Войти... Регистрация
Поиск Расширенный поиск



Есть что добавить?

Присылай нам свои работы, получай litr`ы и обменивай их на майки, тетради и ручки от Litra.ru!

/ Полные произведения / Солженицын А.И. / Пир победителей

Пир победителей [2/4]

  Скачать полное произведение

    Галина
    Не то, не то, ты всё ещё легко...
    Не нравишься ты мне — как о чужой беде
    Ты обо всём об этом рассуждаешь.
    Да обернись, одумайся, — ты где?
    Где ты живёшь, ты знаешь?
    Есть уговор у нас, гляди —
    (быстро вынимает что-то висящее на шее на цепочке)
    Вот ампула, в ней яд мгновенный, —
    Что если мы не встретимся и, Бог не приведи,
    Я в ваши руки попаду, то мёртвой, но не пленной.
    Нержин
    Галина! Ты в уме?
    Галина
    Я не хочу изгнить в тюрьме!
    Ни в Джезказгане — задохнуться пылью медной!
    Ни в Заполярьи — кровоточить от цынги!
    Ни выбирать из мусора оглодки пищи бедной,
    Ни продавать себя Хозяину тайги !
    Нержин
    Галина! Что за вздор?
    Галина
    Та-ков наш уговор!
    Не убеждай, напрасных слов не трать.
    И он застрелится. Живым его не взять!
    С–С–С–Р ! Ведь это лес дремучий!
    Дремучий лес!
    Законов нет, есть власть — хватать и мучить
    По конституции и без.
    Доносы, сыщики, анкеты,
    Лауреаты и банкеты,
    Магнитогорски и онучи —
    Страна чудес!
    Страна измотанных, запуганных, оборванных,
    Трибуны главарей — один в один как боровы,
    Туристам западным — зажиточность
    потёмкинских колхозов,
    Для школьников — доносчик на родителей Морозов,
    С дверьми за кожей чёрной — комнаты-капканы,
    В пять Франций — лагеря вдоль Вычегды и Камы,
    Куда ни глянь — то вдовья боязно отёртая слеза, —
    Аплодисменты,
    Сто процентов
    ЗА!!!
    Страна чудес! За голод, за невзгоды
    Единым выдохом хвалебные акафисты и оды!
    Страна чудес, где целые народы
    — Коммунистические чудеса! —
    Переселяют в глубь Сибири
    За двадцать и четыре
    Часа!
    Ваш Рокоссовский не вчера ли
    Ещё был зэк,
    Не человек,
    В Сибири ж где-то на лесном повале
    Не то стволы пилил, не то грузил на баржи,
    Сегодня вызван, нужен, маршал, —
    А завтра, может быть, опять его в тайгу??
    Ой, не могу!..
    Нержин
    Мне страшно, Галочка. Ты — та, и ты — не та.
    По новому светится каждая черта.
    Ты одержимая. Твои глаза горят.
    Кто всё это вселил в тебя? Откуда это сталось?
    Галина
    Как ваши комсомолки говорят, —
    Пе-ре-ко-ва-лась...
    Как будто люди — лошади. Да, жребий верно узнан:
    Тяни и подыхай, один конец.
    В одной и той же чёрной кузне
    Заплечный нас ковал один кузнец.
    Нержин
    Я соглашусь во многом. Многое тут правда.
    Но краска чёрная в природе не бывает сплошь.
    Галина
    Не спорь, не знаю я! Я буду мёртвой завтра,
    Если сегодня ты меня не увезёшь!
    Нержин погружён в слышанное.
    Среди советских — как вести себя? что делать? научи.
    Нержин
    Сумеешь — грубых нас порадуй, позвени, похохочи,
    Пройдись разочек в слоу-фоксе.
    Галина
    А мы с тобой — знакомы?
    Нержин
    Н-нет...
    Пусть будет так, что я тобой увлёкся.
    Кто ж твой жених? Он белоэмигрант?
    Галина
    Да нет, как мы — из подсоветских.,
    Был лейтенант.
    И в плен попал.
    Нержин
    И в армии немецкой...
    Галина
    Теперь уж в русской армии, ты опоздал,
    Там русские дивизии и авиация при этом!
    Нержин
    Я слышал.
    Галина
    Слышал?
    Нержин
    Пражский зал
    И учрежденье Комитета.
    Галина
    Он мне рассказывал, он был! О, это будет грандиозно!
    Нержин
    Галиночка, Галина, — поздно.
    Галина
    Немного поздно, да.
    Нержин
    Галина, не немного...
    Галина
    Убийца, замолчи! Всегда ты был фанатиком!
    Но жизнь — не математика!
    Не всё же надо строго.
    И мягко надобно, Серёженька...
    Ведь у меня всего одна дорога,
    Одна дороженька...
    Ты Люсе так пиши: негаданно, нежданно
    Твою подругу лучшую я сам отвёз к венцу.
    Горели свечи. Скрябина играли. Странно,
    Что чёрный цвет невесте был к лицу.
    Мне не пришлось увидеть жениха,
    И в церковь, где венчали, не вступил я на порог.
    Но как невеста ни злосердна, ни капризна, ни плоха,
    Пошли ей счастья, Бог...
    (рыдает)
    Нержин
    Галюша... Этого ещё... Сказал же — увезу.
