Войти... Регистрация
Поиск Расширенный поиск



Есть что добавить?

Присылай нам свои работы, получай litr`ы и обменивай их на майки, тетради и ручки от Litra.ru!

/ Полные произведения / Петрарка Ф. / Сонеты

Сонеты [11/13]

  Скачать полное произведение

    "_Пою, - ведь это госпоже угодно_".
     Блуждающие мысли, что в пути,
     Высоком столь, питали тщетный пламень
     Моих надежд, смотрите, сердце - камень
     У госпожи, в него мне не войти.
     И наше с вами слово не в чести
     У ней, в одном повинной -
     В согласии с судьбиной,
     С которою устал я спор вести,
     И так же, как судьба ко мне сурова,
     _Хочу, чтобы суровым было слово_.
     Однако что я? Где я? Кто мне лжет?
     Не я ли сам, томимый злым недугом?
     Хоть обойду все небо круг за кругом,
     Мне ни одна планета слез не шлет.
     Когда от плоти слепота идет,
     Зачем винить светила
     Иль то, что взору мило?
     При мне виновник всех моих невзгод
     С тех пор, как предо мною дни и ночи
     _Прекрасный лик и сладостные очи_.
     Хорошим вышло из всемощных рук
     Все, чем от века красен мир, но око
     Мое не проницает столь глубоко,
     В плену красы, которая вокруг.
     И встречи мимолетнее разлук
     С непреходящим светом, -
     Мой взор повинен в этом,
     Не день, когда преобразила вдруг
     Небесная краса, явившись взору,
     _Зари моей безоблачную пору_.
     LXXX
     Кто предпочел другим дорогам в жизни
     Дорогу волн, в которых скрыты рифы,
     Хранимый только стенками скорлупки,
     Того и чудо не спасет от смерти,
     И лучше бы ему вернуться в гавань,
     Пока его рукам послушен парус.
     Я нежному дыханью руль и парус
     Доверил, полюбив впервые в жизни
     И лучшую найти надеясь гавань,
     Но вскоре путь мне преградили рифы,
     И не вокруг меня причина смерти
     Бесславной крылась, но в самой скорлупке.
     Надолго заключен в слепой скорлупке,
     Я плыл, не поднимая глаз на парус,
     Что увлекал меня до срока к смерти.
     Однако Тот, кто приобщает жизни,
     Успел меня предупредить про рифы,
     Дав - издали хотя бы - узреть гавань.
     Огни, что ночью призывают в гавань,
     Путь указуют судну и скорлупке
     Туда, где штормы не страшны и рифы.
     Так я, подняв глаза на вздутый парус,
     Над ним увидел знаки вечной жизни
     И в первый раз не испугался смерти.
     Не потому, что верю в близость смерти.
     При свете дня хочу войти я в гавань,
     Куда ведет дорога долгой жизни;
     К тому же не уверен я в скорлупке,
     И ветра не выдерживает парус,
     Увлекшего меня на эти рифы.
     Когда бы гибель не таили рифы
     И не искал бы я спасенья в смерти,
     Я повернул бы с наслажденьем парус
     И где-нибудь обрел благую гавань.
     Но я горю под стать сухой скорлупке,
     Не в силах изменить привычной жизни.
     Ты, без кого ни смерти нет, ни жизни!
     Скорлупке утлой угрожают рифы,
     Направь же в гавань изможденный парус.
     CVI
     На легких крыльях чудо-ангелица
     На берег опустилася зеленый,
     Где я ступал, своей судьбой влеком.
     Кто мог предвидеть, что в тот день случится?
     Силок, из нитей шелковых сплетенный,
     Она в траве поставила тайком.
     Избави Бог меня жалеть об этом:
     Столь нежным взор ее светился светом.
     CXXI
     Смотри, Амур, красавица младая
     Тебя не чтит и мучает меня,
     Меж двух огней спокойствие храня.
     Ты - с луком, а она - без лат, босая,
