Войти... Регистрация
Поиск Расширенный поиск



Есть что добавить?

Присылай нам свои работы, получай litr`ы и обменивай их на майки, тетради и ручки от Litra.ru!

/ Полные произведения / Рид М. / Мальчики на севере

Мальчики на севере [1/6]

  Скачать полное произведение

    1. ГАРРИ И ГАРАЛЬД
     Полковник Остин, долго служивший в Индии, подал в отставку и возвратился в Англию. Сделать это он был вынужден по нескольким причинам.
     Во-первых, в одной из стычек с индусами его сильно ранили и, по совету врачей, ему нужно было покинуть военную службу и провести год или полтора на юге Европы. Во-вторых, у него умерла жена, после которой у него остались два сына, довольно уже взрослых мальчика: Гарри 16-ти и Гаральд 15-ти лет, воспитанием которых необходимо было заняться, и, в-третьих, ему досталось после одного умершего родственника порядочное наследство, для получения которого его личное присутствие было необходимо.
     На воспитание мальчиков в Индии почти не обращали внимания, и они вышли хотя сильными и здоровыми, но почти безграмотными и грубыми, как их индийские сверстники, с которыми они провели все детство, так что отец положительно стыдился показывать их порядочным людям. Полковник все время был занят службою и не имел времени заняться воспитанием мальчиков, а мать юношей, индианка, сама не обладала таким образованием, чтобы заменить в этом случае мужа. Притом полковник и его семья жили в Индии в такой местности, где не было ни хорошей школы, ни учителей.
     По приезде на родину полковник с ужасом увидел, как его сыновья резко отличаются от своих европейских сверстников из порядочных семейств, и решил немедленно заняться образованием детей. Но как приступить к этому? Оба мальчика уже перешли тот возраст, в котором дети обыкновенно поступают в младшие классы школы, а в старшие классы они не могли поступить за отсутствием у них необходимых знаний. В виду этого полковник решил найти им наставника, который облагородил бы их нравственно и настолько развил бы умственно, чтобы они могли со временем поступить прямо в высшее учебное заведение.
     Вскоре он нашел подходящее лицо и объявил об этом сыновьям. Последним очень не понравилась бесполезная, по их мнению, "затея" отца.
     - Ведь это просто гадость, Гарри! - говорил Гаральд, сбивая хлыстом головки цветов в саду. - Ну, какие мы с тобой школьники? И что за блажь пришла в голову отцу засадить нас за школьную ерунду? Ведь мы умеем читать и писать - и ладно!
     - Ох, уж не говори лучше! - отвечал Гарри, старавшийся пригнуть к земле молодую яблоню и кончивший тем, что сломал несчастное деревцо.
     - Знаешь, что, Гарри, давай сделаем так, чтобы этому противному старику, которого отец откопал нам в учителя, житья у нас не было и он вскоре сбежал бы от нас, - продолжал Гаральд, взобравшийся уже на плетень и почему-то воображавший, что учитель непременно должен быть стариком.
     - Отлично, Джерри! - согласился Гарри, который покончив с яблоней, принялся изо всех сил раскачивать тополь, не поддававшийся однако его усилиям.
     В это время вдали показались полковник и какой-то незнакомец.
     Воображаемый старик-учитель оказался красивым молодым человеком, лет 24-х, с изящными манерами и умным лицом.
     Мальчики даже не обернулись, когда к ним подошли отец и незнакомец.
     Гаральд сидел на плетне и, болтая ногами, колотил по нему хлыстом, а Гарри изо всех сил раскачивал столбы изгороди, на которой сидел брат.
     Когда отец позвал их, оба мальчика сделали вид, что не слышат, и продолжали свое занятие.
     - Вы видите, мистер Стюарт, - сказал полковник, - как они невоспитаны. Вам очень нелегко будет сойтись с ними.
     - Вижу, вижу, полковник, - ответил молодой человек, - но не нахожу этого и думаю - мы все-таки сойдемся... Здравствуйте, друзья мои! - приветливо обратился он к мальчикам, подходя к ним поближе и вежливо приподнимая шляпу.
