Войти... Регистрация
Поиск Расширенный поиск



Есть что добавить?

Присылай нам свои работы, получай litr`ы и обменивай их на майки, тетради и ручки от Litra.ru!

/ Критика / Разное / 19 век / Томас Мур и русские писатели XIX века

Томас Мур и русские писатели XIX века [3/3]

  Скачать критическую статью

    Автор статьи: Алексеев М.

    22 "Сын Отечества", 1821, No 20, с. 243-265. Шестьдесят девятая часть имеет цензурное разрешение: 5 апреля 1821 г. Редактор журнала Н. И, Греч вспоминает, что Жуковский, живший в то время в Германии, иногда присылал оттуда свои стихотворения, но "серьезно не принимал участия в журнале". Посредником, передавшим рукопись перевода Жуковского "Пери и ангел" в редакцию "Сына Отечества", мог быть А. Ф. Воейков (Н. И. Греч. Записки о моей жизни. М.-Л., 1930, с. 648).

    23 В. А. Жуковский. Стихотворения, т. I. Ред. Ц. Вольпе. Л., 1939, с. 384.

    24 В.А.Жуковский. Собрание стихотворений в четырех томах, т. II. М.- Л., ГИХЛ, 1959, с. 475; на этом основании стихотворение "Пери" из данного издания исключено.

    25 "Дневники В. А. Жуковского", с. 102.

    26 В. А. Жуковский. Стихотворения. Ред. Н. В. Измайлова. Л., 1956, с. 249-250.

    27 В. В. Виноградов. Стиль Пушкина. М., 1941, с. 398.

    28 Среди стихотворений Жуковского начала 1821 г. есть небольшой лирический отрывок, занесенный в его записную книжку с датой 16 (4) февраля, Берлин; при жизни автора этот отрывок не печатался и его толкуют как обращенный к Александре Федоровне:

    Теснятся все к тебе во храм,

    И все с коленопреклоненьем

    Тебе приносят фимиам,

    Тебя гремящим славят пеньем;

    Я одинок в углу стою.

    Как жизнью, полон я тобою,

    И жертву тайную мою

    Я приношу тебе душою.

    Этот отрывок впервые опубликован И. А. Бычковым ("Бумаги В. А. Жуковского. Прилож. к Отчету имп. Публичной библиотеки за 1884 год". СПб., 1887, с. 10; В. А. Жуковский. Стихотворения, т. II. Ред. Ц. Вольпе. Л., 1940, с. 533. Ср. также наблюдения А. Н. Веселовского ("В. А. Жуковский. Поэзия чувства и "сердечного воображения". СПб., 1904, с. 273, 277) о склонности поэта боязливо прятать свою любовь, "самоотверженно склоняться к платоническому участию в чужом счастье".

    29 М. Ноfmann. Op. cit., прилож., с. 155.

    30 Там же, с. 159.

    31 "Московский телеграф", 1827, ч. 14, No 5, отд. II, с. 3-5.

    32 "Памятник отечественных муз, изданный на 1827 год Борисом Федоровым". СПб., 1827, отд. II, с. 4-5.

    33 Б. Л. Модзалевский. Из альбомной старины.- "Русский библиофил", 1916, No 6, с. 76-78.

    34 "Дневники В. А. Жуковского", с. 101-102.

    35 Вслед за этими стихами в рукописи следовала еще одна строфа (девятая); она была также в тексте, впервые напечатанном в "Московском телеграфе" 1827 г., но отброшена Жуковским при воспроизведении всего стихотворения в его сборнике 1849 г.:

    Кто же ты, очарователь

    Бед и радостей земных?..

    О, небесный жизнедатель!

    Мне знаком ты; для других

    Нет тебе именованья:

    Ты без имени им друг!

    Для меня ж тебе названье

    Сердце дало: Лалла-Рук!

    36 М. Ноfmann. Op. cit., p. 155-156.

    37 "Полярная звезда на 1824 год", изд. А. Бестужевым и К. Рылеевым". СПб., 1824, с. 241-249.