     Стоит в траве высокой, далека
     От жалости ко мне, с тобой дерзка.
     Я - пленник, но когда твоя рука
     И лук опорой остаются чести,
     Мой государь, изведай радость мести.
     CXXV
     Когда бы удалось
     Моей упорной страсти
     Одеться в соответствующий цвет,
     Огонь бы довелось,
     Надеюсь, хоть отчасти
     И той узнать, что холодна в ответ;
     И реже бы мой след
     Встречался одинокий
     На холмах и в полях
     И реже бы в глазах
     Блестели слезы, если бы жестокий
     Воспламенился лед -
     Причина всех невзгод.
     Увы, Амур перу
     И разуму препоной,
     И песни терпки - и хожу понур.
     Но, глядя на кору
     Иль на листок зеленый,
     Судить о древе - смело чересчур.
     Пусть в сердце мне Амур
     Глазами той заглянет,
     Чей взор меня сразил:
     Сердечный горький пыл,
     Излившись, плачем, жалобами станет,
     И тон моих обид
     Другого оскорбит.
     Где сладость пылких строк,
     Рождавшихся вначале?
     Где грация? Где радостный подъем?
     Кто б это сердце мог,
     Вместилище печали,
     Постичь, раскрыв, и выразить резцом?
     Черты Мадонны в нем
     Любовь воспроизводит
     И говорит о ней
     И ярче и сильней,
     Чем, к сожаленью, у меня выходит
     Без помощи былой.
     О рок! О жребий злой!
     Подобно малышу,
     Что речью не владеет,
     Но хочет говорить, нетерпелив,
     Я говорить спешу
     В надежде, что успеет
     Мадонна вздохам внять, пока я жив.
     Коль радости прилив
     Лишь собственные властны
     Ей даровать черты,
     Зеленый брег, хоть ты
     Услышь: ужель мечты о том напрасны,
     Чтоб над тобой плыла
     Всегда моя хвала?
     Прекраснее стопа
     На землю не ступала,
     Чем та, что освятила твой покров, -
     И дум моих толпа
     Тебя облюбовала,
     И телом я спешить сюда готов.
     Когда бы меж цветов
     Прекрасный след остался
     И среди этих трав,
     Чтоб, чувствам выход дав,
     Я в поисках напрасных не метался,
     Где нынче наугад
     Влюбленный бродит взгляд!
     Чудесный уголок,
     Как все для взора мило
     Здесь, где, бывало, луч блуждал живой!
     Цветок, склонясь, сорву
     И думаю - взрастила
     Его земля, где грежу наяву:
     Здесь, над рекой, траву
     Она примяла, сидя,
     Вот здесь прошла она.
     И точность не важна:
     Я все найду, воочию не видя.
     Стократ блаженней тот,
     Кто нам блаженство шлет.
     Как ты груба, лесная песнь моя!
     Для твоего же блага
     Останься здесь, бедняга.
     CXXVI
     Прохладных волн кристалл,
     Манивших освежиться
     Ту, кто других прекрасней несказанно;
     Ветвистый дуб, что звал
     Ее облокотиться, -
     Опора восхитительного стана;
     Цветущая поляна,
     Где ангельская грудь
     Лежала; воздух чистый,
     Где взор явил лучистый
     Мне бог любви, чтоб сердце отомкнуть, -
     Склоните слух прилежный
     В последний раз к словам печали нежной.
     Коль смерть моя близка
     И небеса решили,
     Что скоро вежды мне Амур закроет,
     Пусть добрая рука
     Близ вас предаст могиле
     Мой прах - и небо душу упокоит.
     Судьбина козни строит,
     Но смерть не так страшна,
     Коль в смутный час распутья
     Едва ли упрекнуть я
     Сумею душу, веря, что она,
     Дабы покинуть тело,
     Спокойнее бы не нашла предела.
     Придет, быть может, час,
     Когда в приют священный
     Тиран вернется, добрый и прекрасный,
