Войти... Регистрация
Поиск Расширенный поиск



Есть что добавить?

Присылай нам свои работы, получай litr`ы и обменивай их на майки, тетради и ручки от Litra.ru!

/ Полные произведения / Беляев А.Р. / Человек-амфибия

Человек-амфибия [8/11]

  Скачать полное произведение

    Сальватор подумал.
     - Хорошо. Мы возьмем твоего брата.
     Бальтазар ожидал брата на молу. Лодка повернула к берегу. Бальтазар с берега, нахмурившись, смотрел на Сальватора, который отнял, изуродовал его сына. Однако индеец вежливо поклонился Сальватору и вплавь добрался до лодки.
     - Полный ход! - отдал Сальватор приказ. Сальватор стоял на капитанском мостике и зорко всматривался в гладь океана. НЕОБЫЧАЙНЫЙ ПЛЕННИК
     Зурита распилил кандалы, связывавшие руки Ихтиандра, дал ему новый костюм и разрешил захватить с собой спрятанные в песке перчатки и очки. Но как только юноша взошел на палубу "Медузы", по приказанию Зуриты его схватили индейцы и посадили в трюм. У Буэнос-Айреса Зурита сделал короткую остановку, чтобы запастись провиантом. Он повидался с Бальтазаром, похвалился своей удачей и поплыл дальше вдоль берега, по направлению к Рио-де-Жанейро. Он предполагал обогнуть восточный берег Южной Америки и начать поиски жемчуга в Карибском море.
     Гуттиэре он поместил в капитанской каюте. Зурита уверял ее, что Ихтиандра он отпустил на волю в заливе Рио-де-Ла-Плата. Но эта ложь скоро открылась. Вечером Гуттиэре услыхала крики и стоны, долетавшие из трюма. Она узнала голос Ихтиандра. Зурита в это время был на верхней палубе. Гуттиэре пыталась выйти из каюты, но дверь оказалась на запоре. Гуттиэре начала стучать кулаками, - никто не отзывался на ее крик.
     Зурита, услышав крики Ихтиандра, крепко выругался, спустился с капитанского мостика и сошел в трюм вместе с индейцем-матросом. В трюме было необычайно душно и темно.
     - Чего ты кричишь? - грубо спросил Зурита.
     - Я.., я задыхаюсь, - услышал он голос Ихтиандра. - Я не могу жить без воды. Здесь такая духота. Отпустите меня в море. Я не проживу ночи...
     Зурита захлопнул люк в трюм и вышел на палубу.
     "Как бы в самом деле он не задохнулся", - озабоченно подумал Зурита. Смерть Ихтиандра была ему совсем невыгодна.
     По приказу Зуриты в трюм принесли бочку, и матросы натаскали воды.
     - Вот тебе ванна, - сказал Зурита, обращаясь к Ихтиандру. - Плавай! А завтра утром я отпущу тебя в море.
     Ихтиандр поспешно погрузился в бочку. Стоявшие в дверях индейцы-матросы с недоумением смотрели на это купанье. Они еще не знали, что узник "Медузы" - "морской дьявол".
     - Отправляйтесь на палубу! - прикрикнул на них Зурита.
     В бочке нельзя было плавать, нельзя было даже выпрямиться во весь рост. Ихтиандру пришлось скорчиться, чтобы окунуться. В этой бочке когда-то хранились запасы солонины. Вода быстро пропиталась этим запахом, и Ихтиандр чувствовал себя немногим лучше, чем в духоте трюма.
     Над морем в это время дул свежий юго-восточный ветер, унося шхуну все дальше на север.
     Зурита долго стоял на капитанском мостике и только под утро явился в каюту. Он предполагал, что жена его давно спит. Но она сидела на стуле возле узенького столика, положив голову на руки. При его входе Гуттиэре поднялась, и при слабом свете догоравшей лампы, привешенной к потолку, Зурита увидел ее побледневшее, нахмуренное лицо.
     - Вы обманули меня, - глухо сказала она.
     Под гневным взглядом жены Зурита чувствовал себя не очень хорошо и, чтобы прикрыть невольное смущение, принял непринужденный вид, закрутил свои усы и шутливо ответил:
     - Ихтиандр предпочел остаться на "Медузе", чтобы быть ближе к вам.
