Войти... Регистрация
Поиск Расширенный поиск



Есть что добавить?

Присылай нам свои работы, получай litr`ы и обменивай их на майки, тетради и ручки от Litra.ru!

/ Полные произведения / Крапивин В.П. / Взрыв Генерального штаба

Взрыв Генерального штаба

  Скачать полное произведение

                                   Повесть-сказка        Крепость    
       Водяные  курочки тиви  живут  только  в  этих  краях  -  на  западном побережье Полуострова. Они похожи на хохлатых серых куличков. Стайками и в одиночку они резво бегают среди камней и по песку,  вылавливают мелкую живность    бурых  водорослей,  которые  грудами  наваливает на  берег прибой.    Это очень доверчивые птички.  Позови их -  "тиви,  тиви", - покорми с ладони,  и потом они не отстанут от тебя.  Неудивительно, что одна такая курочка поселилась на  старом  приморском бастионе.  Точнее  говоря,  не курочка,  а петушок. Старик Август определил это по рыжеватому отливу на хохолке тиви.    Бастион был расположен на  скалистом островке слева от входа в  бухту Подкова.  С  берегом  островок  соединялся каменной  дамбой,  вдоль  нее торчали  бетонные глыбы  волнолома.  Длина  дамбы  -  шагов  двести.  От Рыночной пристани до бастиона можно было добраться за полторы минуты.    "Бастион" -  это жители Льчевска говорили так по  привычке.  На самом деле там стояли три бастиона - остатки морской крепости.    Когда-то   у   крепости  была  форма  неправильной  снежинки.   Но  в позапрошлом веке  неприятель подступил  с  суши  и  после  долгой  осады разгромил бастионы,  которые смотрели в  сторону берега.  Теперь от  них остались заросшие груды. А те, что были обращены к морю, уцелели.    Они,   эти  три  бастиона,  и  сейчас  казались  незыблемыми.  Этакие броненосцы,  направившие форштевни к  западным  сторонам  горонта -  к зюйд-весту, весту и норд-весту. Сумрачно чернели полукруглые амбразуры в наклонных,  обланных  волнами  стенах    желто-серого  вестняка  - крепчайшего камня, добытого в здешних карьерах.    Орудий  в   амбразурах  теперь  не  было.   Но  на  верхней  площадке Юго-западного  бастиона  сохранились несколько старых  пушек  на  ржавых поворотных станках.    На оконечности среднего -  Западного -  бастиона стояла круглая башня маяка.  Она  была  обита железными листами и  полосато раскрашена -  три широких белых кольца и три черных.    А правый - Северо-западный - бастион был украшен флагштоком - с реями для  фалов  и  с  гафелем,  под  который  поднимали  неофициальный  флаг Льчевска.  Это  было оранжевое полотнище с  золотистой буквой L.  Внутри буквы сидел мальчик. Он прислонился к вертикальной части буквы, словно к стволу дерева.  Одну ногу мальчик спустил с перекладины, а другую согнул и  на  торчащее колено  поставил раструбом сигнальный горн.  Такова была дань  легенде.  Если  верить ей,  давным-давно юный трубач этой крепости заметил во  тьме крадущиеся шлюпки каперского десанта,  во  время поднял тревогу, но сам был убит стрелой арбалета.    Флаг  сшила внучка старика Августа.  Она  прибегала на  бастион почти каждый день.  Но не надолго. Большую часть времени старик проводил один. Вернее,  с  лохматым  псом  Румпелем и  петушком Тиви.  Румпель  и  Тиви подружились.  Тиви то и дело ходил по развалившемуся на солнцепеке псу и выклевывал его шерсти букашек.    Таким образом постоянных жильцов на бастионе было трое.    А в начале сентября их прибавилось.      Сентябрь в  здешних  местах  почти  неотличим от  лета.  Лишь  закаты наступают раньше да  рынки ломятся от  фруктов.  Днем солнце палит как в июле.  На  бастионах  пахнет  разогретым вестняком,  высохшей  морской солью, гнилыми водорослями и горячей бронзой старых пушек.    Только редка с  моря  прилетит ветерок,  хлопнет оранжевым флагом и дохнет прохладой.    ...Верхние  площадки ограждал широкий каменный парапет.  На  парапете правого бастиона лежал мальчик в полинялых коричневых трусиках.  Щуплый, с  облезшими от загара плечами.  Он с  одинаковым удовольствием впитывал кожей и солнечный жар, и прохладу морского дыхания. Упирался подбородком в  твердый  камень  и  раскладывал  перед  собой  разноцветные раковины. Раскладывал сосредоточенно -  не  просто так,  а  в  каком-то ему одному понятном порядке. И шевелил припухшими, в мелких трещинках губами.    Петушок Тиви аккуратно прошелся по спине мальчика - словно пересчитал лапками его  позвонки.  Потом  забрался на  мальчишкин затылок,  сунулся клювом в  нерасчесанные после  купания пряди -  светлые,  как  шлюпочная пакля-конопатка.    - Отвяжись,  надоеда,  -  сказал мальчик добродушно.- Никого там нет, иди к Румпелю блох ловить.    Тиви послушно прошелся обратно - по спине, по трусикам, по ноге. Но в конце пути задержался и клюнул в пятку.    - Кого-то сейчас запрут в курятник, - пообещал мальчик.    Тиви поспешно удалился. Но через минуту пятку опять клюнули.    - Вот зараза!  Ну,  я тебя... - Мальчик дрыгнул ногой и услышал смех. Быстро сел. - Ой, Лён...    Над ним стоял другой мальчик,  постарше.  Лет тринадцати.  С  длинным веснушчатым  лицом,  с  волосами  цвета  сосновой  коры.  В  похожей  на полосатый мешок рыбацкой безрукавке.  Безрукавка мальчику была  чересчур длинна.  Из-под  нее  торчали мятые штаны с  бахромой у  колен и  ноги в порыжелых разбитых ботинках.    Поперечные полосы безрукавки были  серо-зеленые -  как  на  громадном арбузе,  который Лён  принес в  сумке,  сделанной   обрывка рыболовной сети.    В  другой руке Лён держал длинную камышинку -  ей он и "клюнул" пятку приятеля.    - Лён, я и не слышал, как ты появился... Ух и арбузище!    Лён опустил арбуз на парапет.    - Еле  припер...   Я  купил  его  почти  задаром,  у  тетки,  которая торопилась с рынка домой... Ну что, придумал имя для большой раковины?    - Не-а...  Лён,  знаешь что?  - Мальчик обхватил колени и сну вверх смотрел в веснушчатое лицо.  С непонятной напряженностью.  -  Мне уже не первый раз это кажется...    - Что, Зорко?    - Что я тебя где-то раньше видел...    - Вот новость! Целую неделю живем тут вместе!    - Да не теперь, а давно!    Лён улыбался широким, как полумесяц, ртом:    - Так говорят незнакомым девицам, когда хотят за ними поухаживать.    - Тьфу на  тебя...  Я  никогда за  ними не  буду ухаживать,  я  же не сумасшедший.    - В десять лет все так обещают...    - Ну,  ты  же  не  девица,  черт  тебя  побери!  Я  с  тобой серьезно разговариваю!.. Кажется, что видел тебя где-то... Может, во сне?    Лён стал серьезным. Уронил камышинку.    - Знаешь,  Зорко,  учитель говорил нам,  что  это называется "явление обратной памяти". Такой мысленный обман...    - Ну,  может быть...  - Зорко был смущен своей внезапной сердитостью. Хотелось загладить. Он пяткой качнул арбуз в сетке.    - С виду-то спелый. А внутри - красный? Вырезку делали?    - Я  и  без  вырезки  умею  определять...  Хочешь,  кокнем  пополам и попробуем?    - Нет, оставим до ужина.    - Ладно... Жаль только, что Динка сегодня не придет.    - Ага... - Зорко стрельнул глазами, отодвинулся и лукаво срифмовал:      Ах не мил мне белый свет,    Потому что Динки нет...      - Кто-то сейчас полетит вверх тормашками с бастиона!    - А кто-то пусть меня сперва догонит! - Зорко вскочил.    Но Лён играть не хотел    - Я и так умаялся, пока тащил эту бомбу... Зорко, а где старик?    - Спит после обеда. Не велел будить его до захода.    - Можно и  после захода не  будить,  ужин  сварим сами.  И  маяк сами включим...    - Маяк не надо включать! Опять была радиограмма...        Когда не горит маяк      Название города Льчевска по традиции писалось особо:  L-чевск. В этой путанице  шрифтов  отразилась  разноплеменность льчевского  населения  и пестрота здешней истории.  Город  был  отделен от  Империи узкой полосой степного   пространства,   которое   принадлежало  Куршской  республике. Республика имела на  Льчевск свои виды.  Так  же,  как  и  правительство набиравшей силу имперской Вест-Федерации.    В  конце концов на  заседании международной комиссии было решено дать Льчевску права вольного города - чтобы никому не было обидно.    Такое решение понравилось не всем. Был случай, когда дальнобойного орудия пальнул по городу имперский крейсер. Дважды обстреливали ракетами здешний  берег  катера  йосских  сепаратистов.  