     И где, по счастью, нас
     Тот день застиг блаженный,
     Взор омрачится ясный,
     Найдя лишь прах безгласный
     Среди камней, и тут
     Амур ее наставит -
     Вздыхать по мне заставит,
     И небеса к страдальцу снизойдут
     При виде покрывала,
     Что слезы безутешные впитало.
     Прелестные цветы
     Ей на колени, томной,
     Серебряным дождем с ветвей струились.
     Средь этой красоты
     Она сидела скромно:
     Цветы любовным нимбом серебрились.
     На лоно ей ложились,
     Блестели в волосах
     И, сочетаясь с ними,
     Казались золотыми.
     И на траве - цветы, и на волнах,
     И, рея величаво,
     Цветы шептали: "Здесь Любви держава".
     Я повторял не раз
     В восторге исступленья:
     "Она, конечно, порожденье рая!"
     Лицо, сиянье глаз,
     Небесные движенья,
     И мелодичный смех, и речь живая,
     От правды отдаляя,
     Добились, что забыл
     Я истину от счастья:
     Как мог сюда попасть я?
     Ведь я на небе, мне казалось, был.
     И нет с тех пор на свете
     Мест для меня спокойнее, чем эти.
     Когда бы нарядилась ты, как хочешь,
     Тебя бы, песнь моя,
     В дуброве от людей не прятал я.
     CXXVII
     Куда меня торопит бог любви,
     Я должен строки скорбные направить -
     И дань Амуру принести сполна.
     С чего начать? Что под конец оставить?
     Попробуй все как есть восстанови,
     Но повесть будет в точности верна
     Тому, как в сердце запечатлена
     Его нетерпеливою рукою.
     Предел на время вздохам положу,
     О муках расскажу
     Моих - и боль немного успокою.
     Куда ни погляжу,
     Что ни увижу - сразу позабуду:
     Она одна передо мной повсюду.
     От моего сокровища вдали
     Томиться должен я по воле рока,
     Но я воспоминаньями живу,
     А если так, душа не одинока.
     Когда весна - владычица Земли
     И мир рядится в первую траву,
     Я мысленно, как прежде - наяву,
     Красавицы младой подвластен чарам.
     Когда же солнце греет горячей,
     Огонь его лучей
     Могу ли не сравнить с любовным жаром?
     Но вот осенних дней
     Пришел черед - она предстала взору
     Уже вступившей в совершенства пору.
     Фиалками любуясь каждый раз
     И глядя на раскрывшиеся почки,
     Когда уходит холод со двора,
     Что вижу я? - фиалки и листочки,
     Оружие Амура в грозный час;
     Мне видится весенняя кора,
     Что кутала заботливо вчера
     Девичье тело - местопребыванье
     Души высокой ныне. Как я рад,
     Что всех других услад
     Превыше для меня напоминанье
     О том, как юный взгляд
     Она пленила - кроткий мой мучитель
     И вместе с тем единственный целитель!
     Когда янтарным солнцем снег облит,
     Холмы вдали, одетые снегами,
     Мне лик напоминают неземной,
     Что полнит очи сладкими слезами
     Издалека, а рядом он слепит
     И побеждает сердце красотой.
     Под золотом, под снежной белизной
     Я вижу то, чего другой не может
     Увидеть, - то, что я один открыл;
     И негасимый пыл
     В моей груди ее улыбка множит,
     И нет на свете сил,
     Способных пламя уничтожить это,
     Что не боится ни зимы, ни лета.
     Когда ночная отшумит гроза
     И в воздухе морозном засверкают
     Планеты, проступив из темноты,
     Отрадой бесконечной возникают
     Передо мной прелестные глаза.
     Они глядят, как звезды с высоты,
     Как в первый день любви из-под фаты
     В слезах смотрели умиротворенно.
     Когда над миром новый день встает,
