Войти... Регистрация
Поиск Расширенный поиск




Есть что добавить?

Присылай нам свои работы, получай litr`ы и обменивай их на майки, тетради и ручки от Litra.ru!

/ Краткие содержания / Достоевский Ф.М. / Преступление и наказание / Вариант 1

Преступление и наказание [2/3]

  Скачать краткое содержание

    Лужин собирается уходить, так как его просьба не была исполнена. Дуня просит его остаться, чтобы разъяснить недоразумение. Она просит Лужина быть “тем умным и благородным человеком”, каким она его считала и хочет считать. Лужин оскорблен тем, что его ставят на одну доску с Родионом Раскольниковым. По его мнению, любовь к мужу должна быть выше любви к брату. Лужин набрасывается и на Пульхерию Александровну, которая якобы неверно истолковала в своем письме его слова о том, что зкенитгься на бедной девице, испытавшей невзгоды, лучше, “полезнее для нравственности”, чем на той, что жила в довольстве. Вмешивается Раскольников. Лужин, говорит он, оклеветал его в своем письме, сообщив, что он отдал! деньги не вдове погибшего, а его дочери, о которой сообщил оскорби-тельшые сведения, хотя ее не знает. По мнению Раскольникова, Лужин не стоит? и мизинца этой девушки. Начинается ссора, заканчивающаяся тем, что Дуня приказывает Лужину уйти, а Родион его выпроваживает. Лужин удаляется. Он полон ненависти к Раскольникову, не может поверить, что две шищие женщины могли выйти из-под его власти. Лужин знал, что слухи про Дуню были ложны, и все же считал свое решение жениться на ней подвигом, которым все должны были восхищаться. Для него просто немыслимо отказаться от Дуни. Он много лет мечтал о женитьбе на благородной, образованной, бедной и запуганной девушке, которая бы благоговела перед ним и во всем подчинялась ему. И вот наконец ему встретилась Дуня — красивая, образованная и беспомощная. Женитьба на ней помогла бы его карьере, прекрасная и умная жена привлекала бы к нему людей. И вот все рухнуло! Лужин надеется еще все поправить.
    Между тем все радуются уходу Лужина. Дуня признается, что польстилась на его деньги, но не представляла, какой это недостойный человек. Разумихин в полном восторге. Раскольников сообщает о предложении Свидригайлова, добавляет, что Свидригайлов показался ему странным, почти сумасшедшим — то говорит, что скоро уедет, то вдруг объявляет о намерении жениться. Дуня тревожится: ей кажется, что Свидригайлов задумал что-то ужасное. Разумихин уговаривает женщин остаться в Петербурге. Он может достать тысячу рублей, надо добавить еще тысячу — и они займутся вместе изданием книг. Дуне план нравится. Разумихин уже присмотрел для Пуль-херии Александровны и Дуни хорошую квартиру. Неожиданно все замечают, что Родион собрался уходить. “...Кто знает, может, и последний раз видимся”, — срывается у него с губ. Родион просит мать и сестру на время оставить его одного, забыть его совсем. Разумихин в тревоге бежит вслед за Раскольниковым, тот просит его не бросать Пульхерию Александровну и Дуню. Они смотрят в глаза друг другу, и вдруг до Разумихина доходит истина. Он вздрагивает и бледнеет. “Понимаешь теперь?” —говорит Раскольников. Разумихин возвращается в комнату и старается успокоить женщин. Раскольников между тем идет к Соне. Странная, неправильной формы, мрачная, убого обставленная комната. Соня хвалит хозяев, которые очень добры к ней. Она любит Катерину Ивановну — она такая несчастная и больная, верит, что во всем должна быть справедливость, и сама справедлива. Лицо Сони выражает “какое-то ненасытимое сострадание”. Соня страдает оттого, что за неделю до гибели отца отказалась почитать ему книжку, а Катерине Ивановне не дала воротничок, купленный у торговки Лизаветы, сестры ростовщицы. Раскольников говорит Соне, что ведь Катерина Ивановна больна чахоткой и скоро умрет, она сама тоже может заболеть, и ее отправят в больницу... Что тогда станется с детьми, ведь с Полечкой будет то же самое, что с ней, с Соней. “Нет!.. Бог такого ужаса не допустит!.. Ее Бог защитит!” — кричит Соня. “Да, может, и Бога-то совсем нет”, — отвечает
    
