Войти... Регистрация
Поиск Расширенный поиск



Есть что добавить?

Присылай нам свои работы, получай litr`ы и обменивай их на майки, тетради и ручки от Litra.ru!

/ Полные произведения / Беляев А.Р. / Человек-амфибия

Человек-амфибия [3/11]

  Скачать полное произведение

    И Кристо снова захотелось бежать отсюда.
     Но вот Джим вывел Кристо на широкую площадку, усыпанную песком. Посреди площадки, окруженная пальмами, стояла вилла из белого мрамора, выстроенная в мавританском стиле. Сквозь пальмовые стволы виднелись арки и колонны. -Медные фонтаны в виде дельфинов выбрасывали каскады воды в прозрачные водоемы с резвящимися в них золотыми рыбками. Самый большой фонтан перед главным входом изображал юношу, сидящего на дельфине подобно мифическому Тритону <Тритон - по греческой мифологии, бог морской волны Трубя в морскую раковину, он вызывал или прекращал волнение моря Часто изображался сидящим на дельфине.>, с витым рогом у рта.
     За виллой находилось несколько жилых построек и служб, а дальше шли густые заросли колючих кактусов, доходившие до белой стены.
     "Опять стена!" - подумал Кристо.
     Джим ввел индейца в небольшую прохладную комнату. Жестами он объяснил, что эта комната предоставляется ему, и удалился, оставив Кристо одного. ТРЕТЬЯ СТЕНА
     Понемногу Кристо привык к тому необычайному миру, который окружал его. Все звери, птицы и гады, наполнявшие сад, были хорошо приручены. С некоторыми из них у Кристо завязалась даже дружба. Собаки со шкурой ягуара, так напугавшие его в первый день, ходили за ним по пятам, лизали руки, ласкались. Ламы брали хлеб из рук. Попугаи слетали на его плечо.
     За садом и зверями ухаживали двенадцать негров, таких же молчаливых или немых, как Джим. Кристо никогда не слышал, чтобы они разговаривали даже друг с другом. Каждый молча делал свою работу. Джим был чем-то вроде управляющего. Он наблюдал за неграми и распределял их обязанности. А Кристо, к его собственному удивлению, был назначен помощником Джима. Работы у Кристо было не так уж много, кормили его хорошо. Он не мог жаловаться на свою жизнь. Одно его беспокоило - это зловещее молчание негров. Он был уверен, что Сальватор отрезал всем им языки. И когда Сальватор изредка вызывал Кристо к себе, индеец всякий раз думал: "Язык резать". Но вскоре Кристо стал меньше бояться за свой язык.
     Однажды Кристо увидел Джима, спящего в тени оливковых деревьев. Негр лежал на спине, раскрыв рот. Кристо воспользовался этим, осторожно заглянул внутрь рта спящего и убедился, что язык старого негра находится на месте. Тогда индеец немного успокоился.
     Сальватор строго распределил свой день. От семи до девяти утра доктор принимал больных индейцев, с девяти до одиннадцати оперировал, а затем уходил к себе в виллу и занимался там в лаборатории. Он оперировал животных, а потом долго изучал их. Когда же кончались его наблюдения, Сальватор отправлял этих животных в сад. Кристо, убирая иногда в доме, проникал в лабораторию. Все, что он видел там, поражало его. Там в стеклянных банках, наполненных какими-то растворами, пульсировали разные органы. Отрезанные руки и ноги продолжали жить. И когда эти живые, отделенные от тела части начинали болеть, то Сальватор лечил их, восстанавливая угасавшую жизнь.
     На Кристо все это нагоняло ужас. Он предпочитал находиться среди живых уродов в саду.
     Несмотря на то доверие, которое Сальватор оказывал индейцу, Кристо не смел проникнуть за третью стену. А это его очень интересовало. Как-то в полдень, когда все отдыхали, Кристо подбежал к высокой стене. Из-за стены он услышал детские голоса - он различал индейские слова. Но иногда к детским голосам присоединялись чьи-то "еще более тонкие, визжащие голоса, как будто спорившие с детьми и говорившие на каком-то непонятном наречии.
