Войти... Регистрация
Поиск Расширенный поиск



Есть что добавить?

Присылай нам свои работы, получай litr`ы и обменивай их на майки, тетради и ручки от Litra.ru!

/ Полные произведения / Шиллер Ф. / Вильгельм Телль

Вильгельм Телль [1/6]

  Скачать полное произведение

    ДЕЙСТВУЮЩИЕ ЛИЦА
     Г е р м а н Г е с л е р, имперский наместник (ландфохт, фохт) в Швице и в Ури.
     В е р н е р ф о н А т т и н г а у з е н, владетельный барон.
     У л ь р и х ф о н Р у д е н ц, его племянник.
     В е р н е р Ш т а у ф ф а х е р |
     К о н р а д Г у н н |
     И т е л ь Р е д и н г |
     Г а н с М а у е р } поселяне из Швица.
     И о р г Г о ф |
     У л ь р и х Ш м и д |
     И о с т В а й л е р |
     В а л ь т е р Ф ю р с т |
     В и л ь г е л ь м Т е л л ь |
     Р ё с с е л ь м а н, священник |
     П е т е р м а н, псаломщик } поселяне из Ури.
     К у о н и, пастух |
     В е р н и, охотник |
     Р у о д и, рыбак |
     А р н о л ь д М е л ь х т а л ь |
     К о н р а д Б а у м г а р т е н |
     М а й е р С а р н е н |
     С т р у т В и н к е л ь р и д } поселяне из Унтервальдена.
     К л а у с Ф л ю е |
     Б у р к г а р т Б ю г е л ь |
     А р н о л ь д С е в а |
     П ф а й ф е р из Люцерна.
     К у н ц из Герзау.
     Е н н и, мальчик-рыбак.
     З е п п и, подпасок.
     Г е р т р у д а, жена Штауффахера.
     Г е д в и г а, жена Телля, дочь Фюрста.
     Б е р т а ф о н Б р у н е к, богатая наследница.
     А р м г а р д а |
     М е х т г и л ь д а |
     Э л ь с б е т а } крестьянки.
     Г и л ь д е г а р д а |
     В а л ь т е р |
     В и л ь г е л ь м } сыновья Телля.
     Ф р и с г а р д |
     Л ё й т х о л ь д } наемные пехотинцы.
     Р у д о л ь ф Г а р р а с, конюший Геслера.
     И о г а н н П а р р и ц и д а, герцог Швабский.
     Ш т ю с с и, полевой сторож.
     Т р у б а ч кантона Ури.
     И м п е р с к и й г о н е ц.
     Н а д с м о т р щ и к.
     М а с т е р - к а м е н о т е с, п о д м а с т е р ь я и ч е р н о р а б о ч и е.
     Г л а ш а т а й.
     Б р а т ь я м и л о с е р д и я.
     Р е й т а р ы, конная стража ландфохтов Геслера и Ланденберга.
     П о с е л я н е и п о с е л я н к и из лесных кантонов.
    ДЕЙСТВИЕ ПЕРВОЕ
     СЦЕНА ПЕРВАЯ
     Высокий скалистый берег Озера Четырех Лесных Кантонов, напротив Швица.
     Озеро образует бухту. Недалеко от берега стоит хижина. Мальчик-рыбак плывет
     в челноке. На другой стороне озера видны ярко освещенные солнцем лужайки, деревни и одинокие усадьбы Швица. Слева от зрителя вырисовываются сквозь облака острые зубцы Гакена; справа, в глубине сцены, виднеются снежные горы. Еще до поднятия занавеса слышны звуки швейцарской пастушеской песни и мелодичный перезвон колокольчиков, который продолжается некоторое время
     и после поднятия занавеса.
     М а л ь ч и к - р ы б а к (поет в челноке; напев швейцарской пастушеской песни)
     На озеро манит купанья услада,
     Уснувшего отрока нежит прохлада.
     И звуки свирели
     Он слышит сквозь сон,
     Он ангельски-нежною
     Песней пленен.
     Проснулся, блаженства, веселия полный,
     А возле играют и пенятся волны.
     И вкрадчивый голос
     Влечет за собой:
     «Бросайся в пучину,
     Будь вечно со мной».
     П а с т у х (на гор?; вариация того же напева)
     Прощайте, луга,
     Багряные зори!
     Разлука нам — горе.
     Ах, лето прошло!
     Пора нам в долины... Увидимся снова,
     Когда все очнется от сна ледяного
     И голос кукушки в лесу зазвучит,
     Цветы запестреют, родник зажурчит.
     Прощайте, луга,
     Багряные зори!
     Разлука нам — горе.
     Ах, лето прошло!
     А л ь п и й с к и й о х о т н и к
     (появляется на вершине противоположной скалы; вторая вариация)
     Гремит и грохочет лавина в горах,
     Стрелок не робеет на скользких тропах:
     Он дерзко шагает
     Средь снега, средь льдов,
     Где весен не знают,
     Не знают цветов.
     Внизу разостлалась туманов гряда,
     И гордые тонут под ней города.
     И только в минутные
     Тучек разрывы
     Мелькают зеленые
     Рощи и нивы.
