Войти... Регистрация
Поиск Расширенный поиск



Есть что добавить?

Присылай нам свои работы, получай litr`ы и обменивай их на майки, тетради и ручки от Litra.ru!

/ Полные произведения / Васильев Б.Л. / Летят мои кони...

Летят мои кони... [2/8]

  Скачать полное произведение

    РџРµСЂРІС‹РјРё Рѕ кладе, естественно, узнали мальчиС?РєРё. Оружейный Клондайк ожил: десятки невероятно грязных РўРѕРјРѕРІ Сойеров искали СЃРІРѕРµ сокровище. Нас кусали какие-то зловредные жуки, Рє нам присасывались РїРёСЏРІРєРё, РЅРѕ оторвать нас РѕС‚ РїРѕРёСЃРєРѕРІ было невозможно, РїРѕРєР° Р·Р° это дело РЅРµ взялась милиция, Р° случилось это лиС?СЊ РЅР° третий день. РњРЅРµ досталась русская бердана без приклада, австрийский С?тык, сломанная офицерская сабля, почти целая пулеметная лента Рё великое множество самых разнообразных патронов — для винтовок, револьверов, пистолетов. Другим повезло РєРѕРјСѓ больС?Рµ, РєРѕРјСѓ меньС?Рµ, — РЅРµ РІ этом дело. Важно, что РјС‹ сами производили раскопки, отчетливо ощущая РЅРµ денежную, Р° неуловимую историческую ценность находок. Р? это тоже было прекрасным СѓСЂРѕРєРѕРј истории.
     …Человек живет для себя только РІ детстве. Только РІ детстве РѕРЅ счастлив СЃРІРѕРёРј счастьем Рё сыт, набив собственный животик. Только РІ детстве РѕРЅ беспредельно искренен Рё беспредельно свободен. Только РІ детстве РІСЃРµ гениальны Рё РІСЃРµ красивы, РІСЃРµ естественны, как РїСЂРёСЂРѕРґР°, Рё, как РїСЂРёСЂРѕРґР°, лиС?ены тревог. Р’СЃРµ — только РІ детстве, Рё поэтому РјС‹ так тянемся Рє нему, постарев, даже если РѕРЅРѕ было жестким, как солдатская С?инель.
     — Нет уже тех деревьев, РїРѕРґ которыми ухаживал РјРѕР№ отец, — СЃ тоскливой горечью поведал РјРЅРµ как-то РѕРґРёРЅ старый человек.
     Нет уже тех деревьев, РёР±Рѕ «ВСЕ РџР РћРҐРћР”Р?РўВ», как было написано РЅР° перстне царя Соломона. Р’СЃРµ — РєСЂРѕРјРµ детства. РћРЅРѕ остается РІ нас пожизненно, потому что если «КТО РўР«?В» — плод взрослой твоей ипостаси, то «КАКОЙ РўР«?В» — творение детства твоего. Р?Р±Рѕ РєРѕСЂРЅРё твои РІ той земле, РїРѕ которой ты ползал.
     РЇ везу СЃ ярмарки сокровище, которое РЅРµ снилось РЅРё королям, РЅРё пиратам. Р? бережно перебираю золотые слитки воспоминаний Рѕ тех, кто одарил меня детством Рё согрел меня собственным сердцем…
     РЇ РЅРµ должен был появиться РЅР° свет. РЇ был приговорен, еще РЅРµ начав жить, родными, близкими, знакомыми Рё всеми медицинскими светилами РіРѕСЂРѕРґР° Смоленска. Чахотка, сжигавС?ая маму, вступила РІ последнюю стадию, мамины РґРЅРё были сочтены, Рё РІСЃРµ тихо Рё твердо настаивали РЅР° немедленном прекращении беременности.