     Однажды, встретив Кристо в саду, Сальватор подошел к нему и, по обычаю глядя прямо в глаза, сказал:
     - Ты уже месяц работаешь у меня, Кристо, и я доволен тобой. В нижнем саду заболел один из моих слуг. Ты заменишь его. Ты увидишь там много нового. Но помни наш уговор: крепко держи язык за зубами, если не хочешь потерять его.
     - Я уже почти разучился говорить среди ваших немых слуг, - ответил Кристо.
     - Тем лучше. Молчание - золото. Если ты будешь молчать, ты получишь много золотых пезо. Я надеюсь через две недели поставить на ноги моего больного слугу. Кстати, ты хорошо знаешь Анды?
     - Я родился в горах.
     - Прекрасно. Мне нужно будет пополнить мой зверинец новыми животными и птицами. Я возьму тебя с собой. А теперь иди. Джим проводит тебя в нижний сад.
     Ко многому уже привык Кристо. Но то, что он увидел в нижнем саду, превосходило его ожидания.
     На большом, освещенном солнцем лугу резвились голые дети и обезьяны. Это были дети разных индейских племен. Среди них были и совсем маленькие - не более трех лет, старшим было лет двенадцать. Эти дети были пациентами Сальватора. Многие из них перенесли серьезные операции и были обязаны Сальватору своей жизнью. Выздоравливающие дети играли, бегали в саду, а потом, когда силы их возвращались, родители брали их домой.
     Кроме детей, здесь жили обезьяны. Бесхвостые обезьяны. Обезьяны без клочка шерсти на теле.
     Самое удивительное - все обезьяны, одни лучше, другие хуже, умели говорить. Они спорили с детьми, бранились, визжали тонкими голосами. Но все же обезьяны мирно уживались с детьми и ссорились с ними не больше, чем дети между собой.
     Кристо подчас не мог решить, настоящие ли это обезьяны или люди.
     Когда Кристо ознакомился с садом, он заметил, что этот сад меньше, чем верхний, и еще круче спускается к заливу, упираясь в отвесную, как стена, скалу.
     Море находилось, вероятно, недалеко за этой стеной. Из-за стены долетал гул морского прибоя.
     Обследовав через несколько дней эту скалу, Кристо убедился, что она искусственная. В густых зарослях глициний Кристо обнаружил серую железную дверь, выкрашенную под цвет скал, совершенно сливавшуюся с ними.
     Кристо прислушался. Ни один звук, кроме прибоя, не долетал из-за скалы. Куда вела эта узкая дверь? На берег моря?
     Вдруг послышался возбужденный детский крик. Дети смотрели на небо. Кристо поднял голову и увидел небольшой красный детский шар, медленно летевший через сад. Ветер относил шар в сторону моря.
     Обычный детский шар, пролетавший над садом, очень взволновал Кристо. Он стал беспокоиться. И как только выздоровевший слуга вернулся, Кристо отправился к Сальватору и сказал ему:
     - Доктор! Скоро мы едем в Анды, быть может, надолго. Разрешите мне повидаться с дочерью и внучкой.
     Сальватор не любил, когда его слуги уходили со двора, и предпочитал иметь одиноких. Кристо молчаливо ждал, глядя в глаза Сальватора.
     Сальватор, холодно посмотрев на Кристо, напомнил ему:
     - Помни наш уговор. Береги язык! Возвращайся не позже как через три дня. Подожди!
     Сальватор удалился в другую комнату и вынес оттуда замшевый мешочек, в котором позванивали золотые пезо.
     - Вот твоей внучке. И тебе за молчание.
    НАПАДЕНИЕ
     - Если он не придет и сегодня, я откажусь от твоей помощи, Бальтазар, и приглашу более ловких и надежных людей, - говорил Зурита, нетерпеливо подергивая пушистые усы.
     Теперь Зурита был одет в белый городской костюм и шляпу-панаму. Он встретился с Бальтазаром в окрестностях Буэнос-Айреса, там, где кончаются обработанные поля и начинаются пампасы.
     Бальтазар в белой блузе и синих полосатых штанах сидел у дороги и молчал, смущенно пощипывая выжженную солнцем траву.
     Он сам начинал раскаиваться, что послал своего брата Кристо шпионом к Сальватору.