    Местность принимает другой вид; глухой грохот слышен в горах; тени облаков пробегают по земле.
     Руоди, рыбак, выходит из хижины. Верни, охотник, спускается со скалы. Куони, пастух, идет с подойником на плече; Сеппи, подпасок, следует за ним.
     Р у о д и
     Живей, мой мальчик! Вытащи челнок.
     Седой дух бурь идет. Гремит лавина.
     Накрылся Митен шапкой облаков,
     И холодом пахнуло из ущелий.
     Гроза вот-вот над нами разразится.
     К у о н и
     Да, быть дождю, рыбак. Вон овцы жадно
     Едят траву, и роет землю пес.
     В е р н и
     А рыба так и плещет, и лысуха
     Нет-нет нырнет. О, это перед бурей!
     К у о н и (подпаску)
     Смотри, чтоб скот не разбредался, Сеппи.
     С е п п и
     Я бурой Лизель слышу колокольчик.
     К у о н и
     Ну, значит, все. Она идет последней.
     Р у о д и
     Приятен звук бубенчиков у вас.
     В е р н и
     И скот хорош!.. А что, земляк, он ваш?
     К у о н и
     Вот богача нашли!.. Хозяин стада —
     Мой господин барон фон Аттингаузен.
     Р у о д и
     Ах, до чего корову лента красит!
     К у о н и
     Она горда, что стадо все ведет.
     А ленту снять — она и есть не станет.
     Р у о д и
     Да это вздор! Бессмысленная тварь...
     В е р н и
     Ну, как сказать! Есть у животных разум.
     То видим мы, за сернами охотясь:
     Везде, где им пастись ни доведется,
     Одна всегда у них настороже;
     Чуть подошел — уж подняла тревогу.
     Р у о д и (пастуху)
     Так вы домой?
     К у о н и
     На пастбищах нет корму.
     В е р н и
     Счастливого пути!
     К у о н и
     И вам того же.
     С гор вы не все приходите домой.
     Р у о д и
     Вон человек бежит к нам что есть мочи.
     В е р н и
     Из Альцельна он; это Баумгартен.
    Конрад Баумгартен вбегает, запыхавшись.
     Б а у м г а р т е н
     О, ради Бога, перевозчик, лодку!
     Р у о д и
     Да что ж вы так торопитесь?
     Б а у м г а р т е н
     Беда! Мне смерть грозит! Скорей перевезите!
     К у о н и
     В чем дело, друг?
     В е р н и
     Кто гонится за вами?
     Б а у м г а р т е н (рыбаку)
     Скорей, скорей, за мною скачут следом!
     Ландфохта люди мчатся по пятам,
     И если схватят — гибель неизбежна.
     Р у о д и
     Чего ж за вами мчатся верховые?
     Б а у м г а р т е н
     Спасите! Я потом все расскажу.
     В е р н и
     Но вы в крови! Что за беда случилась?
     Б а у м г а р т е н
     Я коменданта крепости австрийской...
     К у о н и
     Так Вольфеншиссен гонится за вами?
     Б а у м г а р т е н
     Нет, он безвреден, — я его убил.
     В с е (отшатнувшись)
     Зачем вы это сделали? О Боже!
     Б а у м г а р т е н
     Затем, что я свободный человек!
     Я только право отстоял свое —
     Жену и дом избавил от позора.
     К у о н и
     Над честью вашей надругался он?
     Б а у м г а р т е н
     Я преступленью не дал совершиться,
     И сам Господь направил мой топор.
     В е р н и
     Вы топором его по голове?..
     К у о н и
     О, расскажите нам, пока рыбак
     От берега отвязывает лодку.
     Б а у м г а р т е н
     Я был в лесу, рубил дрова. Гляжу —
     Моя жена бежит в смертельном страхе.
     К нам в дом явился этот Вольфеншиссен.
     Он приказал ей баню затопить,
     И стал ее любви он домогаться.
     Но, вырвавшись, она скорей ко мне!
     Тут я бегом домой — и топором
     По голове благословил злодея.
     В е р н и
     Вы правы. Вас никто не обвинит.
     К у о н и
     Ах, изверг! Поделом ему награда
     За весь народ кантона Унтервальден!
     Б а у м г а р т е н
     Наместник наш послал за мной погоню...
     Мне дорог миг... а мы все говорим!..
    Слышен гром.
     К у о н и
     Живей, рыбак, его перевези.
     Р у о д и
     Нет, поздно ехать. Началась гроза.
     Придется переждать.
     Б а у м г а р т е н
     Великий Боже!
     Нельзя мне ждать. Ведь промедленье — гибель...
     К у о н и (рыбаку)
     Владеет смелым Бог! Твой долг — помочь.
     Стрястись беда могла б такая с каждым.
    Бушуют волны. Гром.
     Р у о д и
     Поднялся вихрь, вздымается прибой.
     Не справиться мне с бурей и волнами.
     Б а у м г а р т е н (обнимает его колени)
     Господь воздаст вам, сжальтесь надо мною.
     В е р н и
     Будь милосерден. Жизнь ему спаси!