     Оба мальчика молча покосились на учителя. Вдруг Гаральд, все время сидевший на изгороди, перекинул ноги на противоположную сторону, спрыгнул с плетня и пустился бежать в поле. Гарри моментально последовал примеру брата. Полковник и учитель остались одни.
     - Вот вам и ответ на вашу вежливость! - со вздохом сказал полковник. - Нет, мистер Стюарт, едва ли вы сойдетесь с ними. Вы видите, что я нисколько не преувеличивал, рассказав вам о полнейшей невоспитанности моих сыновей.
     - Что они грубоваты и незнакомы с простыми правилами вежливости - это, к сожалению, верно, - проговорил молодой человек. - Но это все-таки не лишает меня надежды сблизиться с ними и сделать из них порядочных людей.
     - Дай Бог! - снова вздохнул полковник.
     - Лица обоих мальчиков, - продолжал Стюарт, - мне нравятся, насколько я успел разглядеть их с первого взгляда. Значит, нравственно ваши сыновья не испорчены, а это - самое главное. Здоровье у них хорошее, но они родились и выросли в теплом климате. По-моему, им необходимо пожить немного в холодной стране с хорошим смолистым воздухом. Знаете что, полковник? Я давно собирался посетить Норвегию, но у меня не было средств осуществить мое желание. Позвольте мне поехать с вашими мальчиками в эту страну. Они там привыкнут к суровому климату, - это еще больше закалит их здоровье. Во время путешествия я буду знакомить их с историей и со всем, что окажется нужным, и понемногу подготовлю для серьезных занятий. Может быть, мне удастся даже внушить им любовь к труду. Раз мы достигнем этого, - все будет хорошо, будьте покойны.
     - Отлично, дорогой друг! - вскричал полковник, пожимая руку своему собеседнику. - Это как раз входит в мои планы. Вы знаете, что я должен провести год и даже больше в южной Европе. Я думаю поселиться где-нибудь около Средиземного моря. Поезжайте вы на это время в Норвегию и постарайтесь сделать из моих сыновей, что будет возможным. Я вполне надеюсь на вас и очень рад, что моя дружба с вашим покойным отцом будет продолжаться и с вами... Я дам вам необходимые средства на путевые издержки. Пожалуйста, не жалейте дорогою денег, но вместе с тем не позволяйте моим сыновьям тратить их зря. Вообще не балуйте их, пусть они, по возможности, привыкают к труду и поменьше пользуются услугами других.
     - О, будьте покойны, полковник: ничего лишнего я им не позволю, но и нуждаться они ни в чем не будут. Но предупреждаю вас: им придется там, вероятно, часто голодать и терпеть другие лишения.
     - Тем лучше, дорогой друг, тем лучше! Они скорее возмужают и закалятся в борьбе с жизнью и окружающими условиями. Вообще ваша мысль великолепна. Вечером мы поговорим подробно обо всем, а теперь позвольте мне пойти немного отдохнуть: мои раны дают о себе знать.
     Крепко пожав руку будущему наставнику своих детей, полковник простился с ним и направился в дом, а молодой человек задумчиво стал ходить по дорожкам сада.
     Вечером полковник долго толковал со Стюартом о предполагаемом путешествии в Норвегию. Проводив его, старик приказал позвать к себе мальчиков, которых раньше нигде не могли найти, и объявил им о предстоявшей им поездке на север в обществе их наставника. При этом он сделал им строгий выговор за их невежливое обращение с учителем и приказал стараться изменить свой характер.
     Таким строгим тоном отец никогда еще не говорил со своими сыновьями, и это произвело на них сильное впечатление. Выйдя от отца, они принялись обсуждать все слышанное ими от него.
     - Как будто я не знаю, что нужно снимать шляпу, когда с кем-нибудь здороваешься, - говорил Гаральд. - Я не хотел этого сделать - вот и все.