     Мне чудится восход
     Сияньем глаз; когда же с небосклона
     Светило дня уйдет,
     Мне кажется, что отвернулись очи
     Прекрасные - и я во власти ночи.
     При виде белых и пунцовых роз,
     Стоящих рядом в золотом кувшине,
     Моим мечтам является она,
     Кому не знаю равных я поныне:
     И тот же золотой отлив волос,
     И шеи грациозной белизна,
     Что с молоком бояться не должна
     Сравнения, и тот же пламень нежный,
     Который так идет ее щекам.
     Когда порыв цветам
     Передает в лугах зефир прибрежный,
     Я как бы снова там,
     Где некогда увидел я впервые.
     Как ветер гладил кудри золотые.
     Задумал я на небе звезды счесть,
     Должно быть, или все на свете воды
     В одном сосуде захотел собрать,
     Решив, что все явления природы,
     Которым я оказываю честь
     Сравненьем с милой, я смогу назвать.
     На всем вокруг лежит ее печать,
     И если мне и хочется порою
     От наважденья этого уйти,
     Я знаю - все пути
     К спасению закрыты предо мною,
     И не произнести -
     Пусть к счастью для меня, пускай к несчастью -
     Мне имени другого с той же страстью.
     Ты знаешь, песня, что мои слова
     Не могут передать и сотой доли
     Того, что сердцу чувствовать дано:
     Лишь думам суждено
     Ослабить чувство нестерпимой боли
     Уже давным-давно
     Разлука бы свела меня в могилу,
     Когда бы в грезах я не черпал силу.
     CXXVIII
     Италия моя, судьбе коварной
     Мирской не страшен суд.
     Ты при смерти. Слова плохой целитель.
     Но я надеюсь, не молчанья ждут
     На Тибре и на Арно
     И здесь, на По, где днесь моя обитель.
     Прошу тебя, Спаситель,
     На землю взор участливый склони
     И над священной смилуйся страною,
     Охваченной резнею
     Без всяких оснований для резни.
     В сердцах искорени
     Жестокое начало
     И вечной истине отверзни их,
     Позволив, чтоб звучала
     Она из недостойных уст моих.
     Помилуйте, случайные владельцы
     Измученных земель,
     Что делают в краю волшебном своры
     Вооруженных варваров? Ужель
     Должны решать пришельцы
     В кровопролитных битвах ваши споры?
     Вы ищете опоры
     В продажном сердце, но велик ли прок
     В любви, подогреваемой деньгами:
     Чем больше рать за вами,
     Тем больше оснований для тревог.
     О бешеный поток,
     В какой стране пустынной
     Родился ты, чтоб наши нивы смять?
     Когда всему причиной
     Мы сами, кто тебя направит вспять?
     Чтоб нам тевтоны угрожать не смели,
     Природа возвела
     Спасительные Альпы, но слепая
     Корысть со временем свое взяла,
     И на здоровом теле
     Гноеточит лишай, не заживая.
     Сегодня волчья стая
     В одном загоне с овцами живет.
     И кто страдает? Тот, кто безобидней,
     И это тем постыдней,
     Что нечисть эту породил народ,
     Которому живот
     Вспорол бесстрашный Марий,
     Не ведавший усталости, пока
     От крови подлых тварей
     Соленою не сделалась река.
     Не стану здесь перечислять победы,
     Которые не раз
     Над ними Цезарь праздновал когда-то.
     Кого благодарить, когда не вас,
     За нынешние беды,
     За то, что неуемной жаждой злата
     Отечество разъято
     И пришлый меч гуляет по стране!
     По чьей вине и по какому праву
     Чините вы расправу
     Над ближним, наживаясь на войне,
     И кличете извне
     Людей, готовых кровью
     Расходы ваши оправдать сполна?
     Не из любви к злословью
