Войти... Регистрация
Поиск Расширенный поиск



Есть что добавить?

Присылай нам свои работы, получай litr`ы и обменивай их на майки, тетради и ручки от Litra.ru!

/ Полные произведения / Твардовский А.Т. / За далью - даль

За далью - даль [4/4]

  Скачать полное произведение

    На нашей родине с тобой.

    И на дороге, в темном поле,
    Внезапно за душу схватив,
    Мне грудь стеснил до сладкой боли
    Тот грустный будто бы мотив…

    Я эти малые приметы
    Сравнил бы смело с целиной
    И дерзким росчерком ракеты,
    Что побывала за Луной…

    За годом – год, за вехой – веха,
    За полосою – полоса.
    Нелегок путь.
    Но ветер века –
    Он в наши дует паруса.

    Вступает правды власть святая
    В свои могучие права,
    Живет на свете, облетая
    Материки и острова.

    Она все подлинней и шире
    В чреде земных надежд и гроз.
    Мы – это мы сегодня в мире,
    И в мире с нас
    Не меньший спрос!

    И высших нет для нас вселений –
    Одно начертано огнем:
    В большом и малом быть, как Ленин,
    Свой ясный разум видеть в нем.

    С ним сердцу нечего страшиться.
    И в нашей книге золотой
    Нет ни одной такой страницы,
    Ни строчки, даже запятой,
    Чтоб нашу славу притемнила,
    Чтоб заслонила нашу честь.

    Да, все, что с нами было,-
    Было!
    А то, что есть –
    То с нами здесь!

    И все от корки и до корки,
    Что в книгу вписано вчера,
    Все с нами – в силу поговорки
    Насчет пера
    И топора…

    И правда дел – она на страже,
    Ее никак не обойдешь,
    Все налицо при ней – и даже
    Когда молчанье – тоже ложь…

    Кому другому, но поэту
    Молчать потомки не дадут.
    Его к суровому ответу
    Особый вытребует суд.

    Я не страшусь суда такого
    И, может, жду его давно,
    Пускай не мне еще то слово,
    Что емче всех, сказать дано.

    Мое – от сердца – не на ветер.
    Оно в готовности любой:
    Я жил, я был – за все на свете
    Я отвечаю головой.

    Нет выше долга, жарче страсти
    Стоять на том
    В труде любом!

    Спасибо, Родин, за счастье
    С тобою быть в пути твоем.

    За новым трудным перевалом –
    Вздохнуть
    С тобою заодно.
    И дальше в путь –
    Большим иль малым,
    Ах, самым малым –
    Все равно!

    Она моя – твоя победа,
    Она моя – твоя печаль,
    Как твой призыв:
    Со мною следуй,
    И обретай в пути,
    И ведай
    За далью – даль.
    За далью – даль!

    
    До новой дали

    Пора!
    Я словом этим начал
    Мою дорожную тетрадь.
    Теперь оно звучит иначе:
    Пора и честь, пожалуй, знать.

    Ах, эти длительные дали,
    Дались они тебе спроста.
    Читали – да. Но ждать устали:
    Когда ж последняя верста.

    А сколько дел, событий, судеб,
    Людских печалей и побед
    Вместилось в эти десять суток,
    Что обратились в десять лет!

    Все верно: в сроках не потрафил,
    Но прошу высокий суд
    Учесть, что мне особый график
    Составлен был на весь маршрут.

    И что касается охвата
    Всего, что в памяти любой,-
    Суди по правде, как солдата,
    Что честно долг исполнил свой.

    Он воевал не славы ради.
    Рубеж не взял? И сам живой?
    Не представляй его к награде,
    Но знай – ему и завтра в бой.

    А что в пути минули сроки –
    И в том вины особой нет.
    Мои герои все в дороге,
    Да ты и сам не домосед.

    Ты сам, читатель, эти дали
    В пути проверил и постиг.
    В своем бывалом чемодане
    Держа порой и мой дневник.

    Душа моя принять готова
    Другой взыскательный упрек,
    Что ткань бедна: редка основа,
    Неровен бедный мой уток;

    Что, может быть, не ярки краски
    И не заманчив общий тон;
    Что ни завязки,
    Ни развязки –
    Ни поначалу, ни потом…

    Ах, сам любитель, я не скрою,
    Чтоб с места ясен был вопрос –
    С приезда главного героя
    На новостройку иль в колхоз,

    Где непорядков тьма и бездна,
    Но прибыл с ним переворот,
    И героиня в час приезда
    Стоит случайно у ворот.

    Он холост, или же в разводе,
    Или с войны еще вдовец,
    Или от злой жены беглец,
    Иль академик – на подходе,
    Хоть не заглядывай в конец.