    День-два пройдёт, и ты...
    Галина
    Уже всё кончено. Одну слезу
    От сердца полноты.
    Откуда-то спустился ты как ангел
    И вот опять уйдёшь, навек должно-нибудь...
    Я так близка была к нему! — но танки!
    Но ваши танки заложили путь!
    О, если бы ты знал, как дрогнула Европа
    В то утро страшное тринадцатого января,
    Когда в её последние варшавские ворота
    Вы двинули дубиною Иван-богатыря!
    Всё закружилось, завертелось шабашом Вальпургия,
    Кто онемел, кто извивался, кто бежал, а я —
    Я кинулась сюда, чтобы прорваться к Растенбургу,
    Где легион его, где он, где жизнь моя
    Должна окончиться или начаться!
    Нержин
    Ах, вот он где!.. Я мог бы догадаться.
    Галина
    Что? что? что знаешь ты?
    Нержин
    Я... ничего не знаю.
    Галина
    Но ты сказал... ?
    Нержин
    Теперь я понимаю,
    Как получилось то, что путь твой здесь пролёг.
    Рассказывай, рассказывай, Галёк.
    Галина
    Уж всё. Из Вены десять суток я в пути. Бомбёжки,
    Пожары, пересадки, эшелоны кувырком, —
    И вот теперь, когда совсем немножко,
    Когда б могла дойти пешком, —
    Откуда — снова — вы? Поток, поток зловещий,
    Войска, войска, нет перерыву им...
    О чём ты хмуришься?..
    Нержин
    Что Пруссию мы взяли в клещи
    И с часу на час их соединим.
    Галина
    Он там!!!
    Нержин
    Он там.
    Галина
    Мне говорили немцы, верить я боялась,
    Зато у вас у каждого читаю на челе,
    Что это так. Пусть так... Хотя бы мне досталось
    Уйти из жизни с ним в одной петле.
    Нержин
    Галина. Галя. Подыми лицо.
    Не побеждал ещё никто, лицо державший книзу.
    Уж если едешь ты в кольцо,
    То не с таким девизом.
    Избранника не знаю твоего. Но если
    Достоин он любви своей невесты, —
    Скажи ему: спокоен я за русскую судьбу,
    Пока у нас такие жёны,
    Пусть до поры клеймёны мы по-разному на лбу
    И в разные мундиры наряжёны.
    Я обещаю: через двое суток
    Ты будешь по-тот бок,
    Какие б ни были маршруты —
    На запад, север или на восток.
    Галина
    Так руку!
    Нержин
    Руку!
    Галина
    С плеч гора!
    Вторую!
    (их руки соединены и скрещены)
    Нет пути назад! Ура-а-а!!..
    Не будет много, если я тебя ещё раз поцелую?
    Нержин
    По-моему, не будет.
    Галина
    Господи, прости меня, шальную.
    Целуются. Внезапно вспыхивает полный электрический свет. Отталкиваются.
    Ага!
    Нержин
    Ага!
    Галина
    Я ж говорю — страна чудес!
    (весело бежит к роялю, играет)
    ДЕЙСТВИЕ ВТОРОЕ
    Там же, те же, в тех же положениях. Незамеченный обоими, появ­ляется Бербенчук. Постепенно подходя, слушает.
    Бербенчук
    Ах, вот кто здесь всей музыке виновник!
    Галина (встаёт, смущённо)
    Товарищ командир...
    Нержин
    Товарищ подполковник!
    По вызову по вашему...
    Бербенчук делает милостивый жест: сейчас мы не на службе. В про­должении всей дальнейшей сцены он очень галантен, бас его перели­вается.
    j-Бербенчук
    И я, и я играл когда-то.
    (садится за рояль, исполняет несколько тактов «собачьего вальса»)
    Ну, как нашли вы моего комбата?
    Он кавалер плохой, далёк от всяких этих... этик.
    Средь офицеров наших он — чудак и... теоретик.
    Вы думаете что? — командовать легко?
    Хо-го!
    Тут мало... личной храбрости. Имей и хитрость лисию.
    Усаживаются с Галиной за круглый столик, Нержин поодаль.
    Сидят, скучают там, в штабах, но — начеку.
    Чуть нет боёв — послать к Бербенчуку
    Такую-то комиссию.
    Ну, иногда у помпохоза им устроишь угощенье,
    И пронесло. А то — вези в подразделенье,
    Хотим на край передний, хоть умри!
    Вот тут и думаешь: к кому? Ведь батарей-то — три.
    Я не теряюсь — сразу за рога:
    А что интересует вас? Да то, да сё... Ага!
    Сохранность техники? Храненье документов? тайн? —
    К Макарову! Аккуратист. Хозяин!
    Катушка с кабелем? — на каждой бирочка:
    «Ответственный — красноармеец Ляпкин-Тяпкин».
    Отчётность по имуществу? Читайте! Без задирочки
    Красивым почерком, четыре папки.
    Развед-планшет? Икона!
    Сто листиков прозрачных, страшно тронуть!
    И сам Макаров — де-ержится!.. Да нас, кадровиков,
    Не хочешь — уважай.
    Во-от... А второй — танцор и шалопай.
    Он здесь сегодня, Лихарёв.