    Раскольников. Соня безутешно рыдает. Раскольников смотрит на нее, и вдруг опускается на колени и целует ее ногу. “Я не тебе поклонился, я всему страданию человеческому поклонился”, — произносит он. Соня считает себя “бесчестной... великой грешницей”. Раскольников говорит ей, что самый большой ее грех — это что она “понапрасну умертвила и предала себя”, что живет в грязи, которую ненавидит, и что этим она никого ни от чего не спасет, и лучше было бы ей просто покончить с собой. “А с ними-то что будет?” — возражает Соня. Родион понимает по ее взгляду, что она и на самом деле уже не раз подумывала о самоубийстве, но любовь и сострадание к “жалкой, полусумасшедшей Катерине Ивановне” и ее детям заставляют ее жить. Раскольников видит, что грязь, окружающая Соню, не коснулась ее души, она чиста. Все свои надежды она возлагает на Бога. Она читает и хорошо знает Евангелие — книгу ей принесла Лизавета. В церковь Соня не ходит, но на прошлой неделе была — отслужила панихиду по убитой Лизавете, которая была “справедливым” человеком. Соня читает Раскольникову притчу о воскресении Лазаря. Раскольников говорит Соне, что он бросил родных и у него теперь осталась только она одна. “Мы вместе прокляты, вместе и пойдем!” — говорит он. “Куда идти?” — в страхе спрашивает Соня. “Ты тоже переступила... смогла переступить. Ты на себя руки наложила, ты загубила жизнь... свою (это всё равно!)... Но... если останешься одна, сойдешь с ума, как и я. ...Стало быть, нам вместе идти, по одной дороге!” Надо сломать все и страдание взять на себя... Власть над всей дрожащей тварью и над всем муравейником — вот цель. Раскольников говорит Соне, он сейчас уходит, и если придет к ней завтра, то скажет ей, кто убил Лизавету. В соседней, пустовавшей прежде комнате, во время всего разговора Раскольникова с Соней стоял, прислушиваясь, Свидригайлов.
    На следующее утро Раскольников идет к следователю Порфирию Петровичу. Он уверен, что человек, встретивший его вчера и назвавший его убийцей, уже сообщил о нем. Но в конторе никто не обращает на Раскольникова внимания. Раскольников очень боится следователя. Тот встречает его любезно. Раскольников отдает ему квитанцию на заложенные часы. Порфирий Петрович, видя взвинченное состояние Раскольникова, заводит разговор о том о сем, испытывая его терпение. Раскольников действительно не выдерживает, требует, чтобы следователь его допросил как полагается, но тот остается верен выбранной им тактике — он продолжает витиеватый монолог. Раскольников замечает, что он как будто кого-то ждет. Порфирий Петрович между тем заводит речь о статье Раскольникова, о преступниках. Он говорит, что преступника слишком рано арестовывать не следует. Он длинно и пространно объясняет, почему этого делать не надо — преступник, оставаясь на свободе и при этом зная, что следователь следит за ним неусыпно и знает всю его подноготную, в конце концов сам придет и сознается. Это особенно вероятно с развитым, нервным человеком. А насчет того что преступник может убежать, так “он у меня психологически не убежит”, — говорит Порфирий Петрович. Раскольников слушает следователя, из последних сил стараясь держаться. А тот заводит разговор о том, что преступник порой не учитывает, что, кроме его умозрительных построений, есть еще и душа, натура человека. Вот и получается, что молодой человек хитро все придумает, солжет, казалось бы, можно торжествовать, а он возьми да и упади в обморок! Раскольников ясно видит, что Порфирий Петрович подозревает его в убийстве. “Не позволю-с!” — кричит он. Следователь говорит ему, что знает, как он ходил нанимать квартиру, звонил в колокольчик и спрашивал про кровь, но объясняет все это болезнью Раскольникова — тот, якобы все это делал в бреду. Раскольников не выдерживает и кричит в бешенстве: “Это было не в бреду! Это было наяву!” Порфирий Петрович продолжает свои лукавые речи, окончательно сбивая с толку Раскольникова — он то верит, то не верит в то, что его подозревают. “Я не дам себя мучить-арестуйте меня, обыскивайте меня, но извольте действовать по форме, а не играть со мной-с!” — кричит он наконец. В это время в комнату врывается арестованный без вины Николай, который громко признается в якобы совершенном им преступлении. Раскольников приободряется и решает уйти. Следователь на прощание говорит ему, что они обязательно еще увидятся. Придя домой, Раскольников размышляет над тем, что случилось у следователя. Он вспоминает человека, поджидавшего его вчера. И вот, когда он, собираясь уходить, направляется к двери, она вдруг сама открывается — это тот самый человек. Раскольников помертвел. Но человек просит прощения за вчерашнее. Раскольников вспоминает вдруг, что видел его и прежде, когда ходил на квартиру к убитой старухе. Значит, у следователя ничего, кроме психологии, на Раскольникова нет! “Теперь мы еще поборемся”, — думает Раскольников.
    ЧАСТЬ ПЯТАЯ
    Лужин, поднявшись с постели на следующее утро, пытается смириться с мыслью о разрыве с Дуней. Его злит то, что вчера он сообщил о неудаче своему приятелю Лебезятникову и тот над ним посмеивается. Раздражают его и другие неприятности: кончились ничем его хлопоты по одному делу в сенате, хозяин снятой им квартиры требует выплаты неустойки в полном размере, в мебельном магазине не хотят возвращать задаток. Все это усиливает ненависть Лужина к Раскольникову. Он жалеет о том, что не давал денег Дуне и ее матери — ведь в этом случае они чувствовали бы себя обязанными перед ним. Лужин вспоминает, что его приглашали на поминки Мармеладова. Он узнает, что там будет и Раскольников.
    Лужин презирает и ненавидит Лебезятникова, своего бывшего питомца, у которого остановился, разузнав о нем еще в провинции, что он прогрессист из самых передовых и вроде бы играет важную роль в каких-то кружках. Лужин слыхал о каких-то прогрессистах, нигилистах, обличителях и проч., существующих в столице. А он больше всего боится обличения. Поэтому, направляясь в Петербург, Лужин решил быстренько разузнать, что да как, и при необходимости на всякий случай сблизиться с “молодыми поколениями нашими”. И в этом ему должен был помочь Андрей Семенович Лебезятников, хотя он оказался человеком “пошленьким и простоватым”. Это один из тех многочисленных пошляков, недоучившихся самодуров, которые присасываются к каждой модной идее, превращая ее в карикатуру, хотя и служат ей искренно. Лебезятников тоже испытывает неприязнь к своему бывшему опекуну, хотя и заводит порой с ним разговоры о всяких “прогрессивных” вещах. Он собирается устроить коммуну, в которую намерен вовлечь и Соню, которую когда-то сам и выжил из квартиры. А пока что он “продолжает развивать” Соню и удивляется тому, что она с ним
    
