Войти... Регистрация
Поиск Расширенный поиск



Есть что добавить?

Присылай нам свои работы, получай litr`ы и обменивай их на майки, тетради и ручки от Litra.ru!

/ Полные произведения / Вампилов А.В. / Утиная охота

Утиная охота [3/6]

  Скачать полное произведение

    ГАЛИНА (высвобождается). Ты, кажется, устал...
     ЗИЛОВ. Ну и что?
     ГАЛИНА. Ну вот, можешь меня не обнимать. Отдохни, раз устал.
     ЗИЛОВ. Ну не так уж я устал... (Снова пытается ее обнять.)
     ГАЛИНА (отходит от него). Нет. Мне это неприятно. (Не сразу.) И у нас с тобой больше этого не будет.
    
     Маленькая пауза.
    
     Зилов (забеспокоился). Что значит "не будет"?.. Что с тобой? Как ты на меня смотришь?.. Что такое?.. Так ты можешь смотреть на кого-нибудь другого, на насильника какого-нибудь. Я тебе муж как-никак... Ты даже собираешься родить мне ребенка...
     ГАЛИНА. Можешь не беспокоиться. Ребенка у нас не будет.
     ЗИЛОВ. Что?.. Что ты хочешь сказать?.. Ты была в больнице?
    
     Маленькая пауза.
    
     (Грозно.) Говори! Ты была в больнице?
     ГАЛИНА. Можно подумать, что ты этого не хотел.
     ЗИЛОВ (расходится). Что ты натворила!.. Как ты могла!.. Почему ты это скрыла?.. Говори!.. Ты не смела распоряжаться одна, слышишь?.. Ты понимаешь, что ты делаешь? Понимаешь?.. Нет, этого я тебе не прощу!
     ГАЛИНА. Перестань паясничать.
    
     Пауза.
    
     ЗИЛОВ. Это ужасно... Ужасно, что ты со мной не посоветовалась. (Маленькая пауза.) А что теперь? Теперь уж не вернешь... (Подходит к ней.) Ты-то как? Нормально?.. (Маленькая пауза.) Ну не грусти. Это дело мы поправим... Все будет хорошо... (Пауза.) Все будет хорошо, ты слышишь... В следующий раз ты шагу не сделаешь без моего совета. Да, да. Будешь находиться под моим наблюдением, не веришь?
     ГАЛИНА. Ни одному слову твоему не верю.
     ЗИЛОВ. Но почему?.. Ведь я же тебе верю.
     ГАЛИНА. А я тебе нет.
     ЗИЛОВ. Странно... (Помолчал.) Когда-то мы обещали друг другу верить, вспомни-ка. Друг другу, а не соседям... Может, этого не было? Или ты этого не помнишь?
     ГАЛИНА. "Когда-то"... Вспомнил. Мало ли что было когда-то.
     ЗИЛОВ. А разве что-нибудь изменилось?
     ГАЛИНА. Изменилось? Ну что ты. Просто все прошло.
     ЗИЛОВ. Слушай. Давай без паники. (Хотел к ней подойти, она отступила. Уселся на стул посреди комнаты.) Ну кое-что изменилось - жизнь идет, но мы с тобой - у нас с тобой все на месте. Во всяком случае, у меня к тебе все в целости-сохранности. Как шесть лет назад. Как в тот вечер. Надеюсь, ты его не забыла?
     ГАЛИНА. Сейчас утро, а не вечер. Брось. Ничего у нас не осталось.
     ЗИЛОВ. Да нет, все в порядке. А если что не так, мы все можем вернуть в любую минуту. Хоть сейчас. Все в наших руках.
     ГАЛИНА. Ничего мы не вернем.
     ЗИЛОВ. Не веришь?.. А вот мы сейчас посмотрим. Закрой глаза. Сейчас ты все увидишь. Закрой глаза. (Маленькая пауза.) Ну ладно, можешь смотреть. (Осматривает комнату.) Та-ак... Да, та была поменьше... Стол был здесь. (Передвигает стол.) Кровать - здесь. (Передвигает тахту.) Это (взял с подоконника кота и бросил его под тахту) не годится... Что еще?.. Вино. Было вино... у нас нет вина?.. А жаль... Да! Цветы! Были цветы... Ты не помнишь - какие?.. По-моему, подснежники. Ну да, ведь был апрель. Апрель?
     ГАЛИНА. Прекрати. И не трогай этого. Лучше не трогай.
     ЗИЛОВ (обиделся). Не трогай? Что ты этим хочешь сказать?.. Для меня тот вечер - святая вещь. Праздник. И мы его вернем, ты увидишь... Цветы! (Схватил со стола медную пепельницу, показал ее Галине.) Подснежники. Я пришел к тебе с подснежниками.
     ГАЛИНА. Ты что, издеваешься?
     ЗИЛОВ. Да нет же! Как ты не можешь этого понять?.. Сядь сюда!.. Ну сядь, я тебя прошу... Когда я вошел, ты сидела у окна. Здесь. Садись... (Усаживает ее силой.)
     ГАЛИНА (поднимается). Оставь, пожалуйста.
     ЗИЛОВ (снова ее усаживает). Ты смотрела в окно. Смотри в окно... Оно было раскрыто. (Раскрывает окно, отступил в глубь комнаты.) Так... Что еще было?
     ГАЛИНА. Прекрати ради бога.
     ЗИЛОВ. Нет, бога не было, но напротив была церковь, помнишь?.. Ну да, планетарий. Внутри планетарий, а снаружи все-таки церковь. Помнишь, ты сказала: я хотела бы обвенчаться с тобой в церкви?.. А я что тебе ответил?..
     Маленькая пауза.
    