     К у о н и
     Семейство у него: жена и дети!
    Снова удары грома.
     Р у о д и
     И мне придется жизнь свою сгубить,
     И у меня в дому жена и дети...
     Бушуют волны, яростен прибой,
     Водоворот до дна взбурлил пучину...
     Он честен, смел, я рад его спасти;
     Судите сами — это невозможно.
     Б а у м г а р т е н (все еще на коленях)
     И мне попасть во вражеские руки,
     Когда так близок берег избавленья!
     Как на ладони он передо мною,
     Мой голос долетает до него,
     Вот лодка, чтоб меня перевезти,
     Но я молю напрасно о спасенье!
     К у о н и
     Смотрите, кто идет!
     В е р н и
     Да это Телль!
    Входит Телль с луком-самострелом.
     Т е л л ь
     Кто он такой? О чем его он молит?
     К у о н и
     Из Альпельна он. Честь свою спасая,
     Он в гневе Вольфешписсена убил,
     Что возглавлял австрийский замок Росберг.
     За ним погоня мчится по пятам.
     Он молит рыбака о переправе,
     Но тот боится в эту бурю плыть.
     Р у о д и
     Пред вами Телль; веслом и он владеет.
     Телль подтвердит: бессмысленно дерзать!
     Т е л л ь
     Дерзай, когда опасность за плечами!
    Сильные удары грома; на озере волнение.
     Р у о д и
     Мне ринуться туда, в кромешный ад?
     Нет, я еще рассудка не лишился.
     Т е л л ь
     Будь молодцом, не думай о себе.
     Спасай его, перед тобой — гонимый!
     Р у о д и
     Вы мастера учить на берегу.
     Вон озеро, вон лодка — сам попробуй!
     Т е л л ь
     Скорей пучина сжалится — не фохт.
     Берись, гребец!
     П а с т у х и и о х о т н и к и
     Спаси! Спаси! Спаси!
     Р у о д и
     Будь он мне брат, мое дитя родное —
     Я не дерзну в день Симона-Иуды...
     Ведь озеро сегодня алчет жертв.
     Т е л л ь
     Пустою речью делу не помочь.
     Поторопись, ждет помощи несчастный.
     Что ж, лодочник, поедешь?
     Р у о д и
     Ни за что!
     Т е л л ь
     Так с нами Бог! Ты лодку мне доверь.
     Попробую, коль сил моих достанет.
     К у о н и
     Ну и храбрец!
     В е р н и
     Охотника видать!
     Б а у м г а р т е н
     От смерти вы меня спасете, Телль!
     Т е л л ь
     Быть может, я спасу вас от ландфохта.
     Обоих нас другой спасет в грозе —
     И лучше вам отдаться воле Божьей,
     А не людской.
     (Пастуху.)
     Земляк, утешь жену,
     Когда меня удел земной постигнет.
     Я делаю, что мне велит мой долг.
     (Прыгает в лодку.)
     К у о н и (рыбаку)
     Вы рулевой на славу. Отчего же,
     Где Телль посмел, вы не могли решиться?
     Р у о д и
     Получше есть, и те бы отступили.
     У нас в горах другого Телля нет.
     В е р н и (взобравшись на утес)
     Отчалил он. Вперед, пловец отважный!..
     Смотри, как лодка пляшет по волнам.
     К у о н и (на берегу)
     Вот за волной пропал из глаз... А вот
     Мелькнул опять... О храбрый, как он мощно,
     В грозу, ведет весь в брызгах пены челн!
     С е п п и
     Глядите, скачут конники ландфохта!
     К у о н и
     И впрямь они! Ну, в пору Телль помог!
    Отряд конной стражи имперского наместника Ланденберга.
     П е р в ы й р е й т а р
     Вы спрятали убийцу. Где он? Живо!
     В т о р о й р е й т а р
     Он где-то здесь. Не скроете его!
     К у о н и и Р у о д и
     Кого вам, стражник?
     П е р в ы й р е й т а р (заметив челнок)
     Черт возьми, да вот он!
     В е р н и (сверху)
     Не тот ли в челноке, кого вам надо?..
     Скачите. Вы настигнете его.
     В т о р о й
     Проклятие! Он ускользнул.
     П е р в ы й (пастуху и рыбаку)
     Но вы,
     Кто помогал, поплатитесь за это...
     Угнать их скот! Сжечь хижину дотла!
    Скачут прочь.
     С е п п и (бросаясь за ними)
     Мои ягнята!
     К у о н и (следуя за ним)
     О, мои стада!
     В е р н и
     Вот изверги!
     Р у о д и (ломая руки)
     О Боже правосудный!..
     Моя отчизна, кто тебя спасет?
     (Уходит за ними.)
    СЦЕНА ВТОРАЯ
     В Штайнене. Кантон Швиц.
     Липа перед домом Штауффахера у большой проезжей дороги, подле моста.
     Вернер Штауффахер и Пфайфер из Люцерна входят, разговаривая.
     П ф а й ф е р
     Я повторяю, Вернер Штауффахер:
     Не присягайте Австрии. Держитесь
     Свободного имперского союза.
     И вольность Швица да хранит Господь!