    Задачи не дослушает — так точно! есть! пошёл!
    Где поле минное — прошёл,
    А где картофельное — сел!
    (хохочет; Галина вежливо улыбается)
    Стреляет влёт, на выпивку не слаб,
    Но, извиняюсь, слишком смел
    Насчёт, как говорится, баб.
    Бойцы его — по закромам, по ямам, влезут в щёлку,
    Запасов завались у них, мука бела.
    А то свинью убьют — из жалости: осколком
    На поле боя, бедная, поранена была!
    (хохочет)
    Галина (наивно)
    Из пушки?
    Бербенчук
    М-да. А шкура содрана — проверь. Так доскажу:
    Сам езжу я к нему, комиссий не вожу.
    Во-от... А приедет из Москвы в пенсне интеллигент:
    «На уровне науки ли инструментальная разведка?» —
    Такого — к Нержину.
    Поправочка на влажность, гра-ди-ент,
    Мы тоже, дескать, кормлены не редькой!
    И как это ещё? Температурная...
    Нержин
    Инверсия.
    Бербенчук
    Оближет пальчики! Доволен! Персия!
    Пришлют инструкторов Политотдела — я уже
    С порога вижу: плохо дело, кляуза!
    И — к Нержину! Дадут вам там ума,
    Почище вашего комбатом там наверчено!
    Шмурыгнет носом у него последний чухлома
    И вякнет про лиз-ленд, про Черчилля.
    Он
    (кивает на Нержина)
    всё не по-людски. Не пьян, когда все пьяны,
    Не спит, когда все спят. Дошёл до капитана, —
    Уставы ж наши и традиции — смеётся, всё к нулю!
    А впрочем, мягче стал. За это похвалю.
    Женат. Жене дотошно верен.
    И даже в верности чрезмерен.
    Галина
    Да разве верности есть мера?
    Бербенчук
    Ну, знаете, для офицера!..
    Что, в штаб приехав за задачей боевой, —
    Он с вами?..
    Нержин
    Слушал музыку.
    Бербенчук
    Ну да, но, милый мой,
    Война не ждёт! Там кровь, там жертвы поминутно.
    (Увидев Салиева-Замалиева, вошедшего с вазой)
    Сюда, Салий!
    Нержин
    (решительно встаёт, расстёгивает планшетку с картой)
    Прошу задачу мне!
    Бербенчук (Галине)
    Засушенный
    Калифорнийский виноград. Трофейный. Кушайте.
    Нержин (наступая)
    Прошу задачу!
    Бербенчук
    Подожди!
    Галина (угощаясь)
    Воюете уютно.
    Нержин
    Прошу...
    Бербенчук
    Отстань!
    Галина
    Но где же вы доста...
    Бербенчук
    Тут были склады Красного Креста.
    Мне удалось установить,
    Где именно, накрыли цель, —
    Не курите?
    (доставая из одного кармана кителя)
    Вот сигареты Честерфильд,
    (из другого кармана)
    а вот — Камель.
    (закуривает)
    Галина Павловна! А как вы отнесётесь к мысли,
    Что я вас в свой дивизион зачислю?
    Галина
    Да разве можно?
    Бербенчук
    Назовите мне, чего не мог бы я?
    Свой штаб, печать своя.
    Зову портного — кителёк! и юбочку! скорее!
    И по уставу сшить — и вместе помоднее.
    Патриотизм какой! И в оборону вклад!
    И как я лично был бы рад!..
    Галина
    Но чем полезна буду вам?
    Бербенчук
    Не нам, не мне!
    Галина Павловна, — стране!
    Вот вы увидите сейчас —
    Отдам приказ — и вас
    Зачислят в список. Эт-то нам легко!
    Стремительно входит Майков с двумя красноармейцами.
    Майков
    Где молоко? Где молоко?
    Американское?
    (поварёнок показывает на столе)
    Немецкое?
    (тот показывает)
    Сгущённое?.. Сухое?..
    Эх, чёрт!
    (любуется столом)
    Бербенчук (благодушно)
     Э-э, Майков.
    Майков (рассеянно)
    Я.
    (поварёнку)
    А это что такое?
    Бербенчук
    Э-э...
    Майков
    Эт-то что тут за мужицкие стаканы?
    Бербенчук (раздражаясь)
    Начштаба!
    Майков
    Да!.. Убрать гранёные, болваны!
    (только тут, наткнувшись на Нержина, на ходу запросто здоровается с ним)
    Бербенчук (грозно)
    Начальник штаба!!
    Майков
    Слушаю!
    (вполголоса)
    Хрустальных, тонких, чтоб звенели!
    Поварёнок убегает.
    Бербенчук (яростно)
    Начальник штаба!!!
    Майков (застывает «смирно»)
    Весь вниманье!
    Бербенчук
    Неужели
    Я!? — должен повторять?
    Пауза. Майков своей навек застывшей готовностью рассеивает это сомнение комдива. Бербенчук смягчается:
    Вот эту вот советскую гражданочку,
    Не знаю — барышню, не знаю — дамочку,
    Бойцом в дивизион включить с сего числа.
    Она уже согласье мне дала.
    Нержин (вставая, официально)
    Товарищ подполковник! Я...
    Галина
    Согласие? Когда же?
    Бербенчук
    Вам ясно?
