под 120ь15' долготы и 83ь35' широты.
     - Нет оснований сомневаться в его показаниях, - сказал доктор. - Самое трудное для нас будет не найти "Порпойз", а добраться до него.
     - На сколько дней у нас еще хватит продуктов? - спросил Гаттерас.
     - Самое большее на три дня, - ответил доктор.
     - В таком случае нам необходимо в три дня дойти до судна! - решительно заявил капитан.
     - Вы правы, - продолжал доктор, - и если это нам удастся, будет большое счастье! Правда, до сих пор погода нам благоприятствует. Вот уже пятнадцать дней как не идет снег, сани легко скользят по твердому льду. Ах, если бы у нас на санях было фунтов двести продуктов! Наши собаки легко бы справились с таким грузом! Но дело повернулось иначе, и тут уж ничего не поделаешь!
     - Хотя бы нам с толком потратить последние заряды пороха! - сказал Джонсон. - Попадись нам медведь - у нас хватило бы еды до конца пути.
     - Совершенно верно, - ответил доктор, - но беда в том, что медведи встречаются редко и не очень-то подпускают к себе человека. К тому же при одной мысли, что тратишь последнюю пулю, у тебя в глазах зарябит и дрогнет рука.
     - Однако вы - меткий стрелок, - сказал Бэлл.
     - Да, но не в том случае, когда от моей меткости зависит обед четырех человек. Впрочем, если нужно, я буду стараться изо всех сил. А покамест, друзья мои, ограничимся этим убогим ужином - остатками пеммикана и постараемся заснуть, а завтра с утра - снова в путь-дорогу.
     Несколько минут спустя все уже спали крепким сном, усталость взяла верх над тревожными мыслями.
     В субботу, рано поутру, Джонсон разбудил своих товарищей. Запрягли собак, и отряд двинулся к северу.
     Небо было безоблачное, воздух кристально чистый, мороз жестокий. Поднявшееся над горизонтом солнце имело форму удлиненного эллипса; в силу рефракции оно казалось растянутым по горизонтали. Яркими, но холодными лучами оно озаряло необъятный ледяной простор. До тепла было еще далеко, но все были рады дневному свету.
     Несмотря на стужу, доктор с ружьем в руках отправился на охоту и удалился от товарищей мили на две. Предварительно он определил запас пороха и свинца. У него оставалось всего четыре заряда пороха и три пули. Этого было мало, принимая во внимание, что такого сильного и живучего зверя, как полярный медведь, можно свалить лишь после десяти - двенадцати выстрелов.
     Впрочем, доктор не собирался охотиться на такого крупного зверя и был бы рад подстрелить хоть несколько зайцев и песцов, чтобы пополнить скудные запасы провизии. Долго бродил он по снежным полям. За все время повстречался ему один заяц, но рефракция ввела доктора в обман, и он даром потерял пулю и заряд пороха. Тем и кончилась его охота.
     Товарищи вздрогнули от радости, когда услыхали выстрел, но, увидав, что доктор возвращается с поникшей головой, не сказали ни слова. Вечером, перед сном, отложили в сторону две четверти нормального пайка, предназначавшиеся на два следующих дня.
     На другой день дорога показалась измученным путникам тяжелой, как никогда. Люди еле брели по снегам, собаки с голоду сожрали даже внутренности тюленя и начали уже глодать свою ременную сбрую.


1 ] [ 2 ] [ 3 ] [ 4 ] [ 5 ] [ 6 ] [ 7 ] [ 8 ] [ 9 ] [ 10 ] [ 11 ] [ 12 ] [ 13 ] [ 14 ] [ 15 ] [ 16 ] [ 17 ] [ 18 ] [ 19 ] [ 20 ] [ 21 ] [ 22 ] [ 23 ] [ 24 ] [ 25 ] [ 26 ]

/ Полные произведения / Верн Ж. / Путешествие и приключения капитана Гаттераса


2003-2022 Litra.ru = Сочинения + Краткие содержания + Биографии
Created by Litra.RU Team / Контакты

 Яндекс цитирования
Дизайн сайта — aminis