     - И вышло очень глупо! - заметил Гарри, на которого иногда находили такие минуты, когда он противоречил даже брату.
     - А ты разве сделал лучше? - насмешливо спросил Гаральд.
     - Это я по твоему примеру, - отвечал Гарри.
     - Ну, значит, и ты такой же осел, как я.
     Этот аргумент показался таким убедительным Гарри, что он сразу перешел на более миролюбивый тон и переменил разговор.
     - Что ты думаешь, Гаральд, о нашей поездке в эту... как бишь ее?.. Ах, да!.. Норвегию? - спросил он брата.
     - Да совсем ничего не думаю, - равнодушно ответил тот.
     - А где она находится по-твоему?
     - А черт ее знает!
     - А тебе хочется туда ехать?
     - Отчего же не ехать? Это все-таки лучше, чем киснуть над греческой и латинской ерундой, которой стращал нас отец, когда задумал нанять учителя.
     - А учитель-то, кажется, славный малый?
     - Ничего, так себе... франтоват только - вот что нехорошо.
     - Его зовут Джон Стюарт, - продолжал после некоторого молчания Гарри. - Знаешь что, Джерри? Давай звать его Стью. Отец говорил, что он шотландец - это имя как раз подойдет к нему... Эй, мистер Стью! Ха-ха-ха! Ловко я выдумал, а?
     - Ха-ха-ха! - расхохотался и брат. - Отлично, Гарри! Ты всегда был ловок на выдумки. Недаром тебя в Индии часто тузили за это.
     - А мне все-таки хотелось бы знать, где эта Корве... или как ее там?.. Норвегия, что ли? - сказал Гарри. - Погоди! Вон идет наш повар, давай спросим у него.
     - Эй, Роберт! - обратился он к проходившему мимо субъекту в белом колпаке - Не знаешь ли ты, где Норвегия?
     - Нор-ве-ги-я? - протянул повар. - Право не знаю... не слыхал что-то... Наверное, где-нибудь около Индии. Там все такие чудные названия.
     - Около Индии? - повторил Гаральд, покачав головой. - Не может быть. Мы сами только что оттуда, но я никогда не слыхал, чтобы там была такая страна.
     - Ну, я уж, право, не знаю, господа! - отвечал сконфуженный повар. - Вот спросите у учителя: он наверное знает, недаром учителем состоит. А мое дело - кухня. Простите, спешу, боюсь - каплун пережарится.
     Так мальчикам в этот день и не удалось узнать, где находится страна, в которую они собрались ехать.
     На другой день к ним приехал их наставник. Мальчики были в саду и вели жаркий спор о месте, где должна находиться Норвегия. Вопрос этот их так занимал, что они в это утро, против обыкновения, не сломали ни одного дерева и ничего не попортили в саду.
     - Здравствуйте, мои молодые друзья! - вдруг раздался позади них приветливый голос.
     Мальчики поспешно обернулись и увидали шедшего к ним учителя. На этот раз они оба точно по команде сняли шляпы и поклонились.
     Учитель улыбнулся и пожал им обоим руки.
     - А где ваш отец? - спросил он.
     - Кажется, в кабинете, - сказал Гаральд, вертя в руках шляпу.
     - Наденьте вашу шляпу и сходите к отцу узнать, могу ли я его видеть, - продолжил Стюарт, тон которого был немного повелителен.
     Гаральд с некоторым удивлением взглянул на учителя и, прочитав на его лице подтверждение приказания, повиновался и пошел в дом.
     - А вы, молодой друг, - сказал Стюарт тем же тоном Гарри - проводите меня в дом, я еще не совсем хорошо освоился с расположением комнат.
     Гарри тоже не без удивления посмотрел на наставника, но, тем не менее, повиновался и пошел к дому.
     Стюарт снова улыбнулся и последовал за мальчиком.
     За обедом полковник и учитель говорили о каком-то общем знакомом. Оба мальчика вслушались в разговор.
     - Ведь у него, кажется, двое сыновей, - говорил полковник. - Я слышал, что они уже почти взрослые.