    Майков
    Ясно!
    Бербенчук
    Выполнять!
    Майков (сокрушённо разводя руками)
    Нет прав.
    Бербенчук
    У вас?
    Майков
    У нас. И даже,
    Увы, у вас.
    Бербенчук
    Как так? Если приказами проведена...
    Ну, как там нужно, сделай поформальней.
    В конце концов, я — кто? я едиНачальник?!
    Майков выразительно смотрит на Бербенчука. Тот слабеет.
    Но если я хочу?.. но ты... но я... тебе ведь
    Виднее, как за это взяться.
    Майков (скороговоркой)
    Инструкция ноль-ноль сто восемьдесят девять,
    Приказ четыреста пятнадцать
    Гласят, что без путёвки райвоенкомата,
    Или без справки медсанбата...
    Бербенчук
    Но для чего ты есть? Но ты начальник штаба!
    Ну, сделай так или иначе...
    Нержин
    Товарищ подполковник! Я бы
    Просил поставить мне задачу!
    Майков
    (подходя к Бербенчуку, тихо)
    Особенно теперь, когда
    Здесь смершевец...
    Бербенчук
    Ах, да...
    Задачу?.. Ну, поди сюда.
    (отходит с Нержиным)
    Галина, стараясь быть незаметной, проходит и подымается по лест­нице. Нержин развернул планшетку и на руках держит перед Бербенчуком карту.
    Достань-ка карту. Во-от... Противник отступил к востоку
    И закрепился... закрепился... Где же тут Либштадт?
    Куда ж он делся?.. Гм... Был тут... А нет ли сбоку?..
    Ну, в общем, отступил назад.
    Мы — наступаем, и бои идут
    (широкие жесты по карте)
    Вот где-то тут... А может быть и тут...
    Я даже допускаю, что уже
    На этом рубеже...
    Нержин
    Я уточнить хочу. Сперва вы показали...
    Бербенчук смотрит не на карту, а вверх, вслед уходящей Галине. Нержин умолкает. В правую дверь вбегает одетый по-зимнему запорошенный снегом Сержант.
    Сержант
    Товарищ капитан! На «Опель-Адмирале»
    Наш повар...
    Майков
    Что??
    Сержант
    Застрял.
    Майков
    Но с тортом?
    Сержант
    Не может выйти. Держит на руках.
    Галина ушла. Бербенчук наспех возвращается к карте.
    Бербенчук
    Во-от... обстановка в основных чертах.
    Майков
    Командой вытянуть! Какого чёрта?
    Сержант
    Кого забрать прикажете?
    Майков
    Телефонистов!
    Связных! и писарей! фотографов! топографов! радистов!
    Сержант убегает.
    Нержин
    Но я не понял...
    Бербенчук
    Разберёшься. Ты способный.
    Начальник штаба разъяснит тебе подробней.
    Рукой к козырьку отпускает Нержина и поспешно поднимается вслед Галине. Нержин с измерителем и картой в руках смотрит вослед Бербенчуку.
    Майков (поглядывая на Нержина, напевает)
    КТО ИГЛОЙ ПО ИЗОДРАННОЙ КАРТЕ
    ОТМЕЧАЕТ СВОЙ ДЕРЗОСТНЫЙ ПУТЬ!
    (обнимает его за плечи, поворачивает к зеркалу)
    А? Комильфо? Ну, оцени.
    Ведь мы же вспомним эти дни!
    Король Артур за круглый стол сажал,
    Но кто же с зеркала едал?
    Такое празднество забудется нескоро.
    Нержин
    Да что за повод?
    Майков
    Два. Рожденья день майора
    И…
    Нержин
    И?..
    Майков
    Ох, я и начудачу!
    Нержин
    Пока не пьян — поставь задачу.
    Нержин выносит вперёд столик, раскладывает на нём карту, оба садятся, причём Майков — с ногами на стул, крест-накрест поджав их.
    Майков
    Так. Обстановка. Обстановки
    Никто не знает, как всегда.
    Услышишь выстрел из винтовки,
    Свернёшь машины к правой бровке,
    Узнаешь-сходишь, не беда.
    Либштадт. Река Пассарге. Мостом
    На правый берег и — нах остен!
    Нержин
    К востоку? Подожди!!
    (вскакивает)
    Так Пруссия... ?
    (рукопожатие с размаху)
    Майков
    Котёл!
    Наш корпус танковый сегодня днём дожал-таки:
    Разрезал немцев и у Эльбинга прошёл
    До Балтики!
    Нержин (в большом волнении)
    Мечта Самсонова!
    Майков
    И торжества второй наш повод.
    Бригада N-ская к тебе притянет провод.
    Веди разведку в этом
    (отчёркивает)
    секторе,
    Все цели нам передавай по радио,
    а некоторые
    Дави с бригадою. Ты их найти изволь.
    Твоя готовность к четырём ноль-ноль.
    Где батарея?
    Нержин
    Уезжая,
    Её оставил я на съёме.
    Майков
    Так час-другой, душа родная,
    Ты будешь гостем в этом доме?
    Ты оценишь изысканность затей и угощенья.
    Им не найти ценителя мне больно было б, Серж.
    Всё хорошо: войны конец, весёлый день рожденья,
    И этой милой девушки явленье, —
    Так нет, приполз гадёныш СМЕРШ.
