Войти... Регистрация
Поиск Расширенный поиск



Есть что добавить?

Присылай нам свои работы, получай litr`ы и обменивай их на майки, тетради и ручки от Litra.ru!

/ Полные произведения / Анненский И.Ф. / Стихотворения

Стихотворения [7/8]

  Скачать полное произведение

    И бронзой Пушкин молодой.
     Там воды зыблются светло
     И гордо царствуют березы,
     Там были розы, были розы,
     Пускай в поток их унесло.
     Там всё, что навсегда ушло,
     Чтоб навевать сиреням грезы.
     . . . . . . . . . . . . . . .
     Скажите: "Царское Село" -
     И улыбнемся мы сквозь слезы.
     219
     Я думал, что сердце из камня,
     Что пусто оно и мертво:
     Пусть в сердце огонь языками
     Походит - ему ничего.
     И точно: мне было не больно,
     А больно, так разве чуть-чуть.
     И все-таки лучше довольно,
     Задуй, пока можно задуть...
     На сердце темно, как в могиле,
     Я знал, что пожар я уйму...
     Ну вот... и огонь потушили,
     А я умираю в дыму.
     220. НА ЗАКАТЕ
     Посв. Н. П. Бегичевой
     Покуда душный день томится, догорая,
     Не отрывая глаз от розового края...
     Побудь со мной грустна, побудь со мной одна:
     Я не допил еще тоски твоей до дна...
     Мне надо струн твоих: они дрожат печальней
     И слаще, чем листы на той березе дальней...
     Чего боишься ты? Я призрак, я ничей...
     О, не вноси ко мне пылающих свечей...
     Я знаю: бабочки дрожащими крылами
     Не в силах потушить мучительное пламя,
     И знаю, кем огонь тот траурный раздут,
     С которого они сожженные падут...
     Мне страшно, что с огнем не спят воспоминанья,
     И мертвых бабочек мне страшно трепетанье.
     221. МИНУТА
     Узорные тени так зыбки,
     Горячая пыль так бела, -
     Не надо ни слов, ни улыбки:
     Останься такой, как была;
     Останься неясной, тоскливой,
     Осеннего утра бледней
     Под этой поникшею ивой,
     На сетчатом фоне теней...
     Минута - и ветер, метнувшись,
     В узорах развеет листы,
     Минута - и сердце, проснувшись,
     Увидит, что это - не ты...
     Побудь же без слов, без улыбки,
     Побудь точно призрак, пока
     Узорные тени так зыбки
     И белая пыль так чутка...
     222. АМЕТИСТЫ
     Глаза забыли синеву,
     Им солнца пыль не золотиста,
     Но весь одним я сном живу,
     Что между граней аметиста.
     Затем, что там пьяней весны
     И беспокойней, чем идея,
     Огни лиловые должны
     Переливаться, холодея.
     И сердцу, где лишь стыд да страх,
     Нет грезы ласково-обманней,
     Чем стать кристаллом при свечах
     В лиловом холоде мерцаний.
     223
     Только мыслей и слов
     Постигая красу, -
     Жить в сосновом лесу
     Между красных стволов.
     Быть как он, быть как все:
     И любить, и сгорать...
     Жить, но в чуткой красе,
     Где листам умирать.
     224. ОСЕННЯЯ ЭМАЛЬ
     Сад туманен. Сад мой донят
     Белым холодом низин.
     Равнодушно он уронит
     Свой венец из георгин.
     Сад погиб...
     А что мне в этом.
     Если в полдень глянешь ты,
     Хоть эмалевым приветом
     Сквозь последние листы?..
     225. СВЕРКАНИЕ
     Если любишь - гори!
     Забываешь - забудь!
     Заметает снегами мой путь.
     Буду день до зари
     Меж волнистых полян
     От сверканий сегодня я пьян.
     Сколько есть их по льдам
     Там стеклинок - я дам,
     Каждой дам я себя опьянить...
     Лишь не смолкла бы медь,
     Только ей онеметь,
     Только меди нельзя не звонить.
     Потому что порыв
     Там рождает призыв,
     Потому что порыв - это ты...
     Потому что один
     Этих мертвых долин
     Я боюсь белоснежной мечты.
