Войти... Регистрация
Поиск Расширенный поиск



Есть что добавить?

Присылай нам свои работы, получай litr`ы и обменивай их на майки, тетради и ручки от Litra.ru!

/ Полные произведения / Аверченко А.Т. / Лакмусовая бумажка

Лакмусовая бумажка

  Скачать полное произведение

    I
    Я был в гостях у старого чудака Кабакевича, и мы занимались тем, что тихо
    беседовали о человеческих недостатках. Мы вели беседу главным образом о
    недостатках других людей, не касаясь себя, и это придавало всему разговору
    мирный, гармоничный оттенок.
    - Вокруг меня, - благодушно говорил Кабакевич, - собралась преотличная музейная компания круглых дураков, лжецов, мошенников, корыстолюбцев, лентяев, развратников и развратниц - все мои добрые знакомые и друзья. Собираюсь заняться когда-нибудь составлением систематического каталога, на манер тех, которые продаются в паноптикумах по гривеннику штука. Если бы все эти людишки были маленькие, величиной с майского жука, и за них не нужно бы отвечать перед судом присяжных, я переловил бы их и, вздев на булавки, имел бы в коробке из-под сигар единственную в мире коллекцию! Жаль, что они такие большие и толстые... Куда мне с ними! - Неужели, - удивился я, - нет около вас простых хороших, умных людей, без глупости, лжи и испорченности? Мне казалось, - я этими словами так наглядно нарисовал свой портрет, что Кабакевич поспешит признать существование приятного исключения из общего правила - в лице его гостя и собеседника. - Нет! - печально сказал он. - А вот, ей-Богу, нет! - Сам-то ты хорош, старый пьяница, - критически подумал я. - Видишь, молодой человек, ты, может быть, не так наблюдателен, как я, и многое от тебя ускользает. Я строю мнение о человеке на основании таких микроскопических, незаметных черточек, которые вам при первом взгляде ничего не скажут. Вы увидите н а с т о я щ е е л и ц о рассматриваемого человека только тогда, когда его перенести на исключительно благоприятную для. его недостатка почву. Иными словами, вам нужна лакмусовая бумажка для определения присутствия кислоты, а мне эта бумажка не нужна. Я и так, миленький, все вижу! - Это все бездоказательно, - возразил я. - Докажите на примере. - Ладно. Назови имя. - Чье? - Какого-нибудь нашего знакомого, это безразлично. - Ну, Прягин Илья Иванович. Идет? - Идет. Корыстолюбие! - Прягин корыстолюбив? Вот бы никогда не подумал... Ха-ха! Прягин корыстолюбив? - Конечно. Ты, молодой человек, этого не замечал, потому что не было случая. А мне случая не нужно. Он умолк и долго сидел, что-то обдумывая. - Хочешь, молодой человек, проверим меня. Показать тебе Прягина в натуральную величину? - Показывайте. - Сегодня? Сейчас? - Ладно. Все равно, делать нечего. Кабакевич подошел к телефону. - Центральная? 543-121. Спасибо. Квартира Прягина? Здравствуй, Илья. Ты свободен? Приезжай немедленно ко мне. Есть очень большое, важное дело... Что? Да, очень большое... Ждем! Он повесил трубку и вернулся ко мне. - Приедет. Теперь приготовим для него лакмусовую бумажку. Придумай, молодой человек, какое-нибудь предприятие, могущее принести миллиона два прибыли... Я засмеялся. - Поверьте, что если бы я придумал такое предприятие, я держал бы его в секрете. - Да нет... Можно выдумать что-нибудь самое глупое, но оглушительное. Какой-нибудь ослепительный мираж, грезу, закованную в колоссальные цифры. - Ну, ладно... Гм... Что бы такое? Разве так: печатать объявления на петербургских тротуарах. - Все равно. Великолепно!.. Оглушительно! Миллионный оборот! Сотни агентов! Струи золота, снег из кредитных бумажек! Брраво! Только все-таки разработаем до его прихода цифры и встретим его с оружием в руках. Мы энергично принялись за работу. II - Что такое стряслось? - спросил Прягин. пожимая нам руки. Пожар у тебя случился или двести