    Нержин
    Кто?
    Майков
    Не видал ещё? Из Армии прислали.
    Нержин
    Уполномоченный?
    Майков
    У-гу.
    Нержин
    Не фронтовик?
    Майков
    Да где!
    Да поросёнок розовый. Дерьмом чекистским напихали
    В училище НКВД.
    Весь мир его — училище: как одевали, как кормили,
    Да как людей собаками травили...
    Пойду. Состряпай донесеньице и схемку набросай,
    Пометишь четырьмя утра.
    Нержин
    Но где передний край,
    Где развернусь, не знаю, что ты, Сашка?
    Майков
    Да ты пиши! Как Ванин говорит, нужна бумажка.
    Ты — мне, я — в Армию, а Армия пошлёт
    Во Фронт, а ты ночуй, и не доехав даже.
    Ну, глупость напиши, кой чёрт там разберёт?
    Сто тысяч там таких бумажек!
    Узнаю утром новенькое что-нибудь — подправлю,
    А нет — пошлю и так, подумаешь, проблема!
    Нержин
    Нет, это глупо.
    Майков (выпрямляясь)
    Да? Так я, товарищ капитан, добавлю:
    К пяти утра прислать связного с донесением и схемой.
    Нержин
    Куда прислать? Сюда?
    Майков
    Ну да.
    Нержин
    Ещё глупей. Он и к шести утра,
    И не сюда, в Либштадт не доберётся.
    Майков
    А мне какое дело? Знать бы вам пора,
    Вы — офицер, не детка,
    За что глазами и ушами армии зовётся
    Разведка вообще и, в частности,
    артиллерийская разведка,
    (по мере того как Майков увлекается, Нержин любуется им)
    Что никогда ещё такого отношенья строгого,
    Не требовала чёткости такой документация,
    Как именно теперь, когда мы к зверю в логово
    Вступаем в окружении враждебной нации,
    Как именно теперь...
    Нержин (напевает)
    ИЛИ БУНТ НА БОРТУ ОБНАРУЖИВ,
    ИЗ-ЗА ПОЯСА РВЁТ ПИСТОЛЕТ.
    (вдвоём)
    ТАК ЧТО СЫПЛЕТСЯ ЗОЛОТО С КРУЖЕВ
    РОЗОВАТЫХ БРАБАНТСКИХ МАНЖЕТ.
    Майков
    Пи-ши! (уходит)
    Оставшись один, Нержин чертит, пишет и разговаривает между делом.
    Нержин
    Вот мне сказали бы в сороковом году,
    В мои доверчиво неопытные дни,
    Что я с высот Истории... безропотно сойду...
    До низменной штабной стряпни...
    Входит Ванин, куря трубку. Он каждый раз курит что-нибудь новое — то сигарету, то папиросу, то из газеты махорочную цыгарку непомерно больших размеров. Нержин не замечает Ванина.
    Война за революцию!
    Такой ли в юности тебя мы представляем?
    Катушки с бирками...
    Бумажки, чтоб начальство высшее провесть.
    Всё выдумки — и героизм, и жертвенности тайны...
    Как непохоже всё, что мы читаем,
    На то, как это есть.
    Ванин
    Вот удивил! Образование ума не прибавляет.
    Читай поменьше, менее того — пиши.
    Нержин (вскакивает)
    Та-ащ майор! Вы, говорят, сегодня... Поздравляю!
    И долгой жизни вам, от всей души!
    (рукопожатие)
    Ванин
    Спасибо, дорогой. Но я скриплю давненько,
    Пора мне, слышь, на печку помаленьку.
    Нержин
    Да сколько ж вам?
    Ванин
    Мне? Тридцать шесть.
    Нержин
    Все-го?
    Мне столько же почти, а в мускулах, в крови...
    Ванин
    Тебе-то сколько?
    Нержин
    Двадцать семь.
    Ванин
    Хо-го!
    До лет моих, милок, ещё ты доживи.
    Нержин
    Но девять лет? Что в них? Велик ли ваш излишек?
    Ванин
    Четвёртый-то десяток! — вот оно.
    Показывает он и то, как жизнь промотана,
    И то, что нет у ног кудрявеньких детишек.
    Нержин
    Детей?
    Ванин
    Детей. Весёленьких, здоровых.
    Мы все не понимаем схолоста.
    Питаемся в нарпитовских столовых,
    Ночуем у куста...
    Нержин
    Да-да-да-да! Как это вы сказали ловко! —
    Вот именно — столовка!
    Ещё не раз я ею детство помяну:
    Доска облезлая, и мелом процарапано меню,
    Всегда одно — капуста и перловка!..
    Но поглядеть на вас сейчас — полны, в лице румянец,
    Не выправка пускай, а всё ж армейский глянец,
    Нет, не стары!
    Ванин
    На вид! А чувствую, что стар.
    Из муромской деревни, в НЭПовский угар
    Приехал я мальчишкой в город,
    И вот с тех пор кружусь... кружусь с тех пор вот...
    Х-эх, было времячко!
    Нержин
    Я помню!
    Ванин
    Помнишь? Ты?
    По три копейки хлеб, да с дом величиной кино-анонсы?