    как-то боязливо целомудренна и стыдл-ива”. Воспользовавшись тем, что зашел разговор о Соне, Лужин просит Лебезятникова позвать ее к нему в комнату. Та приходит, и Лужин вручает ей для вдовы десять рублей. Лебе-зятников восхищен его поступком.
    Гордость бедных и тщеславие заставили Катерину Ивановну потратить чуть ли не половину полученных от Раскольникова денег на поминки. В приготовлениях принимает активное участие Амалия Ивановна, квартирная хозяйка, с которой прежде Катерина Ивановна враждовала. К неудовольствию Катерины Ивановны, из всех “солидных” лиц, ею приглашенных, ни один не явился. Нет Лужина и даже Лебезятникова. Приходит Раскольников. Катерина Ивановна очень ему рада. Соня приносит извинения от имени Лужина. Катерина Ивановна очень возбуждена, говорит не переставая, кашляет кровью, близка к истерике. Соня боится, что все это плохо кончится. Так и происходит — вспыхивает ссора между Катериной Ивановной и квартирной хозяйкой.
    В разгар скандала является Лужин. Он утверждает, что с его стола исчезло сто рублей, когда в комнате была Соня. Девушка говорит, что он сам дал ей десять рублей, а больше она ничего не брала. Лужин требует позвать полицию. Катерина Ивановна бросается на защиту Сони, выворачивает карманы ее платья, желая показать, что там ничего нет. На пол падает сторублевая банкнота. Катерина Ивановна кричит, что Соня неспособна на кражу, обращается за защитой к Раскольникову, плачет. Лужину этого достаточно — он публично прощает Соню. Появившийся в этот момент Лебезятни-ков опровергает обвинение Лужина: он сам видел, как Лужин тихонько сунул банкноту в карман Соне. Он подумал тогда, что Лужин делает это из благородства, чтобы избежать слов благодарности. Лебезятников готов поклясться перед полицейскими, только не поймет, зачем Лужин совершил такой низкий поступок. “Я могу объяснить!” — заявляет Раскольников. Он сообщает, что Лужин сватался к его сестре, в день приезда поссорился с ним, Раскольниковым, и случайно увидел, как он дал денег Катерине Ивановне. Чтобы поссорить Родиона с матерью и сестрой, Лужин написал им, что он отдал Соне их последние деньги, причем намекнул на какую-то связь между ним и Соней. Истина была восстановлена, Лужина прогнали. Если бы сейчас Лужин убедил всех в том, что Соня — воровка, то этим самым он доказал бы матери и сестре Раскольникова справедливость своих подозрений. В общем, он хотел рассорить Раскольникова с его родными. Соня растеряна, не сводит глаз с Раскольникова, видя в нем защитника. Лужин ищет выход в наглости. Он намерен подать в суд, он найдет управу на “безбожников, возмутителей и вольнодумцев”! С этим Лужин исчезает. У Сони начинается истерика, она с плачем бежит домой. Амалия Ивановна гонит вдову Мармеладова из квартиры. Пьяные жильцы буянят. Раскольников идет к Соне.
    Раскольников чувствует: “он должен” сказать Соне, кто убил Лизавету, и предчувствует страшное мучение, которое будет результатов этого признания. Он колеблется и боится, но сознает “свое бессилие перед необходимостью” сказать все. Раскольников задает вопрос Соне: как бы она поступила, если бы ей нужно было решить, умереть ли Лужину или Катерине Ивановне? Соня отвечает: она предчувствовала, что Родион задаст ей такой вопрос. Она не знает Божьего промысла, она не судья и не ей решать, кому ясвть, а кому не жить. Она просит Раскольникова говорить прямо. Тот оби-вяками признается в намеренном убийстве старухи и нечаянном убийстве Дязаветы. “Что вы это над собой сделали! ...