     226. У СВ. СТЕФАНА
     Обряд похоронный там шел,
     Там свечи пылали и плыли,
     И крался дыханьем фенол
     В дыханья левкоев и лилий.
     По "первому классу бюро"
     Там были и фраки и платья,
     Там было само серебро
     С патентом - на новом распятьи.
     Но крепа, и пальм, и кадил
     Я портил, должно быть, декорум,
     И агент бюро подходил
     В калошах ко мне и с укором.
     ЗАКЛЮЧЕНИЕ
     Всё это похоже на ложь, -
     Так тусклы слова гробовые.
     . . . . . . . . . . . . . . .
     Но смотрят загибы калош
     С тех пор на меня, как живые.
     227. ПОСЛЕДНИЕ СИРЕНИ
     Заглох и замер сад. На сердце всё мутней
     От живости обид и горечи ошибок...
     А ты что сберегла от голубых огней,
     И золотистых кос, и розовых улыбок?
     Под своды душные за тенью входит тень,
     И неизбежней всё толпа их нарастает...
     Чу... ветер прошумел - и белая сирень
     Над головой твоей, качаясь, облетает.
     Пусть завтра не сойду я с тинистого дна,
     Дождя осеннего тоскливей и туманней,
     Сегодня грудь моя желания полна,
     Как туча, полная и грома и сверканий.
     Но малодушием не заслоняй порыв,
     И в этот странный час сольешься ты с поэтом;
     Глубины жаркие словам его открыв,
     Ты миру явишь их пророческим рассветом.
     228. СУМРАЧНЫЕ СЛОВА
     За ветхой сторою мы рано затаились,
     И полночь нас мечтой немножко подразнила,
     Но утру мы глазами повинились,
     И утро хмурое простило...
     А небо дымное так низко нависало,
     Всё мельче сеял дождь, но глуше и туманней,
     И чья-то бледная рука уже писала
     Святую ложь воспоминаний.
     Всё, всё с собой возьмем. Гляди, как стали четки
     И путь меж елями, бегущий и тоскливый,
     И глянцевитый верх манящей нас пролетки,
     И финн измокший, терпеливый.
     Но ты, о жаркий луч! Ты опоздал. Ошибкой
     Ты заглянул сюда, - иным златися людям!
     Лишь сумрачным словам отныне мы улыбкой
     _Одною_ улыбаться будем!
     229. СТАРЫЕ ЭСТОНКИ
     ИЗ СТИХОВ КОШМАРНОЙ СОВЕСТИ
     Если ночи тюремны и глухи,
     Если сны паутинны и тонки,
     Так и знай, что уж близко старухи,
     Из-под Ревеля близко эстонки.
     Вот вошли, - приседают так строго,
     Не уйти мне от долгого плена,
     Их одежда темна и убога,
     И в котомке у каждой полено.
     Знаю, завтра от тягостной жути
     Буду сам на себя непохожим...
     Сколько раз я просил их: "Забудьте..."
     И читал их немое: "Не можем".
     Как земля, эти лица не скажут,
     Что в сердцах похоронено веры...
     Не глядят на меня - только вяжут
     Свой чулок бесконечный и серый.
     Но учтивы - столпились в сторонке...
     Да не бойся: присядь на кровати...
     Только тут не ошибка ль, эстонки?
     Есть куда же меня виноватей.
     Но пришли, так давайте калякать,
     Не часы ж, не умеем мы тикать.
     Может быть, вы хотели б поплакать?
     Так тихонько, неслышно... похныкать?
     Иль от ветру глаза ваши пухлы,
     Точно почки берез на могилах...
     Вы молчите, печальные куклы,
     Сыновей ваших... я ж не казнил их...
     Я, напротив, я очень жалел их,
     Прочитав в сердобольных газетах,
     Про себя я молился за смелых,
     И священник был в ярких глазетах.
     Затрясли головами эстонки.
     "Ты жалел их... На что ж твоя жалость,
     Если пальцы руки твоей тонки,
     И ни разу она не сжималась?
     Спите крепко, палач с палачихой!
     Улыбайтесь друг другу любовней!
     Ты ж, о нежный, ты кроткий, ты тихий,
     В целом мире тебя нет виновней!
     Добродетель... Твою добродетель
     Мы ослепли вязавши, а вяжем...