    А мы, стянувши пояса до туготы,
    Шли штурмовать и верили, что мы штурмуем солнце!
    Что запахи лугов вольются в города,
    Что в сёлах заблестит хрусталь лабораторий,
    Что четырьмя часами светлого труда
    Все будем равные, все будем господа
    Над жизнью. Над природой. Над Историей.
    С субботников — на диспуты, с ячеек — в клубы,
    С рабфаков — в Академии! — путёвку в зубы...
    И не заметил, брат ты мой, я в этой суете,
    Как жил и отжил. А теперь, как сорок мне без малого,
    Ранения под Хортицею след на животе —
    Рубец, извилистее перелёта Чкалова.
    Нержин
    Неповторимый НЭП! Под чьими небесами, —
    Под нашими ты цвёл?.. И сами ж вы, вы сами
    Его...
    (делает душащее движение на горле)
    Подойдя к радиоле, Ванин рассеянно включает её. Оттуда:
    …Весть о новых грандиозных победах героической Красной Армии вызвала прилив невиданного эн­тузиазма и небывалого патриотического подъёма среди ивановских текстильщиц. На многочис­лен­ных цеховых митингах работницы выкликают здравицы в честь гениально-мудрого стратега, вождя, отца, учителя и лучшего друга текстильщиц — товарища Сталина. Прядильщицы Моломо­нова и Натягушина 72 часа не отходили от своих сорока станков и досрочно выполнили план 1969 года...
    Ванин выключает.
    Ванин
    Что — сами? Знаем, кривы сани.
    Посердится на них кобыла,
    А прёт и под гору и в гору.
    Нержин
    Арсений Алексеевич! Всё то, что было, —
    Могло бы мягче быть? Без казней, без террора, —
    С того последнего решающего спора
    Между Бухариным и Сталиным?
    Ванин
    Меж них
    И спору не было. Один скрипел пером за семерых,
    Другой повсюду расставлял людей своих.
    Нержин
    Так было?
    Ванин
    Так.
    Нержин
    Тем хуже!..
    Как скрыта истина Истории, и как её к тому же
    Ещё темнят. У оппозиции у правой обнаружа...
    Ванин
    Какая оппозиция права, лева,
    Всё это, слышь, браток, — слова!
    Что от меня добыть ты хочешь? Ты-то
    Уж мог бы знать мой нрав.
    Хотел Бухарин, чтоб была Россия — сытой?
    Так он и прав.
    Нержин
    Ах, прав!? И я так думаю! Я чувствую порой,
    Что в Революции, что в самом стержне становом
    Есть где-то роковой,
    Проклятый перелом,
    Но где? Но в чём?
    Когтями землю я царапаю, как зверь,
    Я рылом под землёй ищу его на ощупь...
    Ванин
    И я так думал раньше. Но теперь
    Боюсь, что дело проще.
    Нержин
    Как?
    Ванин
    А зачем тебе?
    Нержин
    А мне всего важней!
    Ванин
    Сказал я: «проще»? Я обмолвился. Сложней.
    Долгонек разговор. Не здесь его начать.
    Тебе — статистику, тебе — колонки диаграмм,
    В учёность эту я и сам
    Не больно крещен.
    Скажи по-умному: умеешь различать
    слова и вещи ?
    Нержин
    А... в отношении каком?
    Ванин
    Ф-ф-ф! Умри!
    Уже ответил — не умеешь.
    Пять пиджаков над книгами протри —
    Не поумнеешь.
    Представь себе колхоз. Зажиточный, какого нет в Союзе,
    Какого даже на картинках не расписывают нам,
    Где не в ручную тачку — в три автомашины еле грузит
    Колхозник хлеб свой, заработанный по трудодням.
    Электро-дойки, -плуги, -вейки,
    Во всём учёт и самый строгий план,
    Где — ты не смейся! — ни одной общественной копейки
    Никто и никогда не положил себе в карман.
    Фруктовые сады, и пасеки, и фермы...
    А общежитье — дом колонный.
    Ну, и сидит какой-нибудь там хрен, наверно,
    На яблоки и на квартиры выдаёт талоны.
    Конечно, дисциплиночка: всё строго по звоночку —
    Ведь дело миллионное, нельзя в нём без порядку.
    Зайдёшь в правление — на завтра разнарядка —
    Куда тебе, куда жене, куда сыночку.
    Так вот: в такой колхозный рай
    Мужик пойдёт по воле?
    Нержин
    Полагаю — да?
    Ванин
    Узнай,
    Что — нет !!
    К тебе бы в кабинет
    Пришли, сказали бы: вот эту стенку мы сломаем,
    Там за стеной такие же м-мыслители,
    И чтоб крепить науку вашу, ви-ите ли,
    Усилья мозгов ваших мы сольём,
    Исследований темы спустит вам Обком,
    А от гостей, от праздников ваш интеллект храня,
    Дадим звонок и распорядок дня! —
    Ты б согласился?
    Нержин
    Не-ет! Свободу замысла утратить? Что вы!
    Ванин
    Ага! А что ж мужик, по-вашему, — корова?
    Он — годы, месяцы и сутки —
    О чём он думает? Всё о желудке?
    А у него от солнца одного горит лицо,
    Когда над пахотой о жниве он мечтает?