     Кристо был на десять лет старше Бальтазара. Несмотря на свои годы, Кристо оставался сильным и ловким человеком. Он был хитер, как кошка пампасов. И все же он был ненадежным человеком. Он пробовал заниматься сельским хозяйством - это показалось ему скучным. Потом держал кабачок в порту, но, пристрастившись к вину, скоро разорился.
     Последние годы Кристо занимался самыми темными делами, пуская в ход свою необычайную хитрость, а подчас и вероломство. Такой человек был подходящим шпионом, но верить ему нельзя было. Если ему было выгодно, он мог предать даже родного брата. Бальтазар знал это и потому беспокоился не меньше Зуриты.
     - Ты уверен, что Кристо видел пущенный тобою воздушный шар?
     Бальтазар неопределенно пожал плечами. Ему хотелось скорее бросить эту затею, пойти домой, промочить горло холодной водой с вином и лечь пораньше спать.
     Последние лучи заходящего солнца осветили клубы пыли, поднявшиеся из-за бугра. В то же время послышался резкий протяжный свист.
     Бальтазар встрепенулся:
     - Это он!
     - Наконец-то!
     Кристо бодрой походкой приближался к ним. Он уже не был похож на изможденного старого индейца. Еще раз лихо свистнув, Кристо подошел и поздоровался с Бальтазаром и Зуритой.
     - Ну что, познакомился ты с морским дьяволом? - спросил его Зурита.
     - Еще нет, но он там. Сальватор хранит дьявола за четырьмя стенами. Главное сделано: я служу у Сальватора, и он верит мне.
     С больной внучкой очень хорошо у меня вышло. - Кристо засмеялся, сощурив свои хитрые глаза. - Она едва не испортила дело, когда выздоровела. Я ее обнимаю, целую, как и следует любящему деду, а она, дурочка, брыкаться и чуть не в слезы. - Кристо снова засмеялся.
     - Где ты добыл свою внучку? - спросил Зурита.
     - Деньги не найдешь, девчонок легко найти, - ответил Кристо. - Мать ребенка довольна. Я получил от нее пять бумажных пезо, а она получила здоровую девочку.
     О том, что он получил увесистый мешочек золотых пезо от Сальватора, Кристо умолчал. Конечно, он и не думал отдавать деньги матери девочки.
     - Чудеса у Сальватора. Настоящий зверинец. - И Кристо начал рассказывать обо всем, что он видел.
     - Все это очень интересно, - сказал Зурита, закуривая сигару, - но ты не видел самого главного: дьявола. Что ты думаешь делать дальше, Кристо?
     - Дальше? Предпринять небольшую прогулку в Анды. - И Кристо рассказал, что Сальватор собирается на охоту за зверями.
     - Отлично! - воскликнул Зурита. - Участок Сальватора находится вдали от остальных поселений. В его отсутствие мы нападем на владения Сальватора и похитим морского дьявола.
     Кристо отрицательно покачал головой:
     - Ягуары оторвут вам голову, и вы не сможете найти дьявола. И с головой не найдете его, если я его не нашел.
     - Тогда вот что, - подумав, сказал Зурита, - мы устроим засаду, когда Сальватор отправится на охоту; захватим его в плен и потребуем выкуп - морского дьявола.
     Кристо ловким движением вынул из бокового кармана Зуриты торчащую сигару.
     - Благодарю вас. Засада - это лучше. Но Сальватор обманет: пообещает выкуп и не даст. Эти испанцы... - Кристо закашлялся.
     - Что же ты предлагаешь? - уже с раздражением спросил Зурита.
     - Терпение, Зурита. Сальватор верит мне, но только до четвертой стены. Надо, чтобы доктор поверил мне, как самому себе, и тогда он покажет мне дьявола.
     - Ну?
     - Ну, и вот. На Сальватора нападут бандиты, - и Кристо ткнул пальцем в грудь Зуриты, - а я, - он ударил себя в грудь, - честный арауканец, спасу ему жизнь. Тогда для Кристо не останется тайны в доме Сальватора. ("И кошелек мой пополнится золотыми пезо", - докончил он про себя.) - Что же, это неплохо.
