Войти... Регистрация
Поиск Расширенный поиск



Есть что добавить?

Присылай нам свои работы, получай litr`ы и обменивай их на майки, тетради и ручки от Litra.ru!

/ Полные произведения / Шукшин В.М. / Сураз

Сураз [2/2]

  Скачать полное произведение

    Вера нашла бутылку водки. Сходила даже в погребушку, принесла огурцов. Только вернулась испуганная...
     -- Там у тебя что, ружье, что ли? Я запнулась...
     -- Ружье. Пусть стоит.
     -- А зачем ружье-то?
     -- Да так.
     -- Спирька... ты чего это?
     У Веры был хороший муж, хороший мужик, помер в сорок лет. Что приключилось бог его знает. Рак, наверно.
     -- Спирька!..
     -- Аиньки?
     -- Ты что... воюешь, что ли, бегаешь?
     -- Воюю, Вот -- ранили. -- Спирька опять засмеялся. Что-то смешно ему было. Хорошо было.
     -- Вот чудной-то. Может, убил кого?
     -- Нет. После убью. Потом.
     -- Спирька, я боюсь. Может, ты натворил чего... тогда и меня... как свидетельницу. Ну тя к дьяволу!
     -- Все в порядке, дурочка. Чего ты испугалась? Никого я не убил. Меня чуть убили... А мне надо еще придумать, как убить.
     -- Пей и уходи, -- рассердилась Вера. -- Уходи, Спирька. Мне только этого еще не хватало.
     Спирька посерьезнел.
     -- Успокойся. Неужели я похожий на такого -- невиновных подводить. Что ты? Ты же знаешь меня... Я б никогда не пришел, если б... Брось.
     -- С ружьем по ночам носится...
     Спирька выпил стакан, закусил огурцом. Вера не стала пить.
     -- Не хочу.
     -- Почему?
     -- Не хочу. Напугал ты меня с этим ружьем. Кто избил-то?
     -- Чужие какие-то. Перестань про это. Не надо. -- Вспомнился учитель... Бледный, в трусах. Спирька передернул плечами, прогоняя неприятную, злую мысль. Радости поубавилось. -- Ладно, ладно, ладно, -- торопливо сказал он. -- Не надо про это, -- И еще налил полстакана, чтоб не успеть подумать еще про учительницу, чтоб не вспомнить ее. Но она вспомнилась -- маленькая, полуголенькая, насмерть перепуганная... Все-таки вспомнилась.
     Утром Спирька вскочил рано. Оставил ружье у Веры.
     -- Вечером зайду, возьму.
     -- А куда сам?
     -- На работу, куда. Это... не болтай про ружье-то.
     -- Ну, пошла всем рассказывать: был ночью Спирька с ружьем...
     -- Умница, Избили меня какие-то нездешние... На тракте. Я хотел догнать с ружьем, не догнал.
     Вера недоверчиво смотрела на Спирьку; впрочем, Спирька и не старался особенното казаться правдивым.
     -- Выпьешь?
     -- Нет. Будь здорова.
     Спирька пошел к учителям. Шел кривыми переулками, по задворкам -- чтоб меньше встретить людей. Все же двух-трех встретил.
     Встретил бригадира колхозного, Илью Китайцева. Илья ехидно, понимающе заулыбался издали:
     -- Ого! Ноченька была!
     Спирька тоже широко улыбнулся, превозмогая боль, которая прокалывала иглами все лицо. Сказал:
     -- Была, Илюха! Была ноченька. Дай закурить.
     -- Чего эт?
     -- Так... Упал. -- Стыд, позор... От стыда даже язык онемел, кончик. Тонкая Илюхина ухмылочка резала лезвием по сердцу. -- Закурим, что ли?
     -- Закурим, закурим. Здорово упал-то... Высоко, наверно. Как же эт ты?
     -- Ну, Илюха, бывает-падают. Я вот те счас залепеню, ты тоже упадешь. Что, нет, думаешь?
     Илюха перестал улыбаться.
     -- Чего ты?
     -- А чего ты губы-то свои распустил? Сразу, курва, ехидничать! Не можешь без ехидства слова сказать, Дай дороги!