     (С чувством пожимает ему руку и хочет уйти.)
     Ш т а у ф ф а х е р
     Останьтесь же. Вот-вот придет хозяйка...
     Вы гость мой в Швице, в Люцерне — я ваш.
     П ф а й ф е р
     Спасибо, друг! Мне уходить пора...
     До времени сносите ж терпеливо
     Надменность ваших фохтов, жадность их.
     Быть может, после Альбрехта другой —
     Не Габсбург! — избран будет император.
     А с Австрией — вы Габсбургов рабы!
     (Уходит.)
    Штауффахер в задумчивости садится на скамью под липой. В этом положении
     его застает жена его Гертруда. Она останавливается перед ним и некоторое
     время молча на него смотрит.
     Г е р т р у д а
     Что мрачен, друг? Не узнаю тебя.
     Я день за днем, мой Вернер, наблюдаю,
     Как бороздит твой лоб немая скорбь
     И гложет сердце тайная забота.
     Откройся мне. Как верная жена,
     Я разделить твою печаль готова.
    Штауффахер молча пожимает ей руку.
     Скажи мне, что на сердце у тебя?
     Благословен твой труд, все процветает,
     Полны амбары, а рогатый скот
     И сильные, упитанные кони
     Приведены благополучно с гор
     На долгое покойное зимовье.
     Твой дом, смотри, — как замок, он богат;
     Он выстроен из мачтового леса,
     Красив и прочен, всем на загляденье.
     Приветливо сверкают окна в нем;
     Он пестрыми гербами изукрашен
     И надписями мудрыми, — и все
     Дивятся им, читая мимоходом.
     Ш т а у ф ф а х е р
     Да, правда, выстроен на славу дом,
     Но знай... под ним непрочно основанье.
     Г е р т р у д а
     Скажи, мой Вернер, как тебя понять?
     Ш т а у ф ф а х е р
     Под этой липой я сидел недавно
     И рук своих трудами любовался.
     Вот вижу, едет со своим отрядом
     Ландфохт наш Геслер. Перед этим домом
     Остановился в удивленье он.
     Как подобает, я тотчас покорно
     Навстречу выступил тому, кто в крае
     Блюдет верховный государев суд.
     «Чей это дом?» — спросил коварно он;
     А сам отлично знал. Я это понял
     И отвечал: «Дом этот, ваша милость,
     Принадлежит властителю страны
     И вам, а мне он в пользованье дан».
     — «Я императора наместник в крае, —
     Сказал он, — и не потерплю, чтоб здесь
     Дома крестьянин строил самовольно
     И жил свободно, словно господин.
     Уж я сумею с вами совладать».
     Сказал — и прочь уехал он надменно,
     Меня оставив, полного тревог,
     Обдумывать зловещие угрозы.
     Г е р т р у д а
     Мой милый муж и господин! Услышать
     Не хочешь ли жены прямое слово?
     Горжусь я тем, что Иберг мой отец, —
     Он мудр был, многоопытен. Мы, сестры,
     Бывало, ночь за прялкой коротали,
     Когда к отцу старейшины народа
     Сходились, чтобы грамоты читать
     Властителей былых и поразмыслить
     О благе родины в беседе мудрой.
     С вниманием прислушивалась я
     К речам их умным, к добрым пожеланьям
     И, как завет, в душе все сберегла.
     Ты терпеливо выслушай меня.
     Давно я знаю, что тебя гнетет:
     Ландфохт нам враг, он сжил бы нас со свету.
     Тебя готов он обвинить, что Швиц
     Не хочет власти герцогов австрийских,
     Но остается верен, как и встарь,
     Великому имперскому союзу...
     Не так ли, Вернер? Я ведь не ошиблась?
     Ш т а у ф ф а х е р
     Конечно, Геслер злобится за это.
     Г е р т р у д а
     Ландфохт тебе завидует, что ты
     Свободен, счастлив на своем наследье,
     Какого он лишен. Сам император
     И государство дали в лен тебе
     Дом этот, им гордишься ты по праву,
     Как князь имперский землями своими.
     Нет над тобой властителя другого —
     Лишь высший в целом христианском мире.
     А Геслер — самый младший сын в роду,
     Плащ рыцаря — вот все, чем он владеет;
     И потому на честных поселян
     Косится он с язвительною злобой.
     Тебя давно он погубить поклялся,
     Ты невредим еще, — так неужели
     Ты должен ждать коварного удара?
     Кто мудр — умей предвидеть.
     Ш т а у ф ф а х е р
     Что ж мне делать?
     Г е р т р у д а (подходя ближе)
     Вот мой тебе совет! У нас, ты знаешь,
     Давно в народе ропщут на насилье
     Жестокого и жадного ландфохта.
     Не сомневайся ж, Вернер, — у соседей,
     В кантонах Унтервальдене и в Ури,
     Народ устал от тяжкого ярма...
     Ведь Ланденберг, как Геслер в нашем Швице,
     За озером бесчинствует свирепо...
     Любой рыбацкий челн с той стороны
     Приходит к нам с вестями о глумленьях
     И о злодействах фохтов-чужеземцев.