     По-моему, я тебя поцеловал?.. Так мы и сделаем: ты сейчас скажи это, про церковь, а я тебя поцелую.
     ГАЛИНА. Оставь меня, пожалуйста.
     ЗИЛОВ. Да, не будем забегать вперед. Ты смотрела в окно. Смотри в окно. Когда я вошел, ты оглянулась... Итак, я вхожу. (Изображает.) Ты оглядываешься. Оглянись... Нет, ты должна оглянуться. Когда ты оглянулась и мы посмотрели в глаза друг другу, я понял, что все случится в тот вечер. А ты?.. Ты ведь тоже это почувствовала... Ладно. Все по порядку и не отвлекаемся. Я вхожу, ты оглядываешься. (Кричит.) Вхожу!
    
     Галина невольно оглядывается.
    
     Э, нет, не годится. Ты смотришь на меня, как на насильника. А взгляд был нежный, уверяю тебя... Попытайся... Я вхожу. (Изображает.) Вхожу... (Громко.) Галка!
    
     Галина оглянулась.
    
     Да... Ну ничего. Сойдет... (Играет.) Я не опоздал?
     ГАЛИНА. Опоздал. Ты должен был явиться вчера вечером, а не сегодня утром.
     ЗИЛОВ. Боже мой! Пойми, что сейчас ты не здесь, а там. Там. Понимаешь? В тот вечер. Давай... (Изображает.) Я не опоздал?
    
     Галина молчит. Зилов подошел к ней и передал ей пепельницу - цветы.
    
     ГАЛИНА (иронически.) Спасибо.
     ЗИЛОВ. Кого ты здесь высматриваешь, признавайся...
     ГАЛИНА (не сразу и насмешливо.) Здравствуй, Витя, бывал ли ты когда-нибудь в церкви?
     ЗИЛОВ. Да. Раз мы заходили с ребятами. По пьянке. А ты?
     ГАЛИНА (насмешливо). А я с бабушкой. За компанию.
     ЗИЛОВ. Ну и как?
     ГАЛИНА (насмешливо). Да ничего. Я хотела бы обвенчаться с тобой в церкви.
    
     Зилов пытается ее поцеловать.
    
     Не лезь, пожалуйста.
     ЗИЛОВ. Нет, нет. "Не лезь" - это не оттуда. Вспомни-ка, что ты тогда сказала...
    
     Маленькая пауза.
    
     (С горьким упреком.) Вот видишь, ты ничего уже не помнишь.
     ГАЛИНА. Я-то помню, представь себе... (Вспоминает с легкой насмешкой.) Представь себе, мы поднимаемся по ступеням, входим, а там тишина, горят свечи и все так торжественно...
     ЗИЛОВ. Точно! А потом я сел здесь (садится) и спросил тебя... (Изображает.) Хозяйка дома?
     ГАЛИНА. Это было совсем не так. Тогда ты волновался...
     ЗИЛОВ (играет). Хозяйка дома? (Ждет, потом подсказывает.) Нет, она на дежурстве... Ну!.. (Играет.) Хозяйка дома?
     ГАЛИНА (задумчиво). Да... В тот вечер она была на дежурстве...
     ЗИЛОВ (играет). Значит, сегодня ее не будет?
    
     Он ее обнимает. Она его отстраняет, но весьма мягко. Она-таки увлекается воспоминаниями.
    
     Значит ее не будет?
    