     - Вы лжете! Вы мерзкий, гадкий человек. Я ненавижу вас! - Гуттиэре вдруг выхватила большой нож, висевший на стене, и замахнулась на Зуриту.
     - Ого!.. - проговорил Зурита. Он быстро схватил Гуттиэре за руку и сжал так сильно, что Гуттиэре выронила нож.
     Зурита ногой вышвырнул нож из каюты, отпустил руку жены и сказал:
     - Вот так-то лучше! Вы очень взволнованы. Выпейте стакан воды.
     И он ушел из каюты, щелкнув ключом, и поднялся на верхнюю палубу.
     Восток уже розовел, а легкие облака, освещенные скрытым за горизонтом солнцем, казались пламенными языками. Утренний ветер, соленый и свежий, надувал паруса. Над морем летали чайки, зорко высматривающие рыб, резвящихся на поверхности.
     Уже взошло солнце. Зурита все еще ходил по палубе, заложив руки за спину.
     - Ничего, справлюсь как-нибудь, - сказал он, думая о Гуттиэре. Обратившись к матросам, он громко отдал команду убрать паруса. "Медуза", покачиваясь на волнах, стояла на якоре.
     - Принесите мне цепь и приведите человека из трюма, - распорядился Зурита. Он хотел как можно скорее испытать Ихтиандра как ловца жемчуга.
     "Кстати, он освежится в море", - подумал он.
     Конвоируемый двумя индейцами, появился Ихтиандр. Он выглядел утомленным. Ихтиандр осмотрелся по сторонам. Он стоял возле бизань-мачты. Всего несколько шагов отделяло его от борта. Вдруг Ихтиандр рванулся вперед, добежал до борта и уже пригнулся для прыжка. Но в этот момент тяжелый кулак Зуриты опустился ему на голову. Юноша упал на палубу без сознания.
     - Не надо спешить, - нравоучительно сказал Зурита. Послышался лязг железа, матрос подал Зурите длинную тонкую цепь, заканчивающуюся железным обручем.
     Зурита опоясал этим обручем лежавшего без сознания юношу, замкнул пояс на замок и, обратившись к матросам, сказал:
     - Теперь лейте ему на голову воду.
     Вскоре юноша пришел в себя и с недоумением посмотрел на цепь, к которой был прикован.
     - Так ты не сбежишь от меня, - пояснил Зурита. - Я отпущу тебя в море. Ты будешь искать мне жемчужные раковины. Чем больше жемчуга ты найдешь, тем дольше ты будешь оставаться в море. Если же ты не станешь добывать мне жемчужные раковины, то я запру тебя в трюме, и ты будешь сидеть в бочке. Понял? Согласен?
     Ихтиандр кивнул головой.
     Он был готов добыть для Зуриты все сокровища мира, только бы скорее погрузиться в чистую морскую воду.
     Зурита, Ихтиандр на цепи и матросы подошли к борту шхуны. Каюта Гуттиэре находилась на другой стороне шхуны: Зурита не хотел, чтобы она видела Ихтиандра прикованным к цепи.
     Ихтиандра спустили на цепи в море. Если бы можно было порвать эту цепь! Но она была очень прочна. Ихтиандр покорился своей участи. Он начал собирать жемчужные раковины и складывать их в висевший у него на боку большой мешок. Железный обруч давил бока и затруднял дыхание. И все же Ихтиандр чувствовал себя почти счастливым после душного трюма и вонючей бочки.
     Матросы с борта корабля с изумлением смотрели на невиданное зрелище. Проходила минута за минутой, а человек, опущенный на дно моря, и не думал подниматься. Первое время на поверхность всплывали пузырьки воздуха, но скоро они прекратились.
     - Пусть меня съест акула, если в его груди осталась хоть частица воздуха. Видно, он чувствует себя, как рыба в воде, - с удивлением говорил старый ловец, вглядываясь в воду.
     На морском дне ясно виден был юноша, ползавший на коленях.
     - Может быть, это сам морской дьявол? - тихо проговорил матрос.
     - Кто бы он ни был, капитан Зурита сделал хорошее приобретение, - отозвался штурман. - Один такой ловец может заменить десяток.
     Солнце стояло близко к полудню, когда Ихтиандр дернул цепь, чтобы его подняли. Его сумка была полна раковинами. Нужно было опорожнить ее, чтобы продолжать лов.