     - По летам - да, - отвечал Стюарт, - а по всему остальному они - настоящие дети.
     - Да что вы! Ведь старшему уж чуть ли не двадцать лет.
     - Это ничего не значит. Есть люди, которые всю жизнь остаются детьми. Возмужалость зависит не от лет, а от степени развития человека. А вы посмотрите на его сыновей: ведь стыдно глядеть на них. С ними ни о чем говорить нельзя, их ничего не интересует кроме драк и разных проделок, свойственных только дикарям да деревенским мальчишкам. Представьте: когда я вчера сообщил им, что собираюсь в Норвегию, то даже старший не посовестился спросить, где находится Норвегия. Как вам это нравится?
     - Ужасно! - сказал полковник, взглянув мельком на своих сыновей.
     Оба мальчика чувствовали, как они краснеют, и им казалось, что учитель рассказывал именно о них, а не о каких-то других мальчиках.
     Учитель, как бы ничего не замечая, продолжал:
     - Они очень удивились, когда узнали, что Норвегия одно из самых северных государств, и что главный город этого государства - Христиания.
     "Наконец-то я вспомнил, где эта проклятая Норвегия, - подумал Гаральд, - это такая длинная полоса земли около Северного моря, и под нею торчит маленькая Дания. Эге! Значит, я все-таки ученее того большого болвана, о котором говорит учитель".
     - Многие думают, - продолжал Стюарт, - что путешествие по Норвегии вовсе не интересно, но это неправда. Там здоровый климат, много очень красивых мест и такое множество всяких зверей, что можно целые дни охотиться.
     - А там есть реки? Можно ловить в них рыбу? - спросил Гаральд.
     - Конечно, есть, мой друг, - отвечал Стюарт - и даже очень много - и рек, и озер.
     - Ишь ты! - радостно вскричал мальчик, взглянув на брата.
     - Попросите папу подарить вам по ружью и несколько удочек, - продолжал наставник. - Мы там будем охотиться и ловить рыбу не ради одной забавы, но и для пищи. Мы можем попасть в такие места, где нет людей и не у кого купить съестных припасов, и должны будем сами доставать себе пропитание.
     Оба мальчика так заинтересовались предполагаемым путешествием, что засыпали учителя разными вопросами.
     - Да когда же мы отправимся? - каждый день спрашивали они то отца, то учителя.
     - Скоро, скоро, потерпите немного! - говорил отец.
     - Учитесь пока стрелять и вообще обращаться с огнестрельным и холодным оружием. Это вам необходимо, - советовал Стюарт.
     Мальчики с удовольствием последовали его совету. Отец подарил им по хорошему легкому ружью с полным прибором, и в несколько дней они порядочно выучились владеть им под руководством учителя и самого полковника. Кроме того, последний подарил им по паре пистолетов и по охотничьему ножу.
     Довольные этими подарками, мальчики не расставались с ними и ходили вооруженные с головы до ног. Даже ложась спать, они клали под подушку пистолеты, а в головах ставили ружья.
     Наконец сборы окончились, мальчики простились надолго с отцом и отправились со своим наставником в путь. Хотя они еще и не поняли, нравится ли им учитель или нет, но уже чувствовали, что начинают сильно привязываться к нему, не решаясь только из ложной гордости высказывать этого вслух. 2. ПЕРВОЕ ПРИКЛЮЧЕНИЕ
     Они направились сначала в Лондон, а потом в Грэвзенд. Главная достопримечательность этого города - обилие раков. Каждый встречный нес кулек, наполненный раками, в каждой лавке непременно торговали раками. Отовсюду только и слышалось: раки, раки! Казалось, весь город состоял из одних раков, и даже воздух был пропитан ими. Раков подавали ко всему: и утром к завтраку, и днем к обеду и вечером к ужину, так что нашим путешественникам всюду стали мерещиться одни раки, и они очень обрадовались, когда, наконец, попали на шхуну, и "рачий город", как прозвали его мальчики, стал мало-помалу исчезать из виду.