     Погоди - вот накопится петель,
     Так словечко придумаем, скажем..."
     . . . . . . . . . . . . . . . .
     Сон всегда отпускался мне скупо,
     И мои паутины так тонки...
     Но как это печально... и глупо...
     Неотвязные эти чухонки...
     230
     Но для меня свершился выдел,
     И вот каким его я видел:
     Злачено-белый -
     прямо с елки -
     Был кифарэд он и стрелец.
     Звенели стрелы,
     как иголки,
     Грозой для кукольных сердец...
     Дымились букли
     из-под митры,
     На струнах нежилась рука,
     Но уж потухли звоны цитры
     Меж пальцев лайковых божка.
     Среди миражей не устану
     Его искать - он нужен мне,
     Тот безустанный мировражий,
     Тот смех огня и смех в огне.
     231. К МОЕМУ ПОРТРЕТУ
     Игра природы в нем видна,
     Язык трибуна с сердцем лани,
     Воображенье без желаний
     И сновидения без сна.
     232. К ПОРТРЕТУ А. А. БЛОКА
     Под беломраморным обличьем андрогина
     Он стал бы радостью, но чьих-то давних грез.
     Стихи его горят - на солнце георгина,
     Горят, но холодом невыстраданных слез.
     233. ПОЭТУ
     В раздельной четкости лучей
     И в чадной слитности видений
     Всегда над нами - власть вещей
     С ее триадой измерений.
     И грани ль ширишь бытия
     Иль формы вымыслом ты множишь,
     Но в самом _Я_ от глаз _Не Я_
     Ты никуда уйти не можешь.
     Та власть маяк, зовет она,
     В ней сочетались бог и тленность,
     И перед нею так бледна
     Вещей в искусстве прикровенность.
     Нет, не уйти от власти их
     За волшебством воздушных пятен,
     Не глубиною манит стих,
     Он лишь как ребус непонятен.
     Красой открытого лица
     Влекла Орфея пиерида.
     Ужель достойны вы певца,
     Покровы кукольной Изиды?
     Люби раздельность и лучи
     В рожденном ими аромате.
     Ты чаши яркие точи
     Для целокупных восприятий.
     ДРУГИЕ РЕДАКЦИИ И ВАРИАНТЫ
     165
     между 10 и 11 Чуть ногой в курзалы
     автограф Мы - Сарданапалы,
     ЦГАЛИ Дайте нам цимбалы
     зачеркнуто И Иерусалим.
     С ними не отрину
     Даже осетрину
     И сквозь Палестрину
     Провильнет налим.
     177
     1-7 Печальный сын больного поколенья,
     ПС Я не пойду искать альпийских роз;
     Ни моря блеск, ни рокот ранних гроз
     В моей груди не будят вдохновенья...
     Но я люблю на розовом стекле
     Алмазные и тающие горы,
     Букеты роз поблекших на столе
     180
     список Сила господняя с нами,
     ЦГАЛИ Снами измучен я, снами...
     Снами, где тени не вьются,
     Звуки не плачут, и слезы,
     Даже и слезы не льются,
     Снами, где нет даже грезы...
     Снами, которым названья
     Даже подобья не знаю,
     Снами, где я расставанье
     С жизнью порой начинаю.
     184
     загл. POST MORTEM {*}
     {* После смерти (лат.). - Ред.}
     5-6 Шаг домашних осторожен,
     черновой Точно всё еще я болен
     автограф
     ЦГАЛИ
     9-15 В самом деле, то Давиды,
     То попы пришли в енотах,
     И рыданье панихиды
     У пропойцы в низких нотах.
     День и ночь теперь саженным
     Мне в лицо светить кандилам<,>
     И в молчанье напряженном
     17-18 Нет, коль что-нибудь осталось
     Из того, что было мною<,>
     20-25 Хоть завейте пеленою.
     Ночью молча схороните
     Тело бедное поэта.
     А покуда прогоните
     Всех шутов из кабинета.
     225
     без загл.
     13-18 Если воздух так синь
     автограф Да в весеннем динь-динь
     ЦГАЛИ Сахаринками звезды горят,
     так же ПК, Не мучителен [Тем действительней] яд
     с. 65 Опоздавшей [Перегара] любви
     С остывающей медью в крови.