     Матросы быстро подняли на палубу необыкновенного ловца. Все хотели скорее узнать, каким был улов.
     Обыкновенно жемчужные раковины оставляют на несколько дней, чтобы моллюски перегнили, - тогда легче вынимать жемчужины, - но теперь нетерпение матросов и самого Зуриты было велико. И все сразу принялись вскрывать раковины ножами.
     Когда матросы окончили работу, все сразу шумно заговорили. На палубе царило необычайное возбуждение. Может быть, Ихтиандру посчастливилось найти хорошее место. Но то, что он добыл за один улов, превзошло все ожидания. Среди этих жемчужин десятка два было очень тяжеловесных, прекрасной формы и самых нежных цветов. Первый улов уже принес Зурите целое состояние. За одну крупную жемчужину можно было купить новую прекрасную шхуну. Зурита был на пути к богатству. Мечты его сбылись.
     Зурита видел, как жадно смотрят матросы на жемчуг. Это ему не понравилось. Он поспешил пересыпать жемчужины в свою соломенную шляпу и сказал:
     - Пора завтракать. А ты, Ихтиандр, хороший ловец. У меня есть одна свободная каюта. Я помещу тебя туда. Там тебе не будет душно. И я закажу для тебя большой цинковый бак. Может быть, он тебе и не понадобится, так как ты каждый день будешь плавать в море. Правда, на цепочке, но что же делать? Иначе ты нырнешь к своим крабам и не вернешься.
     Ихтиандру не хотелось разговаривать с Зуритой. Но если он оказался пленником этого алчного человека, то надо подумать о сносном жилье.
     - Бак лучше вонючей бочки, - сказал он Зурите, - но, чтобы я не задыхался, вам придется часто менять в нем воду.
     - Как часто? - спросил Зурита.
     - Через полчаса, - ответил Ихтиандр. - Еще лучше иметь все время проточную воду.
     - Э, да ты, я вижу, уже загордился. Тебя похвалили, и ты уже начинаешь требовать, капризничать.
     - Это не капризы, - обиделся юноша. - У меня.., поймите же, если вы положите большую рыбу в ведро, она скоро уснет. Рыба дышит кислородом, находящимся в воде, а я.., ведь очень большая рыба, - с улыбкой прибавил Ихтиандр.
     - Насчет кислорода я не знаю, а что рыбы дохнут, если не менять воду, это я хорошо знаю. Пожалуй, ты прав. Но ведь если приставить людей, которые все время будут накачивать помпами воду в твой бак, то это будет слишком дорого, дороже твоего жемчуга. Этак ты разоришь меня!
     Ихтиандр не знал цены жемчуга, не знал и того, что Зурита платит ловцам и матросам гроши. Юноша поверил словам Зурита и воскликнул:
     - Если вам невыгодно держать меня, то отпустите в море! - И Ихтиандр посмотрел на океан.
     - Какой ты!.. - громко рассмеялся Зурита.
     - Пожалуйста! Я буду добровольно приносить жемчужины. Я давно собрал такую кучу. - И Ихтиандр показал рукой от палубы до колен. - -Ровные, гладкие, зерно к зерну, и каждая величиною с боб... Я все отдам вам, только отпустите меня.
     У Зуриты захватило дыхание.
     - Болтаешь! - возразил Зурита, стараясь говорить спокойно.
     - Я еще никогда никому не лгал, - рассердился Ихтиандр.
     - Где же находится твой клад? - спросил Зурита, уже не скрывая своего волнения.
     - В подводной пещере. Никто, кроме Лидинга, не знает, где она.
     - Лидинг? Кто это?
     - Мой дельфин.
     - Ах так! "В самом деле, наваждение какое-то, - подумал Зурита. - Если это правда, - а надо думать, что он не лжет, - так ведь это же превосходит все, о чем я только могу помышлять. Я буду несметно богат. Ротшильды и Рокфеллеры будут бедняками по сравнению со мной. А юноше, кажется, можно поверить. Уж не отпустить ли его, в самом деле, под честное слово?"
     Но Зурита был деловой человек. Он не привык кому-нибудь верить на слово. Он стал обдумывать, как лучше овладеть этим кладом Ихтиандра. "Если только Ихтиандра попросит Гуттиэре, то он не откажется и принесет клад".