     Рђ меня так ждали! Р’РѕР№РЅС‹ вырывали мужчин РёР· женских объятий, Р° РІ краткие мгновения, РєРѕРіРґР° мужчины возвращались, ожесточение, опасности Рё стрельба Р·Р° РѕРєРЅРѕРј РјРµС?али любви Рё нежности: между мужчиной Рё женщиной лежал меч, как между Тристаном Рё Р?зольдой. Дети рождались неохотно, потому что мужчины РЅРµ оставались РґРѕ утра, Рё женщины СЂРѕР±РєРѕ плакали, провожая РёС… РІ стылую темень. Рђ смерть меняла одежды РєСѓРґР° чаще, чем самая модная модница, прикидываясь сегодня тифом, завтра — случайной пулей, послезавтра — РѕСЃРїРѕР№ или расстрелом РїРѕ РѕС?РёР±РєРµ. Р? РЅР° РІСЃРµ нужны были силы, Рё РЅР° РІСЃРµ РёС… хватало. РќР° РІСЃРµ — РєСЂРѕРјРµ детей. Р? СЏ забрезжил как долгожданный рассвет после девятилетней ночи.
     Рђ маму сжигала чахотка.
     Р? меня Рё маму спас РѕРґРёРЅ совет. РћРЅ был дан тихим голосом Рё больС?Рµ РїРѕС…РѕРґРёР» РЅР° РїСЂРѕСЃСЊР±Сѓ:
     — Рожайте, Эля. Р РѕРґС‹ — великое чудо. Может быть, самое великое РёР· всех чудес.
     Через семь лет после этих негромких слов доктор Янсен РїРѕРіРёР±. Была глухая дождливая осень, серое небо прижалось Рє земле, Рё РіРѕСЂРёР·РѕРЅС‚ съежился РґРѕ размеров переполненного людьми кладбища. РњС‹ СЃ мамой стояли РЅР° коленях РІ холодной РіСЂСЏР·Рё, Рё РјРѕСЏ неверующая матуС?РєР°, дочь принципиального атеиста Рё легкомысленной язычницы, жена красного командира Рё больС?евика, истово молилась, РїСЂРё каждом поклоне падая лбом РІ РјРѕРєСЂСѓСЋ могилыгую землю. Р? РІРѕРєСЂСѓРі, РІСЃСЋРґСѓ, РїРѕ всему кладбищу, стояли РЅР° коленях простоволосые женщины, дети Рё мужчины, молясь разным богам РЅР° разных языках. Рђ Сѓ открытого РіСЂРѕР±Р° стоял инвалид — краснознаменец Р РѕРґРёРѕРЅ Петров Рё размахивал единственной СЂСѓРєРѕР№ СЃ зажатой РІ кулаке кепкой.
     — Вот, прощаемся. Прощаемся. РќРµ будет Сѓ нас больС?Рµ доктора Янсена, смоляне, земляки, родные РІС‹ РјРѕРё. Может, ученей Р±СѓРґСѓС‚, может, умней, Р° только Янсена РЅРµ будет. РќРµ будет Янсена…
     …О, как СЏ жалею, что СЏ — РЅРµ живописец! РЇ Р±С‹ непременно написал серое небо, Рё РјРѕРєСЂРѕРµ кладбище, Рё свежевырытую могилу, Рё калеку-краснознаменца. Р? — женщин: РІ черном, РЅР° коленях. Православных Рё католичек, иудеек Рё мусульманок, лютеранок Рё староверок, истово религиозных Рё неистово неверующих — всех, молящихся Р·Р° СѓРїРѕРєРѕР№ РґСѓС?Рё Рё вечное блаженство РЅРµ отмеченного РЅРё званиями, РЅРё степенями, РЅРё наградами провинциального доктора Янсена…
     РЇ уже смутно РїРѕРјРЅСЋ этого сутулого худощавого человека, РІСЃСЋ жизнь представлявС?егося РјРЅРµ стариком. Опираясь Рѕ больС?РѕР№ Р·РѕРЅС‚, РѕРЅ неутомимо РѕС‚ зари РґРѕ зари С?агал РїРѕ РѕР±С?ирнейС?ему участку, РєСѓРґР° входила Рё неряС?ливо застроенная Покровская РіРѕСЂР°. Это был район бедноты, СЃСЋРґР° РЅРµ ездили извозчики, РґР° Сѓ доктора Янсена РЅР° РЅРёС… Рё денег-то РЅРµ было. Рђ были неутомимые РЅРѕРіРё, великое терпение Рё долг. Неоплатный долг интеллигента перед СЃРІРѕРёРј народом. Р? доктор Р±СЂРѕРґРёР» РїРѕ РґРѕР±СЂРѕР№ четверти губернского РіРѕСЂРѕРґР° Смоленска без выходных Рё без праздников, потому что болезни тоже РЅРµ знали РЅРё праздников, РЅРё выходных, Р° доктор Янсен сражался Р·Р° людские жизни. Р—РёРјРѕР№ Рё летом, РІ слякоть Рё РІСЊСЋРіСѓ, днем Рё ночью.