     Через день, когда путешественники были уже далеко от берега, оба мальчика заболели морской болезнью. Мучаясь этим неприятным недугом, они уже начали раскаиваться в своей решимости путешествовать и смотрели на Стюарта как на своего врага. Последний, однако, не обращал ни малейшего внимания на их оханье и дерзости. На третий день им стало лучше, они успокоились и даже попросили прощения у своего наставника, терпеливо переносившего все их выходки во время болезни и не переставшего ухаживать за мальчиками.
     Прошло еще два дня. Мальчики окончательно оправились, и им стало уже надоедать это однообразное и крайне медленное, по их мнению, плавание по Северному морю.
     - Мы, кажется, никогда не доедем! - жаловался Гарри.
     - Это верно, мы ползем как черепаха! - сказал Гаральд. - Эй, вы, послушайте-ка! - обратился он к капитану, - нельзя ли нам плыть поскорее?
     Капитан обернулся и, засунув руки в карманы по обычаю моряков, прищурился и сказал с напускной строгостью:
     - Меня зовут вовсе не "Эй, вы!" Кто это вас обучал такому обращению со старшими?
     - Извините, капитан! - сконфуженно пробормотал мальчик. - Но нам, право, так надоело глядеть на это море: все вода и вода...
     - Вам надоело глядеть на море! - вскричал моряк. - Да я тридцать лет смотрю на него и все еще не насмотрюсь! Скучать на море! Да разве это возможно? Оглянитесь-ка кругом! Можно ли досыта насмотреться? Вглядитесь в воду, - ведь она живая, ведь каждая капля ее содержит в себе целый мир! Посмотрите вверх: видали ли всех этих птиц? Глядите, как они весело реют в воздухе, смотрите на их отражение в воде. Вон поднимается ястреб-рыболов. Скоро он стрелою бросится вниз и схватит зазевывавшуюся рыбку, неосторожно выплывшую на поверхность. Скучать на море! Да знаете ли вы, молодой человек, что вода - начало всего существующего, что она дала жизнь всему живому на земле? Изучайте природу, мой друг, и начинайте изучение ее с воды - и, верьте мне, вы не будете никогда скучать. Вот идет ваш наставник. Спросите его и он подтвердит его слова. Мистер Стюарт, - обратился капитан к подходившему учителю, - ваш воспитанник жалуется, что мы слишком тихо плывем. Не запрячь ли уж вам морского змея, как вы думаете, а? - прибавил он с улыбкой, ясно говорившей, что он был знаком с наставником мальчиков и уже посвящен последним в тайну относительно их воспитания.
     - А разве действительно существует такой змей? - с любопытством спросил Гаральд.
     - Говорят, существует, хотя я лично не видел его, - отвечал капитан. - Но я вам могу указать человека, видевшего этого змея.
     - Вы говорите об этом Омсене, капитан, - сказал подошедший молодой человек, которому на вид казалось не более двадцати лет.
     - Именно, - ответил моряк. - Вот эти молодые люди желают поймать на удочку морского зверя, я и советую им обратиться к Омсену, который видал уже змея и может научить и, как это сделать, - прибавил он с улыбкою.
     - Да разве это можно, капитан, когда в нем около шестисот футов длины?! - вскричал незнакомец.
     - Для детей все возможно, мой друг! - засмеялся моряк.
     - Неправда, мы не говорили этого, он все врет! - засмеялся с обычной своей грубостью Гаральд.
     - Болтает как сорока! - поддержал брата и Гарри.
     Капитан молча пожал плечами и отошел от мальчиков, а Стюарт строго посмотрел на них. Они поняли свою грубость и сконфуженно потупились.
     - Оле Омсен расскажет вам об этом змее, - продолжал молодой человек.
     Этот молодой человек будет встречаться в нашем рассказе; необходимо рассказать о нем несколько слов. Звали его Винцентом. Он был родом швед и направлялся теперь на родину. Среднего роста, сильный и мускулистый, Винцент представлял собою олицетворение силы, красоты и здоровья.