     ГАЛИНА. Ну, допустим, не так. Я сказала тебе... (Негромко, глубоким голосом повторяет те далекие слова.) Пойдем куда-нибудь...
     ЗИЛОВ (подхватывает). Нет.
     ГАЛИНА. Пойдем в планетарий. Мы ведь ни разу там не были.
     ЗИЛОВ. Нет.
     ГАЛИНА. Ну хочешь, я провожу тебя до общежития?
     ЗИЛОВ. Ты хочешь, чтобы я ушел?
     ГАЛИНА. Нет... Идем погуляем, прошу тебя... (Отвлекаясь от воспоминаний.) Ну что же ты? (Подсказывает ему.) Никуда я не пойду.
     ЗИЛОВ. Никуда я не пойду.
     ГАЛИНА. Почему?
     ЗИЛОВ. Потому что... (Затрудняется). Потому что...
     ГАЛИНА (нетерпеливо). Почему?
     ЗИЛОВ (вспомнил). Потому что я тебя люблю.
     ГАЛИНА. А если мы немного погуляем, разве ты перестанешь меня любить?
     ЗИЛОВ (неуверенно). Нет, но я этого не переживу...
     ГАЛИНА (свободно). Пойдем, прошу тебя. Докажи, что ты меня любишь... (Ждет, потом.) Ну что же ты?.. (Взволнованно.) Говори же, говори!
     ЗИЛОВ (фальшиво). Я жить без тебя не могу.
     ГАЛИНА. Не так! Совсем не так! Неужели ты не чувствуешь?.. Ну!
     ЗИЛОВ (неуверенно). Милая...
     ГАЛИНА. Не то!
     ЗИЛОВ (вопросительно). Любимая?..
     ГАЛИНА. Нет!
     ЗИЛОВ (роковым голосом). Дорогая!
     ГАЛИНА (с болью). Нет! Нет!.. Неужели ты не можешь?
     ЗИЛОВ (крутится). Не волнуйся... Минутку, минутку... Сейчас все будет на месте... (Наконец его осенило.) Вспомнил! (Взял ее за руку.) Иди ко мне!
     ГАЛИНА (освободила руку). Нет! Ты не сказал мне самого главного.
     ЗИЛОВ. Неважно. (Пытается ее обнять.)
     ГАЛИНА. Нет! Ты должен это вспомнить... Вспомни, прошу тебя!
    
     Маленькая пауза.
    
     (С отчаянием.) Вспомнишь ты или нет? Пауза. Она ждет.
     ЗИЛОВ. Черт возьми! Мало ли что мог мужчина сказать в такую минуту!
     ГАЛИНА (почти с ненавистью). Ты все забыл. Все!
     ЗИЛОВ. Ну хватит. (Грубо.) Иди сюда. (Силой привлекает ее к себе.)
    
     Галина вырывается и медленно от него отступает. Молчание. Галина вдруг опускается на стул и плачет.
    
     (Не сразу, с искренним огорчением.) Ну вот... Вспомнили молодость.
    
     Затемнение. Свет зажигается. Зилов, закинув руки за голову, лежит на тахте.
    
    
     Картина вторая
    
     Зилов ходит по комнате. Постоял у окна. Подходит к телефону, набирает номер.
    
     ЗИЛОВ. Дима?.. Это я, Зилов. Этот дождь, по-моему, никогда не кончится... Он будет лить сорок дней и сорок ночей. А что? Однажды, говорят, так уже было... Дима! Что, если поехать сейчас?.. А что? В Ключах заночуем, а?.. Ну что нам топь?.. А если без коляски? Без коляски мы его перетащим, я ручаюсь... Никак?.. Скверно... Откровенно говоря, отвратительное настроение... Да одно к одному. А тут еще друзья меня порадовали... Еще не слышал?.. Ты знаешь, что они мне прислали?.. Венок... Венок!.. Ну натурально - для гроба, для могилы... Пошутили, мерзавцы... Тебе смешно?.. А мне, знаешь, не очень... Я человек впечатлительный, мне этот юмор теперь по ночам сниться будет... Друзья! Разве это друзья? Это оасовцы какие-то. Слушай, а ты не знал про эту шутку?.. Ну слава богу, хоть один есть приличный человек... (С беспокойством.) Дима! Я тебя вчера случайно не задирал? Ничего?.. Слава богу... (С волнением.) Старина, ты прости за глупый разговор, но скажи, старик, как ты ко мне относишься?.. (Слушает.) А я... Я так тебе скажу. После вчерашнего я остался один... Нет, чувствую, что один. И получается так, что ты - самый близкий мне человек... (Принужденно смеется.) Да нет, не в этом дело... В общем, слава богу, что мы едем с тобой на охоту... (Обычным тоном.) Да, я жду твоего звонка... Никуда не выхожу - жду. (Положил трубку, пошел по комнате, остановился. Стоит лицом к окну.)
    
     Затемнение. Круг поворачивается, зажигается свет. Воспоминание следующее.
     Бюро технической информации. Зилов и Саяпин. Саяпин что-то пишет.
    