     Я полагаю, было б хорошо
     Совет держать вам всем, кто честно мыслят,
     Как сбросить этот небывалый гнет.
     Убеждена, Господь вас не оставит,
     Он в правом деле — щит вам и оплот.
     Скажи, нет в Ури друга у тебя,
     Которому открыть ты мог бы душу?
     Ш т а у ф ф а х е р
     Крестьян достойных много там я знаю
     И видных, уважаемых дворян.
     Друг другу мы взаимно доверяем.
     (Встает.)
     Жена, каких ужасных мыслей вихрь
     Ты подняла в груди моей спокойной!
     Тайник души открыла свету дня.
     И то, о чем и думать не дерзал я,
     Без колебанья высказала ты.
     Но взвешен ли, как должно, твой совет?
     Ты дикие раздоры, звон мечей
     Зовешь на эти мирные долины...
     Как! Слабое пастушеское племя
     Дерзнет на бой с властителем вселенной?
     Предлог им только благовидный нужен,
     Чтоб двинуть на злосчастную страну
     Наемников неистовые орды.
     Знай, правом победителя прикрывшись,
     Они, под видом справедливой кары,
     Покончат с нашей вольностью старинной.
     Г е р т р у д а
     И вы — мужи! Так действуйте секирой, —
     Отважным помогает сам Господь!
     Ш т а у ф ф а х е р
     Жена! Неистов, грозен бич войны,
     Он смерть сулит и пастуху и стаду.
     Г е р т р у д а
     Сносить нам должно то, что Бог послал.
     В ком честь жива, не вынесет неправды.
     Ш т а у ф ф а х е р
     Наш новый дом так радует тебя...
     Война сожжет его до основанья.
     Г е р т р у д а
     Есть блага выше дома и двора,
     И ради них я сжечь свой кров готова.
     Ш т а у ф ф а х е р
     Ты веришь в человечность. Но война
     Не пощадит младенца в колыбели.
     Г е р т р у д а
     Невинности защита есть на небе!
     Смотри вперед, мой Вернер, не назад!
     Ш т а у ф ф а х е р
     Мужи падут, за родину сражаясь,
     Но, жены, вас какая ждет судьба?
     Г е р т р у д а
     Последний выбор каждому оставлен:
     Прыжок с моста меня освободит!
     Ш т а у ф ф а х е р (бросаясь в ее объятия)
     Тот, кто обнять такого друга может,
     Тот радостно за свой очаг сразится,
     Без страха пред войсками королей...
     Иду немедля в Ури, у меня
     Есть верный друг там, старый Вальтер Фюрст.
     Всегда мы сходных мыслей с ним держались.
     Вблизи него живет фон Аттингаузен.
     Он, правда, знатный рыцарь, но он верен
     Народу и обычаям его.
     Я с ними посоветуюсь о том,
     Как родины врага нам сокрушить...
     Прощай, жена! До моего прихода
     Тебе одной заботиться о доме.
     Паломника к иконе чудотворной,
     Монаха, что на церковь собирает,
     Ты приюти и щедро им подай.
     Наш дом — что чаша полная. Открыто
     Здесь, у большой дороги, он стоит
     И каждого радушно принимает.
    Меж тем как они удаляются в глубину сцены, входят Вильгельм Телль и Баумгартен.
     Т е л л ь (Баумгартену)
     Теперь я вам не нужен, Баумгартен.
     Вон дом стоит. Войдите, там живет
     Отец всем угнетенным — Штауффахер...
     Да вот и сам он!.. Подойдем к нему.
    Идут к нему.
     СЦЕНА ТРЕТЬЯ
     Открытое место возле Альторфа. В глубине сцены, на возвышенности, достраивается крепость. Задняя часть ее окончена, переднюю строят.
     Высокие леса; по ним вверх и вниз ходят мастеровые. На самом верху,
     на крыше, сидит кровельщик. Всё в движении, все заняты работой.
     Надсмотрщик, мастер-каменотес, подмастерья и подручные.
     Н а д с м о т р щ и к (палкой понукает рабочих)
     Бездельники, живее! Где известка?
     Эй, шевелись! Сюда раствор и камень!
     К приходу фохта пусть кипит работа.
     Ну, что вы так ползете? Эх, улитки!
     (Двум чернорабочим с кладью.)
     И это ноша? Вдвое надо класть!
     Я вижу, плуты вы и лежебоки!
     П е р в ы й п о д м а с т е р ь е
     Глумление над нами — заставлять нас
     Своей рукой себе темницу строить!
     Н а д с м о т р щ и к
     Так вы ворчать? Бессовестный народ!
     Коров доить вам только да лениво
     Всю жизнь таскаться по своим горам!
     С т а р и к (садясь отдохнуть)
     Ох, не могу!
     Н а д с м о т р щ и к (трясет его за плечи)
     Ну, ну, старик, живее!
     П е р в ы й п о д м а с т е р ь е
     Души в вас нет! Он чуть таскает ноги.
     Зачем его на подневольный труд
     Вы гоните?
     М а с т е р - к а м е н о т е с и п о д м а с т е р ь е
     Нет, это нестерпимо!