     КОММЕНТАРИИ
     161. ЛМ. В ЦГАЛИ - датированный черновой автограф, с вар. ст. 7: "Он
    говорит поблекших и о смерти", и два списка, полностью совпадающих друг с
    другом и с текстом ЛМ; кроме того, автограф под загл. "Из "Иллюзий""
    (предположительно более ранний). Вопреки загл., является самостоятельным
    стихотворением. По словам В. Кривича, оно - единственное, которое из ранних
    своих стихов Анненский сохранял вместе со стихами, возникшими много
    позднее, хотя и не напечатал его (см.: ЛМ. С. 223)
     162. ЛМ, где опубликовано В. Кривичем со ссылкой на автограф,
    датированный 24 февр. 1890 г. Три автографа, с вар. относительно друг друга
    и посв., в ЦГАЛИ. В ГПБ (фонд А. Н. Пыпина, Ќ 621) список рукой С. К. Булича
    в письме его к Пыпину, без посв., с загл. "Notturno" (в соответствии с
    итальянской музыкальной традицией), полностью совпадающий с одним из
    автографов ЦГАЛИ, с датой 26 февр. 1890 г. и предназначенный для печати, как
    явствует из письма Булича (от 9 марта 1890 г.) с просьбой передать ст-ние
    в редакцию "Вестника Европы" и просьбой от лица автора набрать слово "Время"
    в ст. 8 разрядкой, а не курсивом. Печ. по списку. Посв. по автографу. Булич
    Сергей Константинович (1859-1921) - профессор Петербургского университета,
    филолог-славист, теоретик музыки, композитор; на слова ст-ния написал
    романс.
     163. СиТ. Список в ЦГАЛИ - с пометой В. Кривича в конце текста: "(По
    сообщению Мухиной) 1900 г. Единственный автограф у Е. М. Мухиной. По ее
    объяснению, Анненский одно время хотел взять текст для помещения в книгу, но
    потом или раздумал, или забыл". Другой список хранится у составителя (сделан
    Е. М. Мухиной и подарен ему в марте 1940 г.). Автограф, очевидно, не
    сохранился. Мухина Екатерина Максимовна - жена А. А.Мухина (о нем см. вступ.
    ст., с. 15); оба они погибли в первую зиму блокады Ленинграда.
     164. "Аполлон". 1911, Ќ 1, с вар. ст. 4: "И свежей и шумнее трава". В
    ЦГАЛИ два автографа, один под загл. "Романс", другой без загл., с датой, с
    вар. ст. 4: "И свежей и шумнее трава" и ст. 7-8: "Лепестки хризантем
    развилися, Завитки твоих кос... Но зачем", и авториз. список. Печ. по этому
    списку.
     *165. ПС. Автограф в ЦГАЛИ, с вычеркнутыми после 2-й строфы двумя
    четверостишиями. Из примеч. В. Кривича: "Шутка была написана в Ялте, осенью
    1904 г. Цимбалист играл в дневные часы на эстраде открытого ресторана в
    Городском саду" (ПС. С. 164). Кэк-уок - модный в начале XX в. танец,
    заимствованный у американских негров. Махмет-Мамай - татарское имя. К
    варианту: Палестрина Пьер-Луиджи (1525-1594) - итальянский композитор, автор
    церковной музыки, уроженец г. Палестрины.
     166. "Аполлон". 1911, Ќ 1. Автограф и список в ЦГАЛИ. Что видел здесь
    я, кроме зла и муки. Во время пребывания в 1904 г. в Крыму на курорте Саки
    Анненский перенес очень тяжелую болезнь; выздоровление протекало в Ялте.
     167. "Слово". 1906, 13 марта, "Лит. прил.", Ќ 6. Автограф в ЦГАЛИ.
     168. ПС. Автограф в ЦГАЛИ.
     169. ПС. Автограф в ЦГАЛИ.
     170. ПС. Автограф и список, с пометой "Севастополь", в ЦГАЛИ. Имеются в
    виду братские могилы русских солдат и матросов, погибших в Севастопольскую
    кампанию 1854-1855 гг.