    А он, в саду своём он любит деревцо
    За то одно, что яблочки с него снимает?..
    Вот мой тебе примерчик с ноготок.
    А из таких примерчиков плетётся жизнь, браток.
    Кабы не он, не миллион таких «кабы», —
    Тогда садись, катай законы классовой борьбы.
    Как, полицейские прочтя мои приметы,
    Не можешь ты себе лицо моё представить,
    Так общества не может Марксов метод
    Ни объяснить, ни исчерпать, ни к лучшему направить.
    Конечно, Маркс во многом прав.
    Но мир взрывать? но взяться пальцами
    за эту электрическую ручку!?.. —
    Медведь, слышь, тоже костоправ,
    Да самоучка.
    Нержин
    Гори, моя головушка!.. Я ждал от вас чего угодно,
    Но не такого дальнего удара!
    Вы так естественно, вы так свободно
    Несёте сан и службу комиссара!
    Ванин
    Я? Что же я? Догадкой смутной я живу.
    В поток попав однажды, им плыву...
    А главное, что лучшего-то я не вижу и не знаю...
    Я — колокол: людей, вишь, в церковь я зову,
    А сам в ней — не бываю...
    Нержин (ходит в волнении)
     Но как же жить? Но думать что?
    Ванин
    Вот думать-то как раз
    Не надо. Есть начальство. Есть приказ.
    От думанья никто не потолстел. От думанья сгоришь.
    А меньше знаешь — больше спишь.
    Приказ! Куда вертят, туда и доворачивай руля.
    Прикажут завтра, что земля квадратная, —
    Тык-мык — и что же? — дело неприятное —
    На митинги! — Товарищи! Квадратная земля!
    Твой бывший политрук бойцам в ответ —
    Спросили, помнишь, почему, что церкви снова честь? —
    «Ошибся, я р0бятки. Г0в0рил, что Б0га нет,
    А Б0г-т0, 0казал0сь, есть...»
    (смеются)
    Быстро входит Майков, за ним Салиев и Замалиев не­сут большой торт. Обегая их, семенит долговязый чёрный Повар в белой шапочке и измятой расстёгнутой солдатской шинели поверх белого передника.
    Майков
    Я в подземелье посажу тебя, урода!
    Такой измяли торт!.. Поставьте тут.
    (показывает; Салиев и Замалиев торжественно ставят)
    Повар
    Товарищ капитан!
    Майков
    Я капитан уже два года.
    Никак в майоры не произведут.
    А десять юбок где собрал? А опоздал? А пьян?
    Гордись! Шпану такую — в подземелье!
    Вопросы есть? Соломы клок. Воды холодной жбан.
    Повар
    За непорочную? За службу? Неужели?
    Товарищ капитан!
    Майков
    Нет времени, клянусь Зевесом,
    Я сам бы сел для интереса.
    О, камни древние темниц Средневековья,
    Где билось столько благороднейших сердец!..
    Повар (со слезами)
    Отечество я защищаю кровью...
    Майков
    ...свиней подстреленных? зарезанных овец?
    Арестовать!
    Салиев и Замалиев бросаются на Повара.
    Повар (яростно отбиваясь)
     Но! Хамы! Тихо!
    Майков
    Да завтра же сменю на повариху —
    Молоденькую, чистенькую... у-у, скотина!
    Один погибнет под бомбёжкой,
    другой напорется на мины,
    Потонет третий! — ведь хороший человек — он не живуч!
    А ты? — травился, и горел, и падал с круч, —
    И жив?
    Повар
    Ну, хорошо, сажайте, я умру невинный.
    Майков (Салиеву и Замалиеву)
    Да не попутайте, там рядом погреб винный!
    Ванин (задерживая их, Повару)
    Четыре раза нас тягал Политотдел
    Из-за тебя! — а ты всё цел.
    Майков
    Поссорился с комкором 35-го комдив
    Из-за тебя! А ты всё жив!
    Повар (высвободившись, развязно)
    Из-за меня? А кто докажет? Здрасьте!
    (снимает колпак)
    Я жеребёнка приручил, а у комкора той же масти
    Пропал!.. Теперь — испёк воздушный торт,
    Во всей бы армии никто не мог такого испекти,
    И этим я сегодня горд,
    И —
    (глядя на Ванина)
    я могу идти?
    Ванин машет рукой, освобождённый Повар, Салиев и Замалиев уходят.
    Майков
    Я б наказал.
    Ванин
    Да ну его совсем.
    Из тех, кто хапает, не самый он заметный.
    Но, шуток кроме, совсекретный
    Приказ по фронту. Ноль-ноль-семь:
    (тоном, как будто читает)
    «При выходе на территорию Восточно-Прусскую
    Замечены в частях Второго Белорусского,
    Как в населённых пунктах, так и при дорогах,
    Происходящие при попущеньях офицерства
    Отдельные пока что случаи — поджогов,
    Убийств, насилий, грабежей и мародерства.
    Всему начальствующему, всему командному составу
    Вменяется в обязанность, даётся право
    В частях своих, а равно и чужих, не проводя раздела,
    Для поддержанья воинской советской чести
    Подобные поступки пресекать на месте
    Любыми средствами вплоть до расстрела».
    Нержин (свистит)
    Сильно! А как же быть с инструкцией Политотдела
    О нашей о священной мести ?