     - Возможно, что я выпущу тебя, - сказал Зурита, - но на некоторое время тебе придется остаться у меня. Да. У меня на это есть причины. Я думаю, ты сам не пожалеешь, что задержишься. А пока ты мой, хоть и невольный, гость, я хочу сделать так, чтобы тебе было удобно. Может быть, вместо бака, который будет слишком дорогим, тебя лучше поместить в большой железной клетке. Клетка предохранит тебя от акул, и в этой клетке тебя будут спускать за борт в воду.
     - Да, но мне необходимо бывать и на воздухе.
     - Ну что ж, мы иногда будем поднимать тебя. Это обойдется дешевле, чем накачивать воду в бак. Словом, все устроим, ты будешь доволен.
     Зурита был в прекрасном настроении. Неслыханное дело: он распорядился выдать матросам к завтраку по стакану водки.
     Ихтиандра снова отвели в трюм, - бак еще не был готов. Зурита не без волнения открыл дверь капитанской каюты и, стоя в дверях, показал Гуттиэре шляпу, наполненную жемчугом.
     - Я помню свои обещания, - начал он, улыбаясь, - жена любит жемчуг, любит подарки. Чтобы добыть много жемчуга, надо иметь хорошего ловца. Вот почему я пленил Ихтиандра. Посмотри - это улов одного утра.
     Гуттиэре мельком взглянула на жемчужины. С большим трудом подавила она невольный возглас удивления. Однако Зурита заметил это и самодовольно рассмеялся.
     - Ты будешь самой богатой женщиной Аргентины, а может быть, и всей Америки. У тебя будет все. Я построю тебе дворец, которому позавидуют короли. А сейчас в залог будущего прими от меня половину этого жемчуга.
     - Нет! Мне не надо ни одной из этих жемчужин, добытых преступлением, - резко ответила Гуттиэре. - И пожалуйста, оставьте меня в покое.
     Зурита был смущен и раздосадован: такого приема он не ожидал.
     - Еще только два слова. Не хотите ли вы, - для важности он перешел на "вы", - чтобы я отпустил Ихтиандра?
     Гуттиэре недоверчиво посмотрела на Зуриту, как бы стараясь угадать, какую новую хитрость он замышляет.
     - Что же дальше? - холодно спросила она.
     - Судьба Ихтиандра в ваших руках. Достаточно вам приказать Ихтиандру, чтобы он принес на "Медузу" жемчуг, который он хранит где-то под водой, и я отпущу морского дьявола на все четыре стороны.
     - Запомните хорошенько, что я скажу. Я не верю ни одному вашему слову. Вы получите жемчуг и снова посадите Ихтиандра на цепь. Это так же верно; как то, что я жена самого лживого и вероломного человека. Запомните хорошенько и не пытайтесь никогда впутывать меня в ваши темные дела. И еще раз - пожалуйста, оставьте меня в покое.
     Больше говорить было не о чем, и Зурита вышел. У себя в каюте он пересыпал жемчуг в мешочек, бережно положил в сундук, запер его и вышел на палубу. Размолвка с женой мало огорчала его. Он видел себя богатым, окруженным почетом.
     Он взошел на капитанский мостик, закурил сигару. Мысли о будущем богатстве приятно волновали его. Всегда зоркий, он на этот раз не заметил, как матросы, собравшись группами, тихо о чем-то переговариваются. ПОКИНУТАЯ "МЕДУЗА"
     Зурита стоял у борта, против фок-мачты. По знаку штурмана несколько матросов сразу набросились на Педро. Они не были вооружены, зато их было много. Но одолеть Зуриту оказалось не так-то легко. Сзади в спину Зуриты вцепились два матроса. Зурита вырвался из толпы и, отбежав несколько шагов, изо всей силы опрокинулся назад, на край борта.
     Со стоном выпустили матросы свою жертву и упали на палубу. Зурита выпрямился и начал отражать кулаками нападение новых врагов. Он никогда не расставался с револьвером, однако атака была так неожиданна, что Зурита не успел вытащить револьвер из кобуры. Он медленно отступил к фок-мачте и вдруг с ловкостью обезьяны стал подниматься по вантам.
     Матрос ухватил его за ногу, но Зурита свободной ногой ударил его по голове, и оглушенный матрос упал на палубу. Зурита успел подняться до марса и там уселся, отчаянно бранясь. Здесь он мог почувствовать себя в относительной безопасности. Он вынул револьвер и крикнул:
     - Первому, кто осмелится подняться ко мне, я размозжу голову! Матросы шумели внизу, обсуждая, как поступить дальше.