несколько раз  в  районе портовых пакгаузов высаживались с  моря громилы в масках и с автоматами, устраивали стрельбу и поджоги.    Поэтому,  если  городским властям  чудилась опасность,  включать маяк запрещали -  чтобы  у  любителей стрельбы  и  десантов  не  было  такого прекрасного ориентира.    ...Когда солнце спрятало в  море  верхний край  вишневого диска,  Лён спустил флаг.  И  сел  на  парапет,  свесив ноги  наружу.  Море казалось усыпанным медными искрящимися стружками.  Небо  у  самого горонта было оранжевым,  а выше -  лимонным.  А еще выше громоздились облачные горы - пунцовые,  малиновые,  бронзовые.  Торжественные,  как  берег  могучей и прекрасной страны. "Великой Империи" , - подумал Лён.    Наверно,  такой  вот  чудесной  будет  страна,  когда  преодолеет все раздоры и обретет силу, которой славилась в прежние времена...    Жаль только,  что краски быстро тускнели:  темнота в приморском южном краю приходит торопливо.    Трещали цикады. Сильнее, чем днем, пахло теплыми камнями и морем. Еле слышно плескали вну сонные гребешки. Уютный такой, ласковый вечер... И впервые за всю неделю не было в душе у Лёна беспокойства.  В тайнике под разрушенной лестницей сегодня наконец-то нашел он то, чего ждал.    Позади  послышались голоса  и  звяканье крышки о  кастрюлю.  Зорко  у железной печурки  помогал старику готовить на  ужин  тыквенную похлебку. Старик ворчал.  Не на помощника,  а на весь мир.  Он был недоволен,  что запретили включать маяк.    Но  недовольство это  было притворным.  В  глубине души старый Август радовался.  Зеленые  проблески  маячного  фонаря  создавали  помехи  при наблюдении за звездами, а сегодня можно было отвести душу.    Телескоп старик устроил крепостного орудия.  Вставил внутрь ствола наклонное зеркало,  в  запальное отверстие ввинтил  оптическую трубку  с окуляром,  а  на дульную часть ствола надел широкий объектив в кольцевой бронзовой раме.    Орудие стояло на поворотном станке, который давал возможность вращать ствол по  кругу и  поднимать его от горонта к  зениту.  Столетний этот станок старик регулярно смазывал. Пушка-телескоп стояла вдали от других, на правом бастионе.    Старик прнался мальчишкам,  что  жители считают его астрономические занятия  причудой.   Они  не  знают,  что  его  "пушечный"  рефрактор  - инструмент высочайшего класса.  В  крепостном подземелье старик  устроил мастерскую и сварил в ней стекло особого песка. Каждая крупинка песка была  микропроцессором  с  колоссальным  объемом  памяти.  Эти  свойства передались объективу,  который старик отлил такого стекла и тщательно отшлифовал.  Объектив не  только  во  много  раз  сокращал расстояния до небесных тел,  но  улавливал многие  тайны  космоса.  На  волнах особой, невестной науке  частоты он  передавал их  компьютеру,  который старик прятал в глубоком, защищенном от вибрации помещении.    Мало того,  телескоп давал возможность с большой точностью определять по  звездам человеческие судьбы.  Так  утверждал старик Август.  Лёну  и Зорко он предсказал долгую, хотя и беспокойную жнь...    Небо  интересовало старого  Августа  гораздо больше  земных  дел.  На Земле,  считал  он,  слишком  много  развелось людей,  которые хотят  не работать, а стрелять друг в друга.    - Это  гораздо легче,  чем  землю  пахать  или  строить дома.  Этакая профессия -  человек с  автоматом.  Никакого мастерства не надо:  только умение целиться,  да некоторый запас храбрости.  А  храбрость без царя в голове  -  свойство  совсем  не  редкое  и  присущее  многим  дуракам  и мерзавцам. Вот и живут. Вроде бы есть в такой жни интерес и романтика. И  даже гером.  А  главное -  все,  что надо,  можно добыть с  помощью автомата...    - Не все же так живут,  -  осторожно заспорил однажды Зорко. - Многие воюют за независимость.    - Ну да,  ну да...  Одни за независимость, другие за великую державу. Хотя на самом деле независимость нужна не стране,  а  каждому отдельному человеку.  А  всем  вместе людям  нужна  не  великая держава,  а  просто счастливая страна. Такая, где люди не боятся за себя и своих детей...    - Разве одно мешает другому?  -  не выдержал Лён.  -  Независимость и счастье...    - Смотря что  называть независимостью!  История знает  немало великих независимых государств,  где  масса жителей была рабами!..  А  сейчас... Двести  шестнадцать обитаемых миров  нашей  Галактики смотрят на  нас  и пожимают  плечами:  как  это  существа развитой цивилации гробят  друг друга!  Да  еще ухитряются прятать свою корысть в  разговоры про великие цели и про святость своих знамен!    Лён отошел. Спорить было бы неосторожно. А согласиться он не мог. Лён верил в святость своих знамен. Он помнил их.        Приговор      Знамена стояли на правом фланге замершего строя.  Строй растянулся на всю длину громадного сводчатого зала.  За высокими, с полукруглым верхом окнами  зеленел старинный парк.  Солнце  пробивало листву вязов,  косыми лучами  входило  в  зал  и  загоралось на  коронах  и  крыльях имперских драконов - ими были увенчаны знаменные древки.    Знамена были малиновые,  желто-бело-лиловые и черные. Государственное знамя,   знамя   -   символ  военного  братства,   штандарт  офицерского добровольческого полка  "Черные кавалергарды",  на  основе которого была создана нынешняя гвардейская школа... Штандарты отдельных рот...    У каждого знамени -  по два ассистента с обнаженными палашами у плеч. На остриях - тоже вечерние солнечные огоньки. Но в них, в этих огоньках, не было радости.    Висела тишина.  Однако чудился под  сводами шелест -  эхо сдержанного дыхания четырехсот человек.    Лён  затравленно,   украдкой  пробегал  глазами  по  строю.  Кокарды, аксельбанты,  эполеты,  погоны.  Чешуйчатые ремешки  лиловых  беретов на подбородках.  Подбородки вскинуты,  взгляд -  прямо  перед собой.  Но... быстрые,  полускрытые взгляды случались и в его сторону. И не было в них вражды и  презрения.  У  кого-то -  болезненный интерес,  а у кого-то... пожалуй, даже сочувствие.    А  у маленьких -  у воспитанников младшей роты и барабанщиков -  даже откровенный страх:  неужели и  с  н  а  м и может когда-нибудь случиться такое?    Малыши они и  есть малыши.  Не умеют полностью скрывать чувства.  Они еще  наполовину штатские -  и  внутри и  даже снаружи.  Береты заломлены лихо,  но ремешки их натянуты слабо.  Суконные брюки с лампасами слишком широки  и  мешковаты,  морщатся на  коленях.  Синие  парадные нагрудники оттопыриваются на мундирах.  Погоны топорщатся,  будто крылышки... И эти пухлогубые приоткрытые рты...    Лён никогда не был таким. С первого дня форма сидела на нем подогнано и ловко, будто он привык носить ее с младенчества. А в гвардейскую школу его взяли год назад, уже двенадцатилетним.    Это  случилось,  когда  пришло вестие о  гибели отца.  Подполковник Альберт  Микаэл  Бельский  погиб  в  стычке  с  йосскими  повстанцами на пограничном шоссе бл города Грона.  А  маму Лён почти не помнил -  она умерла,  когда ему не было трех лет, во время эпидемии, прокатившейся по восточным округам Империи.  С той поры Лён мотался по дошкольным приютам и школьным интернатам.  Отца он видел не чаще раза в год - тот все время был то на одной, то на другой войне.    Прошлым  летом  Лёна  отыскал  в  летнем  интернатском лагере  седой, похожий  на  профессора  майор.   "Крепитесь,  мой  мальчик...  Отец  до последней минуты вспоминал вас...  Мы верим, что вы будете его достойной сменой..."    Лён не плакал.  По правде говоря,  отец в редкие дни свиданий казался ему  чужим.  Но  зато  появилась  прочная  спокойная  гордость:  "Я  сын погибшего героя..."    А гвардейская школа после гадостной интернатской жни показалась ему раем.   Да,   порядки  были  строгие,  но  в  этой  строгости  ощущалась разумность,  ясность и  даже красота.  Здесь не одобрялось,  если кто-то один   сильно   привязывался  к   другому  -   личная  дружба  считалась сентиментальным чувством мягкотелых штатских мальчиков. Зато между всеми юными   гвардейцами  было   воинское   товарищество.   Самому   старшему курсанту-выпускнику в голову не могло придти поднять руку или даже грубо крикнуть    на    малыша-новичка.    Побывавшие   во    многих    битвах командиры-наставники  с  подчеркнутой вежливостью козыряли  в  ответ  на приветствия девятилетних воспитанников и  всем  без  исключения говорили "вы".    