     И они условились, по какой дороге Кристо повезет Сальватора.
     - Накануне этого дня, когда мы выедем, я брошу через забор красный камень. Будьте готовы.
     Несмотря на то что план нападения обдумали очень тщательно, одно непредвиденное обстоятельство едва не испортило дело.
     Зурита, Бальтазар и десять головорезов, навербованных в порту, одетые в костюмы гаучо <Гаучо - полудикие пастушеские племена, живущие в пампасах, метисы с преобладанием индейской крови. Прекрасные наездники.> и хорошо вооруженные, верхом на лошадях поджидали свою жертву вдали от жилья.
     Стояла темная ночь. Всадники вслушивались, ожидая услышать топот лошадиных копыт. Но Кристо не знал, что Сальватор отправляется на охоту не так, как это делалось несколько лет тому назад.
     Бандиты неожиданно услышали быстро приближавшийся шум мотора. Из-за пригорка ослепительно сверкнули огни фар. Огромный черный автомобиль промчался мимо всадников, прежде чем они успели сообразить, что произошло.
     Зурита отчаянно бранился. Бальтазара это рассмешило.
     - Не огорчайтесь, Педро, - сказал индеец. - Днем жарко, они едут ночью, - у Сальватора два солнца на машине. Днем они будут отдыхать. Мы можем нагнать их на привале. - И, пришпорив лошадь, Бальтазар поскакал следом за автомобилем.
     За ним двинулись другие.
     Проехав часа два, всадники неожиданно заметили вдали костер.
     - Это они. У них что-нибудь случилось. Стойте, я проберусь ползком и узнаю. Ждите меня.
     И, соскочив с лошади, Бальтазар пополз, как уж. Через час он вернулся.
     - Машина не везет. Испортилась. Они чинят ее. Кристо стоит на часах. Надо спешить.
     Все остальное свершилось очень быстро. Бандиты напали. И не успел Сальватор опомниться, как ему, Кристо и трем неграм связали руки и ноги.
     Один из наемных бандитов, главарь шайки, - Зурита предпочитал держаться в тени - потребовал от Сальватора довольно большую сумму выкупа.
     - Я уплачу, освободите меня, - ответил Сальватор.
     - Это за тебя. Но столько же ты должен уплатить за троих спутников! - нашелся бандит.
     - Сразу такой суммы я не могу дать, - ответил Сальватор, подумав.
     - Тогда смерть ему! - закричали бандиты.
     - Если не согласишься на наши условия, на рассвете мы убьем тебя, - сказал бандит.
     Сальватор пожал плечами и ответил:
     - Такой суммы у меня нет на руках.
     Спокойствие Сальватора поразило даже бандита.
     Бросив связанных позади автомобиля, бандиты принялись шарить и нашли запасы спирта для коллекций. Они выпили спирт и, пьяные, свалились на землю.
     Незадолго до рассвета кто-то осторожно подполз к Сальватору.
     - Это я, - тихо сказал Кристо. - Мне удалось развязать ремни. Я подкрался к бандиту с ружьем и убил его. Остальные пьяны. Шофер исправил машину. Надо спешить.
     Все быстро уселись в автомобиль, негр-шофер пустил мотор, машина рванулась и помчалась по дороге.
     Сзади послышались крики и беспорядочная стрельба.
     Сальватор крепко пожал руку Кристо.
     Только после отъезда Сальватора Зурита узнал от своих бандитов, что Сальватор соглашался дать выкуп. "Не проще ли было, - думал Зурита, - получить выкуп, чем пытаться похитить морского дьявола, который неизвестно еще, что собой представляет?" Но случай был упущен, оставалось ожидать вестей от Кристо. ЧЕЛОВЕК-АМФИБИЯ
     Кристо надеялся, что Сальватор подойдет к нему и скажет: "Кристо, ты спас мне жизнь. Теперь для тебя нет тайн в моих владениях. Идем, я покажу тебе морского дьявола".
     Но Сальватор не собирался этого делать. Он щедро наградив Кристо за спасение и углубился в свои научные работы.