     Глаголю я, - мне истина важна.
     На хитрого баварца положиться
     И после всех измен
     Не раскусить предателя в наймите!
     Едва опасность, он сдается в плен,
     И ваша кровь струится
     Обильней в каждом из кровопролитий.
     С раздумий день начните
     И сами убедитесь, до чего
     Губительное вы несете бремя.
     Латинян славных племя,
     Гони пришельцев всех до одного,
     Оспорив торжество
     Отсталого народа.
     Коль скоро он сильнее нас умом,
     То вовсе не природа,
     Но мы, и только мы, повинны в том.
     Где я родился, где я вырос, если
     Не в этой стороне?
     Не в этом ли гнезде меня вскормили?
     Какой предел на свете ближе мне,
     Чем этот край? Не здесь ли
     Почиют старики мои в могиле?
     Дай Бог, чтоб исходили
     Из этой мысли вы! Смотрите, как
     Несчастный люд под вашей властью страждет:
     Он состраданья жаждет
     От неба и от вас. Подайте знак -
     И тут же свет на мрак
     Оружие поднимет,
     И кратким будет бой на этот раз,
     Затем что не отнимет
     Никто исконной доблести у нас.
     Владыки, не надейтесь на отсрочку, -
     У смерти свой расчет,
     И время не остановить в полете:
     Вы нынче здесь, но знайте наперед,
     Что душам в одиночку
     Держать ответ на страшном повороте.
     Пока вы здесь бредете,
     Сумейте зло в себе преодолеть,
     Благому ветру паруса подставив
     И помыслы направив
     Не на бесчинства, а на то, чтоб впредь
     В деяниях греметь
     Ума иль рук. Иначе
     На этом свете вам не обрести
     Блаженства, и тем паче
     На небо вам заказаны пути.
     Послание мое,
     Стой на своем, не повышая тона,
     Поскольку к людям ты обращено,
     Которые давно
     От правды отвернулись оскорбленно.
     Зато тебя, канцона,
     Приветят дружно те,
     Что о добре пекутся к чести мира.
     Так будь на высоте,
     Иди, взывая: "Мира! Мира! Мира!"
     CXXIX
     От мысли к мысли, от горы к другой
     Амур меня ведет путем неторным,
     Тропинки стороною обходя:
     Смятенная душа найдет покой,
     Пустынный берег над ручьем проворным
     Или тенистый дол в пути найдя,
     Где, волею вождя,
     То радостна она, то вдруг заплачет
     И лик меняет мой, отобразив
     На нем любой порыв,
     Как будто бы под маской маску прячет;
     И скажет, кто не меньше пролил слез:
     "Он любит. Но любим ли? - вот вопрос".
     Для глаз моих угла жилого вид -
     Смертельный враг. Меня дубрава манит,
     На высях горных отдых нахожу.
     Иду - и мысль на месте не стоит,
     И грусть нередко радостью предстанет,
     С которою смотрю на госпожу.
     Недаром дорожу
     Я этой сладкой, этой горькой частью
     И говорю в душе: желанный срок,
     Быть может, недалек,
     Когда ты не нарадуешься счастью.
     От этой мысли к новой - ровно шаг:
     Ужели правда? Но когда? Но как?
     Остановись порой в тени холма
     Иль под сосной и выбрав наудачу
     Скалы обломок, я на нем пишу
     Прекрасный лик. Когда же от письма
     Вернусь к себе, замечу вдруг, что плачу,
     И - "Как ты мог расстаться с ней?" - спрошу.
     Пускай, когда спешу
     Утешить мысль теплом ее улыбки,
     Я забываю о себе самом,
     Любовию влеком, -
     Душа в восторге от такой ошибки:
     И всюду вижу я мою любовь
     И счастлив заблуждаться вновь и вновь.
     Она не раз являлась предо мной
     В траве зеленой и в воде прозрачной,
