Войти... Регистрация
Поиск Расширенный поиск



Есть что добавить?

Присылай нам свои работы, получай litr`ы и обменивай их на майки, тетради и ручки от Litra.ru!

/ Полные произведения / Шекспир У. / Король Лир

Король Лир [7/12]

  Скачать полное произведение

    Уходят все, кроме Глостера и Кента.
     Глостер
     Мне жаль тебя. Но герцога приказа -
     Известно это всем - никак нельзя
     Не исполнять. Но я похлопочу.
     Кент
     Прошу, не надо. Я устал с дороги.
     Сосну! Свободный часик посвищу:
     И добрым людям не всегда удача.
     Здоровы будьте!
     Глостер
     Неблаговидно герцог поступает.
     Уходит.
     Кент
     Да, мой король, с тобой случилось, видно,
     По поговорке: "Выдь из благодати,
     Да на припек". -
     Приблизься ты, маяк земной юдоли,
     И светом благосклонным помоги мне
     Прочесть письмо! Приходят чудеса
     В несчастье к нам. Я знаю, это пишет
     Корделия. Случайно ей известно,
     Где я скрываюсь. Лишь бы захотела,
     Сумеет в этом тяжком положенье
     Мне помощь оказать. Как я измучен!
     Отяжелевшие глаза, закройтесь,
     Чтоб мне не видеть этот мерзкий дом!
     Фортуна, доброй ночи,
     С улыбкой колесо мне поверни!
     (Засыпает.)
    Сцена третья
     Лес.
     Входит Эдгар.
     Эдгар
     Я слышал приговор,
     Но счастливо погоню переждал
     В дупле древесном. Выходы закрыты,
     По всем местам усиленная стража
     Пройти свободно мне не даст. Придется
     Спасенья мне теперь искать. Решился
     Я жалким уподобиться созданьям
     В последней нищете, у всех в презренье,
     Почти животным. Вымажу лицо,
     Прикрою чресла, волосы взлохмачу
     И полуголым побреду навстречу
     Ветрам, дождю и всякой непогоде.
     Примеры в здешней местности найдутся
     То нищие Бедлама: с диким воем
     Втыкают в тело голое свое
     Иголки, щепки, гвозди и колючки
     И с этим ужасом по бедным фермам,
     По деревушкам, мельницам, загонам
     Блуждают, бранью иль мольбою жалость
     Вытягивая. Том и Терлигод
     Чем-то считаются, Эдгар - ничто.
     Уходит.
    Сцена четвертая
     Перед замком Глостера.
     Кент в колодках. Входят Лир, шут
     и придворный.
     Лир
     Как странно, что уехала она,
     Не отпустив посла.
     Придворный
     Насколько знаю,
     Вчера не подымалось и вопроса,
     Чтоб ехать им.
     Кент
     Да здравствует хозяин!
     Лир
     Га!
     Для шутки этот срам?
     Кент
     Нет, государь.
     Шут
     Ха, ха! Жесткие подвязки надел он себе. Лошадей привязывают за голову, собак и медведей за шею, обезьян поперек туловища, а людей за ноги. Если человек дает волю ногам, ему надевают деревянные чулки.
     Лир
     Но кто твое достоинство так презрел,
     Что посадил сюда?
     Кент
     Она и он:
     Сын ваш и ваша дочь.
     Лир
     Нет.
     Кент
     Да.
     Лир
     Нет, говорю я.
     Кент
     Я говорю, да.
     Лир
     Нет, нет, они не сделали бы этого.
     Кент
     Да, они сделали.
     Лир
     Клянусь Юпитером, нет.
     Кент
     Клянусь Юноной, да.
     Лир
     Они б не смели,
     И не могли б, и не желали б. Хуже
     Убийства - так почтеньем пренебречь.
     Но расскажи хоть в нескольких словах,
     Как заслужил ты это наказанье,
     От нас быв послан?
     Кент
     Я, прибыв сюда,
     От вашего величества посланье
     Вручил, но только я успел подняться
     С колен, другой гонец, весь запыхавшись,
     Запыленный, в поту, едва дыша,
     От Гонерильи им привез привет.
     Приняв письмо, сейчас без промедленья
     Они его прочли и, прочитавши,
     Созвали дворню, сели на коней,
     А мне велели следовать за ними
     И ждать ответа, - взгляд был нелюбезен.
     Здесь снова встретил я тогда гонца,
     Что мне, казалось, перебил дорогу.
     То был как раз тот малый, что недавно
     Так вашему величеству грубил.