     - В капитанской каюте есть ружья! - кричал штурман, стараясь перекричать других. - Идем, взломаем дверь!
     Несколько матросов направились к люку.
     "Пропал, - думал Зурита, - подстрелят!"
     Он взглянул на море, точно ища неожиданной помощи. И, не веря самому себе, Зурита увидел, что к "Медузе", разрезая гладь океана, с необычайной быстротой приближалась подводная лодка.
     "Только бы она не погрузилась в воду! - думал Зурита. - На мостике стоят люди. Неужели они не заметят меня и пройдут мимо?"
     - На помощь! Скорей! Убивают! - закричал Зурита изо всей силы.
     На подводной лодке, очевидно, заметили его. Не убавляя хода, лодка продолжала идти прямо на "Медузу".
     Из люка шхуны уже показались вооруженные матросы. Они высыпали на палубу и теперь нерешительно остановились. К "Медузе" приближалась вооруженная подводная лодка - вероятно, военная. Нельзя же было убивать Зуриту на глазах этих непрошеных свидетелей.
     Зурита торжествовал. Но торжество его было недолгим. Бальтазар и Кристо стояли на мостике подводной лодки, а рядом - высокий человек с хищным носом и глазами орла.
     С палубы лодки он громко крикнул:
     - Педро Зурита! Вы должны немедленно выдать похищенного вами Ихтиандра! Даю вам пять минут, или я пущу вашу шхуну ко дну.
     "Предатели! - подумал Зурита, с ненавистью глядя на Кристо и Бальтазара. - Но лучше потерять Ихтиандра, чем собственную голову".
     - Я сейчас приведу его, - сказал Зурита, слезая по вантам. Матросы уже поняли, что надо спасаться. Они быстро спускали шлюпки, бросались в воду и плыли к берегу. Каждый из них заботился только о себе.
     Зурита сбежал по трапу к себе в каюту, поспешно вынул мешочек с жемчугом, сунул его к себе за рубаху, захватил ремни и платок. В следующую минуту он открыл дверь каюты, где находилась Гуттиэре, поднял ее на руки и вынес на палубу.
     - Ихтиандр не совсем здоров. Вы найдете его в каюте, - сказал Зурита, не выпуская Гуттиэре. Подбежав к борту, он посадил ее в шлюпку, спустил шлюпку на воду и прыгнул в нее сам.
     Теперь подводная лодка не могла преследовать шлюпку: было слишком мелко. Но Гуттиэре уже увидела Бальтазара на палубе подводной лодки.
     - Отец, спаси Ихтиандра! Он находится... - Но она не договорила, Зурита заткнул ей рот платком и торопился связать ремнем руки.
     - Отпустите женщину! - крикнул Сальватор, видя эту расправу.
     - Эта женщина - моя жена, и никто не вправе вмешиваться в мои дела! - крикнул в ответ Зурита, усиленно работая веслами.
     - Никто не вправе так обращаться с женщиной! - раздраженно крикнул Сальватор. - Остановитесь, или я буду стрелять! Но Зурита продолжал грести.
     Сальватор выстрелил из револьвера. Пуля ударилась в борт шлюпки. Зурита поднял Гуттиэре и, защищаясь ею, крикнул:
     - Продолжайте!
     Гуттиэре билась в его руках.
     - Исключительный негодяй! - промолвил Сальватор, опустив револьвер.
     Бальтазар бросился с мостика подводной лодки и пытался вплавь догнать шлюпку. Но Зурита был уже у берега. Он приналег на весла, и скоро волна выбросила шлюпку на песчаный берег. Педро схватил Гуттиэре и исчез за прибрежными камнями.
     Видя, что Зуриту не догнать, Бальтазар поплыл к шхуне и взобрался по якорной цепи на палубу. Он спустился по трапу и начал всюду искать Ихтиандра.
     Бальтазар обошел все судно, вплоть до трюма. На шхуне никого не осталось.
     - Ихтиандра нет на шхуне! - крикнул Бальтазар Сальватору.
     - Но он жив и должен быть где-то здесь! Гуттиэре сказала: "Ихтиандр находится..." Если бы этот разбойник не заткнул ей рот, мы бы знали, где его искать, - сказал Кристо.
