Войти... Регистрация
Поиск Расширенный поиск



Есть что добавить?

Присылай нам свои работы, получай litr`ы и обменивай их на майки, тетради и ручки от Litra.ru!

/ Полные произведения / Шекспир У. / Антоний и Клеопатра

Антоний и Клеопатра [6/10]

  Скачать полное произведение

    За трусость и влюбленность. О друзья!
     Бегите. Я вас письмами снабжу,
     Которые расчистят вам дорогу.
     Не надо скорбных лиц. Примите выход,
     Предложенный отчаяньем моим.
     Предавший сам себя да будет предан.
     Бегите прямо к морю, на корабль,
     Я вам дарю сокровища и судно.
     Оставьте же меня. Я вас прошу.
     Прошу, - приказывать не смею больше.
     Итак, прошу. Мы свидимся еще.
     (Садится.)
     Входят Эрос и Клеопатра, которую ведут под руки Хармиана и Ирада.
     Эрос
     Царица, подойди к нему, утешь.
     Ирада
     О, подойди, царица!
     Хармиана
     Утешь его! Что делать, госпожа.
     Клеопатра
     Я сяду. О Юнона!
     Антоний
     Нет, нет, нет, нет, нет!
     Эрос
     Взгляни же, император.
     Антоний
     О стыд! Стыд! Стыд!
     Хармиана
     Царица!
     Ирада
     Дорогая госпожа!
     Эрос
     О повелитель мой!
     Антоний
     Да... Цезарь... При Филиппах, как плясун,
     Держал в руках он меч свой бесполезный.
     А мной в тот день сражен был тощий Кассий,
     Прикончен был отчаявшийся Брут...
     Он действовал руками подчиненных,
     Он был несведущ в воинском искусстве, -
     И вот теперь... А впрочем, все равно.
     Клеопатра
     Ах! Помогите мне!
     Эрос
     Мой господин, царица здесь, царица.
     Ирада
     Царица, подойди, заговори с ним.
     Раздавлен он стыдом.
     Клеопатра
     Ну хорошо... Я обопрусь на вас.
     О!..
     Эрос
     Встань же, господин мой благородный. -
     Царица приближается к тебе,
     Едва ступает, голову повесив.
     Воспрянь же духом, иль она умрет.
     Антоний
     Я над своею славой надругался.
     Позорнейшее бегство!..
     Эрос
     Здесь царица!
     Антоний
     О! Египтянка, до чего меня
     Ты довела! Ну что же, полюбуйся,
     Как я страдаю, глядя со стыдом
     На все, что я разбил и обесчестил.
     Клеопатра
     О господин! О повелитель мой!
     Прости моим пугливым парусам.
     Не знала я, что бросишься ты следом.
     Антоний
     Ты это знала, египтянка, знала -
     Руль сердца моего в твоих руках,
     И за тобой последую я всюду.
     Ты знала, что душой моей владеешь,
     Что твоего достаточно кивка,
     И я веления богов нарушу.
     Клеопатра
     Прости меня!..
     Антоний
     Придется мне теперь
     Послов смиренно посылать к мальчишке,
     Заискивать, хитрить и унижаться -
     Мне, кто играл небрежно полумиром,
     Вязал и разрубал узлы судьбы!
     Ты знала - завоеван я тобой,
     Ослаб мой меч, опутанный любовью,
     И подчиняется во всем лишь ей.
     Клеопатра
     Прости меня!.. Прости меня!..
     Антоний
     Не плачь.
     Дороже мне одна твоя слеза
     Всего, что я стяжал и что утратил.
     Один твой поцелуй все возместит. -
     Наставника своих детей отправил
     Я к Цезарю послом. Он не вернулся? -
     Любовь моя, весь налит я свинцом. -
     Эй, вы, кто там, - вина, еды подайте. -
     А, все равно! Пусть роком я гоним,
     Тем с большим вызовом смеюсь над ним!
     Уходят.
    СЦЕНА 12
     Лагерь Цезаря в Египте.
     Входят Цезарь, Долабелла, Тирей и другие.
     Цезарь
     Пускай посол Антония войдет. -
     Кто он такой?
     Долабелла
     Наставник их детей.
     Как должен быть ощипан наш Антоний.
     Чтоб нам послать столь жалкую пушинку
     Из своего крыла. А ведь давно ли
     Гонцами отряжать он мог царей.
     Входит Евфроний.