     Не теряя времени, Кристо стал изучать четвертую стену и потайную дверь. Она долго не давалась, но в конце концов Кристо удалось открыть секрет. Однажды, ощупывая эту дверь, он нажал небольшую выпуклость. Вдруг дверь подалась и открылась. Она оказалась тяжелой и толстой, как дверь несгораемого шкафа. Кристо быстро проскользнул за дверь, которая сразу захлопнулась за ним. Это несколько озадачило его. Он осматривал дверь, нажимал на выступы, но дверь не открылась.
     - Я сам себя запер в ловушку, - проворчал Кристо.
     Но делать было нечего. Оставалось осмотреть этот последний, неведомый сад Сальватора.
     Кристо очутился в густо заросшем саду. Весь сад представлял собой небольшую котловину, со всех сторон окруженную высокой стеной из искусственно сложенных скал. Слышался не только прибой волн, но и шуршанье гальки по песчаной отмели.
     Тут были деревья и кустарники, которые обыкновенно растут на влажной почве. Среди больших тенистых деревьев, хорошо защищавших от лучей солнца, струилось много ручьев. Десятки фонтанов разбрасывали брызги воды, увлажняя воздух. Было сыро, как на низменных берегах Миссисипи. Посреди сада стоял небольшой каменный дом с плоской крышей. Его стены были сплошь покрыты плющом. Зеленые жалюзи на окнах были спущены. Дом казался необитаемым.
     Кристо дошел до конца сада. У стены, отделявшей усадьбу от залива, находился огромный квадратный бассейн, густо обсаженный деревьями, занимавший площадь не менее пятисот квадратных метров и глубиной не меньше пяти метров.
     При приближении Кристо какое-то существо испуганно выбежало из зарослей и бросилось в бассейн, подняв тучи брызг. Кристо остановился в волнении. Он! "Морской дьявол". Наконец-то Кристо увидит его.
     Индеец подошел к водоему, заглянул в прозрачную воду.
     На дне бассейна, на белых каменных плитах, сидела большая обезьяна. С испугом и любопытством она глядела из-под воды на Кристо. Кристо не мог прийти в себя от удивления: обезьяна дышала под водой. Бока ее то опускались, то поднимались.
     Оправившись от изумления, Кристо невольно рассмеялся: "морской дьявол", наводивший ужас на рыбаков, оказался земноводной обезьяной. "Чего только не бывает на свете", - подумал старый индеец.
     Кристо был доволен: наконец ему удалось выведать все. Но теперь он был разочарован. Обезьяна совсем не напоминала то чудовище, о котором рассказывали очевидцы. Чего не сделают страх и воображение!
     Но надо было подумать о возвращении. Кристо вернулся назад, к двери, влез на высокое дерево у забора и, рискуя сломать себе ноги, спрыгнул с высокой стены.
     Едва он встал на ноги, как услышал голос Сальватора:
     - Кристо! Где же ты?
     Кристо схватил лежавшие на дорожке грабли и начал сгребать сухие листья.
     - Я здесь.
     - Идем, Кристо, - сказал Сальватор, подходя к замаскированной железной двери в скале. - Смотри, эта дверь открывается вот так. - И Сальватор нажал уже известную Кристо выпуклость на шероховатой поверхности двери.
     "Доктор опоздал - я уже видел дьявола", - подумал Кристо.
     Сальватор и Кристо вошли в сад. Минуя домик, увитый плющом, Сальватор направился к бассейну. Обезьяна еще сидела в воде, пуская пузыри.
     Кристо удивленно вскрикнул, как будто увидел ее впервые. Но вслед за этим ему пришлось по-настоящему удивиться.
     Сальватор не обратил на обезьяну никакого внимания. Он только махнул на нее рукой, как будто она мешала ему. Обезьяна тотчас выплыла, выбралась из бассейна, отряхнулась и влезла на дерево. Сальватор наклонился, ощупал траву и сильно нажал небольшую зеленую пластину. Послышался глухой шум. В полу по краям бассейна открылись люки. Через несколько минут бассейн был пуст. Люки захлопнулись. Откуда-то сбоку выдвинулась железная лесенка, ведущая на дно бассейна.
     - Идем, Кристо.
     Они опустились в бассейн. Сальватор ступил на одну плиту, и тотчас открылся новый люк - посредине бассейна - шириною в квадратный метр. Железные ступени уходили куда-то под землю.