     ЗИЛОВ. Шестой час. Шабаш. (Складывает бумаги в стол.) Остановись. Последнее время ты работаешь, как машина.
     САЯПИН. А что делать? Хорошо тебе рассуждать, ты человек с квартирой... Что ни говори, отдельная квартира - дело великое. Ну возьми хоть эту сторону. В чужой квартире все на виду, все на людях. Жена скандалит, а ты, если ты человек деликатный, терпи. А может, мне ее стукнуть хочется? Нет, действительно... Вот дадут нам квартиру, тогда мы еще посмотрим кто кого.
     ЗИЛОВ (смеется). На новоселье я подарю вам боксерские перчатки.
     САЯПИН. Да, с квартирой ты человек свободный. Не нравится тебе эта контора - взял, махнул в другую.
     ЗИЛОВ. Куда, например?
     САЯПИН. Ну на завод куда-нибудь или в науку, например. А что такого?
     ЗИЛОВ. Брось, старик, ничего из нас уже не будет.
     САЯПИН. Почему же?
     ЗИЛОВ. А потому, что ты, как говорит мой папаша, ленив и развращен...
     САЯПИН. А ты?
     ЗИЛОВ. Я?.. (Усмехнулся.) Впрочем, я-то еще мог бы чем-нибудь заняться. Но я не хочу. Желания не имею.
     САЯПИН. Лично мне и здесь неплохо, но жена...
     ЗИЛОВ. Нет, старик, наша контора для нас с тобой самое подходящее место. Дом родной.
     САЯПИН. Посмотрим. (Убирает со стола.) У тебя какая программа? Мы идем на футбол.
     ЗИЛОВ (развалился на стуле). Идите.
     САЯПИН. А пока (достает из стола шахматную доску) успеем еще сгонять партию.
     ЗИЛОВ. Валяйте.
     САЯПИН. А футбол будет веселый. Наши и Красногорск. Не хочешь посмеяться? (Набирает номер по телефону.)
     ЗИЛОВ. Не занимай телефон. Я жду звонка.
     Саяпин (по телефону). Кузаков?.. Как настроение?.. Хочешь получить мат? Тогда иди, пока у меня есть время...
     ЗИЛОВ. Я жду звонка. Слышишь?
     САЯПИН. Ты не забыл, я играю белыми... Ну живее. (Положил трубку.) Кто тебе будет звонить? (Расставляет шахматные фигуры.) Не та ли девочка?
     ЗИЛОВ. Ну и что?
     САЯПИН. Я вижу, ты взялся за нее капитально.
     ЗИЛОВ. Она мне нравится.
    
     Телефонный звонок.
    
     (Снимает трубку.) Ира?.. Здравствуй, радость моя... Где ты?..
     САЯПИН. Любовь моя и радость, зачем ты не со мной...
     ЗИЛОВ. Я скучаю... Не веришь?.. Ну как я тебе докажу?.. Ну увидишь, как я похудел... Да, со вчерашнего вечера... А долго ли. Это все быстро делается... Ты где?.. Что?.. Из автомата?.. Тебе мешают?.. Кто тебе мешает?.. Пристают?.. (Саяпину.) Пацаны. Вот видишь, она чересчур хорошенькая... (По телефону.) Пошли их к чертовой матери. Пригрози милицией... И не смей им улыбаться, слышишь!.. В шесть я жду тебя в "Незабудке"... В "Незабудке" в шесть. Не опаздывай... Что?.. Ты не вздумай с ними разговаривать. Ни в коем случае! (Положил трубку.) Скажи, как шпана обнаглела.
     САЯПИН. Я не могу понять - ты влюбился или ты над ней издеваешься?
    
     Появляется Кушак. В руках у него небольшая брошюра.
    
     КУШАК. Вы что, посадить меня хотите?
    
     Маленькая пауза.
    
     Где вы взяли эту липу?
    
     Маленькая пауза.
    
     Кто из вас подсунул мне эту наглую дезинформацию?
     ЗИЛОВ. Шеф, что случилось?
     КУШАК. Ах, разумеется, вы ничего не знаете...
     ЗИЛОВ. Что, здесь (показывает на брошюру) есть какие-нибудь неточности?
     КУШАК. Неточности?.. Отлично сказано! Не думал, что вы такой скромный. Неточности! Да тут сплошное вранье! Ложь!
     ЗИЛОВ. А что именно?
     КУШАК (тычет пальцем в открытую брошюру). Вот! Вот! Будто вы не знаете!
     ЗИЛОВ. Фарфоровый завод? Неужели?
     КУШАК. Никакой реконструкции там не было и нет!
     ЗИЛОВ. Что вы говорите!
     КУШАК. Здесь нет ни одного слова правды!
     ЗИЛОВ. Если так, то это действительно ужасно. Скандал! Как же это могло случиться? Будем выяснять, что ж делать?.. Сейчас... Где у нас оригинал? (Шарит в столе.)
     КУШАК. Кто из вас этим занимался?
    
     Маленькая пауза.
    
     ЗИЛОВ. Ну я.
     КУШАК. Зилов, вы мне не нравитесь все больше и больше.
     ЗИЛОВ. Что поделаешь. Может, мне сменить прическу?
     КУШАК. Не острите, Зилов. Все это не так весело, как вам кажется, я вас уверяю. Садитесь и пишите объяснительную. (Саяпину.) Вы тоже.
     САЯПИН. Я?
     КУШАК. Вы. Именно вы. Статью вы подписали оба. Оба будете отвечать.
     ЗИЛОВ. Он тут ни при чем.
     КУШАК. Так. Выходит, вы один тут виноваты?
     ЗИЛОВ. Выходит, так.
     КУШАК. Я так и думал... Благородно с вашей стороны, очень даже благородно. Прекрасно вас понимаю. Настоящие друзья только так и поступают.
     ЗИЛОВ. Нет, я понимаю, что я его подвел...
     КУШАК (иронически). Ага, значит, вы его подвели. Значит, так: вас надо наказать, а его следует поощрить. Правильно я вас понимаю?
     ЗИЛОВ. Ну что ж, вполне логично.
     КУШАК. Так, так. Хорошо у вас получается. Просто замечательно... Одно только нехорошо... Нехорошо, друзья мои, что других вы считаете глупее себя. Или это тоже хорошо?
     ЗИЛОВ. Это плохо.
     КУШАК. Плохо! Именно - плохо. Зачем вы его выгораживаете - это нам всем очень хорошо понятно. И мне в том числе... Так почему же, на каком таком основании я обязан быть глупее всех, вы не скажете? (Зилову, в упор.) Согласитесь со мной. Этот вопрос я должен был перед вами поставить. Рано или поздно.
    