     Доктор Янсен смотрел РЅР° часы, только РєРѕРіРґР° считал пульс, торопился только Рє больному Рё РЅРёРєРѕРіРґР° РЅРµ СЃРїРµС?РёР» РѕС‚ него, РЅРµ отказываясь РѕС‚ РјРѕСЂРєРѕРІРЅРѕРіРѕ чая или чаС?РєРё цикория, неторопливо Рё обстоятельно РѕР±СЉСЏСЃРЅСЏР», как следует ухаживать Р·Р° больным, Рё РїСЂРё этом РЅРёРєРѕРіРґР° РЅРµ опаздывал. РЈ РІС…РѕРґР° РІ РґРѕРј РѕРЅ долго отряхивал СЃ себя пыль, снег или капли дождя — смотря РїРѕ сезону, — Р° РІРѕР№РґСЏ, направлялся Рє печке. Старательно грея РіРёР±РєРёРµ длинные ласковые пальцы, тихо расспраС?ивал, как началась болезнь, РЅР° что жалуется больной Рё какие меры принимали РґРѕРјР°С?РЅРёРµ. Р? С?ел Рє больному, только С…РѕСЂРѕС?Рѕ прогрев СЂСѓРєРё. Его прикосновения всегда были приятны, Рё СЏ РґРѕ СЃРёС… РїРѕСЂ РїРѕРјРЅСЋ РёС… всей своей кожей.
     Врачебный Рё человеческий авторитет доктора Янсена был РІС‹С?Рµ, чем можно себе вообразить РІ РЅР°С?Рµ время. Уже прожив жизнь, СЏ смею утверждать, что подобные авторитеты возникают стихийно, сами СЃРѕР±РѕР№ кристаллизуясь РІ насыщенном растворе людской благодарности. РћРЅРё достаются людям, которые обладают редчайС?РёРј даром жить РЅРµ для себя, думать РЅРµ Рѕ себе, заботиться РЅРµ Рѕ себе, РЅРёРєРѕРіРґР° РЅРёРєРѕРіРѕ РЅРµ обманывать Рё всегда говорить правду, как Р±С‹ РіРѕСЂСЊРєР° РѕРЅР° РЅРё была. Такие люди перестают быть только специалистами: людская благодарная молва приписывает РёРј мудрость, граничащую СЃРѕ святостью. Р? доктор Янсен РЅРµ избежал этого: Сѓ него СЃРїСЂР°С?ивали, выдавать ли дочь замуж, покупать ли РґРѕРј, продавать ли РґСЂРѕРІР°, резать ли РєРѕР·Сѓ, мириться ли СЃ женой… Господи, Рѕ чем его только РЅРµ СЃРїСЂР°С?ивали! РЇ РЅРµ знаю, какой совет давал доктор РІ каждом отдельном случае, РЅРѕ всех известных ему детей кормили РїРѕ утрам одинаково: РєР°С?ами, молоком Рё черным хлебом. Правда, молоко было иным. Равно как хлеб, РІРѕРґР° Рё детство.
     Святость требует мученичества — это РЅРµ теологический постулат, Р° логика жизни: человек, РїСЂРё жизни возведенный РІ ранг святого, уже РЅРµ волен РІ своей смерти, если, конечно, этот ореол святости РЅРµ создан искусственным освещением. Доктор Янсен был святым РіРѕСЂРѕРґР° Смоленска, Р° потому Рё обреченным РЅР° РѕСЃРѕР±СѓСЋ, мученическую смерть. Нет, РЅРµ РѕРЅ искал героическую гибель, Р° героическая гибель искала его. РўРёС…РѕРіРѕ, аккуратного, очень СЃРєСЂРѕРјРЅРѕРіРѕ Рё немолодого латыС?Р° СЃ самой человечной Рё РјРёСЂРЅРѕР№ РёР· всех профессий.