     Забыв благоразумье, я напал, -
     Он поднял крик со страха на весь двор.
     Ваш сын и дочь нашли, что мой проступок
     Стыда такого стоит.
     Шут
     Зима еще не прошла, если гуси летят в эту сторону.
     Лохмотья на плечах, -
     Семейка не глядит;
     Тугой кошель в руках, -
     Семейка лебезит.
     У счастья - старой девки -
     Для нищих - лишь издевки.
     По всему видно, что от дочек столько ты невзгод натерпишься, что и в год не сочтешь.
     Лир
     Вздымаются до сердца эти спазмы;
     Hysterica passio!* Вниз, недуг!
     Там твое место. Где же эта дочь?
     {* Истерика, клубок, подступающий к горлу (лат.).}
     Кент
     У графа здесь она.
     Лир
     Останьтесь здесь.
     Уходит.
     Придворный
     А больше вас ничем не оскорбляли?
     Кент
     Ничем.
     А что ж при короле так мало свиты?
     Шут
     Вот за такой вопрос посадить тебя в колодки стоило бы.
     Кент
     Почему, шут?
     Шут
     Отдать тебя в ученье муравью, чтоб ты знал, что зимой не работают. Только слепые носами тычутся вместо того, чтобы глазами смотреть. А нос посажен для того, чтобы нюхать, чем воняет. Брось хвататься за колесо, которое под гору катится: так только шею сломаешь; но, когда такая громада вверх идет, и тебя может вытянуть. Если тебе какой умный даст лучший совет, верни мой обратно. Я хотел бы, чтобы только плуты им пользовались, раз его дурак дает.
     Кто в службе знает лишь расчет
     И служит напоказ, -
     Сбежит, как только дождь пойдет,
     И в бурю бросит нас.
     Я остаюсь, дурак, все тут,
     А умники ушли.
     За глупых умники идут,
     Но шут - не плут, ни-ни.
     Кент
     Где научился ты этому, дурак?
     Шут
     Не в колодках сидя, дурак.
     Входят Лир и Глостер.
     Лир
     Не могут говорить? Больны? Устали?
     Ночь провели в дороге? Отговорки!
     Все это на уклончивость похоже.
     Поди спроси еще раз.
     Глостер
     Мой король,
     Вы знаете, какой горячий нрав
     У герцога. Нельзя ему перечить
     В его поступках.
     Лир
     Проклятье! Мщенье! Смерть и мор!
     Горячий нрав? Горяч? Как? Глостер, Глостер,
     Мне надо видеть Корнуола с женою.
     Глостер
     Я передал ему желанье ваше.
     Лир
     Ты передал! Ты понял ли меня?
     Глостер
     Я понимаю.
     Лир
     Король желает говорить с Корнуолом.
     Отец желает дочь свою увидеть.
     Ты передал им это? Жизнь и кровь!
     Горячка - герцог? Так скажи горячке. -
     Нет, не теперь... Быть может, болен он,
     Больной же может и пренебрегать
     Обязанностями людей здоровых.
     Когда больны, собой мы не владеем,
     И дух в плену у тела. Воздержусь.
     Я с волей бы сильнейшей разошелся,
     К больному применяя те же мерки,
     Что и к здоровому.
     (Глядя на Кента.)
     Зачем же он
     Сидит в колодках? Это убеждает,
     Что герцога отсутствие - не боле,
     Как лишь уловка. Возвратить слугу!
     Скажи сейчас же герцогу с женой,
     Что видеть их хочу. Прийти немедля.
     У их дверей забью я в барабан,
     Пока не сдохнет сон.
     Глостер
     Дай Бог, чтоб кончилось добром.
     Уходит.
     Лир
     О сердце, не стучи! Спокойней бейся!
     Шут
     Крикни ему, дяденька, как стряпуха говорила угрям, которых живыми клала в тесто; она стукнет их по голове скалкой и приговаривает: "Спокойнее, повесы, спокойнее!" Это у нее был брат, который из любви к своей лошади кормил ее сеном с маслом.
     Входят Корнуол, Регана,
     Глостер и слуги.
     Лир
     День добрый вам.
     Корнуол
     Привет вам, государь.
     Кента освобождают.
     Регана
     Я рада видеть вас.
     Лир
     Я думаю - и знаю, почему
     Я должен думать так. Не будь ты рада,
     Я б развелся с могилой, что хранит
     Прелюбодейку-мать.
     (Кенту.)
     Свободны вы?
     Потом об этом. - Милая Регана,