     И в облаке не раз ее найду.
     И Леда перед этой красотой
     Сочла бы дочь-красавицу невзрачной, -
     Так солнце гасит яркую звезду.
     Чем дальше забреду,
     Чем глуше место, тем мою отраду
     Прекрасней нахожу. Но вот обман
     Растает, как туман, -
     И камнем хладным я на камень сяду,
     И зарыдает хладный камень тот
     И пальцами по струнам проведет.
     На самую высокую из гор,
     Куда бессильны дотянуться тени
     Других вершин, всхожу: ведь только там
     Охватывает безутешный взор
     Всю полноту душевных злоключений.
     Там предаюсь спасительным слезам,
     Поняв, что к тем местам,
     Где государыня моя осталась,
     Неблизок путь. И про себя тогда
     Шепчу: "Смотри туда,
     Где, может, по тебе истосковалась,
     Как ты по ней, любимая твоя".
     И этой думою утешен я.
     Канцона, за горами,
     Где глубже и прозрачней небосвод,
     Меня над речкой ты увидишь снова,
     Где в рощице лавровой
     Благоуханный ветерок поет:
     Душа расстаться с милой не сумела,
     И здесь перед тобою - только тело.
     CXXXV
     Особенной должна
     Быть редкость, неожиданным явленье,
     Возможность для сравненья
     Дающее со мною, - разве нет?
     Где брезжит первый свет,
     Есть птица - диво стороны далекой:
     Без друга, одинока,
     От вольной смерти восстает она.
     Так страсть моя - одна,
     Так, полная высокого стремленья,
     Не может жить без солнца своего,
     Так гаснет - для того,
     Чтоб вновь пылать, не зная утешенья,
     Горит, сгорает, чтобы возродиться,
     Как чудо-птица, жизни вновь полна.
     Могучий камень скрыт
     В индийском море: силой притягает
     К себе железо он и отторгает
     Его от дерева, топя суда.
     Знакомая беда!
     Так среди слез, в пучине, риф прекрасный
     Мой краткий век злосчастный,
     Мою ладью гордыней сокрушит;
     Так не принадлежит
     Мне больше сердце, не оберегает
     Давно меня, затем что предпочла
     Любимая скала
     Железу плоть; так в бездну повергает
     Меня, страша безвременной могилой,
     Мой камень милый, мой живой магнит.
     Есть в Африке края,
     В которых обитает зверь кротчайший,
     Но болью величайшей
     Грозят его глаза, что смерть таят.
     И, обращая взгляд
     К сей твари, следует остерегаться
     Глазами с ней встречаться:
     Опасна только ими тварь сия.
     Но, зная это, я
     Упрямо с неуклонностью редчайшей
     На муку вновь иду, нетерпелив:
     Влечет слепой порыв
     Туда, где взором, негою сладчайшей
     Мне смерть сулит, позвав на путь тернистый,
     Мой ангел чистый, хищница моя.
     Родник на юге бьет,
     Что именем от солнца происходит:
     Как только ночь приходит,
     Вода кипит, а утром - холодна
     (Тем холодней она,
     Чем выше солнце на небесном своде).
     Источник слез, я - вроде
     Того ключа уже который год:
     Едва лишь настает
     Для взгляда ночь, когда он не находит
     Лучей живого солнца, я горю;
     Но только посмотрю
     На светоч мой - и сразу сердце сводит:
     Внутри неузнаваем и снаружи,
     Дрожу от стужи, превращаюсь в лед.
     Как явствует из книг,


1 ] [ 2 ] [ 3 ] [ 4 ] [ 5 ] [ 6 ] [ 7 ] [ 8 ] [ 9 ] [ 10 ] [ 11 ] [ 12 ] [ 13 ]

/ Полные произведения / Петрарка Ф. / Сонеты


Смотрите также по произведению "Сонеты":


2003-2019 Litra.ru = Сочинения + Краткие содержания + Биографии
Created by Litra.RU Team / Контакты

 Яндекс цитирования
Дизайн сайта — aminis