     - Кто этот Оле Омсен? - спросил Гарри.
     - Это тот самый норвежец, о котором вам говорил капитан. Он много путешествовал и теперь служит здесь матросом.
     - А он говорит по-английски?
     - Немного говорит. Я сейчас позову его, - проговорил Винцент и пошел разыскивать норвежца.
     - Какой славный молодой человек! - произнес Стюарт по уходе Винцента.
     - Совсем еще мальчишка, - сказал Гарри, не любивший, когда при нем хорошо отзывались о ком-либо из молодых людей. - Он немного старше меня, - прибавил он, сделав презрительную мину.
     - Да, ему не будет еще и двадцати лет. Но он гораздо развитее и вежливее вас, - заметил Стюарт.
     - У вас все развитее и вежливее меня! - огрызнулся Гарри.
     "Неужели я в самом деле так груб и невоспитан?" - все-таки мелькнуло у него в голове.
     В это время подошли Винцент и норвежец.
     Последний был высокого роста, белокурый, с большими серыми глазами и открытым лицом. На вид ему казалось лет сорок.
     - Вот Оле, - сказал Винцент, представляя матроса.
     - Оле! Какое чудное имя! - не утерпел не заметить Гарри.
     - Полное его имя - Олаф, а Оле - сокращенное, - пояснил Стюарт. - Это имя дорого для каждого норвежца, потому так звали одного из великих королей. Я когда-нибудь вам расскажу об этом короле. Расскажите, пожалуйста, что знаете о морском змее, - обратился он к норвежцу, - нас очень интересует.
     - Раз я был на одном судне, совершавшем рейсы между Африкой и Европой, - начал норвежец. - Мы шли на всех парусах к Атлантическому океану. Я был свободен от службы и лежал на палубе, покуривая трубочку и калякая с товарищами. Вдруг по слышались крики: "Морской змей! Морской змей!" Я вскакиваю и бегу к борту корабля; там уже столпились все наши; смотрю через борт и вижу на поверхности воды какое-то страшное чудовище неимоверной длины. Чешуя его так и сверкает на солнце.
     - А какая его величина? - спросил Стюарт.
     - Да футов около шестисот, не меньше. Голова у него змеиная, плавает он с каким-то особенным треском и издает сильный мускусный запах. Подойти же поближе мы не решились: мне думается, что достаточно было бы одного взмаха его страшного хвоста - и наше судно взлетело бы на воздух.
     - Глупости! Я этому не верю! - вскричал Гарри.
     - Это просто сказки! - прибавил и Гаральд.
     - Зачем говорить так о том, чего вы не знаете? - заметил Стюарт. - Всего меньше исследовано море, а мало ли в нем чудес! Может быть, наступит время - и мы будем иметь в музее чучело морского змея, как имеем скелеты мамонта и других земных чудовищ, теперь уже исчезнувших. Морской змей тоже, вероятно, одна из исчезающих форм.
     Слова эти заставили задуматься даже мальчиков.
     Между тем наступило полное затишье, и шхуна неподвижно стояла на одном месте. Экипаж воспользовался этой остановкой и принялся за рыбную ловлю. Мальчики присоединились к матросам и помогали или, вернее, мешали им вытаскивать сети, ловить прыгавшую на дне лодок рыбу и перетаскивать ее на шхуну.
     День прошел весело. К вечеру подул свежий попутный ветерок, и шхуна пошла на всех парусах. К утру, когда рассеялся туман, вдали показался Христиания, и ясно обрисовались берега Норвегии. Стюарт позвал обоих мальчиков на палубу. Шхуна шла быстро, очертания берега делались все яснее и яснее. Вскоре стали уже заметны холмы, покрытые лесами.
     - Что это за земля виднеется там? - спросил Гарри.
     - Это Норвегия, а вот и Христиания, - отвечал наставник.
     - Значит, мы уже прошли Северное море и теперь плывем по этому... как его?.. - сказал Гаральд.
     - Северное море осталось за нами, и мы теперь проходим Скагеррак, - продолжал Стюарт.