     171. "Аполлон". 1911, Ќ 1, с вар. ст. 21: "Уж вечер близко, а пути". -
    ПС. Автограф и маш. копия, с пометой "Севастополь", в ЦГАЛИ.
     172. ПС. Автограф, с датой, и список в ЦГАЛИ. Печ. по списку, где
    авторская поправка в ст. 21 (вм.: "Засели мы - нет мочи").
     173. Сб. "Жатва". Т. 8, М., 1916, с вар. ст. 18: "И куда ты тянешь". -
    ПС. Автограф в ЦГАЛИ.
     174. ПС. Два автографа в ЦГАЛИ; один с датой.
     175. ПС, где опубликовано со ссылкой на автограф, принадлежащий А. В.
    Бородиной, ныне неизвестный. Дата - по ПС. Эпиграф - первая строка ст-ния М.
    Роллина, переведенного Анненским под эагл. "Безмолвие" (см. ст-ние 319).
    Горе безумной - подразумевается гибель Офелии в трагедии Шекспира "Гамлет".
     176. Сб. "Жатва". Т. 8, М., 1916, с вар. ст. 2: "А маятник будто
    заснул", ст. 6: "Которого долго ждала" и ст. 15: "Твою так же тихо
    качнуть". ПС. Два автографа в ЦГАЛИ, один из них, с датой, - в альбоме
    автографов В. Кривича. Лира часов. Имеются в виду принадлежавшие Анненскому
    напольные "старые темно-красные в форме лиры и с маятником лирой часы" (ЛМ.
    С. 219).
     *177. ПС. Источник этой публикации не установлен: возможно, это один из
    более поздних автографов или правленых списков, не находившийся в личном
    архиве поэта. В ЦГАЛИ два автографа, с вариантами ст-ния (приводятся в
    примеч. к ПС. С. 153), находятся в одной из авторских тетр., содержащей как
    списки ранних стихов, так и автографы оригинальных ст-ний и переводов из
    состава ТП и относящейся предположительно к 1890-м - началу 1900-х гг.,
    кроме того, там же список с вар.
     178. ПС. Список в ЦГАЛИ. Тургеневский малаец - персонаж повести И. С.
    Тургенева "Песнь торжествующей любви", слуга феррарского патриция Муция,
    вывезенный с Востока.
     179. ПС. Автограф и список, с подписью автора, в ЦГАЛИ.
     *180. ПС. Автограф в ЦГАЛИ; на его обороте список "варианта" Черновой
    автограф - там же.
     *181. ПС. Два автографа в ЦГАЛИ, один с вар. Инфернальный - адский,
    такой, как в аду.
     182. ПС. В ЦГАЛИ беловой карандашный автограф, на обороте которого
    черновой автограф с многочисленными помарками; там же авториз. список с
    посв., совпадающий с беловым автографом. Посв. Д. В. Анненской.
     183. ПС. Автограф, без загл., в ЦГАЛИ. В ст. 7 "гробы" (описка?) вм.
    зачеркнутого "горы" (как в ПС). Примеч. В. Кривича: "Горы глины сизой -
    пресловутая голубая глина, которой одно время были полны перерытые улицы
    Царского Села" (ПС. С. 154).
     *184. ПС. Четыре автографа в ЦГАЛИ, три беловых, два из них с вар.,
    один под загл. "Зимний сон к снегу"; там же черновой, под загл. "Post
    mortem" ("После смерти", лат. - Ред.), с вар. Пойдут Давиды - то есть псалмы
    библейского царя Давида, исполнявшиеся на панихидах. Кандило - подсвечник
    для нескольких свечей.
     185. ПС, где напечатано со ссылкой на единственный автограф,
    предоставленный для публикации А. В. Бородиной.
     186. СиТ, где опубликовано по копии, снятой в 1940 г. Е. М. Мухиной
    (см. примеч. 163) с автографа, принадлежавшего ей и, очевидно, утраченного.
     187. "Аполлон". 1910, Ќ 11. Автограф в ЦГАЛИ.
     188. ПС. Автограф в ЦГАЛИ.
     189. ПС. Автограф в ЦГАЛИ.
     190. ПС. Автограф в ЦГАЛИ. Сумнолицая (устар.) - печальная.
     191. ПС. Автограф в ЦГАЛИ. Пени - жалобы, сетования. Тристен (обл.) -
    трехстенный сарай.