     Валерия появляется и останавливается у дверей. Они ее не замечают.
    
     ЗИЛОВ. Да, вопрос интересный...
     КУШАК. А дальше будет еще интереснее. Скажите, вас устраивает работа в нашем учреждении?
     ЗИЛОВ (не сразу). Да, вполне устраивает... А что, разве вопрос стоит так остро?
     КУШАК. Если ответственность за эту (потряс в воздухе брошюрой) вопиющую безответственность ляжет на вас одного - я вас уволю. (Маленькая пауза.) Как видите, друзья-приятели, вам придется сказать правду... Так кто же этим занимался? Вы один? Или вы оба?
    
     Небольшая пауза.
    
     САЯПИН. Я не в курсе этой статьи. Ее готовил Зилов. Я ему поверил.
     КУШАК. Так... (Зилову.) Ну, а вы теперь что скажете?
     ЗИЛОВ. Я уже сказал. Статью готовил я.
     КУШАК. В таком случае вопрос исчерпан. (Саяпину.) Но выговор вы все-таки получите. Впредь никогда и ничего не подписывайте до тех пор, пока не прочтете внимательнейшим образом. Это азбучная истина. В свое время она была известна любому младенцу. Безобразие!
     ВАЛЕРИЯ. Здравствуйте!
     КУШАК. Добрый день.
     ВАЛЕРИЯ (Кушаку). Что они тут натворили, а? Халтурщики! Вадим Андреич, их не ругать, их бить надо. Жаль, я слабая женщина...
     КУШАК. Да, я вынужден вам пожаловаться. Они допустили серьезную ошибку в работе. Я бы сказал - непростительную ошибку.
     ВАЛЕРИЯ. Вот как?.. Так взгрейте их как следует! Во всяком случае, мужа я прошу наказать со всей строгостью.
     КУШАК. Вашему мужу не хватает вашей... мм...
     ЗИЛОВ (подсказывает). Принципиальности.
     КУШАК. Вот именно!
     ВАЛЕРИЯ (мужу). Обормот. (Кушаку.) Вадим Андреич, что бы вы с ним ни сделали - мне все доставит большое удовольствие.
     КУШАК. Мне очень жаль, но на этот раз действительно не обойтись без последствий.
     ВАЛЕРИЯ. Вадим Андреич! У меня блестящая идея! Лучшего наказания ему не придумаешь! Вы дадите им выговор, что угодно - им все трын-трава. Даже если их прогнать с работы - все равно, их ничем не прошибешь. Кроме одного...
     САЯПИН. Что это, интересно?
     ВАЛЕРИЯ (Кушаку). Сказать?
     КУШАК. Скажите, Валерия. У вас, слава богу, есть здравый смысл.
     ВАЛЕРИЯ (о Саяпине). Его мы лишаем футбола! На сегодня. А?
     САЯПИН (настроился на нужный тон). Слушай!
     ВАЛЕРИЯ. Да-да-да! Вместо футбола ты будешь сидеть здесь и будешь работать. Сверхурочно! Ты понял? А на футбол пойдем мы. Я и Вадим Андреич!
     ЗИЛОВ. Неплохо.
     ВАЛЕРИЯ (Кушаку). Как?
     САЯПИН (в том же тоне). Ну знаешь, ты тут не распоряжайся...
     ВАЛЕРИЯ (Кушаку). Решено?
     КУШАК (деланно смеется). Забавно, конечно... но в то же время... Это вроде бы не мера...
     ВАЛЕРИЯ. Решено! Вы ведь тоже болельщик?
     КУШАК. Я?.. Да я как-то не особенно, не заядлый, а так, знаете, умеренный...
     ВАЛЕРИЯ. Тогда вы не представляете, что значит для него футбол! Идемте! Идемте! Поверьте, это будет ему настоящим наказанием.
     КУШАК. Но я, право, не знаю...
     ВАЛЕРИЯ. Вадим Андреич! С ним все ясно, он занят, они оба заняты, не пойду же я одна - в конце концов!
     КУШАК. Нет, я... ничего, но, подумайте, ведь это можно по-разному истолковать...
     ВАЛЕРИЯ. Вадим Андреич! Какие толки! Что тут толковать? (Мужу.) А ну скажи, что ты думаешь.
     САЯПИН. Вадим Андреич, к сожалению, у нас командует она. Ее не свернешь...
     ВАЛЕРИЯ (взяла Кушака под руку). Вадим Андреич, мы опаздываем. А Зилову, знаете, задержите отпуск. На недельку. Если он вовремя не попадет на охоту...
     ЗИЛОВ. Это не твоя забота.
     ВАЛЕРИЯ. Этого он не переживет, как видите. (Увлекает к двери растерянного Кушака.) Ладно, мы торопимся.
     КУШАК (в дверях). Смотрите, Валерия. Если выдумаете, что теперь им все сойдет с рук, - вы ошибаетесь.
     ВАЛЕРИЯ. Еще бы. Каждому - по заслугам. Так что не надейтесь. Дружба дружбой, а служба... (Исчезает вместе с Кушаком.)
     САЯПИН (не без гордости). Видал?
     ЗИЛОВ. Да, с ней не пропадешь.
     САЯПИН. Подруга жизни.
     ЗИЛОВ. Да уж, подобралась у вас семейка. И ты-то молодец...
     САЯПИН. Старик, он тебя не уволит... Старик, пойми! У меня же квартира горела! На твоих глазах! Неужели не понимаешь?
    