И  еще  было много чудесного.  Захватывающая душу торжественность при разводе  караулов;  щемящая  печаль  сигнала  "Вечерняя  зоря";  величие академической ,  где  собраны истории всех  войн  и  подвигов, густота и обширность парка,  в котором легко уединиться, чтобы помечтать о  подвигах,  которые  совершишь ты  сам.  Случаев  для  героических дел представится немало: войны были во все эпохи человечества и, безусловно, будут и дальше.  Тем более,  что у возрождающей свою мощь Империи врагов предостаточно...    Конечно,  ежедневная жнь  укладывалась в  рамки уставов не  всегда. Случались и шалости.  Командиры взводов и рот и сам генерал -  начальник школы  -   смотрели  на   них   с   вестной  долей  снисходительности. Видимо,понимали:  мальчишки  есть  мальчишки.  Лишь  бы  их  проказы  не нарушали  -  это  самое  главное!  -  принципов гвардейской чести  и  не выходили за вестные границы. Ну, а если порой и выходили, тогда...    - Курсант Бельский.  Весьма сожалею,  но  вам  придется снять пояс  и доложить дежурному командиру, что вы отправляетесь под арест на сутки...    Даже в этом был свой интерес, своя романтика.    ...Но  сейчас не  было никакой романтики,  никакого интереса.  Только застывший в груди ком - сгусток стыда и горечи.    Лён  стоял перед строем уже  без  формы -  в  той жалкой интернатской одежонке, в которой привезли его сюда год назад.    Теперь было заметно,  как  он  вытянулся за  этот год.  Бахрома узких обтрепанных штанов  раньше  достигала середины икр,  а  теперь она  едва прикрывала колени.  Кисти рук беззащитно высовывались обшлагов тесной вельветовой  курточки.  Прошлогодние  сандалии  оказались  совсем  малы, поэтому  штрафнику  оставили  казенные  черные   ботинки.   По-уставному начищенные до блеска, они казались нелепыми на тощих голых ногах...    Офицеры,  стоявшие отдельной шеренгой слева  от  группы  знаменосцев, были неподвижны. Только седой подполковник (бывший майор, приезжавший за Лёном в интернат) надел очки и поднес к ним очень белый твердый лист.    Подполковник читал слегка монотонно, однако внятно и громко...    - ...впервые за все время существования нашей славной школы. Находясь в  составе  парного  караула на  одном    самых  ответственных постов, проявил преступное небрежение к  своим обязанностям и,  по  собственному прнанию,  не наблюдал за подходами к  складу,  а  пытался разглядеть в бинокль спутники планеты Юпитер...    "Господи, неужели все верят, что я в с а м о м д е л е мог такое?.."    - ...   Что   и   дало   возможность  преступным  агентам  незаконной повстанческой армии  йосских  сепаратистов совершить хищение  нескольких десятков единиц стрелкового оружия.  Случай небывалый сам по себе,  а  в военное  время  обретающий  особую  тяжесть,  ибо  это  хищение  ощутимо усиливает противника и может послужить причиной гибели многих доблестных защитников Империи...    "Скорей бы уж все кончилось..."    - Учитывая тяжесть преступления, военный трибунал приговорил старшего в ночном карауле - капрала Кроха - к расстрелу...    Чуть заметное шевеление прошло по строю.    - Прошу  порядка,   господа...   -   в  голосе  подполковника  слегка поубавилась официальность.  - Что касается воспитанника Бельского, то... тринадцатилетних мальчиков,  даже если они носят гвардейскую форму,  под трибунал не отдают и  не расстреливают.  Но его преступление от этого не становится меньше. Командирский совет школы постановил...    Подполковник впервые поднял очки от  листа и  обвел ими строй.  А  на Лёна так и не взглянул.    - ...постановил:   гнать   бывшего  воспитанника  Леонтия  Альберта Бельского   наших  рядов.  Оповестить все  военные школы Империи,  что вышеупомянутый Леонтий Альберт Бельский лишен  права быть  зачисленным в эти учебные заведения.  Он также не имеет права быть принятым ни в какие военные части и  учреждения в качестве юного волонтера или сына полка... Кроме  того,   учитывая  тяжесть  содеянного,   совет  командиров  решил прибегнуть к дополнительному возмездию и вернуться для этого к традициям кадетских корпусов прежнего времени...    Опять шевеление...    - После  процедуры лишения воинской чести бывший воспитанник Бельский проведет ночь в  подземной камере гауптвахты,  а  утром будет подвергнут пяти  ударам  шомполом от  старинной винтовки образца  тысяча  восемьсот девяносто шестого  года.  После  этого  Бельского выведут за  территорию школы  и  предоставят  его  собственной  судьбе...  Публичные  наказания запрещены законом, но экзекуция будет снята видеокамерой, и вам придется посмотреть этот эпод в вечернем выпуске школьных вестий...  А теперь - приступайте.    Два  унтера не  грубо,  но  сильно взяли Лёна за  локти и  за  плечи, надавили,   поставили   на   колени.   Тощий   молоденький  лейтенант  с бесстрастным лицом  сильно  согнул над  его  головой тонкий клинок.  Лён этого не видел, но услышал пружинный звон, когда шпага сломалась.    Тут  же  его опять крепко взяли за  локти и  повели   зала (Лён еле успевал переставлять ноги).        Кортик генерала.      Его  заставили спуститься по  винтовой чугунной лестнице (закружилась голова). Затем был нкий кирпичный коридор. В середине коридора унтеров и  Лёна  встретил  капитан  Харц,  адъютант  начальника школы.  Приказал унтерам:    - Ступайте обратно. Дальше я сам...    Унтера загрохали по  ступеням,  а  Харц  взял бывшего воспитанника за плечо.    - Вот сюда, Бельский...    За  железной  глухой  дверью  оказалась не  камера.  Была  комната  с шелковистыми обоями и  портретом Его  величества.  Без  окон,  с  теплым светом торшера и с покрытой чехлами мебелью.    Генерал сидел  за  украшенным львиными мордами письменным столом.  Он встал.    Он не просто встал, а почти что по стойке смирно. И сказал тихо:    - Садитесь, друг мой...    Лён быстро сел на край кресла. Лбом лег на край стола и зарыдал.    Генерал остановился за его трясущейся спиной. И терпеливо ждал, когда рыдания станут потише. Нагнулся.    - Мальчик мой...  Вы  не должны стыдиться этих слез.  Ничуть.  Бывают обстоятельства,  когда плачут даже  ветераны,  много раз  смотревшие без страха в лицо смерти. Я понимаю, как вам тяжело... Выпейте это...    Лён стукнул зубами о  край стакана.  Глотнул.  Было что-то  холодное, горьковатое,  с запахом мяты. Полегчало. Лён всхлипнул, глотнул еще раз, хотел встать.    - Сидите,  сидите,  -  генерал  ласково  надавил на  его  плечо.  Лён повернул к нему мокрое лицо. Блко увидел седоватый ежик, шрам на худой щеке,  квадратную бородку.  Добрые,  вовсе  не  командирские глаза.  Лён впервые был так блко от генерала.    - Я  понимаю,  как вам тяжело...  -  В голосе генерала были виноватые нотки.  -  Каким несправедливым оказалось все это...  представление.  Но ведь и  вы понимаете:  оно необходимо,  чтобы никто-никто не догадался о вашей  особой  миссии.  Невозможно  заподозрить курьера  государственной важности в мальчишке, которого с позором гнали юных гвардейцев...    Лён всхлипнул опять. Генерал сказал негромко, но теперь потверже:    - Гвардеец Белский...    Лён встал. Рукавом мазнул по глазам и уже не опускал лица.    - Курсант Бельский. Прежде всего - от имени имперского генералитета я приношу вам  винения за  такое...  такую вынужденную меру.  Это  будет особо  подчеркнуто  перед  строем,  когда  вы  вернетесь.  И  тут  же  - возвращение  гвардейской  формы  и  достоинства,  звание  сублейтенанта, которое  недавним  указом  императора приравнено к  младшему офицерскому чину. Вам будет вручен офицерский кортик с правом постоянного ношения... Знаете что?!  Не просто кортик.  Я вручу вам вот этот,  свой...  Честное слово, вы заслужили его. То есть заслужите, когда справитесь с заданием. А я уверен, что справитесь.    Оружие,  похожее на  маленький меч висело на  цепочках,  спускавшихся -под  генеральского мундира -  у  бедра с  лампасом.  В  темно-зеленых кожаных ножнах с оковками, с золотистой витой рукояткой.    Слезы на веснушчатых щеках стремительно высыхали. Лён сдвинул каблуки гвардейских ботинок.    - Господин генерал! Могу я задать вопрос?    - Конечно, мой мальчик!    - Господин  генерал...  То,  что  мне  поручено,  не  требует  особой смелости и риска.  