Нет тебя несчастнее никого теперь в целом свете!” — с отчаянием кричит Соня, обнимая Раскольникова. Она пойдет вместе с Родионом на каторгу! Но вдруг Соня понимает, что раскольников еще не до конца осознал тяжесть того, что он совершил. Она расспрашивает о подробностях преступления. “...Я хотел Наполеоном сделаться, оттого и убил...” — говорит Раскольников. Наполеону и в голову бы не пришло задумываться над тем, убивать старушку или нет, если бы это ему было нужно. Он, Раскольников, убил всего лишь вошь, бесполезную, гадкую, зловредную. Нет, опровергает он сам себя, не вошь, но он захотел осмелиться и убил... Главное, что толкнуло Расколъникова на убийство, он объясняет так: “Мне надо было узнать... вошь ли я, как все, или человек?.. Тварь ли я дрожащая или право имею... Черт-то меня тогда потащил, а уж * после того мне объяснил, что не имел я права туда ходить, потому что я такая же точно вошь, как и все!.. Разве я старушонку убил? Я себя убил!.. Что теперь делать?..” — обращается Раскольников к Соне. Та отвечает ему, что он должен выйти на перекресток, поцеловать землю, которую он осквернил убийством, поклониться на все четыре стороны и сказать всем вслух: “Я убил!” Раскольников должен принять страдание и искупить им свою вину. Но он не хочет каяться перед людьми, которые “миллионами людей изводят, да еще за добродетель почитают... Они плуты и подлецы... ничего не поймут...”. “Я еще поборюсь, — говорит Раскольников. — Может, я еще человек, а не вошь и поторопился себя осудить... Я им не дамся”. И тут же он спрашивает Соню, будет ли она к нему ходить в острог. Та хочет дать ему свой нательный крест, он не берет, говорит: “Лучше потом”. В комнату заглядывает Лебезятников. Он сообщает, что Катерина Ивановна не в себе: она ходила к бывшему начальнику своего мужа, устроила там скандал, пришла домой, бьет детей, шьет им какие-то шапочки, собирается вывести их на улицу, ходить по дворам и колотить в таз, вместо музыки, а дети будут петь и плясать... Соня убегает, за нею выходят Раскольников и Лебезятников.
    Раскольников идет в свою каморку. Он ругает себя за то, что ходил к Соне и своим признанием сделал ее несчастной. Приходит Дуня. Разуми-хин рассказал ей о безосновательных подозрениях следователя. Дуня уверяет брата, что она готова отдать ему всю свою жизнь, пусть только позовет ее. Родион хвалит Разумихина как “человека честного и способного сильно любить” и говорит сестре: “Прощай”. Дуня уходит в тревоге. Раскольников выходит из дома. На него наваливается тоска, предчувствие долгих лет, наполненных этой тоской. Раскольникова окликают — это Лебезятников. Он сообщает, что Катерина Ивановна ходит по улицам, бьет в сковороду и заставляет детей петь и плясать. Те плачут. Соня безуспешно пытается увести ее домой. Молодые люди додходят к небольшой толпе зевак, глазеющих на странное зрелище. Катерина Ивановна в полном исступлении, бьет детей, кричит на зрителей, пытается петь, кашляет, плачет... Какой-то господин подает ей три рубля. Подходит городовой, требует “не безобразничать”. Дети убегают, Катерина Ивановна с криками и плачем бросается за ними, спотыкается и падает, у нее открывается горловое кровотечение. Ее несут к Соне. В комнате собираются люди, и среди них — Свидригайлов. Катерина
    