тысяч выиграл? Кабакевич загадочно посмотрел на Прягина. - Не шути, Прягин. Дело очень серьезное. Скажи, Прягин... Мог бы ты вступить в дело, которое может дать до трех тысяч процентов дохода? - Вы сумасшедшие, - засмеялся Прягин. - Такого дела не может быть. Кабакевич схватил его за руку и, сжав ее до боли, прошептал: - А если я докажу тебе, что такое дело есть? - Тогда, значит, я сумасшедший. - Хорошо, - спокойно сказал Кабакевич, пожимая плечами и опускаясь на диван. - Тогда извиняюсь, что побеспокоил тебя. Обойдемся как-нибудь сами. (Он помолчал.) Ну, что... был вчера на скачках? - Да какое же вы дело затеваете? - Дело? Ах, да... Это, видишь ли, большой секрет, и если ты относишься скептически, то зачем же... - А ты расскажи, - нервно вскричал Прягин. - Не могу же я святым духом знать. Может, и возьмусь. Кабакевич притворил обе двери, таинственно огляделся и сказал: - Надеюсь на твою скромность и порядочность. Если дело тебе не понравится - ради Бога, чтобы ни одна душа о нем не знала. Он сел в кресло и замолчал. - Ну?! - Прягин! Ты обратил внимание на то, что дома главных улиц Петербурга сверху донизу покрыты тысячами вывесок и реклам? Кажется, больше уже некуда приткнуть самой крошечной вывесочки или объявления! А между тем есть место, которое совершенно никем не использовано, никого до сих пор не интересовало и мысль о котором никому не приходила в голову... Есть такое громадное, неизмеримое место! - Небо? - спросил иронически Прягин. - Земля! Знаешь ли ты, Прягин, что тротуары главных улиц Петербурга занимают площадь в четыре миллиона квадратных аршин? - Может быть, но... - Постой! Знаешь ли ты, что мы можем получить от города совершенно бесплатно право пользования главными тротуарами? - Это неслыханно! - Нет, слыхано! Я иду в городскую думу - и говорю: "Ежегодный ремонт тротуаров стоит городу сотни тысяч рублей. Хотите, я берусь делать это за вас? Правда, у меня на каждой тротуарной плите будет публикация какой-нибудь фирмы, но не все ли вам равно? Красота города не пострадает от этого, потому что стены домов все равно пестрят тысячами вывесок и афиш - и никого это не шокирует... Я предлагаю вам еще более блестящую вещь: у вас тротуарные плиты из плохого гранита, а у меня они будут чистейшего мрамора! Прягин наморщил лоб. - Допустим, что они и согласятся, но это все-таки вздор и чепуха: где вы наберете такую уйму объявлений, чтобы окупить стоимость мрамора? - Очень просто: мраморная плита стоит два рубля, а объявление, вечное, несмываемое объявление - двадцать пять рублей! - Вздор! Кто вам даст объявления? Кабакевич пожал плечами. Помолчал. - А, впрочем, как хочешь. Не подходит тебе - найду другого компаньона. - Вздор! - взревел Прягин. - К черту другого компаньона... Но ты скажи мне - кто даст вам объявления? - Кто? Все. Что нужно для купца? Чтобы его объявление читали. И чтобы читало наибольшее количество людей. А по главным улицам Петербурга ходят миллионы народу за день, некоторые по нескольку раз и в с е с м о т р я т с е б е п о д н о г и. Ясно, что - хочешь, не хочешь, - а какой-нибудь "Гуталин" намозолит прохожему глаза до тошноты. - Какую же мы прибыль от этого получим? - нерешительно спросил Прягин. - Пустяки какие-нибудь? Тысяч сто, полтораста? - Странный ты человек... Ты зарабатываешь полторы тысячи в год и говоришь о ста тысячах, как о пяти копейках. Но могу успокоить тебя: заработаем мы больше. - Ну, сколько же все-таки? Сколько? Сколько? - Считай: четыре миллиона квадратных аршин тротуара. Возьмем даже три миллиона (видишь, я беру все минимумы) и помножим на 25 рублей... Сколько получается? 75 миллионов! Хорошо-с. Какие у нас расходы? 