Добраться,  найти,  встретить,  передать... За что же такая награда?    - Ты прав,  на первый взгляд поручение не слишком сложное.  Но от его выполнения во многом зависят успехи наших вооруженных сил.  И нынче, и в будущем.  Ты несешь в себе сведения небывалой важности...  И дело в том, что донести их  можешь только ты...  Мы  недаром так долго искали именно такого   человека.   Ваши   математические  способности,   ваше   умение воспринимать ображение  плоского  кинескопа  как  реальное  трехмерное пространство -  все это обратило внимание на вас.  Такая уж судьба,  что человеком,   способным   нести   информацию,   зашифрованную  в   объеме четырехмерного энергетического биополя,  оказался мальчик...  Ты, Лён... Ничего, что я обращаюсь так по-дружески? То "вы", то "ты"...    - Спасибо, господин генерал.    - Вы  уже  почти  офицер,  Лён,  значит,  мы  люди  одного  круга.  В неслужебной обстановке вы можете тоже обращаться ко мне попросту: Людвиг Валентин... Да-да, я не шучу.    - Спасибо, господин генерал.    - Ну вот!.. Ладно, привыкнете.    - Господин генерал, а можно еще вопрос?    - Конечно!  Только не  о  сути доверенной вам информации.  По  правде говоря,  подробностей я  не знаю сам.  А вам они тем более ни к чему.  Я верю,  что  в  случае  провала вы  проявите должную твердость,  но  есть способы развязывать языки кому угодно.  Без всяких пыток.  Один укол - и дело сделано... А незнание - гарантия тайны...    - Я понимаю, господин генерал...    - Прекрасно... А тайна эта очень важна. Недаром ее нельзя доверить ни радиосвязи,  ни секретной фельдъегерской почте,  ничему другому. Слишком ощренными стали способы перехвата и расшифровки...    - Да, господин генерал.    - Скажите, Лён, вы четко помните то, что в вас заложено?    Лён прикрыл глаза. Святящаяся пирамидка разноцветных переплетенных линий и  нананных на  них  желтых мохнатых шариков повисла перед ним в темноте.  Темнота  бала  разбавлена  зелеными  следами  от  абажура,  но пирамидки это не касалось.    - Господин генерал, я помню все! Я не смогу забыть, если даже захочу. Пока не передам запись машине...    - Отлично, Лён... Да, а о чем ты хотел спросить?    - Господин  генерал...  Капрала  Кроха,  надеюсь,  не  расстреляют по правде?    - Ни в  коем случае!  Сегодня же ему объявят о помиловании.  Месяц он проведет под арестом, но арест не будет суровым. Лишь бы капрал не гулял и не болтал лишнего, пока вы не вернетесь...    - А... шомпола? Это... надо обязательно, да?    - Да  что ты,  друг мой!  Ты-то здесь при чем?  На эту роль уговорили сына школьного садовника. Ему заплатят...    - Он же совсем на меня не похож!    - Голова на экране будет заштрихована.  К  тому же,  в  таких случаях объективы направлены... на другое место.    - Но его... не о всех сил?    - Нет,  конечно...  Хотя и не совсем в шутку. Надо все-таки, чтобы он поверещал натурально.  Ему  обещана  сумма,  которую  отец  получает  за полгода.  За такие деньги можно и пострадать слегка. Тем более, что этот отрок - не гвардеец, понятия о достоинстве у него попроще...    - А он потом не проболтается?    - За молчание заплатят еще столько же. И к тому же, на месяц отправят к  дальним родственникам...  Не  заботьтесь о  мелочах,  Лён.  Думайте о главном: добраться и передать...    - Так точно, господин генерал!    - Лён... ответьте проще: я постараюсь, Людвиг Валентин.    - Да... я постараюсь...    - Вот и чудесно... Вам приготовят здесь постель и ужин. А утром... Да хранит тебя Бог, мой мальчик.        Театр на площади      Школа располагалась на  краю  Ато-Карна,  в  обширном парке.  Парк на севере сливался с лесом.    В  этом месте рано утром Лёна встретил молчаливый человек в камуфляже без  погон.  Дал  холщовую  сумку  с  продуктами,  проводил  неприметной тропинкой на пригородную станцию, что-то сказал проводнику вагона, когда у платформы на полминуты затормозил поезд дальнего следования. Проводник кивнул.    Сутки Лён ехал на верхней полке тесного и душного вагона. Ни с кем не говорил.  Жевал  сухие  крендельки,  какие  обычно пекут своим внукам на дорогу заботливые бабушки.  Запивал холодным чаем бутылки с  газетной пробкой.    Потом,  следуя  заученной инструкции,  сошел  на  степном полустанке. Почему нельзя ехать дальше,  а  надо идти пешком,  он  не  знал.  Надо - значит,  надо. Может, для того, чтобы длинный веснушчатый мальчик больше стал  похож  на  пацана-беженца,   который    пострадавшего  от  атаки неопознанных вертолетов поселка пробирается на юг, к дядюшке-рыбаку...    Целый день Лён шагал через обожженную зноем степь.    Это была уже Куршкая территория - независимая, но без строгой границы с Империей.    Солнце казалось косматым рыжим шаром. Трава пересохла и потрескивала, когда Лён ложился отдохнуть.  В колеях скопилась теплая пыль, от которой щекотало в горле.  Когда становилось вовсе уж нестерпимо,  Лён вспоминал генеральский кортик.    Лён  пил  у  редких колодцев.  Загорелая худая  бабка на  придорожном хуторе дала ему полкраюхи и горсть абрикосов...    К  ночи Лён добрался до  поселка Черные Вязы.  Сел на  автобус южного направления (деньги  на  билет  были).  Всю  ночь  продремал на  удобном сиденье,  а  перед рассветом сошел на  крохотной станции в  километре от границы: дальше мальчишку без документов не пустили бы.    Границу Льчевской свободной области он пересек в густых виноградниках и  не  заметил ее.  Остановился,  когда увидел с  холма туманное море  и розовый от рассветных лучей город.    На  краю  Льчевска Лён  выспался в  беседке  заброшенного сада.  Доел остатки  хлеба,  напился   ржавой  водопроводной трубы.  И  окунулся в пестроту приморского города.    Море, корабли и южную жнь он видел впервые.    Но  прежде  всего  Лён,  помня  четкие указания,  отыскал разрушенную каменную лестницу за арками старинного водопровода.  Нашел вывернутую крепкого грунта ступень, сунул под нее руку. Нащупал похожий на согнутый гвоздь крючок.    На крючке ничего не было.    Ну,  нет  так  нет.  Ему говорили,  что информация может появиться не сразу. Ладно...    Лён  до  одури  накупался на  бесплатном городском пляже.  Пообедал в фанерном, пропахшем копченой рыбой буфетике на Лодочной пристани - здесь совсем  дешево  продавали  горячие  пирожки  с   камбалой  и   хрустящий картофель.    На  шумном  привокзальном рынке  Лён  обменял вельветовую курточку на рваную  вязаную  безрукавку,  чтобы  больше  походить  на  мальчишку  рыбацкой семьи.    Вспоминались рассказы "тертых" пацанов,  которые  он  слышал  еще  до гвардейской школы,  в интернатах.  Безусловно,  гвардейская школа -  это самое лучшее место на  свете,  но...  В  жни приморского беспрорника была своя прелесть. Кто же не любит свободу и приключения?    Напялив безрукавку,  Лён  ощутил себя настоящим жителем Льчевска.  И, полный  любопытства,  направился  к  центру.  Белые  причудливые дома  с балконами и галереями беспорядочно громоздились среди зелени. Подымались в  небо башни старинных церквей.  На  холмах грелись под  солнцем желтые полуразрушенные крепости.  Над  крышами  виднелись  корабельные мачты  и трубы  -  узкие синие бухты глубоко входили в  город и  перепутывались с улицами...    Пестро одетые люди казались беззаботными.  На  веснушчатого оборванца никто не обращал внимания.    В  центре -  на Кольцевом бульваре и  на площади с серым гороподобным собором -  кипел праздник.  Какая-то смесь карнавала, веселой торговли и концертов, которыми развлекали публику бродячие музыканты и клоуны.    Носилась в толпе ребятня в пестрых колпаках и звериных масках.  Дымно палили игрушечные пистолеты.  Улетали в небо отпущенные воздушные шары - иногда целыми гроздьями.  Прывно голосили продавцы жевательной резинки и жареных каштанов. Звенели гитары и гремели электронные усилители.    Коротко стриженная очкастая девчонка сунула  Лёну  за  ворот  остатки мороженного.  Он  взвгнул  с  недостойным военного  человека  испугом. Впрочем,  он не был уже юным гвардейцем с  приличными манерами.  И,  как истинный беспрорник,  вознамерился дать нахалке крепкого леща.  Но  та искренне умилась:    - Ты что! Это же карнавальная шутка!    Тьфу ты!.. Ну ладно. Может, и правда здесь так полагается.    