     Кристо последовал за Сальватором в это подземелье. Они шли довольно долго. Сверху через люк проникал только рассеянный свет. Но скоро он исчез. Их окружил полный мрак. Шаги глухо отдавались в этом подземном коридоре.
     - Не оступись, Кристо, сейчас мы придем.
     Сальватор остановился, шаря по стене рукой. Щелкнул выключатель, и яркий свет разлился вокруг. Они стояли в сталактитовой пещере, перед бронзовой дверью с львиными мордами, держащими кольца в зубах. Сальватор дернул за одно кольцо. Тяжелая дверь плавно открылась, и путники вошли в темную залу. Снова щелкнул выключатель. Матовый шар осветил обширную пещеру, одна стена которой была стеклянная. Сальватор переключил свет: пещера погрузилась во мрак, а сильные прожекторы осветили пространство за стеклянной стеной. Это был огромный аквариум - вернее, стеклянный дом на дне моря. С земли поднимались водоросли и кусты кораллов, среди них резвились рыбы. И вдруг Кристо увидел выходившее из зарослей человекообразное существо с большими лапами. Тело неизвестного сверкало синевато-серебристой чешуей. Быстрыми, ловкими движениями это существо подплыло к стеклянной стене, кивнуло Сальватору головой, вошло в стеклянную камеру, захлопнув за собой дверь. Вода из камеры быстро выливалась. Неизвестный открыл вторую дверь и вошел в грот.
     - Сними очки и перчатки, - сказал Сальватор. Неизвестный послушно снял очки и перчатки, и Кристо увидел перед собою стройного красивого молодого человека.
     - Познакомьтесь: Ихтиандр, человек-рыба, или, вернее, амфибия, он же морской дьявол, - отрекомендовал юношу Сальватор.
     Юноша, приветливо улыбаясь, протянул руку индейцу и сказал по-испански:
     - Здравствуйте!
     Кристо молча пожал протянутую руку. Пораженный, он не мог выговорить ни слова.
     - Негр, слуга Ихтиандра, заболел, - продолжал Сальватор. - Я оставлю тебя с Ихтиандром на несколько дней. Если ты справишься с новыми обязанностями, я сделаю тебя постоянным слугой Ихтиандра.
     Кристо молча кивнул головой.
    ДЕНЬ ИХТИАНДРА
     Еще ночь, но скоро рассвет.
     Воздух теплый и влажный, напоенный сладким запахом магнолий, тубероз, резеды. Ни один лист не шелохнется. Тишина. Ихтиандр идет по песчаной дорожке сада. На поясе мерно покачиваются кинжал, очки, ручные и ножные перчатки - "лягушечьи лапы". Только под ногами потрескивает ракушечный песок. Дорожка еле видна. Кусты и деревья обступили ее черными бесформенными пятнами. От водоемов поднимается туман. Иногда Ихтиандр задевает ветку. Роса окропляет его волосы и горячую щеку.
     Дорожка круто поворачивает вправо и идет под уклон. Воздух становится все свежее и влажнее. Ихтиандр чувствует под ногами каменные плиты, замедляет шаги, останавливается. Не спеша надевает большие очки с толстыми стеклами, перчатки на руки и на ноги. Выдыхает из легких воздух и прыгает в водоем. Вода обволакивает тело приятной свежестью, пронизывает холодком жабры. Жаберные щели начинают ритмически двигаться, - человек превратился в рыбу.
     Несколько сильных движений руками, и Ихтиандр на дне водоема.
     Юноша уверенно плывет в полной темноте. Протягивает руку, находит железную скобу в каменной стене. Рядом другая, третья скоба... Так добирается он до тоннеля, доверху наполненного водой. Идет по дну, преодолевая холодное встречное течение. Отталкивается от дна, всплывает наверх - и словно погружается в теплую ванну. Вода, нагретая в водоемах садов, течет вверху тоннеля к открытому морю. Теперь Ихтиандр может плыть по течению. Скрещивает на груди руки, ложится на спину и плывет головой вперед.
     Конец тоннеля близок. Там, возле самого выхода в океан, внизу, из расщелины скалы под сильным напором вырывается горячий источник. В его струях шуршат придонные камешки и раковины.