     Доктор Янсен задохнулся РІ канализационном колодце, спасая детей. РћРЅ знал, что Сѓ него мало С?ансов выбраться оттуда, РЅРѕ РЅРµ терял времени РЅР° подсчет. Р’РЅРёР·Сѓ были дети, Рё этим было подсчитано РІСЃРµ.
     Р’ те времена центр РіРѕСЂРѕРґР° уже имел канализацию, которая постоянно рвалась, Рё тогда рылись глубокие колодцы. Над колодцами устанавливался РІРѕСЂРѕС‚ СЃ бадьей, которой откачивали просочивС?иеся сточные РІРѕРґС‹. Процедура была длительной, рабочие РІ РѕРґРЅСѓ смену РЅРµ управля-лись, РІСЃРµ замирало РґРѕ утра, Рё тогда бадьей Рё воротом завладевали РјС‹. Нет, РЅРµ РІ РѕРґРЅРѕРј катании — стремительном падении, стоя РЅР° бадье, Рё медленном подъеме РёР· тьмы — таилась притягательная сила этого развлечения. Провал РІ преисподнюю, РіРґРµ нельзя РґС‹С?ать, РіРґРµ РІРѕР·РґСѓС… перенасыщен метаном, РІРїСЂСЏРјСѓСЋ был связан СЃ недавним РїСЂРѕС?лым РЅР°С?РёС… отцов, СЃ РёС… СЂРёСЃРєРѕРј, РёС… разговорами, РёС… воспоминаниями. РќР°С?Рё отцы РїСЂРѕС?ли РЅРµ только гражданскую, РЅРѕ Рё РјРёСЂРѕРІСѓСЋ, «германскую» РІРѕР№РЅСѓ, РіРґРµ применялись реальные отравляющие вещества, газы, РѕС‚ которых гибли, слепли, сходили СЃ СѓРјР° РёС… товарищи. Названия этих газов — хлор, фосген, хлорпикрин, РёРїСЂРёС‚ — присутствовали Рё РІ РЅР°С?РёС… играх, Рё РІ разговорах взрослых, Рё РІ реальной опасности завтраС?РЅРёС… революционных боев. Р? РјС‹, сдерживая дыхание, СЃ замирающим сердцем летели РІ смрадные дыры, как РІ газовую атаку.
     Обычно РЅР° бадью становился РѕРґРёРЅ, Р° РґРІРѕРµ вертели РІРѕСЂРѕС‚. РќРѕ однажды СЂРµС?или прокатиться вдвоем, Рё веревка оборвалась. Доктор Янсен появился, РєРѕРіРґР° возле колодца метались РґРІРѕРµ пацанов. Отправив РёС… Р·Р° помощью, доктор тут же спустился РІ колодец, РЅР°С?ел уже потерявС?РёС… сознание мальчиС?ек, сумел вытащить РѕРґРЅРѕРіРѕ Рё, РЅРµ отдохнув, полез Р·Р° вторым. Спустился, РїРѕРЅСЏР», что еще раз ему уже РЅРµ подняться, привязал мальчика Рє обрывку веревки Рё потерял сознание. Мальчики РїСЂРёС?ли РІ себя быстро, РЅРѕ доктора Янсена спасти РЅРµ удалось.
     — Рожайте, Эля.
     Так РІ вонючем колодце РїРѕРіРёР± последний святой РіРѕСЂРѕРґР° Смоленска, ценою своей жизни оплатив жизнь РґРІСѓС… мальчиков, Рё меня потрясла РЅРµ только его смерть, РЅРѕ Рё его РїРѕС…РѕСЂРѕРЅС‹. Весь Смоленск РѕС‚ мала РґРѕ велика С…РѕСЂРѕРЅРёР» своего Доктора.
     — А РґРѕРјР° Сѓ него — деревянный топчан Рё РєРЅРёРіРё, — тихо сказала мама, РєРѕРіРґР° РјС‹ вернулись СЃ кладбища. — Р? больС?Рµ ничего. Ничего!
     Р’ голосе ее звучало благоговение: РѕРЅР° говорила Рѕ святом, Р° святость РЅРµ знает бедности.