     - Скагеррак! - вскричал Гаральд. - Какое смешное название! Постойте... около этого Скагеррака я видел на карте еще одно более чудное название... как его?..
     - Да, припомните, как называется другой пролив, которым можно пройти в Балтийское море? - спросил Стюарт.
     - Сейчас, сейчас, мистер Стюарт, подождите... Кар... Кит...
     - Каттегат! - подсказал Гарри.
     - Совершенно верно, Гарри, вы лучше знаете географию, - сказал учитель.
     - А мы войдем в этот пролив? - продолжал Гаральд.
     - Нет, мой друг. Каттегат останется у нас внизу, с правой стороны.
     В этой беседе мальчики и не заметили, как шхуна подошла так близко к городу, что можно было видеть дома и сады.
     Вскоре путников и их багаж пересадили в лодку и высадили на берег. Гавань была запружена судами всех наций. Точно лес, всюду виднелись мачты голландских, норвежских, французских, итальянских, русских, американских и других кораблей. На пристани стоял настоящий гул от смешанных криков и говора на всевозможных языках.
     Выйдя на берег, наши путешественники совершенно бы растерялись в этой толпе, если бы не встретили своего знакомого Винцента, которому они очень обрадовались.
     - Вы куда? - спросил он.
     - Нам это безразлично, - ответил Стюарт. - Сначала нужно бы разыскать какую-нибудь гостиницу. Там мы оставим свои вещи, закусим и отправимся осматривать город.
     - Ну, на это вам не много понадобится времени. А потом?
     - Потом я желал бы пробраться вглубь страны. Мне знакома Норвегия только по книгам и рассказам. Говорят, много хороших мест есть между Христианией и Бергеном.
     - Да, это правда. Я тоже еду в Берген. Хотите ехать вместе? Я знаю эти места и, может быть, буду вам полезен дорогою.
     - Благодарю вас, вы очень любезны. С удовольствием принимаю ваше предложение. Но на чем мы поедем?
     - А вы не видали здешних экипажей?
     - Нет еще.
     - Смотрите, вот вам образец, - и Винцент указал на проезжавшую мимо таратайку.
     Это был какой-то странный экипаж с высокой спинкой, запряженный одной лошадью. В нем сидел, вернее - полулежал, растянувшись во всю длину, пассажир. Сзади, на запятках, стоял кучер и управлял оттуда лошадью через голову пассажира.
     - Какие чудные тележки! - вскричал Гаральд. - Как же мы влезем в такой экипаж?
     - Каждый из нас сядет в отдельную таратайку. Они приспособлены только для одного пассажира, - заметил, улыбаясь, Винцент.
     - Вот это отлично! - воскликнул Гарри. - Джерри, - обратился он к брату, - мы можем сами править.
     - Это мы увидим! - произнес Стюарт. - А теперь пойдемте в гостиницу.
     По дороге они наняли четыре таратайки к завтрашнему утру и, придя в гостиницу, плотно закусили, напились чаю и отправились осматривать город.
     На другой день, рано утром, путешественники уселись в эти оригинальные экипажи и отправились в путь.
     Дорогою Гаральд вздумал разговориться со своим кучером, который был одних лет с ним и так смешно коверкал известный ему небольшой запас английских слов, что Гаральд не утерпел и стал его дразнить. Кучер обиделся остановил лошадь, соскочил на землю и проговорил, наскоро подбирая английские слова и немилосердно их коверкая:
     - Я не хотеть ехай... смеяться меня... Ходить вон! - и он с угрожающим видом подошел к своему пассажиру, хохотавшему до упаду при виде жестов норвежца.
     - Ах ты, дурак этакий! - вскричал наконец Гаральд, видя, что его возница действительно не желает ехать дальше. - Так вот тебе за это! - прибавил он, дав порядочную затрещину своему кучеру.
     - О-о!.. - закричал окончательно выведенный из себя норвежец, и стащив седока с таратайки, принялся тузить его.