    38 И. А. Бычков. Письма В. А. Жуковского к вел. кн. Александре Федоровне из первого его заграничного путешествия в 1821 г.- "Русская старина", 1901, No 11, с. 398 (письмо, отрывок которого напечатан в "Полярной звезде", датировано: 23 июня (5 июля) - 29 июня (10 июля) 1821 г.). Отметим, что отрывок из стихотворения "Лалла Рук", приведенный в "Полярной звезде" (с. 244), представляет собою 7-ю и 8-ю его строфы (без заглавия), но их текст имеет отличия от обычной печатной редакции: ст. 52 читается в альманахе "благодатные" (а не "благотворные сердцам"); ст. 54 и cл. имеют следующую редакцию:

    Чтоб о небе сердце знало,

    В темной области земной

    Лучшей жизни покрывало

    Приподъемлет он порой...

    Ст. 56-60 обычной редакции в тексте альманаха отсутствуют вовсе.

    38 "Рукою Пушкина". М., 1935, с. 490-492.

    40 Пушкин, т. II, с. 406 и 955. См. Н. И. Черняев. Послание "К А. П. Керн Пушкина и "Лалла Рук" Жуковского".- В его кн.: Критические статьи и заметки о Пушкине. Харьков, 1900, с. 33-64. Об определении "Гений чистой красоты" и о заимствовании его Пушкиным у Жуковского см. в статье А. И. Белецкого "Из наблюдений над стихотворными текстами А. С. Пушкина. I. Стихотворение "Я помню чудное мгновенье". - В его кн.: "Избранные труды по теории литературы". М., 1964, с. 390-391. Возможно, что Пушкин сохранил в памяти стих Жуковского не из "Лаллы Рук", но из его же стихотворения 1823 г.: "Я музу юную, бывало...", где снова говорится:

    Цветы мечты уединенной

    И жизни лучшие цветы,-

    Кладу на твой алтарь священный

    О, гений чистой красоты!

    Любимое Жуковским и неоднократно появляющееся в его лирике видение "гения", пролетающего мимо, и символизирующее возникновение "прекрасного", возводят к впечатлению, которое произвело на него стихотворение Шеллинга: "Lied" (И. П. Галюн. К вопросу о литературных влияниях в поэзии В. А. Жуковского. Киев, 1916, с. 20- 23).

    41 "Москвитянин", 1848, ч. II, No 4, отд. "Науки", с. 14-15.

    42 "Дневники В. А. Жуковского", с. 102.

    43 M. Hofmann. Op. cit., p. 153.

    44 В. А. Жуковский. Стихотворения, т. I, Л., 1939, с. 385.

    45 В. А. Жуковский. Стихотворения. Л., 1956, с. 801.

    4e Dietrich Gerhard t. Vergangene Gegenwartigkeiten. Gottingen, 1966, S. 34, 50. Немецкий текст интересующего нас стихотворения напечатан в кн.: "Gedichte von Hedwig von Olfers, geb. von Staegemann". Berlin, 1892, S. 44. Гедвига фон Штегеманн (1799-1891) вышла замуж за дипломата и ученого археолога, Игнаца фон Ольферса, бывшего в то время генеральным директором Королевских музеев; Жуковский бывал у них в доме в Берлине. В 1830 г. Гедвига фон Ольферс писала приятельнице г-же Клейст (урожд. Gualtieri) о своем знакомстве с А. И. Тургеневым, "лучшим другом" Жуковского: "Сделанная им характеристика Жуковского, его бескорыстия, чистоты его души, сохраненной в плохом окружении, была поистине трогательной и вместе с тем юмористической Трудно, однако, поверить, что двор Лаллы Рук является обычным двором, и не так то легко, находясь при нем, остаться верным самому себе. Дальше он об этом не высказывался, и я не хотела его спрашивать" ("Hedwig von Olfers, geb. von Staegemann, Ein Lebenslaui aus Briefen zusammengestellt", Bd. II. Berlin, 1914, S. 143). Эту цитату приводит в своей интересной статье о немецких знакомых Жуковского Д. Герхардт (Dietrich Gerhardt. Aus deutschen Erinnerungen an Zukovskij.- В сб.: "Orbis Scriptus. Festschrift f. D. Tschizewskij". Munchen, 1966, S. 257). О Гедвиге Штегеманн-Ольферс см.: "Allgemeine Deutsche Biographie", Bd. 35, 1893, S. 387. Несколько ироническое отношение к Жуковскому и его роли при "дворе Лаллы Рук", проглядывающее между приведенными выше строками письма Штегеманн-Ольферс, находит аналогию в более чем сдержанном отзыве о Жуковском самой Александры Федоровны. В своих воспоминаниях она рассказывает: "В то же время я принялась серьезно за уроки русского языка; в учителя мне был дан Василий Андреевич Жуковский, в то время уже известный поэт; но человек он был слишком поэтичный, чтобы оказаться хорошим учителем. Вместо того чтобы корпеть над изучением грамматики, какое-нибудь отдельное слово рождало у него идею, идея заставляла искать поэму, а поэма служила предметом для беседы; таким образом проходили уроки. Поэтому русский язык я постигала плохо, и несмотря на мое страстное желание изучить его, он оказывался настолько трудным, что я в продолжение многих лет не имела духу произносить на нем цельных фраз" ("Имп. Александра Феодоровна в своих воспоминаниях".- "Русская старина", 1896, No 10, с. 32-33).