     Нет, в деревне пока не жить. От одного позора на край света сбежишь. Будут вот так улыбаться губошлепы разные... Ах, учитель, учитель... Вот ведь как научился руками работать! Славно, славно. Хорошо бы тебя ногами к потолку подвесить... Нет, на твоих же глазах жену твою драгоценную... исцеловать, всю, до болячки, чтоб орала. Жестокие чувства гнали Спирьку вперед, точно кто в спину подталкивал. Он не замечал, что опять он торопится. Но он знал, что сейчас не бросится на учителя, нет, Это будет потом... спокойно. Страшно. Это потом.
     Вспоминая позже этот утренний разговор с учителями, Спирька не испытывал удовлетворения.
     Он явился, как если бы рваный черный человек из-за дерева с топором вышагнул... Стал на пороге. Учитель был уже одет, побрит... как раз с электрической бритвой он и стоял перед зеркалом. Она жужжала около его лица. Учительница, припухшая со сна и от вчерашнего крика, миленькая, беленькая, готовила завтрак. Она тоже замерла с тарелкой в руках.
     -- Одно предупреждение, -- деловито заговорил Спирька. -- Что у нас тут случилось -- никому ни звука. Старикам сами накажите. Я на время исчезаю с горизонта, Сергей Юрьевич, я тебя, извини, все же уработаю.
     -- Как это... уработаю? -- глупо переспросила Ирина Ивановна,
     -- Я получил аванец... я его должен отработать. -- Не знал Спирька, когда произойдет, но придет он сюда однажды -- спокойный, красивый, нарядный -- скажет: "Я пришел платить". И что уж это будет за ситуация такая и кто такой будет Спирька, только учитель растеряется, станет жалким. И станет просить: "Спиридон, я был глуп, я прошу прощения..." -- "Ну, ну, -- скажет Спирька вежливо, -- не надо сразу в штаны класть. Тут же женщина... жена ваша, она должна уважать вас"
     -- Какой аванс? -- все никак не могла понять Ирина Ивановна. -- У кого взяли?
     -- Он мне будет мстить. Отомстит, -- пояснил учитель, -- Хорошо, Спиридон, я принял к сведению. -- Учитель взял себя в руки, -- Мы никому ничего не расскажем.
     -- Вот так... Будьте здоровы пока. -- Спирька вышел.
     "А куда это я исчезаю-то?" -- подумал он. Даже остановился. Только теперь четливо дошло вдруг до сознания, что он, оказывается, решил уехать.
     "А куда, куда?" Но оказалось, что он и это знает: в город Б-ск, что в полсотне километров отсюда. Когда он все это решил, он не знал, но в нем это уже жило. И только прирожденная осторожность требовала, чтобы решение еще раз проверилось.
     Минуя дом, Спирька пошел в гараж. Там еще пережил веселые глаза шоферов. Злился в душе, нервничал, Взял путевку в рейс подальше и скоро уехал.
     Дорогой немного успокоился. Стал думать, Хотел опять породить в своем воображении сладостную картину, какая озарила его, когда он разговаривал утром с учителем: придет он к нему -- вежливый, нарядный... Но желанная картина что-то не возникала. Спирька в досаде хотел распалить себя, помочь; ну, ну -- придет... "Здравствуйте!" Нет... Не выходит. Противно думать обо всем этом. Его вдруг поразило, и даже отказался так понимать себя: не было настоящей, всепожирающей злобы учителя. Все эти видения; учитель висит головой вниз, или: учитель, бледный, жалкий ползает у него в ногах, -- это так хотелось Спирьке, чтоб они, эти картины, стали желанными, сладостными. Тогда бы можно, наверно, и успокоиться, и когда-нибудь так и сделать: повесить учителя головой вниз. Ведь надо же желать чего-нибудь лютому врагу! Надо же хоть мысленно видеть его униженным, раздавленным. Надо! Но Спирька даже заерзал на сиденье; он понял, что не находит в себе зла к учителю. Ее бы он догадался подумать и про всю свою жизнь, он тоже понял бы, вспомнил бы, что вообще никогда никому не желал зла. Но он так не подумал, а отчаянно сопротивлялся, вызывал в душе злобу.