    Но сам лишен я этой хватки:
    И совесть есть, и лень, прости,
    В таком развернутом порядке
    Плетень художества плести.

    А потому и в книге этой –
    Признаться, правды не тая, -
    Того –другого – знанья нету,
    Всего героев –
    Ты да я,
    Да мы с тобой.

    Так песня спелась.
    Но, может, в ней отозвались
    Хоть как – нибудь наш труд и мысль,
    И наша молодость и зрелость,
    И эта даль,
    И эта близь?

    Что горько мне, что тяжко было
    И что внушало прибыль сил,
    С чем жизнь справляться торопила, -
    Я всю сюда и заносил.

    И неизменно в эту пору,
    При всех изгибах бытия,
    Я находил в тебе опору,
    Мой друг и высший судия.

    Я так обязан той подмоге
    Великой – что там ни толкуй,-
    Но и тебя не прочу в боги,
    Лепить не буду новый культ.

    Читатель, снизу или сверху
    Ты за моей следишь строкой,
    Ты тоже – всякий на поверку,
    Бываешь – мало ли какой.

    Да, ты и лучший друг надежный,
    Наставник строгий и отец.
    Но ты и льстец неосторожный,
    И вредный, к случаю, квасец.

    И крайним слабостям потатчик,
    И на расправу больно скор.
    И сам начетчик
    И цитатчик,
    И не судья,
    А прокурор.

    Беда бедой твой пыл бессонный.
    Когда вдобавок ко всему
    Еще и книжкой пенсионной
    Ты обладаешь на дому.

    Не одному бюро погоды
    Спешишь ты всыпать поскорей,
    Хоть на почтовые расходы
    Идет полпенсии твоей.

    Добра желаючи поэту,
    Наставить пробуя меня,
    Ты пишешь письма в «Литгазету»,
    Для «Правды» копии храня…

    И то не все. Замечу кстати:
    Опасней нет болезни той,
    Когда по скромности, читатель,
    Ты про себя, в душе, - писатель,
    Безвестный миру Лев Толстой.

    Ох, вы, мол, тоже мне, писаки,
    Вот недосуг за стол засесть…

    Да, и такой ты есть и всякий,
    Но счастлив я, что ты, брат, есть!

    Не запропал, не стал дитятей,
    Что наша маменька –печать
    Ласкает, тешась:
    - Ах, читатель,
    Ах, как ты вырос – не достать!

    Сама пасет тебя тревожно
    (И уморить могла б, любя):
    - Ах, то –то нужно, то –то можно,
    А то –то вредно для тебя…

    Ты жив – здоров – и слава богу,
    И уговор не на словах:
    В любую дальнюю дорогу
    На равных следовать правах…

    Ты помнишь, я свой план невинный
    Представил с первого столбца:
    Прочти хотя б до половины,
    Авось – прочтешь и до конца.

    Прочел по совести. И что же:
    Ты книгу медленно закрыл,
    Вздохнул, задумался, похоже.
    Ну вот. А что я говорил?

    Прости, что шутка на помине,
    Когда всерьез не передать,
    Как нелегко и эту ныне
    Мне покидать свою тетрадь.

    Не то чтоб жаль, но как то дико.
    Хоть этот миг –
    Желанный миг:
    Была тетрадь – и стала книга
    И унеслась дорогой книг.

    Уже не кинешься вдогонку
    За ней во все ее края…
    Так дочка дома – все девчонка,
    Вдруг – дочь. Твоя и не твоя.

    Скорбеть о том не много проку,
    Что низок детям отчий кров.
    Иное дело, с чем в дорогу
    Ты проводил родную кровь.

    И мне уже не возвратиться
    Назад, в покинутый предел.
    К моей строке или странице,
    Что лучше б мог, как говорится,
    Да не сумел.
    Иль не посмел.

    Тем преимуществом особым
    При жизни автор наделен:
    Все слышит сам, но. Как за гробом,
    Уже сказать не может он,
    Какой бы ни был суд нелестный…

    Но если вправду он живой,
    Он в новый замысел безвестный
    Уже уходит с головой.

    И, распростившись с этой далью,
    Что подружила нас в пути.
    По счастью, к новому свиданью
    Уже готовлюсь я. Учти!

    Конца пути мы вместе ждали,
    Но прохлаждаться недосуг.
    Итак, прощай.
    До новой дали.
    До скорой встречи,
    Старый друг!

    1950-1960


1 ] [ 2 ] [ 3 ] [ 4 ]

/ Полные произведения / Твардовский А.Т. / За далью - даль


2003-2022 Litra.ru = Сочинения + Краткие содержания + Биографии
Created by Litra.RU Team / Контакты

 Яндекс цитирования
Дизайн сайта — aminis