    47 Н. И. Черняев. Критические статьи и заметки о Пушкине, с. 61-64.

    48 Пушкин, т. VI, с. 637. Эта строфа, по-видимому, должна была следовать за строфой XXX 8-й главы "Евгения Онегина". Официально Пушкин представлялся императрице 8 апреля 1834 г., о чем говорится и в его дневнике, но знакомство с ней, вероятно, произошло раньше, в 1831 г., в Царском Селе. См. о ней и об отношении к ней Пушкина у Б. Л. Модзалевского в примечаниях к "Дневнику" Пушкина (Пг., 1923, с. 134-135) и В. Ф. Саводника к московскому изданию того же "Дневника" (М., 1923, с. 231-232). Приведенная отброшенная строфа из "Евгения Онегина" была поводом для различного рода недоразумений. О ней вспомнил, например, К. Г. Паустовский в романе "Дым отечества" (М., 1964, с. 18); однако эпизод появления Лаллы Рук на берлинском празднике 1821 г., утвердивший прозвище Лаллы Рук за русской императрицей, был забыт настолько прочно, что в романе Паустовского он совершенно запутан и рассказывается с самыми неожиданными ошибками. Очевидно, путая Лаллу Рук - героиню "восточной повести" Мура - с авантюристкой 40-х годов Лолой Монтес, Паустовский пишет о героине своего романа: "Таня читала о гибели пленительной комедиантки Марион Делорм, об испанской рыжеволосой артистке Лале Рук (!), упавшей на колени перед Рихардом Вагнером (!). В томике Пушкина она нашла в примечаниях две строки из "Евгения Онегина", выброшенные поэтом, но спасенные одним из его почитателей: "и в зал, как лилия крылатая, колеблясь, входит Лала Рук". То, что она считала выдумкой писателя, оказалось правдой - Лала Рук была в России (!) и ее видел Пушкин" (!). Удивительно как много несообразностей нагромождено всего лишь в нескольких, приведенных выше строках. Писатель не только спутал Лолу Монтес с Лаллой Рук, но последнюю он счел не героиней поэмы, а историческим лицом, что и дало ему возможность познакомить индийскую принцессу с Пушкиным в Петербурге! Равным образом, имея в виду Лолу Монтес, он заставил ее упасть на колени перед Рихардом Вагнером, а не перед Берлиозом. Лола Монтес (1820-1861) пользовалась громкой, но скандальной известностью в 40-50-х годах; эта испанская танцовщица была фавориткой баварского короля Людвига I, который всецело подчинялся ее капризам. В 1848 г., после отречения короля, она вынуждена была покинуть Германию и поселиться в Лондоне. Еще до того повесть о ней ("Лола Монтес", 1847) написал А. В. Дружинин; ее упоминали В. П. Боткин в "Письмах об Испании" (письмо III), Герцен в "Выломи думах", Чернышевский в повести "Алферьев" и в "Повестях в повести" и т. д.