Неподалеку,  на  некрашеных подмостках шло  кукольное  представление. Перед маленькой шаткой сценой толпились взрослые и ребятишки. Было много пацанят с  пестрыми сумками и  в  парусиновых костюмчиках с  матросскими воротниками.  Воротники -  всяких цветов и с разным количеством полосок. Лён сообразил, что это здешние школьники, у которых кончились уроки.    Он протолкался поближе к сцене.    На фоне размалеванного задника приплясывали и кривлялись пять кукол - два солдата и  три генерала в  форме,  похожей на имперскую.  Генералы в блестящих касках  с  тремя  перьями  -  лиловым,  золотым и  серебряным. Солдаты  делали   строевые  приемы,   вертели  головами  с   лупоглазыми бессмысленными лицами  и  горланили  песню  (  вернее,  она  неслась  динамика):      Император наш, братцы, герой!    За него все мы, братцы, - горой!    До ближайшей веселой поры,    Когда все полетим мы с горы!..      А генералы - ненький толстячек, тощий дохляк и длинноногий горбун - в ответ голосили свое:      Любуйся, доблестная рать:    Мы все - превосходительства!    Приятно, братцы, умирать    Под нашим предводительством!      На наших касках три пера    И гидры многоглавые -    За нас не страшно умирать    С геройством и со славою!      Не верьте, что ведем мы вас    Во тьму дорогой зыбкою.    Вперед! Надеть противогаз    И умереть с улыбкою!      Втроем они учили маршировать армию двух человек.    Было смешно, ничего не скажешь. Но... это было и надругательством над имперскими вооруженными силами.  И  если  юный гвардеец Бельский не  мог сейчас вскочить на  сцену и  крикнуть наглым актеришкам-кукловодам,  что они  подлецы,  то  беспрорник Лён  вполне мог  швырнуть в  них  гнилым бананом.  Тем,  что под ногами! Лён стремительно нагнулся, боднул чью-то спину с матросским воротником... И грянула автоматная очередь!    Опытное  ухо   военного  человека  сразу   узнало  голос   десантного короткоствольного Б-1    Ребятишки и  взрослые метнулись кто  куда.  Некоторые ничком упали на брусчатку.  Лён сидел на корточках и видел, как с машины, декорированной под старый фаэтон, лупит по кукольному театру дядька в клетчатом костюме арлекина. Длинными очередями, от живота. Профессионально! "Бэодин" бился в его крепких пальцах и злорадно ревел!    Ага, значит есть и здесь люди, которые не дадут в обиду военную славу Империи...    С машины дали по сцене еще одну очередь и кинули взрывпакет. Холщовый задник пылал,  сыпались доски. С помоста прыгали. Один кукольный генерал висел, зацепившись нитками за перекладину...    Люди кричали и  бежали.  Их почему-то делалось все больше.  Несколько раз на Лёна с  размаху налетали и  наконец повалили.  Он вскочил и  тоже побежал. Пуля провыла над головой. Вот сволочи, по людям-то зачем?!    Лёна  закрутило в  людском  месиве.  Он  растопырил локти,  рванулся, оказался  у  бугристого каменного возвышения.  Его  толкали,  наваливали грудью на гранитную кладку.    Эта кладка круто уходила вверх.  Лён уцепился за  выступ,  заскреб по камням ботинками (давно не чищенными, разбитыми в дороге). Вверх, вверх! И наконец схватился за могучее бронзовое копыто.    Лён  понял,  что это памятник.  Гранитный постамент в  виде неровного холма и конная статуя какого-то полководца. Конь прочно стоял на четырех ногах.  Лён ухватился за левую заднюю ногу.  А рядом -  за правую ногу - ухватился растрепанный школьник.        Под бронзовым конем      Ярко-зеленый  воротник  мальчика  висел   на   одном   плече.   Локти парусиновой голландки  были  продраны,  на  коленях  -  свежие  кровавые плямбы.  На щеке -  царапины,  будто прошелся лапой рассерженный кот.  В синих глазах -  испуг и  азарт.  Мальчишка часто дышал округленным,  как бублик, ртом...    Ну,  в  точности,  как  один    маленьких гвардейских барабанщиков, которым разрешали в  выходной день переодеться в  "домашнее" и  поиграть среди парковых зарослей в индейцев -  набегаются, накричатся, навоюются, а  потом смотрят на  подошедшего унтера:  не слишком ли мы выпрыгнули за рамки дисциплины?    - Крепко тебя потрепали, - снисходительно заметил Лён. Чтобы спрятать собственный испуг.    Пацаненок не стал притворяться героем.    - Ага...  Я  так перепугался,  когда застреляли.  А  на меня какой-то дядька с разбега -  бряк!..  Я думал,  задавят... Ай! - О лошадиный круп чиркнула пуля и  с  воем ушла в небо.  Лён и мальчик мигом распластались под бронзовым конским брюхом - носом в гранит.    Лён поднял ушибленный нос.    - Это случайная.  Здесь все же  лучше,  чем там...  -  Вну кричали, вжали,  давили друг  друга.  Теперь это  были  взрослые,  ребятишек не видать.  Неужели всех  затоптали?..  Кое-кто  пытался тоже  забраться на постамент,  но  большим  не  хватало  ребячьей  ловкости  -  цеплялись и съезжали... И вдруг Лён увидел зеленый воротник! Такой же как на соседе! И услышал:    - Эй вы! Помогите же!    В  гвардейской школе учат гимнастике не зря!  Лён башмаками зацепился за  бронзовое копыто,  распластался животом на  граните -  головой вн. Ухватил  тощие  запястья в  полосато-зеленых  манжетах.  Сосед-мальчишка кинулся на помощь.    И в четыре руки они выволокли несчастного. Несчастную!..    Но  нет,  она не  казалась несчастной.  Темно-серые глаза сверкали за большими очками сердито и без всякого испуга.    - Психи бестолковые!    - Кто?! - возмутился Лён.    - Кто?! - звонко удивился рядом его помощник.    - Да не вы,  не вы!  Те,  кто вну.  Несутся, как стадо... А те, кто стрельбу поднял - совсем идиоты! Кругом мирные люди, а они...    - А тот,  кто мирным людям сует за шиворот мороженое,  он кто?  -  не удержался Лён. Девчонка мигнула - узнала. Но не растерялась.    - Мороженое - не граната. Оно для здоровья полезное.    - А если к позвоночнику? Тебе бы так...    Конечно,  юные  гвардейцы должны  обходиться с  особами женского пола по-рыцарски.  Но это была теория.  А  практики не было:  военная школа - чисто  мужское заведение,  девочек там  видели только на  телеэкране.  И сейчас Лён опирался на более давний опыт,  на свою интернатскую жнь. В интернатах с девчонками обходились как с пацанами. А сейчас это было тем более уместно: очкастая незнакомка вовсе не напоминала примерную девочку женского лицея.    - Боишься простудиться? Сейчас сделаю компресс...    Она сдвинула очки на  лоб.  Села,  раскинув ноги циркулем -  длинные, коричневые,   в   мелких  порезах  и  прилипших  травинках.   Решительно придвинула висевшую на ремне через плечо школьную торбу, поставила между колен. Вынула моток бинта.    - Я же пошутил! - испугался Лён.    - Думаешь,  это для тебя? Для него... - Девочка кивнула на мальчика в голландке. - Ну-ка, двигайся ближе!    Мальчик послушно подъехал, протирая на заду тонкую парусину.    - Сиди смирно...  -  Девочка тампоном промокнула его  колени и  щеку. Бросила  покрасневший  марлевый  комок  вн   (толпа  вокруг  памятника стремительно редела). Достала коричневый пузырек.    - Не вздумай дергаться...  Молодец...  У  тебя воротник нашей школы и полоски  четвертого  класса.   Почему  я   тебя  не   видела?   Я   всех четвероклассников знаю.    Мальчик отвернулся и треугольным подбородком уткнулся в плечо.    - Ну, что молчишь? Отвечай давай!    Он не стал противиться такой решительности. Пробормотал:    - Это не мой воротник... Вообще все не мое...    - А чье же?    - Не знаю.    - Как не знаешь? Ну-ка, говори!    "Какое ее дело?"  -  сердито удивился Лён.  И хотел уже вступиться за младшего. Но тот мигнул и спросил шепотом:    -А ты никому не проболтаешься?    - Про что?.. Ну, ладно, никому ничего не скажу.    Тогда он нехотя прнался:    - Я  стащил эту одежду на пляже...  У того мальчишки наверняка что-то еще есть, а у меня было тряпье...    - Ты кто? Беженец?    Он посопел и сказал:    - Да.    Девочка умело присвистнула.    - Дела-а... А не похож. Ты с кем сюда приехал?    - Ни с кем,  один. Я думал бабушку найти. Но люди в том доме сказали, что она умерла... Я ее плохо помню, она к нам в Орлиное приезжала, когда я был совсем маленький...    "Орлиное -  это на границе Йосской области",  - вспомнил Лён. Девочка насупилась и спросила довольно безжалостно:    - Ты, значит, сирота?    - Значит...  -  насупился и мальчик.  -  Мама и папа были в автобусе, который обстреляли с поста. И сожгли...    - Кто обстрелял? - спросил Лён. Довольно глупо.    - Да  уж  ясно,  что  не  йоссы!  Они  по  женщинам и  детям огонь не открывают...    - Ага!  И  заложников не  берут!  И  вообще у  них  белые крылышки за спинами, - не сдержался Лён.    В синих глазах мальчишки - металлический блеск:    - А ты там был?    "Что же я за болван! - ахнул Лён. - Ведь он же потерял отца и мать!"    Основы этикета и рыцарства воспитывали в юных гвардейцах старательно. За необдуманные слова принято виняться.    - Прости, я не хотел тебя обидеть.    Мальчик опять округлил рот.  Изумленно.  Такие слова - от оборванного уличного пацана!    А девочка не удивилась. Сказала слегка ворчливо:    - Давно бы так...  - Кивком бросила очки о лба на нос. Повернула их к Лёну: - Ты сможешь о нем позаботиться?    - Как?  Я  же сам бездомный!..  -  И чтобы не было лишних расспросов, сказал сразу: - Меня поперли военной школы в Ато-Карне. За то, что на посту разглядывал в бинокль планеты...  Ну и наплевать, надоела казарма. А сюда приехал, потому что хотел увидеть море...    Украдкой он сцепил пальцы:  чтобы судьба не отомстила за обидную ложь в  адрес школы.  А  девочка придвинула в  подбородку колени,  попыталась натянуть на них подол юбочки и опять - к Лёну:    - А что собираешься делать?    - Понятия не имею... Может, попрошусь в рыбаки.    - Тебя-то у них и не хватало!    - Тебя-то здесь и не спросили!    Она  не  стала  огрызаться  в  ответ.   Почесала  над  очками  бровь. Вздохнула, как уставшая тетенька:    - Что же с вами делать? Свалились на мою голову...    - Мы?! Свалились?! - вознегодовал Лён. - Ты сама на нас свалилась!    - Вернее, взлетела, - уточнил беженец в краденой голландке. - С земли - сюда .    - С нашей помощью! - поставил увесистую точку Лён.    Она покивала:    - Вы мня спасли. Ладно... Вам нужна крыша над головой?    - Да, - быстро сказал маленький беженец.    Лён пожал плечами.  Он был уверен, что обойдется без помощи девчонки. Но...  почему-то не хотелось так сразу расставаться с ней.  И с этим вот растрепанным и  решительным пацаненком.  Худо все-таки совсем одному.  А мальчик,  что ни говори, похож на маленького гвардейца-барабанщика. Даже не пикнул, когда она его прижигала... Лён сказал:    - Крыша -  это  хорошо.  Если только не  в  полицейском приемнике для беспрорников...    - Вы за кого меня принимаете!    - Пока ни за кого,  -  улыбнулся Лён.  - Мы же тебя не знаем. Скажите хотя бы ваше имя, сударыня.    Девочке видимо пришелся по  душе светский тон.  В  ней  -  нескладной "очкарке" - шевельнулось кокетство:    - Меня  зовут  Динка.  Или  Дож-Динка.  Знаете,  почему?  Из-за  этих капель...   -   и   она   тронула  мочку  уха.   Там  блестел  крошечный шарик-сережка.    - Правда похоже!  -  обрадовался мальчик. - А меня зовут Зорко... Или Зорито. Иногда...    - А меня Леонтий... Или попросту Лён.    - А меня не только Дож-Динка. Иногда еще - Ль-Динка.    - Потому что капли иногда превращаются в лед,  да? - весело догадался Зорко.    - Не в том дело.  Просто Динка Льчевска. Дедушка так зовет иногда. Я сшила ему льчевский флаг...    - Твой дедушка владелец судна? - проявил догадку Лен.    - Он  владелец крепости и  смотритель маяка.  Вы можете у  него жить. Сколько хотите.    - Он нас не прогонит? - опасливо спросил Зорко.    - Не бойся. Ему будет веселее.    - Крепость и маяк -  это весьма романтично,  -  Лён опять подпустил в разговор светскую тональность.    - А ты думал!  - И она, прихватив юбочку, поехала с постамента, будто с ледяной горки. Ребята - за ней.    И  пошли через площадь,  на которой было теперь пусто.  О случившемся напоминали   потерянные   туфли,   растоптанные   сигарные   коробки   и раздавленные на брусчатке очки.        Старик и дети      В  старике Августе как  бы  сочетались два  человека.  Один -  этакий отставной  матрос  береговой службы,  привыкший к  неторопливой одинокой жни и нехитрой работе.  Другой - старый интеллигент-книжник с манерами джентльмена и склонностью к философским умозаключениям.    Ходил он  в  холщовых штанах и  в  обвисшей вязаной фуфайке,  но  под фуфайкой всегда была чистая сорочка.  И брился старик тщательно,  каждое утро,  а  редкие пепельно-седые волосы гладко зачесывал на  прямой,  как натянутая нитка, пробор.    Большие квадратные очки старика всегда были хрустально чисты, он то и дело протирал стекла подолом.  Но  смотрел старик Август на собеседников обычно  поверх  очков  -  разными своими глазами -  один  серый,  другой серо-зеленый.  В  левом (серо-зеленом) глазу зрачок был не круглый,  а с короткой отходящей вн  щелкой  и  напоминал замочную скважину.  Иногда казалось -  многомудрый Август смотрит через эту скважину в  твое нутро. Впрочем,  так было лишь поначалу.  Скоро мальчишки привыкли.  Тем более, что старик ни о  чем не спрашивал:  пришли,  ну и живите,  на Земле всем должно хватать места...    В  городе Льчевске никому не  было  дела до  того,  кто  такой старик Август. Вернее, кем он был раньше.    А был он профессором университета,  доктором астрономии и философии и директором  столичной  обсерватории.   Его  научные  труды  пользовались вестностью во многих странах.    Но все это было во времена, когда страна, хотя и называлась Империей, жила без императора.  И ничего жила, не хуже соседних государств. Однако случились выборы  в  Государственный совет,  и  на  них  победили  люди, считавшие,  что  без  императора никак нельзя.  И  тогда императора тоже выбрали. И стали бороться за укрепление его власти.    Боролись везде.  В  академических кругах -  тоже.  И  вот на какой-то научной конференции бойкий молодой член-корреспондент внес  предложение: надо,  мол,  господа ученые, активно выступить в поддержку императорской династии.  И  попросил высказаться на  эту  тему  авторитетного философа Августа Кристиана Горна.    Профессор  высказался.   В  том  смысле,   что  он  занят  проблемами многомерного космоса, и что по сравнению с этим космосом император с его династией  и  всеми  его  заботами  такая  несомеримая  малость,   что недостойна даже  микроскопа.  А  он,  доктор Горн,  привык иметь дело  с телескопами повышенной кратности.    После этого он очень быстро перестал быть профессором и директором. И чуть-чуть не  перестал быть вообще.  Потому что трижды на  него нападали "пьяные хулиганы",  один  раз  чуть  не  сбила машина,  и  два  раза под фундамент его  дома подкладывали солидные порции взрывчатки.  Первый раз такой заряд не сработал.  Второй раз,  к  счастью,  хозяина не оказалось дома. Но и самого дома после этого не оказалось.    Доктор Горн был вдовцом,  жил один.  Он улаковал в  чемодан уцелевшие вещи    и    рукописи,    познакомился   через    друзей    с    опытным проводником-контрабандистом,   и   тот   провел  его  через  границу  на территорию вольного города Льчевска.    Здесь жила его дочь с мужем и девочкой Динкой.    А  сам доктор Горн сделался стариком Августом и  стал жить у  друга в полуразрушенной приморской крепости.    Друга звали дядюшка Гафель.  Они с  Августом дружили еще в  ту  пору, когда  были  тощими  коричневыми пацанами и  обдирали колени на  здешних береговых  скалах.  Потом  они  после  окончания  двухгодичной мореходки ходили штурманами на  многопалубном лайнере "Каролина".  Затем их дороги разошлись.  Август ушел в  науку,  а  его друг покалечил во время шторма ногу и стал смотрителем маяка (тогда-то он и получил прозвище Гафель).    Островок и крепость Гафелю так понравились, что он даже приобрел их в свою собственность -  так же, как покупают старые дома и дачи. В те годы сделать это было нетрудно:  среди властей царила неразбериха,  земельные участки продавались за бесценок,  а крепость считалась никому не нужными развалинами, почва на островке была совершенно бесплодной.    Сложность возникла только с маяком -  он-то был нужен городу и порту, продать его  власти  не  имели  права.  Наконец договорились,  что  маяк останется городской собственностью,  а те квадратные сажени,  на которых он стоит,  дядюшка Гафель будет сдавать городу в  аренду.  За маленькую, чисто символическую плату.    Два старика дружно зажили вдвоем.  Занимались нехитрыми своими делами и предавались воспоминаниям о прошлом. Но через год дядюшка Гафель умер, оставив крепость и все хозяйство в наследство другу.    Старик Август оказался в одиночестве.    Вообще-то астрономы -  привыкшие к одиночеству люди, но все же старик иногда скучал.  