    А как — посылочки ? А батарейные тетради
    Под заголовком «Русский счёт врагу»?
    Майков
    Ба-батюшки! Скажите Бога ради —
    Так я обоз Глафиркин вышвырнуть могу?
    Нержин
    Вот это здорово! Ивана заманили,
    Ивану насулили, Ивана натравили,
    Пока он нужен был, чтоб к Балтике протопать...
    Майков
    Не пить ликёров? Тесто — без ванили?
    Сушёную картошку лопать?
    Не-ет, это недоразумение!
    Конечно, будет Разъяснение...
    Нержин
     Полмира обещали мы ему, к прыжку готовясь...
    Майков
    Я гастроном, я вовсе не толствец.
    Нержин
    Он дорвался — чур, не игра, кричим мы, чур!
    Майков
    Победа без обеда?? Это чересчур!
    Нержин
    У нас румянец девственный — погоны, гимн и церкви!
    Майков
    (откидывая штору; из окна уже светит не голубым, а багровым)
    Вы посмотрите, что за прелесть эти фейерверки!
    (задёргивает)
    Насилья — да, насилия — ужасны!
    Но если немочка, как говорят, сама согласна ?..
    Нержин
    Солдат, с которым я лежал в болотах Ильмень-озера,
    Солдат, с которым нас в упор клевал
    одномоторный «Юнкерс», —
    Его — расстреливать? За то, что взял часишки «Мозера»?
    И даже пусть — что затащил девчёнку в бункер?
    Прощаясь с жизнью там, в орловской ржи,
    В палёных запахах, в дыму,
    Я жал к земле его — не наша, может быть, лежи! лежи!
    И на него теперь я руку подыму?
    Вы перед наступлением не так ли непреложно
    Приказ оправдывали противоположный?
    Ванин
    Оправдывал, так что ж?
    Нержин
    Так где же истина? Где ложь?
    Вы говорили, что солдат страдал,
    Что ждать его должна в конце пути награда... —
    И вот теперь стрелять в него мне надо?
    Ванин
    Попробуй, выстрели! Катну под трибунал.
    Нержин
    Как, а приказ?
    Ванин
    А что приказ?
    (дует)
    бумажка !!
    Уж если что надвинулось, идёт, так быть ему!
    Букашка!
    Не мнишь ли управлять событьями?
    Приказ? Исполни в меру. Не казня. Не сокрушая.
    От крутости себя вы отучите-ка.
    Идёт по нашим жизням маленьким — большая
    И часто грязноватая Политика.
    (обнимает разом Майкова и Нержина)
    Друзья-друзья!
    Как часто зря
    Себя в сомненьях и в решеньях мучим мы,
    А и без нас всё, всё идёт на свете к лучшему.
    Нержин
    Арсений Алексеевич частенько повторяет:
    «Всё к лучшему», «Образование ума не прибавляет»,
    «Не берегись начала, берегись конца», —
    Я в поговорках тех никак не доищусь до ядерца.
    Майков
    Где ж, дьявол, к лучшему? Мы жили тихо, мирно,
    Как будто ангел плыл над нами, крылья распростерши,
    Так нет, припёрся этот жирный
    Свинёнок розовый из СМЕРШа.
    Нержин
    Терзает девушку...
    Ванин
    Уже?
    Майков
    Во всё суётся, лезет...
    Ванин
    У нас не разгуляется. Где сядет, там и слезет.
    Майков
    Да! почему? У всех уполномоченный сидит как чирь,
    А к нам пришлют — неделя, месяц, — шнырь —
    И нет! И тишь, и гладь. За что такая льгота?
    Нержин (пожимая плечами)
    По Гауссу. Рассеиванье. Отклонение от правил.
    Ванин
    Какой там Гаусс! Звездочёты!
    Я! Я их сплавил!
    Нержин, Майков (вместе)
    Как? Вы?
    Нержин
    Но что вы делали?
    Ванин
    Кропал по-тихому на них материальчик.
    Ведь он запрётся — пишет, гад, ты не смотри, что мальчик.
    (гневно)
    Я снизу доверху их видел — благодатнейшие ряжки!
    Как говорится, сами кобели,
    Ещё собак для службы завели, —
    Но и над ними есть, над ними есть! — бумажка !
    Майков
    Но что писали вы?
    Ванин
    А что придётся, без разбору.
    Мне лишь бы наперёд, не дать им только фору.
    Один сболтнул спьяна строенье Органов секретное,
    Другой скрывает данные свои анкетные,
    Тот выражал неверие в победу, тот симпатии к врагу, —
    Да что я, вспомнить всё могу?
    А написал — пошло! Друг друга лопают как крысы.
    У них и бдительность,
    У них и мнительность,
    Кудрявчика выдёргивает следователь лысый,
    Скроит ему вину, не в этом — в чём другом,
    Да у кого из нас её не сыщешь, присмотревшись?
    Я из-за них в году тридцать седьмом


1 ] [ 2 ] [ 3 ] [ 4 ]

/ Полные произведения / Солженицын А.И. / Пир победителей


2003-2019 Litra.ru = Сочинения + Краткие содержания + Биографии
Created by Litra.RU Team / Контакты

 Яндекс цитирования
Дизайн сайта — aminis