     Цезарь
     Приблизься. Говори.
     Евфроний
     Кто б ни был я,
     Я как посол Антония явился.
     Я в замыслах его не больше значил
     До сей поры, чем капля в океане.
     Цезарь
     Пусть будет так. С чем прислан ты ко мне?
     Евфроний
     Властителя судьбы своей Антоний
     Приветствует и просит позволенья
     Остаться здесь, в Египте. Если ж нет,
     Он просит меньшего: позволь ему
     В Афинах жить как частному лицу,
     Дышать под небом, по земле ступать.
     А Клеопатра просит, чтобы Цезарь,
     Пред чьим могуществом она склонилась,
     Не отнимал корону Птолемеев
     У сыновей ее. Ведь их судьба
     В твоих руках.
     Цезарь
     Я глух ко всяким просьбам
     Антония. А что до Клеопатры,
     То слушать просьб ее не стану я,
     Пока не будет изгнан из Египта
     Иль умерщвлен ее любовник жалкий.
     А при таком условии готов
     Я ей помочь. Вот мой ответ обоим.
     Евфроний
     Удача да сопутствует тебе.
     Цезарь
     Пускай его проводят через лагерь.
     Евфроний уходит.
     Тирей, для красноречья твоего
     Теперь настало время. Клеопатру
     Разъединить с Антонием попробуй.
     Пообещай ей именем моим
     Все, что попросит. Сверх того добавь,
     Что в голову взбредет. Ведь даже в счастье
     Нестойки женщины, а уж беда
     Заставит пасть чистейшую из чистых.
     Итак, Тирей, будь ловок. А за труд
     Потом назначишь сам себе награду;
     Твое желанье мне законом будет.
     Тирей
     Иду.
     Цезарь
     Заметь, как перенес Антоний
     Свое паденье, как ведет себя,
     И постарайся по его поступкам
     Судить о мыслях.
     Тирей
     Постараюсь, Цезарь.
     Уходят.
    СЦЕНА 13
     Александрия. Зал по дворце.
     Входят Клеопатра, Энобарб, Хармиана и Ирада.
     Клеопатра
     Что ж, - Энобарб, нам делать?
     Энобарб
     Поразмыслить
     И умереть.
     Клеопатра
     Кто в этом виноват -
     Антоний или я?
     Энобарб
     Один Антоний.
     Он похоти рассудок подчинил.
     Пусть ты бежала от лица войны,
     Лица, которым два враждебных войска
     Друг друга в содрогание приводят, -
     А он куда помчался? В то мгновенье,
     Когда две половины мира сшиблись
     (И лишь из-за него), поставил он
     Зуд страсти выше долга полководца.
     Вот стыд-то был, страшней, чем пораженье,
     Когда летел он за твоей кормою
     Сквозь строй своих и вражеских галер.
     Клеопатра
     Тсс... Замолчи.
     Входят Антоний и Евфроний.
     Антоний
     Таков его ответ?
     Евфроний
     Да, господин.
     Антоний
     Обещаны царице
     Уступки, если выдан буду я?
     Евфроний
     Он так сказал.
     Антоний
     Скажи об этом ей.
     (Клеопатре.)
     Седеющую голову мою
     Пошли мальчишке Цезарю, и он
     Тебя за это царствами осыплет.
     Клеопатра
     За голову твою?
     Антоний
     (Евфронию)
     Вернись к нему.
     Скажи, что, розой юности украшен,
     Он должен мир геройством удивить;
     Что деньги, корабли и легионы
     Принадлежать могли бы даже трусу
     И что военачальники его
     Могли бы одержать свои победы
     И под началом малого ребенка.
     Так пусть один, без этих преимуществ,
     Со мной, лишенным их, сразится он -
     Клинок с клинком. Я дам письмо. Идем.
     Антоний и Евфроний уходят,
     Энобарб
     (в сторону)
     Да, как же! Цезарь только и мечтает,
     Чтоб, распустив победные войска,
     Размахивать мечом, как гладиатор.
     Эх, вижу я, что внешние утраты
     Ведут к утрате внутренних достоинств:
     Теряя счастье, мы теряем ум. -
     Коль ты еще способен измерять,
     Как с полновесным Цезарем ты мыслишь
     Равнять себя, пустышку? Видно, Цезарь