     Услышав крики, ехавший впереди Стюарт оглянулся, приказал остановиться и вышел из экипажа.
     Когда он подошел к месту драки, то она приняла уже такой вид: сильный норвежец повалил Гаральда и, сидя на нем, колотил его обоими кулаками.
     - Ну, довольно, довольно! - проговорил Стюарт, оттаскивая норвежца от своего ученика. - Теперь можно надеяться, что он поумнеет и будет вежливее. Это славный урок для него. Право, мне стыдно за вас, Гаральд! - прибавил он, помогая мальчику подняться на ноги и отряхивая с его платья пыль.
     Норвежец добродушно засмеялся, взял вожжи и снова забрался на свое место - на запятки.
     - Погоди, я тебе это припомню, норвежская собака! - прошептал Гаральд, усаживаясь в таратайку.
     - Не советую вам нападать больше на него, - сказал Стюарт, - ведь вы видите, что он гораздо сильнее вас, и в другой раз вам еще хуже достанется.
     Не обошелся без приключения и Гарри. Пока здесь разыгрывалась эта сцена, немного дальше происходила другая.
     Упросив своего кучера пересесть на свое место, Гарри встал на запятки и взял вожжи. Молодая горячая лошадь, почувствовав, что вожжи находятся в неумелых руках, стала понемногу прибавлять шагу. Лошадь Винцента едва поспевала за нею.
     Вдруг лошадь Гарри, вырвав сильным движением головы вожжи из рук неопытного кучера, закусила удила и понеслась изо всех сил. Тележка стала подпрыгивать на каждой неровности дороги.
     Гарри судорожно ухватился обеими руками за задок тележки и стоял ни жив, ни мертв. Кучер его хотел поймать вожжи, но они соскочили с таратайки и волочились по земле, так что он никак не мог достать их.
     Но вот лошадь свернула с дороги немного в сторону, и тележка принялась прыгать по кочкам. Через несколько мгновений дощечка, на которой стоял Гарри, выскользнула у него из-под ног, руки его разжались, выпустили задок тележки, и мальчик свалился на землю. При падении он ударился головою о что-то твердое и потерял сознание. 3. НАУЧНЫЕ БЕСЕДЫ
     Когда Гарри очнулся, то заметил, что лежит в какой-то большой комнате, с потолка которой свисали какие-то щепки. Только внимательно присмотревшись, он заметил, что эти щепки - сушеная рыба.
     Мальчик закрыл глаза и стал припоминать, что с ним случилось. Мало-помалу память к нему начала возвращаться, и он ясно вспомнил все, только не мог понять, где находится.
     "Где это я! - подумал он, снова открывая глаза и обводя ими комнату. - Куда девались мистер Стюарт и Гаральд? Неужели они покинули меня здесь одного?"
     Ему больно было смотреть долго на свет, и он опять закрыл глаза. Вдруг Гарри, услыхал, как отворилась дверь и кто-то вошел в комнату. Он еще раз открыл глаза и заметил нагнувшееся к нему доброе лицо своего наставника.
     - А я думал, вы покинули меня, мистер Стюарт, - сказал он слабым голосом.
     - Напрасно вы так думали, Гарри, - отвечал Стюарт. - Ну, как вы теперь себя чувствуете?
     - Ничего, так себе. Только вот очень болит голова.
     - Ну, еще бы после такого падения! Вы помните, что с вами случилось?
     - Помню. Лошадь понесла, я выпустил вожжи и грохнулся с этой проклятой таратайки. Но где я теперь?
     - В одной рыбацкой хижине близ Христиании. Мы не успели далеко отъехать от этого города, когда случилось с вами несчастье.


  Сохранить

[ 1 ] [ 2 ] [ 3 ] [ 4 ] [ 5 ] [ 6 ]

/ Полные произведения / Рид М. / Мальчики на севере


2003-2019 Litra.ru = Сочинения + Краткие содержания + Биографии
Created by Litra.RU Team / Контакты

 Rambler's Top100 Яндекс цитирования
Дизайн сайта — aminis