     Голос за дверью: "Телеграмма".
     Зилов выходит и тут же возвращается с телеграммой в руках. На ходу он раскрыл телеграмму - и вдруг останавливается. Некоторое время стоит неподвижно.
    
     Что случилось?
     ЗИЛОВ. Умер отец. (Пауза. Садится на стул, опустил голову.) На этот раз старик не ошибся...
    
     Пауза.
    
     САЯПИН. Когда?
     ЗИЛОВ. Вчера, в шесть часов... (Маленькая пауза.) Батя, батя... Если бы я знал... (Пауза. Поднимается, набирает номер по телефону.) Галка... Умер отец... Да... Да... У тебя есть деньги?.. Неси, какие есть. Я уезжаю... Сегодня. Сейчас... Да... Жду тебя в конторе. Жду... (Положил трубку.)
     САЯПИН. Успеешь?
     ЗИЛОВ. Должен успеть... Пять часов самолетом, на пароходе полсуток, а там на автобусе... Надеюсь, что успею.
     САЯПИН. Да-а... Теперь он тебя наверняка не уволит.
     ЗИЛОВ. Что?
     САЯПИН. Я говорю, такое несчастье - не уволит, не имеет права.
     ЗИЛОВ. Заткнись-ка, идиот.
    
     Появляются Кузаков и Вера. Зилов сидит, опустив голову.
    
     КУЗАКОВ. Привет, алики!
    
     Маленькая пауза.
    
     Что грустите, что невеселы, соколики, или выпить захотели, алкоголики? (Проходит, садится за шахматную доску.) Ну-с, гроссмейстер...
     САЯПИН. Подожди. Тут не до игры.
     КУЗАКОВ. А что случилось?
     ВЕРА. Они разочаровались в жизни.
     КУЗАКОВ. Что ж. Может, они и правы. Жизнь в основном проиграна.
    
     Саяпин показывает Кузакову телеграмму.
    
     ВЕРА (Зилову). Алик, что с тобой? Похмелье, что ли? Головка болит?
     ЗИЛОВ. Замолчи, дура.
     ВЕРА. Он действительно не в духе.
     ЗИЛОВ. Заткнись, тебе говорят!
     КУЗАКОВ (Вере). Оставь его.
     ЗИЛОВ (Вере). Зачем ты сюда явилась? Чего тебе здесь надо?
     КУЗАКОВ. Она пришла со мной.
     ЗИЛОВ. Водить по учреждениям, ты мог бы найти что-нибудь поприличнее.
    
     Маленькая пауза.
    
     Вера (Кузакову). Ну? Что ты ему на это ответишь?
    
     Кузаков молча протягивает Вере телеграмму.
     Траурная музыка. Затемнение. Круг поворачивается.
     Музыка умолкает. Зажигается свет.
     Воспоминание продолжается.
     Кафе "Незабудка". Зилов и Галина останавливаются у входа в кафе.
    
     ЗИЛОВ. А теперь ты иди.
     ГАЛИНА. Не успеешь зайти домой?
     ЗИЛОВ. Зачем?
     ГАЛИНА. Собраться.
     ЗИЛОВ. Какие сборы? Я еду не на именины... Ну иди. Иди домой.
     ГАЛИНА. Все-таки, может быть...
     ЗИЛОВ. Что?
     ГАЛИНА. Может, мы поедем вместе?
     ЗИЛОВ. Нет, нет, решено, я еду один.
     ГАЛИНА. Я думала, так будет лучше...
     ЗИЛОВ. Как?
     ГАЛИНА. Если я поеду с тобой.
     ЗИЛОВ. Чем лучше?.. Тут ничем не поможешь... Сколько времени?
     ГАЛИНА. Без двадцати шесть.
     ЗИЛОВ. До свиданья. Мне пора на самолет. Я загляну сюда, мне надо немного выпить... До свиданья. (Проходит в кафе, садится за столик.)
    
     Галина стоит у входа.
    
     Дима!
    
     Появляется официант.
    