    Ивановна в бреду. Умирает. Свидригайлов предлагает оплатить похороны, устроить детей в приют и на каждого положить в банк по тысяче пятьсот рублей до совершеннолетия. Он собирается “вытащить из омута” и Соню. Из речей Свидригайлова Раскольников понимает, что тот слышал его разговор с Соней. Свидригайлов и сам этого не отрицает. “Ведь я сказал, что мы сойдемся”, — говорит он Раскольнпкову.
    ЧАСТЬ ШЕСТАЯ
    Раскольников находится в странном душевном состоянии: он путает события, не может осмыслить происходящее, охвачен то тревогой, то апатией. Его внимание сосредоточивается на Свидригайлове. За два-три дня, прошедшие после смерти Катерины Ивановны, он два раза встречался с ним. Свидригайлов занят похоронами, устраивает судьбу ее детей. К Раскольни-кову приходит Разумихин. Он сообщает, что мать Родиона больна и все же вчера приходила сюда вместе с Дуней и с ним, но никого не было дома. Раскольников говорит приятелю, что Дуня, “может быть, уже и любит” его. Разумихин, заинтригованный поведением Раскольникова, решает, что он — политический заговорщик. Он вскользь упоминает о полученном Дуней письме, которое ее очень встревожило, потом заговаривает о маляре, сознавшемся в убийстве, сообщает, что о нем ему рассказал Порфирий Петрович. После ухода Разумихина Раскольников размышляет о своем положении. Он не понимает, зачем следователь старается убедить Разумихина в виновности маляра. Приход самого Порфирия Петровича поражает Раскольникова. Следователь сообщает, что был здесь два дня назад, но не застал Раскольникова дома. После долгого и сумбурного монолога, время от времени прерываемого Раскольниковым, Порфирий Петрович заключает, что убийство совершил не Миколка (набожен, сектант, решил “страдание принять”), а совсем другой человек — тот, кто “на преступление словно не своими ногами пришел... убил, двух убил, по теории. Убил, да и денег взять не сумел, а что успел захватить, то под камень снес... потом уж на пустую квартиру, в полубреде... идет, холоду спинного опять испытать потребовалось... убил, да за честного человека себя почитает, людей презирает...”. “Так... кто же... убил?..” — не выдерживает Раскольников. “Да вы убили”, — отвечает Порфирий Петрович. “Если вы меня виновным считаете, зачем не берете вы меня в острог?” — “Против вас у меня пока и нет ничего”. Порфирий Петрович хочет, чтобы Раскольников явился с повинной. “С какой стати мне являться с повинною?” Порфирий Петрович отвечает, что в этом случае он представит преступление результатом умопомешательства. Раскольников такого облегчения своей вины не желает. Следователь убеждает его: “Жизнью не брезгайте!.. Много ее впереди еще будет”. Раскольников смеется. Порфирий Петрович говорит ему, что он выдумал теорию, а теперь стыдно стало, что сорвалось, что вышло совсем не оригинально, подло. И все-таки Раскольников “не безнадежный подлец... По крайней мере, долго себя не морочил, разом до последних столбов дошел”. По мнению Порфирия Петровича, Раскольников из тех людей, которые вынесут с улыбкой любое мучение, если только “веру или Бога” найдут. Надо отдаться жизни, не рассуждая — “прямо на берег вынесет и на ноги поставит”. Коли уж Раскольников сделал такой шаг, так не должен бояться теперь, должен сделать то, чего требует справедливость. Отвечая на вопрос Раскольникова, следователь