     192. ПС. Автограф в ЦГАЛИ.
     193. ПС. Автограф и авториз. список, с одной поправкой автора, в ЦГАЛИ.
     194. ПС. Автограф и список в ЦГАЛИ.
     195. ПС. Автограф в ЦГАЛИ.
     196. ПС. Автограф в ЦГАЛИ, под загл. "Из детского альбома", которое в
    списке ЦГАЛИ (более позднем) зачеркнуто и заменено на "Завещание"; там же
    вписано посв. Хмара-Барщевский - см. примеч. 60-62 (3).
     197. ПС. Автограф в ЦГАЛИ. Анкилоз - сращение суставов.
     198. ПС. Два автографа в ЦГАЛИ. Печ. по списку с авторскими правками
    (ЦГАЛИ).
     199. ПС. Автограф в ЦГАЛИ. В огл. авторской тетр. обозначено: "К
    портрету (Е. Левицкой)". Левицкая Елена Сергеевна (ум. 1915) - педагог,
    основательница и руководительница средней школы на правах классической
    гимназии с совместным обучением мальчиков и девочек (в Царском Селе).
     200. ПС. Автограф в ЦГАЛИ. Виксатин - род клеенки, также сделанный из
    виксатина откидной верх пролетки.
     201. ПС. Черновой автограф, в левом верхнем углу которого рукой В.
    Кривича красными чернилами вписано "сыну", и совпадающий с ним список с
    посв.: "(В. И. А.)" в ЦГАЛИ.
     202. "Аполлон". 1911, Ќ 1. Автограф в ЦГАЛИ, там же список с авторской
    поправкой в ст. 8: "За неприглядностью одежд".
     203. Альм. "Гриф". М., 1913. Автограф в ЦГАЛИ.
     204. "Аполлон". 1910, Ќ 8. Автограф в ГПБ, два автографа в ЦГАЛИ, один
    - с явными описками и вар.: ст. 16: "Скоро станет ребячьей забавой", ст. 20:
    "И прошедшее стало наш идол". В черновом автографе ЦГАЛИ ст. 14 зачеркнут:
    "Чем вознесся наш хищник двуглавый". В темных лаврах гигант на скале -
    памятник Петру 1 работы скульпторов Этьена-Мориса Фальконе и Анн-Мари
    Колло.
     205. "Аполлон". 1910, Ќ 11. Автограф и авториз. маш. копия в ЦГАЛИ.
     206. "Аполлон". 1910, Ќ 11, с вар. ст. 9: "Только зори ли кровавы". -
    ПС. Беловой автограф в ГПБ. В ЦГАЛИ черновой автограф, с зачеркнутым загл.:
    "Ночь на Ивана Купала", и авториз, маш. копия под загл. "За оградой" и с
    поправками рукою поэта.
     207. Сб. "Жатва". Т. 8. М., 1916. Черновой автограф в ЦГАЛИ, без загл.
    и с зачеркнутым фр. загл. "Banalite" ("Банальность". - Ред.), с членением на
    двустишия; там же список без поправок и с членением на 3 строфы по 4 стиха.
     208. "Аполлон". 1910, Ќ 11. Автограф в ЦГАЛИ. В ст-нии использованы
    образы евангельской притчи. Фарисей - член религиозно-политической секты в
    древней Иудее, отличавшейся лицемерно-подчеркнутым исполнением внешних
    правил благочестия. Мытарь - сборщик податей, лицо, презираемое в
    общественных верхах древней Иудеи.
     209. "Слово". 1906, 12 февр., "Лит. прил.", Ќ 2. Автограф в ЦГАЛИ.
     210. "Аполлон". 1911, Ќ 11. Автограф в ЦГАЛИ. Печ. по маш. копии ЦГАЛИ,
    имеющей авторские поправки.
     211-213. ПС. Загл. микроцикла не зафиксировано в рукописях, но, по
    свидетельству В. Кривича, принадлежит Анненскому (ПС, предисловие. С. 10).