    49 "Лалла Рук" Жуковского датируется 27 (15) января - 7 (19) февраля 1821 г.; следовательно, это стихотворение закончено на другой день после того как он кончил свой перевод "Явления поэзии в виде Лаллы Рук" - 18 (6) февраля того же года; "Стихи m-lle Stagemann" упомянуты Жуковским в дневнике 1 (13) февраля 1821 г.

    50 "Бумаги В. А. Жуковского. Разобраны и описаны И. А. Бычковым. Прилож. к "Отчету ими. Публичной библиотеки за 1884 г.", с. 99-100.

    51 Это указание И. А. Бычкова неточно. Перевод "Баллады, в которой описывается, как одна старушка ехала на черном коне вдвоем и кто сидел впереди" Р. Саути действительно сделан был Жуковским в октябре 1814 г., но долго оставался ненапечатанным вследствие цензурных запрещений, чем и объясняется нахождение списка этого перевода в поздней тетради поэта. В середине 1820 г. Жуковский вновь представил переведенную им балладу в цензурный комитет с просьбой о позволении напечатать ее в "Московском телеграфе" под новым заглавием "Ведьма", но она была снова запрещена "как пьеса", в которой дьявол торжествует над церковью, над богом" ("Русская старина", 1887, No 11, с. 485). В первый раз Жуковскому удалось напечатать ее лишь в четвертом издании своих "Стихотворений", вышедших в Петербурге в 1835 г. (ср.: "Временник Пушкинской комиссии, 1966". Л., 1969, с. 25-26).

    52 Самуэль Генрих Шпикер (S. H. Spiker, 1786-1858) был переводчиком "Макбета" Шекспира, переводил также произведения В. Скотта, В. Ирвинга и др. См. о нем: "Allgemeine deutsche Biographies, Bd. 35 (1893), S. 164-166.

    53 "Бумаги В. А. Жуковского", с. 103.

    54 Dietrich Gerhard t. Vergangene Gegenwartigkeiten. Gottingen, 1966, S. 31 (немецкий текст Шпикера из альбома рисунков Гензеля и русский перевод Жуковского приведены здесь параллельно).

    55 А. Ю. Якубовский. Восстание Муканны - движение людей в "белых одеждах".- В сб.: "Советское востоковедение", т. V. М.-Л., 1948, с. 35-54 (в этой статье, основанной на первоисточниках, поэма Мура не упоминается); Б. Г. Гафуров. История таджикского народа в кратком изложении, т. I. Изд. 2-е. М., 1952, с. 147-152.

    56 Исследований об источниках "Лаллы Рук" и, в частности, первой входящей в ее состав поэмы, сколько знаем, не существует. Мы полагаем, что важнейшим из них, при создании "Покровенного пророка Хорасана", был знаменитый труд французского ориенталиста XVII в. Бартелеми д'Эрбело (d'Herbelot) "Bibliotheque orientale ou Diction-naire uaiversel, contenant tout ce qui fait connaitre des peuples d'Orient. Paris, 1697). В примечаниях к своей поэме Мур несколько раз ссылается на книгу д'Эрбело, в частности, приводя оттуда цитату, излагающую учение Муканны о метемпсихозе. Из той же книги Мур заимствовал легендарные сведения о Муканне, взятые д'Эрбело у арабских историков, в частности, их рассказы о его оптических фокусах с искусственной луной, о его самосожжении после известия о том, что его войска разбиты наместником Хорасана и т. д.

    57 А. Ю. Якубовский. Указ. соч. с. 43-44. Представляло бы интерес выяснить, на каких фактических основаниях построена поэма Мура и в чем он дополнил ее собственными вымыслами; мы допускаем, например, что образ Зелики мог быть подсказан Муру какими-то сведениями о примкнувшей к движению Муканны владетельницы селения Нершах (в окрестностях Бухары), с которой жестоко расправился арабский военачальник, а самое селение Нершах, осажденное арабами, превратилось у Мура в крепость Некшеб (Nekscheb), называемую также у д'Эрбело.

    58 См. текст стихотворения "Пери" в "Бумагах В. А. Жуковского", с. 100-103; он воспроизведен у Д. Герхардта ("Vergangene Gegenwartigkeiten", S. 31-34) вместе с немецкими его оригиналами - тремя "картинами" Шпикера под общим заглавием "Die Peri und das Paradies".