     Оглядывая поверхность моря, Кристо заметил, что из воды торчат верхушки мачт.
     Вероятно, здесь недавно затонул корабль. Не находится ли Ихтиандр на этом погибшем корабле?
     - Быть может, Зурита отправил Ихтиандра искать сокровища затонувшего корабля? - сказал Кристо.
     Бальтазар поднял цепь, лежавшую на палубе, с обручем на конце.
     - Зурита, видимо, спускал Ихтиандра на этой цепи. Без цепи Ихтиандр уплыл бы. Нет, он не может находиться на потонувшем корабле.
     - Да, - задумчиво сказал Сальватор. - Мы победили Зуриту, но Ихтиандра мы не нашли. ЗАТОНУВШИЙ КОРАБЛЬ
     Преследователи Зуриты не знали о событиях, происшедших на "Медузе" в это утро.
     Всю ночь сговаривались матросы, а к утру они приняли решение: при первом удобном случае напасть на Зуриту, убить его и овладеть Ихтиандром и шхуной.
     Рано утром Зурита стоял на капитанском мостике. Ветер утих, и "Медуза" медленно подвигалась вперед, делая не более трех узлов в час.
     Зурита всматривался в какую-то точку на океане. В бинокль он разглядел радиомачты затонувшего корабля.
     Вскоре Зурита заметил плававший на поверхности спасательный круг.
     Зурита распорядился спустить шлюпку и выловить круг.
     Когда круг подняли, Зурита прочитал на нем: "Мафальду".
     ""Мафальду" утонул?" - удивился Зурита. Он знал этот большой американский почтово-пассажирский пароход. На таком пароходе должно быть немало ценностей. "Что, если бы Ихтиандр добыл с затонувшего парохода эти ценности? Но хватит ли длины цепи? Вряд ли... Если же спустить Ихтиандра без цепи, он не вернется..."
     Зурита задумался. Жадность и боязнь потерять Ихтиандра боролись в нем.
     "Медуза" медленно приближалась к торчавшим из воды мачтам.
     Матросы столпились у борта. Ветер утих совершенно. "Медуза" остановилась.
     - Я одно время служил на "Мафальду", - сказал один из матросов. - Большой, хороший пароход. Целый город. А пассажиры - богатые американцы.
     ""Мафальду" затонул, очевидно не успев сообщить по радио о своей гибели, - размышлял Зурита. - Быть может, радиостанция оказалась поврежденной. Иначе из всех окрестных портов налетели бы быстроходные катера, глиссеры, яхты, а на них представители власти, корреспонденты, фотографы, кинооператоры, журналисты, подводники. Медлить нельзя. Придется рискнуть отпустить Ихтиандра без цепи. Другого выхода нет. Но как заставить его вернуться назад? И если рисковать, то не лучше ли послать Ихтиандра за выкупом - жемчужным кладом. Но так ли уж ценен этот жемчужный клад? Не преувеличивает ли Ихтиандр?"
     Конечно, следует добыть и клад и сокровища, погребенные на "Мафальду". Жемчужный клад не уйдет, его никто не найдет без Ихтиандра, только бы сам Ихтиандр оставался в руках Зуриты. А через несколько дней, а может быть - и через несколько часов, сокровища "Мафальду" станут уже недоступными.
     "Итак, сначала "Мафальду"", - решился Зурита. Он приказал бросить якорь. Затем спустился в каюту, написал какую-то записку и с этим листком бумаги пришел в каюту Ихтиандра.
     - Ты умеешь читать, Ихтиандр? Гуттиэре прислала тебе записку. Ихтиандр быстро взял записку и прочитал:
     "Ихтиандр! Выполни мою просьбу. Рядом с "Медузой" находится потонувший пароход. Опустись в море и принеси с этого корабля все, что найдешь ценного. Зурита отпустит тебя без цепи, но ты должен вернуться на "Медузу". Сделай это для меня, Ихтиандр, и ты скоро получишь свободу. Гуттиэре".
     Ихтиандр никогда не получал писем от Гуттиэре и не знал ее почерка. Он очень обрадовался, получив это письмо, но тотчас задумался. Что, если это хитрость Зуриты?
     - Почему Гуттиэре не попросила сама? - спросил Ихтиандр, указывая на записку.
     - Она не совсем здорова, - ответил Зурита, - но ты увидишь ее, как только вернешься.