    Первое и второе ст-ния записаны во 2-й тетр. "кипарисовой шкатулки", где
    помещены рядом, а третье - в 3-й тетр., где помещено между ст-ниями "Ель
    моя, елинка" и "Лунная ночь в исходе зимы". В настоящем изд., в отличие от
    ПС, не образуют особого раздела и даются в общем ряду стихотворений из
    авторских тетрадей - по месту записи первых частей микроцикла.
     1. ПС, где опубликовано по позднему списку со вставками рукою автора; в
    этом списке ныне, однако, сохранилось только 6 строф (один лист утрачен).
    Два беловых автографа в ЦГАЛИ, один под загл. "История для гармони", без
    ремарки, с вар., и другой, с зачеркнутым загл. "Гармонные переборы", с вар.
    в "декорации". В автографе ЦГАЛИ разночтение в "декорации": "Туманная и
    черная ночь под осень. Старая яблоня. Догорающий костер. Хромой оборванец
    перебирает лады старой гармоники" и в ст. 46: "Сиди пастух с трубой"
    (зачеркнуто: "пастух-ерой", "да волком вой"; послед- нее сохранено в
    позднейшем списке); там же авториз. список с "декорацией", вписанной рукой
    Анненского. Примеч. В. Кривича: "Кроме того, имеется еще автограф этих
    стихов (беловой на отдельных листах), видимо, более ранний. Здесь стихи не
    снабжены декорацией, строфы не разделены многоточиями" (ПС. С. 159). Далее
    В. Кривич приводит отдельные разночтения. Этот автограф обнаружить не
    удалось. Громовой - крейсер в составе русского флота во время
    русско-японской войны. Артур - Порт-Артур. Бой (boy, англ. - мальчик) -
    распространенное в начале XX в. в русских городах Дальнего Востока название
    мужской прислуги. Резиденция - здесь: столица.
     2. Два беловых автографа в ЦГАЛИ, один с вар. Вместе с предыдущим
    ст-нием было объединено первоначально под загл. "Ночные песни-сцены",
    вписанным на отдельной странице авторской тетр. Встрену - диалектная форма
    "встречу". Латушка - плошка, миска.
     3. Беловой автограф в ЦГАЛИ, под загл. "Колокольчи<ки>" (или
    "Колоколы"?), без ремарок; там же авториз. список с "декора- цией",
    вписанной рукой Анненского, но неполный - только до строк: "Мало было вам?
    Вам? Дам". Печатаемый текст представляет собой контаминацию списка с его
    "декорацией" и дальнейшей части текста автографа; там же список, в который
    автором внесена начальная ремарка - "декорация" (в остальном совпадает с
    автографом). Примеч. В. Кривича: "Здесь, кроме основного поддужного
    колокольчика, "говорят" и бубенчики и т. н. "глухари" или "лопотуны"
    (большие шейные бубенцы из жести). Иногда тройка останавливается; м. б.
    встреча; пробивается свист поземки; поправляют упряжь; встряхиваются лошади;
    колокольчики лениво перезваниваются между собою. День, дома бы день, день
    один - высказанная вслух, затаенная, неосуществимая мечта измотавшегося
    колокольчика. Сказанное н аходится в точном соответствии с тем, что говорил
    по поводу этих стихов автор. Читал "Колокольчики" Анненский несколько
    монотонным речитативом, меняя 2-3 раза тон и выделяя те места, которые
    являются как бы "вкрапленными" в рассказ" (ПС. С. 160).
     214. ПС. Автограф в ЦГАЛИ, с вар. ст. 3: "С крестом на вые, на панели";
    там же маш. копия с авторской правкой.
     215. "Аполлон", 191.1, Ќ 1. Автограф в ЦГАЛИ, другой - в ГПБ. Лира
    часов - см. примеч. 176.
     216. ПС. Черновой автограф в ЦГАЛИ, под загл. "В бессонную ночь", с
    вар.; там же маш. копия с авторской поправкой загл. на "Бессонные ночи".


1 ] [ 2 ] [ 3 ] [ 4 ] [ 5 ] [ 6 ] [ 7 ] [ 8 ]

/ Полные произведения / Анненский И.Ф. / Стихотворения


Смотрите также по произведению "Стихотворения":


2003-2021 Litra.ru = Сочинения + Краткие содержания + Биографии
Created by Litra.RU Team / Контакты

 Яндекс цитирования
Дизайн сайта — aminis