     Ихтиандр ложится на грудь и смотрит вперед. Темно. Протягивает руку вперед. Вода чуть-чуть свежеет. Ладони касаются железной решетки, прутья которой покрыты мягкой и скользкой морской растительностью и шероховатыми ракушками. Цепляясь за решетку, юноша находит сложный затвор и открывает его. Тяжелая круглая решетчатая дверь, загораживающая выход из тоннеля, медленно приоткрывается. Ихтиандр проскальзывает в образовавшуюся щель. Дверь решетки захлопывается.
     Человек-амфибия направляется в океан, загребая воду руками и ногами. В воде все еще темно. Только кое-где в черной глубине мелькают голубоватые искры ночесветок да тускло-красные медузы. Но скоро рассвет, и светящиеся животные одно за другим тушат свои фонарики.
     Ихтиандр чувствует в жабрах тысячи мелких уколов - становится труднее дышать. Это значит - он миновал скалистый мыс. За мысом морская вода всегда загрязнена частицами глинозема, песком и отбросами разных веществ. Вода опреснена, - невдалеке в океан впадает река.
     "Удивительно, как это речные рыбы могут жить в мутной, пресной, воде, - думает Ихтиандр. - Наверное, их жабры не так чувствительны к песчинкам и частицам ила".
     Ихтиандр поднимается немного выше, резко поворачивает вправо, на юг, затем опускается в глубину. Здесь вода чище. Ихтиандр попал в холодное подводное течение, которое идет вдоль берега с юга на север, до впадения реки Параны, которая отклоняет холодное течение на восток. Течение это проходит на большой глубине, но верхняя граница находится в пятнадцати - двадцати метрах от поверхности. Теперь Ихтиандр вновь может предоставить себя течению, - оно вынесет его далеко в открытый океан.
     Можно подремать немного. Опасности нет: "еще темно, и морские хищники спят. Перед восходом солнца так приятно вздремнуть. Кожа чувствует, как изменяются температура воды, подводные течения.
     Вот ухо улавливает глухой грохочущий звук, за ним другой, третий. Это гремят якорные цепи: в заливе, за несколько километров от Ихтиандра, рыбачьи шхуны снимаются с якоря. Рассвет близок. А вот далекий-далекий мерный рокот. Это винт и моторы "Горрокса" - большого английского океанского парохода, совершающего рейс между Буэнос-Айресом и Ливерпулем. "Горрокс" еще километрах в сорока. А как слышно! Звук проходит в морской воде полторы тысячи метров в секунду. Как красив "Горрокс" ночью - настоящий плавучий город, залитый огнями! Но, чтобы увидеть его ночью, надо с вечера выплыть далеко в открытое море. В Буэнос-Айрес "Горрокс" приходит при свете восходящего солнца уже с погашенными огнями. Нет, дремать больше уже не придется: винты, рули и моторы "Горрокса", колебания его корпуса, огни иллюминаторов и прожекторов разбудят обитателей океана. Наверное, дельфины первые услышали приближение "Горрокса" и, ныряя, подняли несколько минут тому назад легкое волнение, которое заставило Ихтиандра насторожиться. И наверное, они уже помчались навстречу пароходу.
     Дробь судовых моторов раздается с разных сторон: пробуждаются порт и залив. Ихтиандр открывает глаза, трясет головой, словно отряхивает последнюю дремоту, взмахивает руками, отталкивается ногами и всплывает на поверхность.
     Осторожно высунул голову из воды, осмотрелся. Вблизи ни лодок, ни шхун. Вынырнул по пояс и так держится, медленно перебирая ногами.
     Низко над водой летают бакланы и чайки, иногда задевают грудью или концом крыла зеркальную поверхность и оставляют на ней медленно расходящиеся круги. Крики белых чаек похожи на детский плач. Свистя огромными крыльями и обдавая ветром, над головой Ихтиандра пролетел огромный снежно-белый альбатрос-буревестник. Маховые перья его черные, клюв красный, с желтым кончиком, а лапы оранжевые. Он направляется к заливу. Ихтиандр с некоторой завистью провожает его глазами. Траурные крылья птицы имеют в размахе не менее четырех метров. Вот бы иметь такие крылья!