     РЇ возвращаюсь СЃ ярмарки, Р° потому невольно думаю Рѕ смерти. Человек создан РЅР° столетия, если судить РїРѕ РѕРіСЂРѕРјРЅРѕР№, РЅРё СЃ чем РЅРµ сравнимой трате СЃРёР». Лев, СѓР±РёРІ антилопу, РІ сытой дреме отдыхает сутки. Могучий сохатый после часового Р±РѕСЏ СЃ соперником полдня отстаивается РІ чащобе, судорожно РїРѕРІРѕРґСЏ проваленными боками. Айтматовский Каранар РіРѕРґ РєРѕРїРёР» силы, чтобы буйствовать, неистовствовать Рё торжествовать полмесяца. Для человека подобные РїРѕРґРІРёРіРё — блеск мгновения, Р·Р° который РѕРЅ платит столь малой толикой СЃРІРѕРёС… запасов, что вообще РЅРµ нуждается РІ отдыхе.
     Цель зверя — прожить отпущенный РїСЂРёСЂРѕРґРѕР№ СЃСЂРѕРє. РЎСѓРјРјР° заложенной РІ нем энергии соотносима СЃ этим СЃСЂРѕРєРѕРј, Рё живое существо тратит РЅРµ столько, сколько хочется, Р° столько, сколько надо, будто РІ нем предусмотрено некое дозирующее устройство: зверю неведомо желание, РѕРЅ существует РїРѕ закону необходимости. РќРµ потому ли звери Рё РЅРµ подозревают, что жизнь конечна?
     Р–РёР·РЅСЊ зверя — это время РѕС‚ рождения РґРѕ смерти: звери живут РІРѕ времени абсолютном, РЅРµ ведая, что есть Рё время относительное. Р’ этом относительном времени может существовать только человек, Рё поэтому жизнь его РЅРёРєРѕРіРґР° РЅРµ укладывается РІ даты РЅР° могильной плите. РћРЅР° больС?Рµ, РѕРЅР° вмещает РІ себя ведомые только ему секунды, которые тянулись как часы, Рё сутки, пролетевС?РёРµ словно мгновения. Р? чем РІС‹С?Рµ духовная структура человека, тем больС?Рµ Сѓ него возможностей жить РЅРµ только РІ абсолютном, РЅРѕ Рё РІ относительном времени, Рё для меня глобальной сверхзадачей искусства Рё является его способность продлевать человеческую жизнь, насыщать ее смыслом, учить людей активно существовать Рё РІРѕ времени относительном, то есть сомневаться, чувствовать Рё страдать.
     Это — Рѕ духовности, РЅРѕ Рё РІ обычной, физической жизни человеку отпущено «горючего» заведомо больС?Рµ, чем нужно для того, чтобы прожить РїРѕ законам РїСЂРёСЂРѕРґС‹. Зачем? РЎ какой целью? Ведь РІ РїСЂРёСЂРѕРґРµ РІСЃРµ разумно, РІСЃРµ выверено, испытано миллионолетиями, Рё даже аппендикс, как выяснилось, для чего-то РІСЃРµ-таки нужен. Рђ огромный, многократно превыС?ающий потребности запас энергии для чего дан человеку?
     РЇ задал этот РІРѕРїСЂРѕСЃ РІ 5-Рј или 6-Рј классе, РєРѕРіРґР° добрел РґРѕ элементарной физики, Рё СЂРµС?РёР», что РѕРЅР° объясняет РІСЃРµ. Р? РѕРЅР° действительно РІСЃРµ РјРЅРµ тогда объяснила, РєСЂРѕРјРµ человека. Рђ его объяснить РЅРµ смогла: именно здесь кончалась прямолинейная логика знания Рё начиналась пугающе многовариантная логика понимания. РЇ тогда, разумеется, этого РЅРµ представлял, однако энергетический баланс РЅРµ сходился, Рё СЏ СЃРїСЂРѕСЃРёР» отца, зачем-РґРµ человеку столько отпущено.
     — Для работы.
     — Понятно, — сказал СЏ, ничего РЅРµ РїРѕРЅСЏР», РЅРѕ РЅРµ стал расспраС?ивать.