30% агентам по сбору реклам - 25 миллионов. Стоимость плит с работой по вырезыванию на них фирмы - по три рубля... Ну, будем считать даже по четыре рубля - выйдет 16 миллионов! Пусть - больше! Посчитаем даже двадцать! На подмазку нужных человечков и содержание конторы - миллион. Выходит 46 миллионов. Ладно! Кладем еще на мелкие расходы 4 миллиона... И что же останется в нашу пользу? 25 миллионов чистоганом! Пусть мы не все плиты заполним - пусть половину! Пусть - треть! И тогда у нас будет прибыли 10 миллионов... А? Недурно, Прягин. По 5 миллионов на брата. Прягин сидел мокрый, полураздавленный. - Ну, что? - спросил хладнокровно Кабакевич. - Откажешься? - По... подумаю, - хрипло, чужим голосом сказал Прягин. - Можно до завтра? Ах, черт возьми!.. III Я вздохнул и заискивающе обратился к Кабакевичу и Прягину: - Возьмите и меня в компанию... - Пожалуй, - нерешительно сказал Кабакевич. - Да зачем же, ведь дело не такое, чтобы требовало многих людей, - возразил Прягин. - Я думаю, и вдвоем управимся. - Почему же вам меня не взять? Я тоже буду работать... Отчего вам не дать и мне заработочек? - Нет, - покачал головой Прягин. - Это что ж тогда выйдет. Налезет десять человек, и каждому придется по копейке получить. Нет, не надо. - Прягин! Я схватил его за руку и умоляюще закричал: - Прягин! Примите меня! Мы всегда были с вами в хороших отношениях, считались друзьями. Мой отец спас однажды вашему - жизнь. Возьмите меня! - Мне даже странно, - криво улыбнулся Прягин. - Вы так странно просите... Нет! Это неудобно. Я забегал по кабинету, хватаясь за голову и бормоча что-то. - Прягин! - сказал я, глядя на него воспаленными глазами. - Если так - продайте мне ваше право участия в деле. Хотите десять тысяч? Он презрительно пожал плечами. - Десять тысяч! Вы не дурак, я вижу. - Прягин! Я отдам вам свои двадцать тысяч - все, что у меня есть. Подумайте, Прягин: завтра утром мы едем с вами в банк, и я отдаю вам чистенькие, аккуратно сложенные двадцать тысяч рублей. Подумайте, Прягин: когда вы входили сюда, вы продали бы это дело за три рубля! А теперь, - что изменилось в мире? Я предлагаю вам капитал - и вы отказываетесь! Бог его знает, как у вас еще выйдет это дело с тротуарами!.. Городская дума может отказать... - Не может быть!! - бешено закричал Прягин. - Не смеет!! Ей это выгодно!! - Торговые фирмы могут найти такой способ рекламы не достигающим цели... - Идиотство!! Глупо! Это лучшая в мире реклама! Всякий смотрит себе под ноги и всякий читает ее... - Прягин! У меня есть богатая тетка... Я возьму у нее еще двадцать тысяч и дам вам сорок... Уступите мне дело!! - Перестанем говорить об этом, - сухо сказал Прягин. - Довольно!! Кабакевич... я завтра утром у тебя; условимся о подробностях, напишем проект договора... - А, так... - злобно закричал я. - Так вот же вам: сегодня же пойду в одно место, расскажу все и составлю свою компанию... Я у вас из-под носа выдерну это дело! Я вскочил и побежал к дверям, а Прягин одним прыжком догнал меня, повалил на ковер, уцепившись за горло, и стал душить. - Нет, ты не уйдешь, негодяй... Каба... кевич... Помо... ги мне!.. Нечаянно, в пылу этой дурацкой борьбы, мои глаза встретились с глазами Прягина, и я прочел в них определенное, страшное, напряженное выражение... Кабакевич был удивительный человек. - Прочли, - догадался он, освобождая меня из-под Прягина. - Ну, довольно. У вас разорван галстук... Не находите ли вы, что кислоты слишком подействовали на лакмусовую бумажку? - Вот не ожидал я от него этого, - тяжело дыша, проворчал я. - Ага! - засмеялся старый Кабакевич. - Ага? Прочли? Глаза-то, глаза - видели? Ха! Такую вещь приходится читать не каждый день!..


Добавил: natasha10

  Сохранить


/ Полные произведения / Аверченко А.Т. / Лакмусовая бумажка


2003-2019 Litra.ru = Сочинения + Краткие содержания + Биографии
Created by Litra.RU Team / Контакты

 Rambler's Top100 Яндекс цитирования
Дизайн сайта — aminis