     Твоя сестрица - дрянь. Ее жестокость
     Мне сердце растерзала, словно коршун.
     Слов не найду сказать. Ты не поверишь,
     Как черств характер у нее, Регана!
     Регана
     Сэр, удержитесь. Допущу скорее,
     Что вы заслуг ее не оценили,
     А не она забыла долг.
     Лир
     Как это?
     Регана
     Я не могу подумать, чтоб сестра
     Против обязанностей погрешила.
     Обуздывала, может, вашу свиту, -
     Намеренье благое: порицанью
     Не подлежит нисколько.
     Лир
     Будь проклята она!
     Регана
     О сэр, вы стары;
     Природа в вашем возрасте идет
     К пределу. Нужен вам руководитель,
     Что знал бы ваше положенье лучше,
     Чем сами вы. А потому прошу вас
     К сестре моей сейчас же возвратиться,
     Признав свою вину.
     Лир
     Просить прощенья?
     Что ж, так по положенью мне сказать:
     (становится на колени)
     "Дочь, дорогая, сознаюсь, я стар
     И бесполезен. На коленях вас
     Прошу об одеяньи, крове, пище?".
     Регана
     Довольно, сэр. Кривлянья неуместны.
     К сестре вернитесь.
     Лир
     (поднимается)
     Никогда, Регана.
     Она мне свиту вдвое сократила,
     Глядела злобно на меня, мне сердце
     Словами жалящими растравляла.
     Пусть отомщеньем небо поразит
     Неблагодарную! Пусть воздух вредный
     Зародышей в ней убивает.
     Корнуол
     Тьфу!
     Лир
     Глаза надменные ей ослепите,
     Вы, молнии! Болотистый туман,
     Из топи вызванный палящим солнцем,
     Обезобразь красу ей.
     Регана
     О боги! - Пожелаете того же
     И мне в минуту гнева?
     Лир
     Нет, никогда тебя не прокляну я.
     Твоя природа нежная не может
     Быть грубой. Той глаза глядели гордо,
     Твои - ласкают, а не жгутся. Ты
     В утехах не откажешь мне, не будешь
     Мне свиты уменьшать и пререкаться,
     И запираться на запор не будешь
     Ты от меня. Ты лучше понимаешь
     Природы долг, обязанность детей,
     Благовоспитанность и благодарность.
     Ты не забыла, что тебе полцарства
     Я подарил.
     Регана
     Прошу вас, ближе к делу.
     Лир
     Кто посадил его в колодки?
     Трубы за сценой.
     Корнуол
     Трубы?
     Регана
     Наверное, сестра. Она писала,
     Что скоро будет.
     Входит Освальд.
     С вами госпожа?
     Лир
     Вот раб, чья спесь заемная, пустая -
     В минутной милости у госпожи.
     Прочь с глаз моих!
     Корнуол
     В чем дело, государь?
     Лир
     К колодкам кто прибег? Регана, верно,
     Не знала ты? - Что вижу?
     Входит Гонерилья.
     Небеса!
     Коль старцы вам угодны, если любо
     Повиновенье вам, коль сами стары, -
     Меня к себе возьмите под защиту!
     (Гонерилье.)
     И этой бороды тебе не стыдно?
     Регана, как? Ты руку подаешь?
     Гонерилья
     А почему и нет? В чем я виновна?
     Не все вина, что таковой считает
     Дурачество.
     Лир
     Вынослива ты, грудь.
     Еще снесешь? Кто посадил в колодки?
     Корнуол
     Я это сделал, сэр. И наказать
     Построже нужно бы.
     Лир
     Вы, говорите?
     Регана
     Примите во вниманье вашу слабость.
     До окончанья месячного срока
     К сестре вернитесь и живите там,
     Полсвиты распустив, потом ко мне.
     Теперь не дома я, и нет запасов,
     Которыми могла б вас содержать.
     Лир
     Вернуться к ней? Полсвиты распустить?
     Нет, предпочту я быть совсем без крова,
     Выдерживать нападки непогоды,
     Товарищем быть волку и сове, -
     Нужда - жестокий бич! Вернуться к ней?
     Поеду лучше к пылкому Французу,
     Что бесприданницу мою увез,
     И на коленях буду умолять
     О скромной доле. Мне вернуться к ней?
     Определила бы еще в лакеи
     К мерзавцу этому.
     (Указывая на Освальда.)
     Гонерилья
     Как вам угодно.
     Лир
     Дочь, не своди, прошу, меня с ума.
     Дитя, не буду я мешать. Прощай.