сообщает, что арестует его дня через два. Он знает, что Раскольников не убежит. “Без нас вам нельзя обойтись”, — говорит он ему. Порфирий Петрович уверен, что Раскольников все равно во всем признается, “страдание надумает принять”. Ну, а если Раскольников решит покончить с собой, то пусть оставит обстоятельную записку. Сообщит про камень, под которым спрятал награбленное. После ухода следователя Раскольников спешит к Свидригайлову, не зная сам зачем. Он все слышал — так ходил ли он к Порфирию Петровичу или еще собирается пойти? Может, вообще не пойдет? Раскольников не может понять Свидригайлова. А вдруг у него планы по отношению к Дуне и он собирается для этой цели использовать то, что узнал про него, Раскольникова? Встреча происходит в трактире. Раскольников угрожает убить Свидригайлова, если он намерен преследовать его сестру. Тот говорит, что приехал в Петербург “больше насчет женщин”. Разврат Свидригайлов считает занятием не хуже прочих — в нем, по его мнению, “есть нечто постоянное, основанное даже на природе и не подверженное фантазии...”. Это болезнь, да, если не соблюдать меру. Но иначе осталось бы только застрелиться. “Ну, а мерзость всей этой обстановки на вас уже не действует? Или потеряли силу остановиться?” — спрашивает Раскольников. Свидригайлов в ответ называет его идеалистом. Он рассказывает историю своей жизни. Марфа Петровна выкупила его из долговой тюрьмы. “Знаете ли, до какой степени одурманения может иногда полюбить женщина?” Марфа Петровна была значительно старше Свидригайлова, страдала какой-то болезнью. Свидригайлов не обещал ей верности. Они договорились: 1. Свидригайлов никогда не бросит жену. 2. Он никуда не уедет без ее позволения. 3. У него никогда не будет постоянной любовницы. 4. Можно иногда иметь отношения со служанками, но только с ведома жены. 5. Ни в коем случае не полюбит женщину из своего сословия. 6. Если влюбится, то должен открыться Марфе Петровне. У них случались ссоры, но все обходилось, пока не появилась Дуня. Марфа Петровна сама взяла ее в гувернантки и очень любила. Свидригайлов, как только увидел Авдотью Романовну, понял, что дело плохо, и старался не смотреть на нее и не отвечать на восторженные слова жены об этой красавице. Марфа Петровна не преминула рассказать Дуне “всю подноготную” мужа, не скрывала от нее семейных тайн и беспрерывно ей жаловалась на него. Дуне наконец стало жалко Свидригайлова как пропащего человека. Ну, а в таких случаях девушке “непременно захочется и "спасти" и образумить и воскресить... и возродить к новой жизни...”. Тем более что Дуня “сама только того и жаждет... чтобы за кого-нибудь какую-нибудь муку поскорее принять...”. При этом она “целомудренна, может быть, до болезни”. И тут как раз в имение привезли девушку Парашу, хорошенькую, но глупую. Приставания Свидригайлова к ней закончились скандалом. Дуня потребовала, чтобы он оставил Парашу в покое. Свидригайлов прикинулся пристыженным, свалил все на свою судьбу, стал льстить Дуне. Но та не поддалась на лесть, разгадала Свидригайлова. Тогда он принялся издеваться над стараниями Дуни “воскресить” его, пустился во все тяжкие с Парашей, и не только с ней. Они рассорились. Что же сделал Свидригайлов? Он, зная бедность Дуни, предложил ей все свои деньги, чтобы она бежала вместе с ним в Петербург. Он был влюблен без памяти
    