     И разум тоже твой завоевал.
     Входит придворный.
     Придворный
     Посол от Цезаря к царице.
     Клеопатра
     Вот как?
     Без церемоний, запросто! - Взгляните,
     Как нос воротит от расцветшей розы
     Тот, кто перед бутоном падал ниц. -
     Впустить его.
     Энобарб
     (в сторону)
     Я, кажется, повздорю
     С моею совестью. Служить глупцу
     Не значит ли из службы делать глупость?
     Однако ж тот, кто своему вождю
     Остался верен после пораженья,
     Над победившим одержал победу
     И тем себя в историю вписал.
     Входит Тирей.
     Клеопатра
     Чего желает Цезарь?
     Тирей
     Я хотел бы
     Сказать тебе о том наедине.
     Клеопатра
     Не опасайся. Здесь мои друзья.
     Тирей
     Но и друзья Антония, не так ли?
     Энобарб
     Ему друзей бы столько, сколько их
     У Цезаря, иль ни к чему мы тоже.
     Захочет Цезарь, и дружить с ним будет
     Наш господин, а стало быть, и мы.
     Тирей
     Отлично. - Достославная царица,
     Забудь о бедах, - заклинает Цезарь, -
     И помни лишь одно: что Цезарь он.
     Клеопатра
     По-царски сказано. Ну, продолжай.
     Тирей
     Он знает, что к Антонию в объятья
     Тебя толкнула не любовь, но страх.
     Клеопатра
    О!
     Тирей
     Честь твоя изранена, и он
     Тебя жалеет, зная, что насилье
     Тебя покрыло пятнами позора.
     Клеопатра
     Он бог, ему вся истина известна.
     Не добровольно честь моя сдалась,
     Но сломлена в бою.
     Энобарб
     (в сторону)
     Да неужели?
     Проверю у Антония. - Бедняга,
     Такую течь ты дал, что нам пора
     Бежать, беря пример с твоей дражайшей,
     Не то с тобой мы все пойдем ко дну.
     (Уходит.)
     Тирей
     Что Цезарю сказать, о чем ты просишь?
     Едва ли сам не молит он тебя,
     Чтоб ты позволила ему быть щедрым.
     Он был бы счастлив, если б захотела
     Ты сделать посох из его Фортуны
     Себе в поддержку. С радостью он примет
     Известье, что, Антония отвергнув,
     Себя считать ты будешь под защитой
     Владыки мира.
     Клеопатра
     Как тебя зовут?
     Тирей
     Тирей.
     Клеопатра
     Наиучтивейший посол,
     Ты Цезарю великому скажи:
     Его победоносную десницу
     Целую я коленопреклоненно
     И свой венец кладу к его ногам.
     Из уст его, которым внемлет мир,
     Я приговора для Египта жду.
     Тирей
     Вот благороднейшее из решений.
     Когда со счастьем мудрость не в ладу,
     Ей выгодней довольствоваться малым,
     И будет ей случайность не страшна.
     Даруй мне честь: знак выполненья долга
     Дай на руке твоей запечатлеть.
     Клеопатра
     Когда-то Цезаря отец названый,
     О будущих походах размышляя,
     Любил играть рукою этой бедной,
     Дождь поцелуев падал на нее.
     Тирей целует ей руку.
     Входят Антоний и Энобарб.
     Антоний
     Что вижу я? Юпитер громовержец! -
     Ты кто такой?
     Тирей
     Я исполнитель воли
     Могущественнейшего из людей,
     Того, чьи повеления - закон.
     Энобарб
     (в сторону)
     И всыпят же тебе сейчас.
     Антоний
     Эй, слуги! -
     Вот как, мерзавец!.. Демоны и боги!..
     Где власть моя? Бывало, крикну: "Эй!" -
     И взапуски мальчишечьей ватагой
     Бегут ко мне цари: "Чего изволишь?".
     Оглохли вы?
     Входят слуги.
     Еще Антоний я.
     Взять этого шута и отстегать.
     Энобарб
     (в сторону)
     Да, мучить издыхающего льва
     Куда опасней, чем возиться с львенком.
     Антоний
     Луна и звезды! - Высечь негодяя!
     Да если б два десятка государей,
     Подвластных Цезарю... я б их велел...
     За дерзкое прикосновенье к этой...
     Как звать ее - не Клеопатрой же.
     Стегать его, пока, гримасы корча,