     ОФИЦИАНТ (Галине). Привет, Галка... Проходи, гостьей будешь. (Подошел к Зилову.) Привет, Витя.
     ЗИЛОВ. Привет, Дима. Принеси, пожалуйста, водки.
     ОФИЦИАНТ (негромко о Галине). Витя, почему твоя жена со мной не здоровается?.. Мне, конечно, все равно, но невежливо как-то с ее стороны... Сколько водки?
     ЗИЛОВ. Двести.
    
     Официант уходит. Галина подходит к столику.
    
     Ты еще здесь?
     ГАЛИНА. Я посижу с тобой. (Садится.) Пока ты здесь.
     ЗИЛОВ. Я хочу быть один, ты понимаешь?
     ГАЛИНА. Не понимаю. Мне казалось, что именно сейчас...
     ЗИЛОВ. Именно сейчас я хочу остаться один.
    
     Маленькая пауза.
    
     ГАЛИНА. Да, я понимаю. Твоему отцу я была чужая... И тебе я давно чужая... Я тебе хотела сказать, давно хотела сказать... Я получаю письма...
     ЗИЛОВ. Какие письма?
     ГАЛИНА. Я получаю письма каждый день.
     ЗИЛОВ. Да?.. От кого, интересно?.. Он друга детства, конечно?
     ГАЛИНА. Он меня любит.
    
     Маленькая пауза.
    
     ЗИЛОВ. Ну, а как ты к нему относишься?
     ГАЛИНА. Я не знаю... Но так, как у нас, так больше невозможно.
     ЗИЛОВ. И ты решила сказать мне об этом именно сегодня?
     ГАЛИНА. Я тебе не нужна. Скажи правду.
     ЗИЛОВ. И тебе не совестно?.. У тебя переписка, шашни, черт знает что, и это ты преподносишь мне именно сегодня! В тот самый день, когда у меня умер папа... Ну спасибо тебе, утешила.
    
     Маленькая пауза.
    
     ГАЛИНА. Наверное, я виновата, но я больше не могу... Прости, если виновата.
     ЗИЛОВ. Да нет, ты не стесняйся! Чего там! Продолжай! Расскажи, что там у тебя с ним, как. Рассказывай.
     ГАЛИНА. Мне нечего рассказывать.
     ЗИЛОВ. Нечего?.. Не знаю, не знаю. Не уверен. Ты молчала, значит, ты уже меня обманывала. Откуда же мне знать, что там у вас на самом деле!
     ГАЛИНА. Перестань, что ты выдумываешь.
     ЗИЛОВ. Я выдумываю? Ты сама сказала, что уже не знаешь, кого любишь.
     ГАЛИНА. Это неправда!
     ЗИЛОВ. Ты понимаешь, до чего ты дошла? И чтобы такую женщину я привел на могилу своего отца? Никогда! Уходи, я не желаю тебя видеть!
     ГАЛИНА. Ты с ума сошел! Сам не знаешь, что ты говоришь...
     ЗИЛОВ. Уходи, я тебе говорю! И вообще можешь не показываться! Можешь ехать к своему другу - пожалуйста! Желаю счастья!
     ГАЛИНА. Да что с тобой?.. Я не давала ему никакого повода. Я давно ему не отвечаю... Я написала ему всего два письма. Всего два письма. Как же ты можешь?..
     ЗИЛОВ (вдруг спокойно). Ладно... Я психанул, извини... Нервы сдают. Должна понять, в каком они у меня состоянии...
     ГАЛИНА. Я сама виновата. Ты меня прости...
     ЗИЛОВ. Ладно, ты не обижайся... Я ведь чувствовал, что мне надо остаться одному... (Маленькая пауза.) И все-таки ты иди домой, хорошо?
     ГАЛИНА (поднимается). Хорошо.
     ЗИЛОВ. И не сердись.
     ГАЛИНА. Я не сержусь. Когда ты вернешься?
     ЗИЛОВ. Когда?.. Я думаю, через неделю-полторы.
     ГАЛИНА. Плохо, что я тебя не собрала. Ты даже без плаща.
     ЗИЛОВ. Ничего, обойдусь... (Подходит к ней, поцеловал ее в щеку.) До свиданья.
    
     Галина уходит. Пауза. Появляется официант.
    
     Сколько времени?
     ОФИЦИАНТ. Без пяти шесть... Закусить ничего не надо?
     ЗИЛОВ. Нет... Дима, выпей со мной.
     ОФИЦИАНТ (садится). Спасибо, Витя, но на работе я - ни грамма. Это мой закон, ты знаешь. (Не сразу.) Ну как? Считаешь деньки-то? Сколько там у нас осталось?.. Мотоцикл у меня на ходу. Порядок... Витя, а лодку-то надо бы просмолить. Ты бы написал Хромому... Витя!
     ЗИЛОВ. Да?
     ОФИЦИАНТ. Я говорю насчет лодки. Написать бы туда надо.
     ЗИЛОВ. Я уже все сделал. Лодка на воде.
     ОФИЦИАНТ. Молодец.
     ЗИЛОВ. Да, ведь восемнадцать дней осталось. Пустяки... (Молчит.)
     ОФИЦИАНТ. О чем грустишь?
     ЗИЛОВ. Несчастье у меня, Дима.
     ОФИЦИАНТ. А что такое?
     ЗИЛОВ. Старика еду хоронить...
     ОФИЦИАНТ (не сразу и сочувственно). Понятно...
    