     На западе ночь уходит за далекие горы. Уже алеет восток. На глади океана появилась едва заметная спокойная зыбь, и на ней - золотые струйки. Белые чайки, поднимаясь выше, становятся розовыми. По бледной глади вод зазмеились пестрые, голубые и синие дорожки: это первые порывы ветра. Синих дорожек становится все больше. Ветер крепчает. На песчаном берегу уже появляются перистые желто-белые язычки прибоя. Вода возле берега становится зеленой.
     Приближается целая флотилия рыбачьих шхун. Отец приказал не попадаться людям на глаза. Ихтиандр ныряет глубоко в воду, находит холодное течение. Оно несет его еще дальше от берега на восток, в открытый океан. Кругом сине-лиловая темнота морской глубины. Плавают рыбы, они кажутся светло-зелеными, с темными пятнами и полосками. Красные, желтые, лимонные, коричневые рыбы беспрерывно снуют, как рои пестрых бабочек.
     Сверху доносится рокот, вода темнеет. Это низко над водой пролетел военный гидроплан.
     Однажды такой гидроплан сел на воду. Ихтиандр незаметно ухватился за железный упор поплавков и.., едва не поплатился жизнью: гидроплан неожиданно снялся с воды. Ихтиандр спрыгнул с высоты десяти метров.
     Ихтиандр приподнимает голову. Свет солнца виден почти над головой. Близок полдень. Поверхность воды уже не кажется зеркалом, в котором отражаются камни отмели, крупные рыбы, сам Ихтиандр. Сейчас зеркало искривилось, выгибается, беспрерывно движется.
     Ихтиандр всплывает. Волны качают. Вот он выглянул из воды. Поднялся на гребне волны, опустился, снова поднялся. Ого, что делается вокруг! У берега прибой уже шумит, ревет и ворочает камнями. Вода возле берега стала желто-зеленая. Дует резкий юго-западный ветер. Волны растут. На гребнях волн мелькают белые барашки. Брызги все время падают на Ихтиандра. Ему это приятно.
     "Почему это, - думает Ихтиандр, - если плыть навстречу волнам, они кажутся темно-синими, а оглянешься - позади они бледные?"
     С верхушек волн срываются стаи рыб - летунов-долгоперов. То поднимаясь, то опускаясь, минуя гребни волн и ложбинки между ними, летуны пролетают сотню метров и опускаются, а через минуту-две снова выпрыгивают из воды. Мечутся, плачут белые чайки. Режут воздух широкими крыльями самые быстроходные птицы - фрегаты. Огромный изогнутый клюв, острые когти, темно-коричневые перья с зеленоватым металлическим оттенком, зоб оранжевого цвета. Это самец. А невдалеке - другой фрегат, посветлее, с белой грудью, - самка. Вот она камнем падает в воду, и через секунду в кривом клюве уже трепещет сине-серебристая рыбка. Летают буревестники-альбатросы. Будет буря. Навстречу грозовой туче, наверно, уже несется чудесная смелая птица - паламедея. Она всегда встречает грозу своей песней. Зато рыбачьи шхуны и нарядные яхты на всех парусах спешат к берегу укрыться от бури.
     Стоят зеленоватые сумерки, но сквозь толщу воды еще можно различить, где находится солнце - большое светлое пятно. Этого достаточно, чтобы определить направление. Надо добраться до отмели, прежде чем туча покроет солнце, иначе - прощай завтрак! А есть уже давно хочется. В темноте не найти ни отмели, ни подводных скал. Ихтиандр с силой работает руками и ногами - он плывет, как плавают лягушки.


1 ] [ 2 ] [ 3 ] [ 4 ] [ 5 ] [ 6 ] [ 7 ] [ 8 ] [ 9 ] [ 10 ] [ 11 ]

/ Полные произведения / Беляев А.Р. / Человек-амфибия


Смотрите также по произведению "Человек-амфибия":


2003-2020 Litra.ru = Сочинения + Краткие содержания + Биографии
Created by Litra.RU Team / Контакты

 Яндекс цитирования
Дизайн сайта — aminis