     - Зачем эти ценности Гуттиэре? - все еще недоверчиво спросил Ихтиандр.
     - Если бы ты был настоящим человеком, ты не задавал бы таких вопросов. Какая женщина не хочет красиво одеваться, носить дорогие украшения? А для этого нужны деньги. Много денег лежит в затонувшем пароходе. Они теперь ничьи, - почему бы тебе не добыть их для Гуттиэре? Главное - надо разыскать золотые монеты. Там должны быть почтовые кожаные мешки. Кроме того, золотые вещи, кольца могли быть у пассажиров...
     - Не думаете ли вы, что я еще стану обыскивать трупы? - с негодованием спросил Ихтиандр. - И вообще я не верю вам. Гуттиэре не жадная, она не могла послать меня на такое дело...
     - Проклятие! - воскликнул Зурита. Он видел, что его затея сорвется, если он сейчас же не сможет убедить Ихтиандра.
     Тогда Зурита овладел собой, добродушно рассмеялся и сказал:
     - Я вижу, тебя не обмануть. Приходится быть с тобой откровенным. Ну, так слушай. Не Гуттиэре хочет иметь золото с "Мафальду", а я. Этому ты поверишь?
     Ихтиандр невольно улыбнулся.
     - Вполне!
     - Ну и отлично! Вот ты уже начинаешь мне верить - значит, мы сговоримся. Да, золото нужно мне. И если его на "Мафальду" окажется столько, сколько стоит твой жемчужный клад, то я немедленно отпущу тебя в океан, как только ты принесешь мне золото. Но вот беда: ты не совсем доверяешь мне, а я тебе. Я опасаюсь: если тебя отпустить в воду без цепи, ты нырнешь и...
     - Если я дам слово вернуться, сдержу его.
     - Я еще не имел случая убедиться в этом. Ты не любишь меня, и я не удивлюсь, если не сдержишь своего слова. Но ты любишь Гуттиэре, и ты исполнишь то, о чем она попросит тебя. Верно? Вот я и договорился с нею. Она, конечно, хочет, чтобы я отпустил тебя. Поэтому она написала письмо и дала мне его, желая облегчить тебе путь к свободе. Теперь все тебе понятно?
     Все, что говорил Зурита, казалось Ихтиандру убедительным и правдоподобным. Но Ихтиандр не заметил, что Зурита обещал отпустить его на волю только тогда, когда увидит, что на "Мафальду" окажется столько золота, сколько стоит его жемчужный клад...
     "Ведь чтобы сравнить их, - рассуждал Зурита сам с собой, - Ихтиандр должен будет - я потребую от него этого - принести свой жемчуг. А тогда в моих руках окажутся золото "Мафальду", жемчужный клад и Ихтиандр".
     Но Ихтиандр не мог знать, что думал Зурита. Откровенность Зуриты убедила его, и Ихтиандр, подумав, согласился.
     Зурита вздохнул с облегчением.
     "Он не обманет", - подумал он.
     - Идем скорее.
     Ихтиандр быстро поднялся на палубу и бросился в море.
     Матросы увидели Ихтиандра прыгающим в море без цепи. Они сразу поняли, что Ихтиандр отправился за потонувшими сокровищами "Мафальду". Неужели Зурита один завладеет всеми богатствами? Медлить было нельзя, и они бросились на Зуриту.
     В то время как команда преследовала Зуриту, Ихтиандр принялся исследовать затонувший корабль.
     Через огромный люк верхней палубы юноша проплыл вниз, над трапом, который напоминал лестницу большого дома, и попал, в обширный коридор.
     Здесь было почти темно. Только слабый свет проникал сквозь раскрытые двери.
     Ихтиандр вплыл в одну из этих раскрытых дверей и очутился в салоне. Большие круглые иллюминаторы тускло освещали огромный зал, который мог вместить не одну сотню людей. Ихтиандр уселся на роскошную люстру и посмотрел вокруг. Это было странное зрелище. Деревянные стулья и небольшие столики всплыли вверх и покачивались у потолка. На небольшой эстраде стоял рояль с открытой крышкой. Мягкие ковры устилали пол. Лакированная обшивка стен из красного дерева кое-где покоробилась. У одной стены стояли пальмы.