     Не завопит он о пощаде. Взять!
     Тирей
     О Марк Антоний!..
     Антоний
     Взять его и высечь!
     И привести назад. С моим посланьем
     Он к господину своему вернется. -
     Слуги уводят Тирея.
     Полуотцветшей ты уже была,
     Когда с тобой я встретился. Затем ли
     Оставил я супружеское ложе,
     Не захотел иметь детей законных
     От редкостной жены, чтоб надо мной
     Негодница смеялась, для которой
     Что я, что первый встречный лизоблюд!
     Клеопатра
     Мой господин!
     Антоний
     Таким, как ты, нет веры!
     Но если мы - увы! - в грехе погрязли,
     То боги нас карают слепотой,
     Лишают нас способности судить
     И нас толкают к нашим заблужденьям,
     Смеясь над тем, как шествуем мы важно
     К погибели.
     Клеопатра
     О! До того дошло?
     Антоний
     Покойный Цезарь мне тебя оставил
     Объедком. Что там Цезарь, - Гней Помпей
     От блюда этого отведал тоже;
     Уж не считаю многих безымянных,
     Кого тебе случалось брать в постель
     В минуты вожделенья. Мне известно,
     Что с воздержанием знакома ты
     Лишь понаслышке.
     Клеопатра
     О! Зачем ты так?
     Антоний
     Позволить, чтоб угодливый холуй
     Осмелился простецки обращаться
     С твоей рукой, усладою моей,
     Печатью царской, символом священным.
     О, будь сейчас я на горе Базанской,
     Переревел бы там стада быков!
     Для бешенства есть повод у меня.
     Сейчас мне так же трудно быть учтивым,
     Как шее висельника - говорить
     Спасибо палачу.
     Возвращаются слуги с Тиреем.
     Ну, отстегали?
     Первый слуга
     И как еще, мой господин.
     Антоний
     Кричал он?
     Молил простить?
     Первый слуга
     Помиловать просил.
     Антоний
     Когда отец твой жив, пускай он плачет
     О том, что ты ему не дочь, а сын:
     И сам раскаивайся, что некстати
     Пошел за Цезарем победоносным, -
     За то и высечен. Как в лихорадке
     Дрожи при виде белых женских рук.
     Вернись же к Цезарю и расскажи,
     Как принят был. Да передай, смотри,
     Что, кажется, рассердит он меня,
     Бубня о том презрительно и чванно,
     Чем стал я, но не помня, чем я был.
     А рассердить меня легко теперь,
     Когда моя звезда, сойдя с орбиты,
     Готова кануть в бездну преисподней.
     И если господину твоему
     Поступок мой и речи не по вкусу,
     То мой вольноотпущенник Гиппарх
     В его руках, и Цезарю вольно
     Побить его, пытать или повесить -
     На выбор, чтоб со мною расквитаться.
     Прочь! Уноси рубцы свои! Пошел!
     Тирей уходит.
     Клеопатра
     Ну, все?
     Антоний
     Увы! Моя луна земная!
     Затмилась ты, и это уж одно
     Антонию паденье предвещает.
     Клеопатра
     Ты продолжай, я подождать могу.
     Антоний
     Чтоб Цезарю польстить, ты строишь глазки
     Завязывальщику его сандалий.
     Клеопатра
     Меня ты плохо знаешь.
     Антоний
     Охладела?
     Клеопатра
     О милый! Если охладела я,
     Лед сердца моего пусть превратится
     По воле неба в ядовитый град
     И первая же градина пускай
     В меня ударит: с нею пусть растает
     И жизнь моя. Пусть градина вторая
     Убьет Цезариона. Пусть погибнут,
     Затопленные бурея ледяной,
     И дети все мои, и весь парод;
     И пусть непогребенные тела
     Останутся москитам на съеденье.
     Антоний
     Довольно, верю я.
     Итак, Александрию взять осадой
     Задумал Цезарь. Здесь я с ним сражусь.
     Дух наших войск еще не поколеблен,
     Рассеянный наш флот опять сплотился
     И в боевой готовности. - Так где же
     Ты было, мужество мое? - Послушай,
     Коль не паду я в битве и смогу
     Поцеловать еще раз эти губы,