    в Дуню. Стоило ей сказать: зарежь или отрави Марфу Петровну и женись на мне, он тотчас бы это сделал. Но все кончилось катастрофой. Свидригайлов был взбешен, узнав, что Марфа Петровна “достала этого подлейшего приказного, Лужина, и чуть не смастерила свадьбу, — что, в сущности, было бы то же самое”, что предлагал Свидригайлов. Раскольников предполагает, что Свидригайлов еще не отказался от мысли заполучить Дуню. Тот сообщает ему, что он собирается жениться на шестнадцатилетней девушке из бедной семьи. Далее Свидригайлов рассказывает, как, приехав в Петербург, поспешил в грязные притоны, которые вспоминал, живя в имении. И вот, на одном вечере танцев он увидел девочку лет тринадцати. Ее мать объяснила, что они приехали в Петербург хлопотать по какому-то делу, бедны, на этот вечер попали по ошибке. Свидригайлов начал помогать им деньгами и до сих пор поддерживает с ними знакомство.
    Свидригайлов с озабоченным, хмурым видом направился к выходу из трактира. Раскольников пошел следом, боясь, не направится ли он к Дуне. Свидригайлову он заявляет, что идет к Соне — извиниться за то, что не был на похоронах, но тот говорит, что ее сейчас нет дома — у нее встреча с содержательницей приюта, куда он устроил детей Катерины Ивановны. Речь заходит о подслушанном Свидригайловым разговоре Раскольникова с Соней. Раскольников считает, что подслушивать под дверью непорядочно, на что Свидригайлов ответствует: “Если... убеждены, что у дверей нельзя подслушивать, а старушонок можно лущить чем попало, в свое удовольствие, так уезжайте куда-нибудь поскорее в Америку!” Он предлагает Раскольни-кову денег на дорогу. А что до нравственных вопросов, так надо их отбросить, иначе “и соваться не надо было; нечего не за свое дело браться”. Или пусть Раскольников застрелится. Исполненный отвращения к Свидригайлову, Раскольников расстается с ним. Тот, взяв извозчика (он якобы собирался ехать на острова кутить), вскоре отпускает его. Раскольников останавливается в задумчивости на мосту.
    К нему подходит Дуня, мимо которой он прошел, не замечая ее. Дуня колеблется, окликнуть ли брата, и тут замечает приближающегося Свид-ригайлова. Тот, остановясь поодаль, чтобы Раскольников его не заметил, подзывает Дуню знаками. Она подходит. Свидригайлов просит ее пойти с ним — она должна выслушать Соню, а он покажет ей кое-какие документы. Он знает тайну ее брата. Они идут к Соне, той нет дома. Разговор продолжается в номере Свидригайлова. Дуня кладет на стол полученное. ею письмо Свидригайлова, в котором он намекает на преступление, совершенное ее братом, и говорит ему, что она в это не верит. А тогда зачем она пришла сюда? Свидригайлов сообщает Дуне о разговоре Раскольникова с • Соней, о том, что это он, ее брат, убил старуху и Лизавету. Он взял деньги и вещи, но не воспользовался ими. Раскольников убил по теории, согласно которой люди делятся на материал и на особенных людей, которым закон не писан. Раскольников вообразил, что и он гениален, а теперь страдает оттого, что теорию-то сочинил, а перешагнуть не смог, стало быть, не гениален. Дуня хочет увидеться с Соней. Свидригайлов вызывается спасти Раскольникова, увезти его за границу. Все зависит от Дуни, которая должна остаться с ним, Свидригайловым. Дуня требует, чтобы Свидригайлов отпер дверь и выпустил ее. Она достает из кармана револьвер. Пусть только Свидригайлов посмеет приблизиться к ней — она его убьет! Свидригайлов насмехается над Дуней. Дуня стреляет, пуля, скользнув по волосам Свидригайлова, ударяет в стену. Свидригайлов надвигается на Дуню. Она снова стреляет — осечка. Дуня бросает револьвер. Свидригайлов обнимает ее, Дуня умоляет отпустить ее. “Так не любишь?” — спрашивает Свидригайлов. Дуня отрицательно качает головой. “Никогда?” — шепчет он. “Никогда!” — отвечает Дуня. Он отдает ей ключ. Свидригайлов замечает револьвер, сует его в карман и уходит.