     Это свойство — соглаС?аться СЃ собеседником РЅРµ тогда, РєРѕРіРґР° РІСЃРµ РїРѕРЅСЏР», Р° РєРѕРіРґР° ничего РЅРµ РїРѕРЅСЏР», — РІРёРґРёРјРѕ, заложено РІРѕ РјРЅРµ РѕС‚ РїСЂРёСЂРѕРґС‹. Житейски РѕРЅРѕ РјРЅРµ всегда РјРµС?ало, РёР±Рѕ СЏ РЅРµ вылезал РёР· троек, сочиняя СЃРІРѕРё теории, гипотезы, Р° зачастую Рё законы. РќРѕ РѕРґРЅР° благодатная сторона РІ этой странности РІСЃРµ же была: СЏ запоминал, РЅРµ понимая, Рё сам докапывался РґРѕ ответов. Сейчас уже РЅРµ столь важно, что чаще всего ответ был неверным: жизнь требует РѕС‚ человека РЅРµ ответов, Р° желания искать РёС….
     РЇ РїРёС?Сѓ РѕР± этом только ради РґРІСѓС… слов отца, определивС?РёС… для меня весь смысл существо-вания. Это стало главной заповедью, символом веры, альфой Рё омегой моего мировоззрения. Р? стал СЏ писателем, вероятно, совсем РЅРµ потому, что рожден был СЃ этаким блеском РІ очах, Р° потому лиС?СЊ, что свято веровал РІ необходимость СѓРїРѕСЂРЅРѕРіРѕ, ежедневного, исступленного труда.
     РџРѕСЏСЃРЅРёРІ однажды смысл жизни, отец РЅРёРєРѕРіРґР° более РЅРµ возвращался Рє этой теме. РћРЅ восторгался закатом или мелодией, тиС?РёРЅРѕР№ или РєРЅРёРіРѕР№, человеческим поступком или человеческим гением искренне Рё безгреС?РЅРѕ. Странно было видеть затянутого РІ кавалерийскую портупею, СѓРІРµС?анного оружием командира, СЃ СЋРЅРѕС?еским пылом декламировавС?его РІ центре Блонья:
     РўС‹ скажеС?СЊ: ветреная Геба,
     РљРѕСЂРјСЏ Зевесова орла,
     Громокипящий РєСѓР±РѕРє СЃ неба,
     Смеясь, РЅР° землю пролила.
     РЈ красного командира, контуженного немцами Рё раненного белоказаками, восторженно РіРѕСЂСЏС‚ глаза, Р° голос дрожит РѕС‚ сдерживаемых рыданий. РЎРјРµС?РЅРѕ? Вероятно, Рё СЃРјРµС?РЅРѕ, Рё нелепо РґРѕ крайности, РЅРѕ Сѓ слуС?ателя — круглоголового, круглоглазого Рё круглоухого — бегут РјСѓСЂР°С?РєРё РїРѕ коже. РџРѕРєР° — РѕС‚ чужого восторга перед всемогуществом человека, завтра— РѕС‚ собственного. Важно посеять этот восторг. Найти время, чистое сердце Рё добрые семена.
     Рђ РІРѕС‚ Рѕ необходимости труда, Рѕ его красоте, чудодейственной силе Рё магических свойствах РЅРµ говорилось РЅРёРєРѕРіРґР°. Рћ работе болтают бездельники: нормальные люди ее делают. Старатель-РЅРѕ, четко, аккуратно Рё СЃРєСЂРѕРјРЅРѕ. Ведь работать, РЅРµ крича Рѕ собственном трудовом рвении, столь же естественно, как есть РЅРµ чавкая.
     РџРѕСЂРѕР№ РјРЅРµ СЃ удивительной ясностью вспоминаются вечера моего раннего детства. РќР°С?Р° больС?ая даже РїРѕ тем временам семья — РґРІРѕРµ детей, мама, бабуС?РєР°, тетя, ее дочь Рё кто-то еще — жила РЅР° паек отца Рё РЅР° его более чем СЃРєСЂРѕРјРЅСѓСЋ командирскую зарплату РІ тесном РґРѕРјРёРєРµ РЅР° РџРѕРєСЂРѕРІСЃРєРѕР№ РіРѕСЂРµ, РіРґРµ РЅРё Сѓ РєРѕРіРѕ РЅРµ было своей комнаты Рё никто, РєСЂРѕРјРµ меня, РЅРµ спал РІ одиночестве. РџСЂРё РґРѕРјРёС?РєРµ был РѕРіРѕСЂРѕРґ, которым занимались РІСЃРµ, потому что речь С?ла Рѕ хлебе насущном, Рё СЏ знаю, как РіРѕСЂСЏС‚ ладони, обожженные свежевыполотой травой, СЃ того трепетного возраста, которому уступают места РІ метро даже мужчины.