     Н а д с м о т р щ и к
     Не ваше дело! Служба так велит.
     В т о р о й п о д м а с т е р ь е
     А как, смотритель, крепость назовут,
     Которую мы строим?
     Н а д с м о т р щ и к
     Иго Ури.
     Надежно вас согнут таким ярмом.
     П о д м а с т е р ь я
     Так, Иго Ури!
     Н а д с м о т р щ и к
     Что же тут смешного?
     В т о р о й п о д м а с т е р ь е
     Домишком этим нас хотят смирить?
     П е р в ы й п о д м а с т е р ь е
     Таких кротовых куч насыпать много
     Одну поверх другой придется вам —
     И то у нас гора любая выше!
    Надсмотрщик уходит в глубину сцены.
     М а с т е р - к а м е н о т е с
     В глубь озера я молоток закину,
     Который мне служил в проклятом зданье.
    Входит Телль и Штауффахер.
     Ш т а у ф ф а х е р
     Вот дожил я, глаза бы не видали!
     Т е л л ь
     Да, тяжело. Пойдемте дальше, Вернер.
     Ш т а у ф ф а х е р
     И это — Ури! Это — край свободы!
     М а с т е р - к а м е н о т е с
     О, если бы вам показать подвалы
     Под башнями! Кого туда посадят,
     Тот не услышит крика петуха.
     Ш т а у ф ф а х е р
     О Боже!
     К а м е н о т е с
     А своды в этом замке, а подпоры —
     Их строили, как видно, на века!
     Т е л л ь
     Созданье рук всегда разрушат руки.
     (Указывая на горы.)
     Твердыни гор — вот вольности оплот!
    Слышен барабан. Входят люди со шляпой на шесте; за ними следует глашатай.
     Женщины и дети толпой вливаются на сцену.
     П е р в ы й п о д м а с т е р ь е
     Бьет барабан! Прислушайтесь!
     М а с т е р - к а м е н о т е с
     Потеха!
     Как в карнавал!.. А шляпа-то зачем?
     Г л а ш а т а й
     Во имя императора!
     П о д м а с т е р ь е
     Эй!.. Тише!
     Г л а ш а т а й
     Народ кантона Ури! Эту шляпу
     На шест высокий в Альторфе наденут
     И выставят на видном месте там.
     И вот ландфохта Геслера приказ:
     Пусть шляпе та же воздается почесть,
     Что и ему. Пусть каждый перед нею,
     Смирясь, без шапки станет на колени,
     Чтоб император знал ему покорных.
     Лишится тот именья и свободы,
     Кто вздумает приказом пренебречь.
    Народ громко смеется. Бьют в барабан, и толпа расходится.
     П е р в ы й п о д м а с т е р ь е
     Еще одна ландфохтова затея!
     Фохт поклоняться шляпе нам велит.
     Да было ль что подобное на свете?
     М а с т е р - к а м е н о т е с
     Так нам велят колени гнуть пред шляпой?
     Что за игра с почтенными людьми?!
     П е р в ы й п о д м а с т е р ь е
     Куда ни шло — имперская корона!
     А то ведь шляпа герцогов австрийских, —
     В палате ленной видел я ее.
     М а с т е р - к а м е н о т е с
     Австрийская она! Глядите в оба!
     Ловушка тут, чтоб Австрии предать нас.
     П о д м а с т е р ь я
     В ком честь жива, не стерпит поруганья!
     М а с т е р - к а м е н о т е с
     Пойдем, с другими надо столковаться.
    Уходят в глубину сцены.
     Т е л л ь (Штауффахеру)
     Я думаю, довольно с вас. Прощайте!
     Ш т а у ф ф а х е р
     Куда вы, Телль? Зачем вы так спешите?
     Т е л л ь
     Прощайте! Мне давно пора домой.
     Ш т а у ф ф а х е р
     Поговорим. На сердце тяжело.
     Т е л л ь
     Да что слова! От них не станет легче.
     Ш т а у ф ф а х е р
     Но к подвигам пускай ведут слова.
     Т е л л ь
     Терпеть, молчать — весь подвиг ныне в этом.
     Ш т а у ф ф а х е р
     Но должно ль то сносить, что нестерпимо?
     Т е л л ь
     Крутой правитель властвует недолго.
     Когда внезапно забушует вихрь,
     То гасятся огни, а корабли
     Бегут укрыться в гавань, и стихия
     Проносится бесследно, без вреда.
     Пусть каждый дома, в тишине живет.
     Кто любит мир, того оставят в мире.
     Ш т а у ф ф а х е р
     Вы думаете?
     Т е л л ь
     Да, змеи не троньте —
     И не ужалит. Утомятся сами,
     Увидя наших стран невозмутимость.
     Ш т а у ф ф а х е р
     Мы многого добьемся сообща.
     Т е л л ь
     В крушенье легче выплыть одному.
     Ш т а у ф ф а х е р
     Вам дела нет до общей всем беды?
     Т е л л ь
     Лишь на себя могу я положиться.
     Ш т а у ф ф а х е р
     Сплотившись, даже слабые могучи.
     Т е л л ь
     Тот, кто силен, всего сильней один.