    59 "Бумаги В. А. Жуковского", с. 103.

    60 D. Gerhardt. Op. cit., S. 34.

    61 Th. Moore. Poetical Works. Paris, 1829, p. 57-58. Ср. в русском прозаическом переводе "Света гарема" 1827 г.: "Убежим вместе в пустыню; приди, убежим вместе! Аравийские шатры наши дадут тебе убежище простое; но какое сердце будет нерешимо между любовью в шатре и престолом без любви?" ("Сын Отечества", 1827, No 5, с. 57).

    62 К. К. Мердер. Записки.- "Русская старина", 1885, No 3, с. 544: "Представлены были следующие картины: 1) пери, изгнанный из рая гений , просит у ангела. хранящего двери, позволения войти. Ангел отказывает, говоря, что пери должна представить приятный дар небу. Роль пери исполняла вел. княжна Мария Николаевна. Роль ангела - вел. княжна Ольга Николаевна; 2) пери приносит в дар небу каплю крови, пролитой в защиту отечества, но врата рая не отворяются; 3) Махмуд, султан турецкий - его высочество в. кн. Александр Николаевич; 4) умирающий воин - П. Мердер; 5) пери представляет небу в дар слезу раскаяния грешника - и двери рая растворяются" и т. д. Как раз в это время "живые картины" входили в моду в великосветских салонах Москвы и Петербурга. Изобретенный французскими художниками Давидом и Изабе новый сценический жанр интересовал многих; он предоставлял возможность демонстрировать зрителям остановившийся момент действия (иногда идиллический, иногда драматический, кризисный или завершающий, но всегда живописный), его зрительную фиксацию. Описывая живые картины, инсценированные в доме Д. В. Голицына в 1830 г., "Дамский журнал" отмечал, что эти картины, воплощавшие в лицах и декорациях живописные полотна Дж. Доу, Тициана и Рубенса, "действовали с двоякою силою: истины и обмана! Пленяясь неподвижною красотою, блестящею в картине, думаешь тогда же, что сия красота есть дело природы, не искусства,- и чувствуешь такие впечатления, каких нельзя чувствовать ни в какой картинной галерее" (1830, No 3, с. 39-47). Это популярное развлечение упоминают и другие свидетели, например, Пушкин в своем дневнике от 10 апреля 1834 г., рассказывающий о "живых картинах" на вечере у Уварова. Именно о "живой картине" думал и Гоголь, пытаясь представить себе заключительную сцену "Ревизора". В своем "Отрывке из письма, писанного автором после первого представления "Ревизора" к одному литератору" (1836), Гоголь писал, что "это просто немая картина, что все это должно представлять одну окаменевшую группу, что здесь оканчивается драма и сменяет ее окаменевшая мимика , что совершиться все это должно в тех же условиях, каких требуют так называемые "живые картины" (Гоголь. Полн. собр. соч., т. IV. Л., 1951, с. 103). См. об этом также в статье: Ю. Манн. Формула описания у Гоголя.- "Известия АН СССР, серия литературы и языка", 1971, т. XXX, в. 1, с. 30.

    63 О двухактной опере Спонтини "Нурмагала" (либретто М. Герглоца) - см.: F. Fetis. Biographie universelle des musiciens., v. V. Paris, 1875, p. 8.

    64 Это стих из посвящения первой части "Фауста" Гете, любимый Жуковским и много раз цитировавшийся им по памяти с незначительными вариантами (у Гете: "Und manche Hebe Schatten steigen auf"), в первый раз - в стихотворном посвящении "Двенадцати спящих дев", где, обращаясь к своему "благодатному гению", "воздушной подруге юных дней", Жуковский говорит:

    Ты образы веселых лет примчала

    И много милых теней восстает.


Добавил: tat9421

1 ] [ 2 ] [ 3 ]

/ Критика / Разное / 19 век / Томас Мур и русские писатели XIX века


Смотрите также по произведению "19 век":


2003-2022 Litra.ru = Сочинения + Краткие содержания + Биографии
Created by Litra.RU Team / Контакты

 Яндекс цитирования
Дизайн сайта — aminis