     Так РІРѕС‚, Рѕ вечерах. Осенних или Р·РёРјРЅРёС…, СЃ бесконечными сумерками Рё желтым РєСЂСѓРіРѕРј керосиновой лампы. Отец сапожничает, столярничает или слесарничает, восстанавливая Рё латая; мать Рё тетка тоже латают, С?топают или переС?ивают; бабуС?РєР°, как правило, тихо поскрипывает ручной мельницей, размалывая льняной или конопляный жмых, который добавляют РІ кулеС?, оладьи или лепеС?РєРё, потому что хлеба РЅРµ хватает; сестры — Галя Рё Оля — попеременно читают вслух, Р° СЏ играю тут же, стараясь РЅРµ С?уметь. Это обычный вечерний отдых, Рё никто РёР· нас Рё РЅРµ подозревает, что можно развалиться РІ кресле, вытянув РЅРѕРіРё, Рё, ничем РЅРµ утруждая РЅРё единую клеточку собственного РјРѕР·РіР°, часами глядеть РІ полированный ящик РЅР° чужую жизнь, будто РІ замочную скважину. Для всех нас искусство — РЅРµ только РІ процессе производства, РЅРѕ Рё РІ процессе потребления — серьезный, исстари РѕСЃРѕР±Рѕ уважаемый труд, Рё РјС‹ еще РЅРµ представляем, что литературу можно воспринимать глазея, зевая, закусывая, выпивая, болтая СЃ соседкой. РњС‹ еще СЃ благоговением воспринимаем СЛОВО, для нас еще РЅРµ существует понятия «отдых» РІ смысле абсолютного безделья, Рё человек, который РЅРµ трудится, заведомо воспринимается СЃ отрицательным знаком, если РѕРЅ Р·РґРѕСЂРѕРІ Рё психически полноценен.
     Р’ «Толковом словаре» Даля нет существительного «отдых», есть лиС?СЊ глагол «отдыхать». Р? это понятно: для народа, тяжким трудом взыскующего хлеб СЃРІРѕР№, отдых был чем-то промежуто-чным, СЃСѓРіСѓР±Рѕ второстепенным Рё несущественным. Отдых для СЂСѓСЃСЃРєРѕРіРѕ человека — равно крестьянина или интеллигента — всегда выражался РІ смене деятельности РІ полном соответствии СЃ научным его пониманием.
     РљРѕРіРґР° же РѕРЅ превратился РІ самоцель? Р’ пустое времяпрепровождение, ничегонеделание, РІ полудрему РїРѕРґ солнцем? РњС‹ Рё РЅРµ заметили, как отдых стал занимать неправомерно РјРЅРѕРіРѕ места РІ РЅР°С?РёС… разговорах, планах Рё, главное, интересах. Р’ РЅР°С?ем сознании «труд» Рё «отдых» как Р±С‹ поменялись местами: РјС‹ работаем для того, чтобы отдыхать, Р° РЅРµ отдыхаем, чтобы работать. Р? СЏ РЅРµ удивлюсь, коль РІ РЅРѕРІРѕРј «Толковом словаре» «труд» перестанет быть существительным, Р° вместо него останется глагол «трудиться». «Трудиться» — заниматься каким-либо трудом СЃ целью заработать денег РЅР° «отдых» (СЃРј.)В».


1 ] [ 2 ] [ 3 ] [ 4 ] [ 5 ] [ 6 ] [ 7 ] [ 8 ]

/ Полные произведения / Васильев Б.Л. / Летят мои кони...


2003-2022 Litra.ru = Сочинения + Краткие содержания + Биографии
Created by Litra.RU Team / Контакты

 Яндекс цитирования
Дизайн сайта — aminis