     С тобою я не встречусь, не увижусь,
     Но ты - моя по плоти, ты - мне дочь...
     Иль нет, скорей болезнь в моей ты плоти,
     Которую я должен звать своей,
     Волдырь, гнойник, раздувшийся карбункул
     Испорченной крови. Я не браню,
     Я не стыжу, - самой пусть стыдно станет.
     Удары не зову я громовержца,
     К суду Юпитера не обращаюсь.
     Как хочешь, как умеешь, исправляйся, -
     Я подожду, я буду жить с Реганой
     И с сотней рыцарей.
     Регана
     Нет, не совсем так.
     Я не ждала вас, к вашему приезду
     Я не готова. Слушайтесь сестры.
     Теперь ваш разум омрачился страстью;
     Признайтесь, стары вы. - Она же знает,
     Что надо делать.
     Лир
     Так ты говоришь?
     Регана
     Скажу вам, сэр: полсотни челядинцев
     Довольно за глаза. Зачем вам больше?
     Что за опасность требует при вас
     Такого множества? В одном дому -
     Как под начальством разным с нашей дворне
     Прожить им мирно? Трудно. Невозможно.
     Гонерилья
     И почему не может вам служить
     Ее прислуга или же моя?
     Регана
     Конечно, если будут нерадивы,
     Мы их подтянем. Будете ко мне, -
     Теперь тревожно время, - я прошу вас
     Взять двадцать пять, а больше не впущу
     И не признаю я.
     Лир
     Я все вам отдал...
     Регана
     Вовремя вполне.
     Лир
     Заботы о себе вам передал,
     Лишь выговорил для себя я свиту
     В таком количестве. Ты, значит, примешь
     Лишь двадцать пять, Регана? Так сказала?
     Регана
     И повторю я, государь, - не больше.
     Лир
     Созданье злое кажется приятным,
     Когда другое злее. Кто не худший,
     Достоин похвалы.
     (Гонерилье.)
     К тебе я еду.
     Ведь пятьдесят - два раза двадцать пять.
     Вдвойне ты, значит, любишь.
     Гонерилья
     Но зачем
     Вам двадцать пять и даже десять, пять
     Своих людей там, где вам дважды столько
     Служить готовы?
     Регана
     Тут один не нужен.
     Лир
     Нельзя судить, что нужно. Жалкий нищий
     Сверх нужного имеет что-нибудь.
     Когда природу ограничить нужным,
     Мы до скотов спустились бы. Вот ты -
     Не для тепла одета так роскошно,
     Природа роскоши не требует, а только
     Заботы о тепле. А то, что нужно...
     Терпенья, небо! Мне терпенье нужно.
     Смотрите, боги! Бедный я старик,
     Я удручен годами, ими презрен.
     Раз дочери сердца восстановили
     Против отца, да не снесу обиды
     Безропотно. Внушите правый гнев,
     Не допустите, чтоб слезою бабьей
     Мужские щеки пачкались. - Нет, ведьмы,
     Я отомщу обеим вам жестоко.
     Мир содрогнется!.. Я еще не знаю,
     Что сделаю, но сделаю такое,
     Что страшно станет. Думаете, плачу?
     Нет, не заплачу:
     Причин для слез немало, но пусть сердце
     В груди на части разобьется раньше,
     Чем я заплачу. - Шут, я помешаюсь!
     Уходят Лир, Глостер, Кент и шут.
     Корнуол
     Уйти и нам! Близка гроза.
     Слышна буря.
     Регана
     Дом невелик, и старику со свитой
     Не уместиться в нем.
     Гонерилья
     Сам виноват. Он сам бежал покоя, -
     Пусть платится за глупость.
     Регана
     Его я с радостью бы приняла,
     Без свиты только.
     Гонерилья
     Да, и я, конечно.
     Но где же наш лорд Глостер?
     Корнуол
     Со стариком пошел. Да вот и сам он.
     Входит Глостер.
     Глостер
     Король совсем взбешен.
     Корнуол
     Куда ж поехал?
     Глостер
     Велел седлать коней. Куда, не знаю.
     Корнуол
     Пускай идет, куда глаза глядят,
     Гонерилья
     И отговаривать его не надо.
     Глостер
     Увы, стемнеет скоро; сильный ветер
     Так и свистит; на много миль вокруг
     Нет ни куста.
     Регана
     О сэр, таким упрямцам
     Несчастья по их собственной вине
     Уроком служат. Затворить ворота!
     При нем ведь все отчаянные люди.