     "Ну, фраер!.. тряпка, что ж ты? Тебя метелят, как тварь подзаборную, а ты... Ну! Ведь как били-то! Смеясь и играя... Возили. Топтали. Что же ты? Ведь над тобой смеяться будут. И первый будет смеяться учитель. Что же ты? Ведь. ни одна же баба к себе не допустит такую слякоть". Злости не было.
     А как же теперь? На этот вопрос Спирька не знал, как ответить. И потом, в течет дня, он еще пытался понять: "Как теперь?" И не мог.
     Вообще, собственнная жизнь вдруг опостылела, показалась чудовищно лишенной смысла. И в этом Спирька все больше утверждался. Временами он даже испытывал к себе мерзость. Такого никогда не было с ним. В душе наступил покой, но какой-то мертвый покой, такой покой, когда заблудившийся человек до конца понимает, что он заблудился, и садится на пенек. Не кричит больше, не ищет тропинку, садится и сидит, и все.
     Спирька так и сделал: свернул с дороги в лес, въехал на полянку, заглушил мотор, вылез, огляделся и сел на пенек.
     "Вот где стреляться-то, -- вдруг подумал он спокойно. -- А то -- на кладбище припорол. Здесь хоть красиво",
     Красиво было, правда. Только Спирька специально не разглядывал эту красоту, а как-то сразу всю понял ее... И сидел. Склонился, сорвал травинку, закусил ее в зубах и стал слушать птиц. Маленькие хозяева лесные посвистывали, попискивали, чирикали где-то в кустах. Пара красавцев дятлов, жуково-черных, с белыми фартучками на груди, вылетели из чащи, облюбовали молодую сосенку, побегали по ней вверх-вниз, помелькали красными хохолками, постучали, ничего не нашли, снялись и низким летом опять скрылись в кустах.
     "Тоже -- парой летают", -- подумал Спирька. Еще он подумал, что люди завидуют птицам... Говорят: "Как птаха небесная". Позавидуешь. Еще Спирька подумал, что, наверно, учитель выбросил те цветы, которые Спирька привез учительнице, наверно, они лежат под окном, завяли... Красивые такие цветочки, красные. Спирька усмехнулся, Пижон Спиря... Здесь тоже есть цветочки. Вон они: синенькие, беленькие, желтенькие... Вон саранка цветет, вон медуница... А вон пучка белые шапки подняла вверх. Спирька любил запах пучки. Встал, сорвал тугую горсть мелких белых цветочков, собранных в плотный, большой, как блюдце, круг. Сел опять на пенек, растер в ладонях цветки, погрузил лицо в ладони и стал жадно вдыхать прохладный, сыровато-терпкий, болотный запах небогатого, неяркого местного цветка. Закрыл ладонями лицо и так остался сидеть. Долго сидел неподвижно. Может, думал, Может, плакал...
     ...Спирьку нашли через три дня в лесу, на веселой полянке, Он лежал, уткнувшись лицом в землю, вцепившись руками в траву. Ружье лежало рядом. Никак не могли понять, как же он стрелял? Попал в сердце, а лежал лицом вниз... Из-под себя как-то изловчился.
     Привезли, схоронили.
     Народу было много. Многие плакали...


1 ] [ 2 ]

/ Полные произведения / Шукшин В.М. / Сураз


2003-2022 Litra.ru = Сочинения + Краткие содержания + Биографии
Created by Litra.RU Team / Контакты

 Яндекс цитирования
Дизайн сайта — aminis