     Маленькая пауза. Зилов выпивает.
    
     Дело печальное...
     ЗИЛОВ. Скверно, Дима... Хреновый я был ему сын. За четыре года ни разу его не навестил...
     ОФИЦИАНТ. Н-да...
     ЗИЛОВ. Теперь вот повидаемся...
     ОФИЦИАНТ. Далеко?
     ЗИЛОВ (утвердительно качает головой). Боюсь, не успею... (Не сразу.) Сколько с меня?
     ОФИЦИАНТ. Рубль шестьдесят.
     ЗИЛОВ (достает деньги). Да. Я тебе должен три рубля...
     ОФИЦИАНТ. Три двадцать, Витя.
     ЗИЛОВ. А, извини... Вот. (Отдает деньги.) Спасибо.
     ОФИЦИАНТ (поднялся, прикинул на счетах). Тридцать пять копеек с меня.
    
     Зилов махнул рукой.
    
     Благодарю.
    
     У входа появляется Ирина.
    
     ЗИЛОВ (официанту). Пока, Дима.
     ОФИЦИАНТ. Пока. Держись, старик, не падай духом. (Уходит.)
     ИРИНА (подходит). Добрый вечер.
     ЗИЛОВ. Иди сюда. Садись.
    
     Ирина садится, дурашливо сложила руки на столе, выпрямилась, подняла голову, все как за партой. Рассмеялась.
    
     (Положил на ее руки свою ладонь.) Ну? Как ты себя вела?
     ИРИНА. Я послушная девочка. Я вела себя, как ты велел.
     ЗИЛОВ. Ты умница. А та шпана?.. Ну у телефона?
     ИРИНА. Ой! Я еле от них убежала. Они сумасшедшие. Сначала они не выпускали меня из телефонной будки.
     ЗИЛОВ. Вот мерзавцы.
     ИРИНА. Да нет, они сумасшедшие. Они меня не выпускают, а я им говорю, пустите, а то я вас обругаю. Потом один говорит, не ругайся, пойдем с нами, у меня, говорит, день рождения. Врет, наверное. Я говорю, я иду на свидание. А они, все равно, говорят, мы тебя проводим. Ну разве не сумасшедшие? (Без паузы.) А ты меня обманул. Ты не похудел. Нисколько. Но ты грустный.
     ЗИЛОВ. Я уезжаю.
     ИРИНА. Когда?
     ЗИЛОВ. Сейчас. Попрощаемся, и на самолет.
     Маленькая пауза.
     ИРИНА. Обязательно надо?
     ЗИЛОВ. Обязательно.
     ИРИНА. Тогда поезжай. А я буду тебя ждать. А долго ждать?
     ЗИЛОВ. Долго. Целую неделю.
    
     Появляется Галина. В руках у нее плащ и портфель. Она входит быстро, но, сделав несколько шагов к столику, где сидят Зилов и Ирина, останавливается. Маленькая пауза. Галина смотрит на них, они на нее. Рука Зилова все еще лежит на руках Ирины. Галина подходит к ближайшему стулу, оставляет на нем плащ и портфель. И вдруг быстро уходит. Маленькая пауза.
     ИРИНА. Кто это?
    
     Маленькая пауза.
    
     ЗИЛОВ. Это моя жена.
     ИРИНА (поражена). Жена?..
     ЗИЛОВ. Да, я женат...
    
     Пауза.
    
     Так... Ты потрясена. Убита... Для тебя все кончено...
    
     Маленькая пауза.
    
     Ну?.. Можешь назвать меня мерзавцем, можешь встать и уйти... Делай, что хочешь.
    
     Маленькая пауза.
    
     Все кончено, не правда ли?.. А? Что же ты молчишь?.. Ты не знаешь, что говорят в таких случаях? Пожалуйста, я тебя научу...
     ИРИНА (тихо). Нет...
     ЗИЛОВ. Что - "нет"? Говорю тебе, я женат... Разве это ничего не меняет?
     ИРИНА. Да, это ничего не меняет... Все равно...
     ЗИЛОВ (садится с нею рядом, обнимает ее). Радость моя! Ты белая как стенка, успокойся, все это ерунда. Я женат - в самом деле, расписан - действительно, но мы с ней давно уже чужие люди, друзья, добрые друзья. Не больше.
     ИРИНА. Это правда?
     ЗИЛОВ. Я мог тебе все рассказать в первый день, но зачем - подумай?.. Ну что ты! Если бы я хотел тебя обмануть, я бы сегодня тебя обманул, сейчас. Сказал бы, что она моя сестра...


1 ] [ 2 ] [ 3 ] [ 4 ] [ 5 ] [ 6 ]

/ Полные произведения / Вампилов А.В. / Утиная охота


Смотрите также по произведению "Утиная охота":


2003-2020 Litra.ru = Сочинения + Краткие содержания + Биографии
Created by Litra.RU Team / Контакты

 Яндекс цитирования
Дизайн сайта — aminis