     Подговорить его легко, охотно
     Он поддается. Надо опасаться.
     Корнуол
     Ворота затворить! Какая ночь!
     Права Регана. Ну, идем от бури.
     Уходят.
     * ДЕЙСТВИЕ III
    Сцена первая.
     Степь.
     Буря с громом и молнией.
     Входят Кент и придворный с разных сторон.
     Кент
     Кто, кроме бури, здесь?
     Придворный
     Тот, чья душа, как буря, неспокойна.
     Кент
     Я узнаю. Король где?
     Придворный
     В борьбе с разбушевавшейся стихией
     Он просит ураган сдуть землю в море,
     Чтоб волны хлынули из океана
     И залили ее. Рвет седины.
     Их на лету степной хватает ветер
     И крутит их, а Лиру нипочем.
     И в человечьем малом мире спорит
     С дождем и ветром, что навстречу хлещут.
     В такую ночь, когда медвежья матка
     Не вылезет, ни лев, ни волк голодный,
     Он с непокрытой головою бродит
     И ставит все на карту.
     Кент
     Кто при нем?
     Придворный
     Один дурак, старающийся шуткой
     Смягчить обиды горечь.
     Кент
     Я вас знаю
     И потому могу доверить вам
     Я тайну важную. Есть нелады,
     Хотя до сей поры их и скрывают
     Искусно, меж Корнуолом и Альбани.
     У них есть слуги (у кого их нет
     Из тех, кто вознесен на высоту?),
     Что сообщают сведенья Французу
     О нашем государстве, недовольстве
     Меж герцогами и тугой узде,
     Которою так накрепко обуздан
     Король наш добрый, о таких секретах,
     Которым лишь образчики - все эта
     Но верно, что из Франции войска
     Пришли в страну раздробленную нашу -
     По недосмотру нашему, все вышли
     В главнейших гаванях - и уж готовы
     Знамена развернуть. - Теперь о вас.
     Коль вы меня доверием дарите,
     Спешите в Довер; там людей найдете,
     Что будут благодарны вам за вести
     О дикой и плачевнейшей судьбе,
     Что короля постигла.
     Я - дворянин по крови и рожденью,
     И, зная вас, я доверяю вам
     Такое порученье.
     Придворный
     Потом поговорим об этом.
     Кент
     Нет.
     И в подтвержденье, что я значу больше,
     Чем вид имею, вот вам кошелек.
     Что в нем, возьмите. Встретите Корделию
     (Что неизбежно) - покажите ей
     Вот этот перстень, и она вам скажет,
     Кто встречен вами был. - Какая буря!
     Пойду за королем.
     Придворный
     Вот вам рука.
     Еще что сообщите?
     Кент
     Немного, но важнейшего значенья, -
     Когда отыщем короля... Идите
     Туда вы, я - сюда Кто первый встретит,
     Другому крикнет.
     Уходят в разные стороны.
    Сцена вторая
     Другая часть степи.
     Буря продолжается.
     Входят Лир и шут.
     Лир
     Дуй, ветер, дуй! Пусть лопнут щеки! Дуй!
     Вы, хляби и смерчи морские, лейте!
     Залейте колокольни и флюгарки!
     Вы, серные и быстрые огни,
     Дубов крушители, предтечи грома,
     Сюда на голову! Валящий гром,
     Брюхатый сплюсни шар земной, разбей
     Природы форму, семя разбросай,
     Плодящее неблагодарных!
     Шут
     Да, дяденька, в сухом месте святая вода угодников лучше, чем на дворе такой ливень. Дяденька, попросил бы ты прощенья у своих дочек. Такая ночь не жалостлива ни к умникам, ни к дуракам.
     Лир
     Рычите вволю! Плюй, огонь! Лей, дождь!
     Ни гром, ни дождь - не дочери мои:
     В жестокости я их не упрекну;
     Им царства не давал, детьми не звал, -
     Повиноваться не должны. Валяйте ж
     Ужасную потеху! Вот стою я:
     Больной, несчастный, презренный старик,
     Но вы, прислужники и подлипалы
     У дочерей-злодеек, с ними вместе


1 ] [ 2 ] [ 3 ] [ 4 ] [ 5 ] [ 6 ] [ 7 ] [ 8 ] [ 9 ] [ 10 ] [ 11 ] [ 12 ]

/ Полные произведения / Шекспир У. / Король Лир


Смотрите также по произведению "Король Лир":


2003-2020 Litra.ru = Сочинения + Краткие содержания + Биографии
Created by Litra.RU Team / Контакты

 Яндекс цитирования
Дизайн сайта — aminis