    Вечер он проводит, переходя из одного злачного места в другое, потом идет к Соне. Свидригайлов говорит ей, что, может, уедет в Америку, отдает ей расписки на деньги, которые он оставил детям, самой Соне дарит три тысячи рублей. На возражения Сони он отвечает: “У Родиона Романовича две дороги: или пуля в лоб, или по Владимирке...” Соня наверняка пойдет вместе с ним на каторгу, а значит, деньги ей понадобятся. Свидригайлов просит передать поклон Раскольникову и Разумихину и уходит под дождь. Позже он появляется у своей невесты, говорит ей, что должен срочно уехать и дает большую сумму денег. Затем бродит по улицам и где-то на окраине снимает номер в убогой гостинице. Он лежит на кровати и думает — о Дуне, о девочке-самоубийце, то вскакивает и подходит к окну, потом бродит по коридору, где замечает плачущую девочку лет пяти, вымокшую под дождем. Свидригайлов приводит ее к себе в номер, укладывает на кровать. Он порывается уйти, но ему жаль девочку. И вдруг он видит — девочка не спит, лукаво подмигивает ему, в ее глазах бесстыдство, она тянет к нему руки... Свидригайлов в ужасе кричит... и просыпается. Девочка спит. Свидригайлов уходит. Он останавливается у пожарной каланчи и на глазах у пожарного (будет официальный свидетель) стреляется.
    Вечером того же дня Раскольников приходит к матери и сестре. Дуни дома нет. Пульхерия Александровна заговаривает о статье Родиона, которую она читает уже третий раз, но многого не понимает. Она считает, что Родион скоро прославится. Родион прощается с матерью. “Вас я никогда не перестану любить”, — говорит он ей. “Я вижу по всему, что тебе великое горе готовится”, — произносит мать. Сын сообщает матери, что уезжает, просит мать молиться за него. Раскольников идет домой, там его ждет Дуня. Он ей говорит: “Если я считал себя до сей поры сильным, то пусть же я и стыда теперь не убоюсь. Я сейчас иду предавать себя”. “Разве ты, идучи на страдание, не смываешь уже вполовину свое преступление?” — спрашивает Дуня. Раскольников впадает в бешенство: “Какое преступление? То, что я убил гадкую, зловредную вошь, старушонку процентщицу, никому не нужную... которая из бедных сок высасывала, и это-то преступление? Не думаю я о нем и смывать его не думаю”. “Но ведь ты кровь пролил!” — кричит Дуня. “Которую все проливают, — подхватил он чуть ли не в исступлении, — которая льется и всегда лилась на свете, как водопад... за которую венчают в Капитолии и называют потом благодетелем человечества... Я сам хотел добра людям и сделал бы сотни, тысячи добрых дел вместо одной этой глупости... так как вся эта мысль была вовсе не так глупа, как теперь она кажется, при неудаче... Я хотел... первый шаг сделать, достичь средств, а там бы все загладилось неизмеримою... пользой... Не понимаю: почему лупить в людей бомбами, правильною осадой, более почтенная форма? ...Не понимаю моего преступления!” Но увидев муку в глазах сестры, Родион приходит в себя. Он просит Дуню заботиться о матери и не плакать о нем: он постарается “быть и мужественным и честным, всю жизнь”, хоть он и убийца.


1 ] [ 2 ] [ 3 ]

/ Краткие содержания / Достоевский Ф.М. / Преступление и наказание / Вариант 1


Смотрите также по произведению "Преступление и наказание":


Заказать сочинение      

Мы напишем отличное сочинение по Вашему заказу всего за 24 часа. Уникальное сочинение в единственном экземпляре.

100% гарантии от повторения!

загрузка...




2008 Litra.ru = Сочинения + Краткие содержания + Биографии
Created by Litra.RU Team / Контакты / Реклама на сайте

 Rambler's Top100 Яндекс цитирования
Дизайн сайта — aminis