     Вернусь я, кровью вражеской забрызган
     И в летопись мечом себя вписав.
     Еще надежда есть!
     Клеопатра
     Вот мой герой!
     Антоний
     Утроятся и мужество и сила,
     Неистово сражаться буду я.
     Во дни удач беспечных я врагов
     Щадил нередко, - шуткой откупались.
     Теперь же, зубы сжав, я буду в Тартар
     Всех отсылать, кто станет на пути.
     Давай же эту ночь мы, как бывало,
     В веселье проведем. - Позвать ко мне
     Моих военачальников унылых. -
     Наполним чаши. Бросим вызов вновь
     Зловещей полночи.
     Клеопатра
     К тому же нынче
     День моего рожденья. Я считала,
     Что горьким будет он. Но если ты
     Антоний вновь - я снова Клеопатра.
     Антоний
     Еще повеселимся.
     Клеопатра
     Император
     Велит военачальников созвать.
     Антоний
     Да, да. Объявим им. А к ночи пусть
     Их шрамы от вина побагровеют.
     Пойдем, моя царица. Не иссякла
     Еще в нас сила жизни. В бой я ринусь,
     И восхитится смерть, что столь же страшен
     Мой меч, как страшная ее коса.
     Антоний, Клеопатра и свита уходят.
     Энобарб
     Сейчас-то и пред молнией небесной
     Он не моргнет. Назвать бы можно ярость
     Боязнью страха. В этом состоянье
     Способен голубь заклевать орла.
     У полководца нашего отвага
     Растет за счет ума. А если храбрость
     Без разума, тогда бессилен меч.
     Нет, кажется, пора его покинуть.
     (Уходит.)
    АКТ IV
    СЦЕНА 1
     Лагерь Цезаря близ Александрии.
     Входят Цезарь с письмом в руке, Агриппа, Меценат и другие.
     Цезарь
     Меня зовет мальчишкой, угрожает,
     Как будто властен выгнать нас отсюда;
     Велел дать розог моему послу;
     Меня на поединок вызывает -
     Антоний против Цезаря. Смешно!
     Понять бы должен старый забияка,
     Что если смерти стану я искать,
     То к ней найду и без него дорогу.
     Меценат
     Уж раз безумствует такой титан -
     Он, значит, загнан. И пока он в гневе,
     Давать ему не надо передышки:
     Кто разъярен, тот плохо бережется.
     Цезарь
     Военачальников оповестить,
     Что завтра - день последнего сраженья.
     В войсках у нас немало тех, кто раньше
     Служил Антонию; пускай они
     Его захватят. Приглядеть за этим.
     Устроить пир для войск. Припасы есть,
     А воины награду заслужили
     За бранный труд. Да, жалок мне Антоний!
     Уходят.
    СЦЕНА 2
     Александрия. Покой во дворце.
     Входят Антоний, Клеопатра, Энобарб, Хармиана, Ирада, Алексас и другие.
     Антоний
     (Энобарбу)
     Так он от поединка отказался?
     Энобарб
     Да.
     Антоний
     Почему?
     Энобарб
     Он в десять раз счастливей,
     Нельзя ж вдесятером на одного.
     Антоний
     Ну, завтра я на суше и на море
     Ему дам бой. Иль я живым останусь,
     Иль, умирающую честь омыв
     Своею кровью, ей бессмертье дам.
     Ты рвешься в бой?
     Энобарб
     Я в схватку брошусь с криком:
     "А, пропади все пропадом!"
     Антоний
     Шутник! -
     Созвать сюда моих домашних слуг. -
     Входят слуги.
     Нам вечером устройте пир на славу. -
     Дай руку мне, ты верным был слугой. -
     И ты. - И ты. - И ты. - Служили вы
     Честнее мне, чем многие цари.
     Клеопатра
     (Энобарбу)
     Что это значит?
     Энобарб
     (Клеопатре)
     Горе иногда
     Не прочь поиздеваться над рассудком.


1 ] [ 2 ] [ 3 ] [ 4 ] [ 5 ] [ 6 ] [ 7 ] [ 8 ] [ 9 ] [ 10 ]

/ Полные произведения / Шекспир У. / Антоний и Клеопатра


Смотрите также по произведению "Антоний и Клеопатра":


2003-2020 Litra.ru = Сочинения + Краткие содержания + Биографии
Created by Litra.RU Team / Контакты

 Яндекс цитирования
Дизайн сайта — aminis