     Ш т а у ф ф а х е р
     Что ж, родине на вас надежды нет,
     Когда придет нужда в самозащите?
     Т е л л ь (подает ему руку)
     Телль выручит из пропасти ягненка, —
     Так разве он друзей в беде покинет?
     Но вы не ждите от меня совета:
     Я не умею помогать словами.
     А делом захотите вы ответа,
     Зовите Телля — он пойдет за вами.
    Расходятся в разные стороны. Внезапно к лесам сбегается народ.
     М а с т е р - к а м е н о т е с (вбегает)
     Эй, что там?
     П е р в ы й п о д м а с т е р ь е (вбегает с криком)
     Наш кровельщик сейчас свалился с крыши.
    Берта со свитой.
     Б е р т а (бросается к месту происшествия)
     Разбился он? Бежать, спасти, помочь —
     Вот золото, спасите, если можно...
     (Бросает народу свои драгоценности.)
     М а с т е р
     Прочь золото, — еще не все продажно!
     Отняв отца у кучи ребятишек,
     Навек жену и мужа разлучив
     Иль на народ обрушивши беду,
     Все думаете золотом поправить?
     Ступайте прочь! Без вас мы знали радость,
     А с вами до отчаянья дошли.
     Б е р т а (подошедшему к ней смотрителю)
     Он жив?
    Смотритель знаками показывает, что нет.
     Злосчастный замок, ты построен
     С проклятьями, и ты навеки проклят!
     (Уходит.)
    СЦЕНА ЧЕТВЕРТАЯ
     Дом Вальтера Фюрста.
     Вальтер Фюрст и Арнольд Мельхталь одновременно входят с разных сторон.
     М е л ь х т а л ь
     А, Вальтер Фюрст...
     В а л ь т е р Ф ю р с т
     Нас тут застигнуть могут.
     Ни шагу дальше! Тут кругом шпионы.
     М е л ь х т а л ь
     Все нет из Унтервальдена вестей?
     Что мой отец? Не в силах дольше я
     Здесь вынужденной праздностью томиться.
     Чем провинился я, скажите, Фюрст,
     Что, как убийце, надо мне скрываться?
     Я негодяю палец перебил:
     Ведь по приказу фохта Ланденберга
     Он на моих глазах хотел угнать
     У нас волов отличнейшую пару.
     В а л ь т е р Ф ю р с т
     Вы горячи. Простой слуга ландфохта,
     Он от него был послан с порученьем.
     Вы провинились, и вам надо было,
     Хоть кара и тяжка, ее стерпеть.
     М е л ь х т а л ь
     И наглецу простить его глумленье?
     Ведь он сказал: «И без волов крестьянин,
     Запрягшись в плуг, сумеет хлеб добыть!»
     Нет, сердце из груди моей рвалось,
     Когда волов прекрасных выпряг он.
     Мыча, они рогами упирались,
     Как будто чувствуя весь этот стыд.
     И я, охвачен справедливым гневом,
     Чтоб неповадно было, — проучил!
     В а л ь т е р Ф ю р с т
     Мы, старики, едва смиряем сердце,
     Где ж юношам обуздывать себя?
     М е л ь х т а л ь
     Лишь об отце тревожусь я... Опора
     Ему нужна, а сын его далеко.
     Фохт ненавидит старика: отец
     Стоит горой за право и свободу.
     Теперь они начнут его теснить,
     И некому за старика вступиться...
     Нет, будь что будет, я пойду к нему.
     В а л ь т е р Ф ю р с т
     Да потерпите, Мельхталь! Подождать
     Вестей из Унтервальдена вам надо...
     Никак стучат?.. Не посланный ли это
     От нашего наместника? Легко
     Вас Ланденберг и здесь настигнуть может:
     Один тиран другому помогает.
     М е л ь х т а л ь
     Они пример народу подают.
     В а л ь т е р Ф ю р с т
     Ступайте! Я вас после позову.
    Мельхталь уходит.
     Бедняга! Я открыть ему не смею
     Моих предчувствий смутных... Кто стучится?..
     Чуть скрипнет дверь, уже я жду несчастья.
     Предательство, коварство притаились
     По всем углам. Подручные ландфохтов
     Врываются в дома. Придется нам
     Засовы и замки к дверям приделать.
     (Отворяет дверь и в изумленье отступает,
     увидя входящего Штауффахера.)
     Кого я вижу? Вернер Штауффахер!
     Гость дорогой!.. Под кровлею моей
     Почтенней вас я никого не помню.
     Мой друг, добро пожаловать ко мне!
     Зачем вы к нам? Что ищете здесь, в Ури?
     Ш т а у ф ф а х е р (подает ему руку)
     Былое время, родину былую!
     В а л ь т е р Ф ю р с т
     Вы их с собой приносите... Как только
     Увижу вас — на сердце легче станет.
     Садитесь, Вернер. Как здоровье вашей
     Супруги, рассудительной Гертруды,
     Вполне достойной мудрого отца?
     Паломники, что из земли немецкой
     В Италию бредут дорогой горной,
     Гостеприимный дом ваш очень хвалят...