     Ихтиандр оттолкнулся от люстры и поплыл к пальмам. Вдруг он в изумлении остановился. Навстречу ему плыл какой-то человек, повторяя его движения. "Зеркало", - догадался Ихтиандр. Это огромное зеркало занимало всю стену, тускло отражая в воде внутреннее убранство салона.
     Здесь нечего было искать сокровищ. Ихтиандр выплыл в коридор, спустился одной палубой ниже и вплыл в такое же роскошное и огромное, как салон, помещение, - очевидно, ресторан. На буфетных полках и стойках и возле стоек на полу валялись бутылки с вином, банки с консервами, коробки. Давлением воды многие пробки были вогнаны внутрь бутылок, а жестяные коробки помяты. На столе оставалась сервировка, но часть посуды, серебряных вилок и ножей валялась на полу.
     Ихтиандр стал пробираться в каюты.
     Он побывал уже в нескольких каютах, обставленных по последнему слову американского комфорта, но не видел ни одного трупа. Только в одной из кают третьей палубы он увидел распухший труп, колыхавшийся у потолка.
     "Вероятно, многие спаслись на шлюпках", - подумал Ихтиандр.
     Но, опустившись еще ниже, на палубу, где помещались пассажиры третьего класса, юноша увидел ужасную картину: в этих каютах остались мужчины, женщины и дети. Тут были трупы белых, китайцев, негров и индейцев.
     Команда парохода прежде всего стремилась спасти богатых пассажиров первого класса, бросив остальных на произвол судьбы. В некоторые каюты Ихтиандр не мог проникнуть: двери были плотно забиты трупами.
     В панике люди давили друг друга, теснились у выхода, мешая друг другу и отрезая себе последний путь к спасению.
     В длинном коридоре медленно колыхались люди.
     Вода проникла в открытые иллюминаторы и раскачивала распухшие трупы. Ихтиандру стало страшно, и он поспешил уплыть из этого подводного кладбища.
     "Неужели Гуттиэре не знала, куда посылает меня?" - размышлял Ихтиандр. Неужели она могла заставить его, Ихтиандра, выворачивать карманы утопленников и вскрывать чемоданы? Нет, этого она не могла сделать! Очевидно, он опять попал в ловушку Зуриты. "Я выплыву на поверхность, - решил Ихтиандр, - и потребую, чтобы Гуттиэре вышла на палубу и сама подтвердила просьбу".
     Как рыба, скользил юноша по бесконечным переходам от палубы к палубе и быстро поднялся на поверхность. Он быстро приближался к "Медузе".
     - Зурита! - позвал он. - Гуттиэре!
     Но ему никто не отвечал. Безмолвная "Медуза" покачивалась на волнах.
     "Куда они все делись? - подумал юноша. - Что еще замышляет Зурита?" Ихтиандр осторожно подплыл к шхуне и взобрался на палубу.
     - Гуттиэре! - крикнул он еще раз.
     - Мы здесь! - услышал юноша голос Зуриты, еле доносившийся с берега.
     Ихтиандр оглянулся и увидел Зуриту, осторожно выглядывавшего из кустов на берегу.
     - Гуттиэре заболела! Плыви сюда, Ихтиандр! - кричал Зурита. Гуттиэре больна! Он сейчас увидит ее. Ихтиандр прыгнул в воду и быстро поплыл к берегу.
     Юноша уже вышел из воды, когда услышал заглушенный голос Гуттиэре:
     - Зурита лжет! Спасайся, Ихтиандр!
     Юноша быстро повернул и поплыл под водой. Когда он уплыл далеко от берега, он поднялся на поверхность и оглянулся. Он увидел: на берегу мелькнуло что-то белое.
     Быть может, Гуттиэре приветствовала его спасение. Увидится ли он когда-нибудь с нею?..
     Ихтиандр быстро поплыл в открытое море. Вдали виднелось небольшое судно. Окруженное пеной, судно направлялось на юг, взрывая воду острым носом.


1 ] [ 2 ] [ 3 ] [ 4 ] [ 5 ] [ 6 ] [ 7 ] [ 8 ] [ 9 ] [ 10 ] [ 11 ]

/ Полные произведения / Беляев А.Р. / Человек-амфибия


Смотрите также по произведению "Человек-амфибия":


2003-2020 Litra.ru = Сочинения + Краткие содержания + Биографии
Created by Litra.RU Team / Контакты

 Яндекс цитирования
Дизайн сайта — aminis