     Скажите, в нашем крае ничего
     Особенного вы не замечали,
     Пред тем как мой порог переступить?
     Ш т а у ф ф а х е р (садится)
     Да, здание тут странное возводят,
     И вид его не радует меня.
     В а л ь т е р Ф ю р с т
     Чуть бросишь взгляд — все сразу ясно станет!
     Ш т а у ф ф а х е р
     Подобных зданий в Ури не бывало —
     Темниц у вас не знали никогда.
     Могила лишь была для всех темницей.
     В а л ь т е р Ф ю р с т
     И эта крепость — вольности могила!
     Ш т а у ф ф а х е р
     Да, Вальтер Фюрст, скажу вам без утайки:
     Я к вам пришел не с праздным любопытством;
     Меня гнетут заботы... Я оставил
     Гнет позади — и гнет я вижу здесь.
     Страданья наши стали нестерпимы,
     Но притесненьям не видать конца.
     Издревле был свободен наш народ,
     С насилием он свыкнуться не может.
     Таких порядков край наш не знавал
     С тех пор, как в нем пастух пасет стада.
     В а л ь т е р Ф ю р с т
     Да, беспримерно их самоуправство!
     И даже родовитый Аттингаузен, —
     Он помнит стародавние года, —
     Сам говорит, что бремя нестерпимо.
     Ш т а у ф ф а х е р
     А в Унтервальдене тяжелый гнет
     Кровавого дождался воздаянья...
     Там Вольфеншиссен, в Росберге сидел он,
     Хотел вкусить запретного плода:
     Он дерзко Баумгартена жену
     Задумал обесчестить, но хозяин
     Хватил его что силы топором.
     В а л ь т е р Ф ю р с т
     Так, Божий суд был справедлив над ним!..
     Всегда был сдержан Конрад Баумгартен.
     Скажите, удалось ему спастись?
     Ш т а у ф ф а х е р
     Ваш зять его от стражи фохта спас,
     А спрятался он под моею кровлей...
     Он рассказал еще ужасней случай,
     Что в Сарнене произошел недавно.
     Ах, ваше сердце кровью обольется!
     В а л ь т е р Ф ю р с т (насторожась)
     Что ж там случилось?
     Ш т а у ф ф а х е р
     Там, в селенье Мельхтоль,
     Неподалеку от деревни Керне,
     Живет правдивый старец Генрих Гальден.
     Его советом дорожит округа.
     В а л ь т е р Ф ю р с т
     Он всем знаком. Ну, что с ним? Говорите.
     Ш т а у ф ф а х е р
     Так за проступок сына маловажный
     Фохт Ланденбергер выпрячь приказал
     У них волов прекраснейшую пару;
     А юноша, слугу ударив, скрылся.
     В а л ь т е р Ф ю р с т (с величайшим нетерпением)
     Но что ж старик?.. Скажите, что с ним стало?
     Ш т а у ф ф а х е р
     Он Ланденбергом вызван был, и фохт
     Велел ему тотчас же выдать сына.
     Старик поклялся, не кривя душой,
     Что ничего о беглеце не знает.
     А тот послал тогда за палачами...
     В а л ь т е р Ф ю р с т (вскакивает и хочет
     увести его в другую сторону)
     Ни слова, тише!
     Ш т а у ф ф а х е р (с возрастающей силой)
     «Сын твой ускользнул,
     Так я ж тебя!» — И кликнул палачей;
     И старику они глаза пронзили...
     В а л ь т е р Ф ю р с т
     О Боже милосердный!
     М е л ь х т а л ь (вбегая)
     Как — глаза?
     Ш т а у ф ф а х е р (с удивлением, Вальтеру Фюрсту)
     Кто это, кто?
     М е л ь х т а л ь (судорожно хватая его)
     Глаза? Да отвечайте ж!
     В а л ь т е р Ф ю р с т
     Несчастный!
     Ш т а у ф ф а х е р
     Да, но кто же он такой?..
    Вальтер Фюрст делает ему знаки.
     Так это сын? О праведное небо!
     М е л ь х т а л ь
     А я был далеко!.. Так оба глаза?
     В а л ь т е р Ф ю р с т
     Крепитесь же! Беду, как муж, снесите!
     М е л ь х т а л ь
     И за мою вину! За мой проступок!
     Слепой? Он вправду слеп? Впрямь ослеплен?
     Ш т а у ф ф а х е р
     Я все сказал. Иссяк источник зренья,
     Он солнца не увидит никогда.
     В а л ь т е р Ф ю р с т
     Щадите скорбь его!
     М е л ь х т а л ь
     Так... Никогда!
     (Закрывает лицо руками и некоторое
     время молчит; затем, обращаясь то
     к одному, то к другому, говорит


  Сохранить

[ 1 ] [ 2 ] [ 3 ] [ 4 ] [ 5 ] [ 6 ]

/ Полные произведения / Шиллер Ф. / Вильгельм Телль


Смотрите также по произведению "Вильгельм Телль":


2003-2020 Litra.ru = Сочинения + Краткие содержания + Биографии
Created by Litra.RU Team / Контакты

 Яндекс цитирования
Дизайн сайта — aminis