Дел у  него было немного.  На  закате он включал,  а  на рассвете  выключал  маячный  огонь.   В   полдень,   сверивши  время  по корабельному хронометру,  стрелял   старинной пушки  -  такая  была  в городе Льчевске традиция.    Продолжал старик заниматься и звездными наблюдениями, но это - ночью. А днем что?    В  крепости было  немало подземелий,  где  старик то  и  дело находил всякие интересные вещи - старинные корабельные фонари, ржавые абордажные кортики,  чугунные ядра,  мятые панцири и медные шлемы,  какие в прежние времена носили морские солдаты. Ну, и многое другое.    Все  эти  находки  старик  Август  поместил  в   нескольких  каменных помещениях - устроил небольшой музей. Стали наведываться туристы.    Но туристы -  народ мимолетный, а постоянного соседа и собеседника не было.  Забегала иногда внучка Динка,  но  она такая стрекоза!  Поболтает минут пять и  умчится...  Ну,  по правде говоря,  иногда она помогала по хозяйству.  И даже бывало, что оставалась ночевать и уютно сидела у деда под боком,  когда он  осторожно дышал у  телескопа.  Но это случалось не очень-то часто.    Поэтому старик обрадовался,  когда Динка привела двух мальчишек.  Они помогут и порядок наводить,  и в подземельях покопаются,  чтобы,  добыть еще кой-какие музейные вещи -  для них это одна радость и приключение. И будет с кем перекинуться словом за вечерним чаем.    А насчет кормежки бывший профессор не беспокоился. Жалование маячного смотрителя было,  конечно,  невелико,  но на хлеб хватит.  Да и музейчик давал кое-какой доход.  К  тому же,  в  каменной кладовой хранился запас муки, макарон и несколько ящиков с морскими консервами...    В  первое же утро мальчишки с  понятным интересом обследовали все три бастиона.  Потом зажгли керосиновый фонарь с  парусной шхуны "Аскольд" и полезли в подземные бункеры. И раскопали там два деревянных блока-юферса от  какого-то  парусника  позапрошлого  века,  ржавый  шлюпочный  якорь, обломок шпаги с  витой рукояткой и...  вот  удача-то!  -  два  кремневых пистолета.    Когда пистолеты отчистили,  оказалось, что они исправны - ржавчина не повредила пружины. Заряжай и пали!    Старик сказал,  что можно будет попробовать. Но не сейчас. потому что пришло время для более могучего выстрела - скоро двенадцать часов.    Старик  принес   глубокого,  со  стальной дверью,  бункера заряд  в холщовом мешочке. Заложил его в жерло широкой бронзовой карронады. Перед этим  он  в  каменной  "штурманской рубке"  сверил  с  хронометром  свои карманные часы.  Теперь старик Август держал часы  в  левой  руке,  а  в правой -  длинные щипцы с  раскаленным в  жаровне угольком.  И помахивал щипцами, чтобы уголек не погас.    Мальчишки наблюдали за  этой процедурой с  тихим восторгом.  Младший, правда,  на всякий случай зажал уши.  Ну ничего,  со временем привыкнет. Все привыкают.  Вон даже лохматый Румпель не вздрогнул,  когда карронада гулко  ухнула,  выбросила  синий  круглый  дым  и  откатилась  вверх  по наклонной площадке.  И  водяной  петушок  Тиви  не  обратил  внимания  - топтался на развалившемся Румпеле и выклевывал шерсти букашек.    Младший поморгал,  пригладил взъерошенные волосы, переступил побитыми о подземные камни ногами.    - Вот это грохнуло!    А старший деловито спросил:    - Выстрел не нарушит автоматику маяка и ход хронометра?    - Нет,  механмы  в  глубине...  Через  полчаса  наверняка примчится Динка, в полдень в гимназии кончаются уроки...      Динка и правда скоро появилась в крепости.  Длинноногая, решительная, в  таких же,  как у  деда очках,  с  такими же разными глазами и зрачком скважиной. Глянула внимательно:    - Как устроились, господа артиллеристы?    Лён от смущения повел себя нахально:  прижал к бедрам ладони, сдвинул каблуки и гаркнул:    - Осмелюсь доложить, ваше благородие, все благополучно!    Динка снисходительно фыркнула.    - Дед, ты следи, чтобы умывались, а то одичают хуже Ермилки...    - Хуже кого? - с веселым любопытством подскочил Зорко.    - Секрет...  Ну-ка,  дай  я  пришью  твой  воротник,  пока  совсем не отлетел...    Потом Динка приходила каждый день.  Дурашливо переругивалась с Лёном, с  ворчанием  расчесывала деревянным гребнем  Зоркины  спутанные волосы, которые "и не волосы вовсе,  а  пакля кудлатая" (Зорко тихо повгивал - похоже, с удовольствием); помогала деду готовить обед... Иногда купалась с мальчишками на узком каменистом пляже под скалами...    Так бежали день за днем.  Беззаботные,  похожие друг на друга. С утра Лён уходил в город -  купить что-нибудь на рынке.  Случалось,  что Зорко тоже  убегал.   Вместе  они  по  городу  не  гуляли,   словно  молчаливо условились:  не будем слишком надоедать друг другу,  достаточно и  того, что мы в крепости все время вместе.    А  может быть,  Зорко чуял,  что у  Лёна есть в  городе какие-то свои дела. Чуять-то чуял, но деликатно скрывал любопытство.    А  дело  у  Лёна  было  одно:  наведаться  к  разрушенной лестнице  и проверить - нет ли сообщения?    Нашел  он,  что  искал,  через  неделю.  На  крючке висела оплетенная олентой  пластмассовая коробочка.  Такая,  в  каких  бывают  упакованы игрушки-сюрпры, спрятанные внутри шоколадных яиц.    Лён  занервничал,  оглянулся,  сорвал ногтями оленту с  проволочной петлей. разомкнул скорлупки. Вытряхнул на ладонь бумажный клочок...    Ничего   особенного.   Обыкновенная   бумажка,   обыкновенным   синим фломастером написанные буквы:    "16-го  сентября  в   22.30  на  Старой  Катерной  пристани  у  левой причальной пушки. Вас позовут".    Вот и все. Никакого пароля и отзыва, никакой шпионской напряженности. Позовут - и все будет хорошо.    И  стало легко на  душе.  Легко вдвойне,  потому что до шестнадцатого было еще четыре дня.  И  можно в оставшееся время совсем уже без тревоги жариться на солнце,  бултыхаться в  море,  смотреть по ночам на звезды и болтать с Зорко... С Зорко-Зорито, которого знаешь будто всю жнь...    Жаль только, что всего четыре дня.    Жнь в  крепости была такая,  что  хотелось:  пусть она  тянется как можно дольше.    Стыдно прнаться, но юного гвардейца Бельского тянуло в родную школу уже не так сильно,  как раньше. По правде... если совсем по правде, то в глубине  шевелились мысли  и  вовсе  постыдные.  Преступные.  Такие,  за которые  справедливой  была   бы   даже  порция  шомполов.   Потому  что проскакивало в  голове иногда:  "Жить бы вот так всегда и не надо больше ничего. Только бы Динка приходила каждый день..."    За это мысленное дезертирство Лён однажды дал себе по уху.  Крепко. И вроде бы очухался...  Но четыре ближайших дня были законными каникулами. Этой радости можно не стыдиться!    Лён оглянулся опять.  Изорвал в мельчайшие клочки бумажку,  пустил их по ветерку. Потом бросил в заросли дрока пустые пластмассовые половинки, засвистел и направился "домой".        Двое      Безоблачный  горячий  день  медленно  тек   над  бастионами.   Словно разогретый солнцем  воздух.  Несколько  туристов  разморенно бродили  по крепости. Море чуть плескалось у бастионных подножий.    Лён отыскал Зорко у воды, под скалами.    Спешить было совершенно некуда.  Зорко и Лён искупались,  попрыгали в воду  с  горячих камней,  погонялись за  маленькими резвыми крабами (это были,  конечно, крабы-пацанята, они любили играть). Полежали рядышком на песке,  перемешанном с мелкой галькой. Потом Зорко искал раковины, а Лён помогал ему.    Раковины были не большие, но красивые, разных форм и расцветок. Зорко и  раньше их собирал.  Чистил,  промывал,  сушил на бастионном парапете. Некоторым он  придумывал имена  -  самые неожиданные:  Штопоренок,  Тетя Клава, Микки-Маус и даже почему-то Лихорадка...    А на этот раз он отыскал круглую, с широкой щелью раковину-великаншу. Она была серая,  бугристая снаружи,  а  в щели светилась желто-оранжевая глубина.    - Ух, какая! - Зорко поднес раковину к уху. - Поет... Лён, послушай.    Лён послушал.    - Да, гудит... Как ты ее назовешь?    - Улыбка клоуна!  Смотри,  какой большущий рот...  Или нет... я потом придумаю.    Зорко оставил раковину в руках у Лёна и ускакал вперед -  резвый, как Тиви.    Давно уже ухнула над бастионом карронада (напугала ленивых туристов).    Лён догнал Зорко.    - Что-то Динки нет. Обычно она прибегает вскоре после выстрела.    - Ах,  что-то  Диночки долго нет!  Ах,  кажется,  кто-то страдает!  - пропел Зорко.    - Ах, кто-то заработает подзатыльник!    Зорко засмеялся и упрыгал в тень горбатой скалы.    Там он  лег на  плоский камень,  хитро глянул на Лёна и  что-то начал выводить на песке пальцем. Потом увлекся и больше не оглядывался.    Лён крадучись подошел. На песке было нацарапано:    L-Динка + Lён = Lю...    Зорко с тихим сопением выводил букву "б".    - Та-ак... - зловеще сказал Лён.    - Ой...  -  Зорко дернулся,  но понял, что ему не удрать. Зажмурился, лег щекой на камень и жалобно выговорил:    - Это шутка. Такая ма-аленькая забавная шуточка... Я больше не буду.    - Конечно,  не  будешь,  злорадно  пообещал  Лён.  -  Утопленники  не шутят...    Он сгреб Зорко с камня и потащил на скалистый двухметровый выступ.    - Ай!..  Ой...  -  Зорко дурашливо махал руками и ногами.  - Спасите! Меня хотят скормить акулам!    - Хотят,  хотят... - Лён принес его на каменную кромку. - Есть у тебя последнее желание?    - Нет...  Ой,  есть!  Пусть одна длинная очкастая девица каждый год в этот день приносит на  берег цветочки.  В  память о  невинно погибшем... Ай!..    Лён кинул его в зеленую прозрачную воду -  под выступом было глубоко. В  этой воде Зорко сразу превратился облупленно-коричневого в  бледно желтого. Забарахтался, пустил пузыри. И стал опускаться на дно.    Конечно же,  он  дурачился,  Но  Лён обмер от  мгновенного страха.  И сиганул с камня. В зеленой прозрачности он разглядел Зорко - руки и ноги у того двигались беспомощно,  как водоросли. Лён ухватил Зорко под мышку левой рукой, а правой сделал несколько сильных гребков.    На поверхности Зорко забарахтался,  засмеялся и  вырвался.  Вразмашку добрался до пляжа. Заплясал на песке:    - Испугался, что я правда потону, да?!    Лён сделал вид,  что хочет догнать его. Зорко отбежал и бросил в Лёна пригоршней мелкой гальки. Потом растянулся на песке.    - Лежачего не бьют.    - Хитрый, - вздохнул Лён и упал рядом.    - Ага,  я  хитрый,  -  согласился Зорко.  С непонятной грустинкой.  - Думаешь, почему меня иногда звали Зорито?    - Ну почему... Уменьшительно от Зорко.    - Не-а! Не от Зорко, а от "Зорро". Есть такое кино - про благородного разбойника. Его прозвали Зорро. А по-испански это значит "Лиса".    - Я знаю, мы учили испанский в интернате. И кино я видел...    - Ну вот!  Значит,  должен понимать.  "Зорро" -  "Лиса", а "Зорито" - "Лисенок"...    Лён смотрел с сомнением.    - Не похож ты на лисенка.    Зорко  уткнулся в  песок  острым  подбородком.  Левой  пяткой почесал правую щиколотку.    - Это я снаружи не похож. А внутри я хитрый. Изворотливый...    - Кто? Ты?!    - Ага...  Я  лучше  всех  прятался в  кустах,  когда играли в  горное восстание... И умел притворяться...    - Как притворяться? - насупленно спросил Лён.    - Ну...  умел смеяться,  когда хотелось плакать...  -  Зорко поглубже зарылся подбородком в песок. По нижнюю губу. Отдул песчинки.    "И часто так бывало?" -  хотел спросить Лён,  однако не решился. Зато возразил уверенно:    - И все-таки "зорито" - не "лисенок".    - Это почему? - капрно сказал Зорко.    - Во-первых,  тогда надо было бы говорить раскатисто,  с  двумя "р" - "Зоррито"...    - Это писать надо с двумя, а говорить можно и так...    "Просто у тебя,  у голубка, проскакивает йосский акцент, - усмехнулся про  себя  Лён.  -  Йоссы звук "р"  всегда глотают..."  И  хотел спорить дальше:    - А во-вторых...    Но тут их позвал с бастиона старик Август...        Невидимка и звезды      Динка появилась только вечером - когда Зорко и Лён сидели на парапете и  смотрели на заходящее солнце.  Сегодня оно уходило в  сую дымку,  и ярких красок не было.    Зорко и  Лён раздвинулись,  Динка села между ними.  Оправила школьную юбочку,  закачала ногами. Ноги снова были в мелких порезах и травинках - как в день знакомства.    - Ты что, по болотам гуляешь? - неловко спросил Лён. Потому что Динка заметила, как он разглядывает ее ноги.    - Конечно!  Каждую пятницу, а то и чаще. Только там не совсем болота, а заросшие пуды с островками и кочками. На одном островке живет Ермилка.    - Кто?! - звонко удивился Зорко.    - Мальчик такой. Чуть поменьше тебя...    - А... как он там живет? Зачем?    - Живет и все...    - Беженец? - спросил Лён.    - Ну...  можно сказать и так... У него мама и папа плыли на теплоходе "Константин",  когда  его  захватили йосские десантники.  Всех  взяли  в заложники.  А когда морская пехота брала "Константин" на абордаж, многих заложников там постреляли...    - Йоссы не стреляют заложников, - сумрачно сказал Зорко.    - Там  не  разберешь,  кто  стрелял.  Палили с  двух  сторон,  а  про пассажиров и не думали...  Вот Ермилка и остался один. И ушел туда... Он никого не хочет видеть.  Вернее,  не хочет, чтобы е г о видели. Говорит, что одному жить лучше. С бабочками, стрекозами и лягушатами...    - А зимой? - поежился Лён.    - У него хижина, а в ней солома и сухие камыши. Он в них зарывается и спит до весны...    - Сочиняешь, - догадался Зорко.    - Ничуть не сочиняю!    - Но он же не медвежонок!    - Нет... Но и не обыкновенный мальчик. Он...    - А чем он питается, когда не спит? - недоверчиво перебил Лён.    - Иногда я  ношу ему хлеб и молоко...  Но он может совсем не есть.  И неделю,  и месяц,  и хоть сколько.  Просто ему нравится, что я прихожу и приношу гостинцы.  И книжки...  Мы познакомились в прошлом году, когда я там охотилась за тритонами для школьного террариума.  Знаете,  что такое террариум?    - Знаем!  - Зорко стукнул босой пяткой о камень. - Ты скажи: он так и живет там целых два года?  Ведь "Константин"-то штурмовали в позапрошлом году!    - Так и живет. Как Маугли. Только без волков...    - Но  он же тогда был совсем маленький!  Не мог он один,  -  опять не поверил Лён.    - Восемь лет ему было...    - Значит, сейчас он не младше меня, - придирчиво заметил Зорко.    - Ему и сейчас восемь лет.    - Лён, давай спихнем Враль-Динку вн! Чтобы не пудрила нам вилины!    - Да правду я говорю! До чего бестолковые! Вы дослушайте до конца! Он не простой мальчик, а невидимка!    - Лён, ты ее с того бока, а я с этого...    - Ай! Дурни!.. Ну, честное же слово! Он стал таким, потому что... ну, это,  наверно,  как болезнь...  Я  же  говорю,  он  не хотел,  чтобы его кто-нибудь видел.  Он перестал верить всем-всем людям,  вот!.. И от всех скрылся,  вот!..  А у невидимок время почти не движется. поэтому Ермилка не  растет.  Вернее,  он  растет,  когда превращается в  нормального,  в видимого,  но это бывает очень редко,  на несколько минут.  Он не хочет, чтобы про него знали. Только со мной подружился...    - Почему? - слегка ревниво спросил Лён.    - Ну...  надо же  с  кем-то...  Он  же  почти малыш,  тоскливо совсем одному...  Он  все про себя рассказал.  Прнался,  что по  ночам иногда плачет.  Это когда совсем темно,  нет луны...  Но  вообще-то он веселый. Проказник...    Лён вдруг поверил. Почти. Зорко, видимо, тоже. Он спросил:    - А какие книжки этот Ермилка любит?    - Сказки про  зверей...  Он  там  органовал хор    дрессированных лягушат. Он рассказывает, что среди них есть говорящие...    - Врет, - уверенно сказал Зорко.    - Ну,  может быть фантазирует...  Вообще-то он иногда бывает вредный. Упрямый.  Особенно когда приходится лечить его ссадины-царапины. Он ведь там то и дело обдирается о колючки,  потому что бегает голышом. Думаете, я почему таскаю в сумке всякие медикаменты? Из-за этого обормота...    - Как же ты мажешь йодом его, невидимого? - усмехнулся Лён.    - Велю сделаться видимым. Ну, не полностью, этого он стесняется, а ту часть,  которую надо лечить...  Хуже,  когда он болеет весь. У него то и дело кашель или мокрый нос. А недавно схватил простуду с температурой. Я принесла ему  аспирин и  колдрекс,  а  он  за  два  дня не  проглотил ни порошка, ни таблетки. Да еще кукарекает и дразнится...    - Значит, не очень больной, - рассудил Лён.    - Он меня вывел себя! Так, что я ему даже всыпала!    - Как? - удивился Зорко.    - Очень просто.  Сказала "иди сюда",  взяла за  локоть и  дала такого шлепка, что его дрессированные лягушата расквакались на всю округу.    - Бедняга, - вздохнул Лён. - А почему он от тебя не спрятался?    - Посмел бы только! Он меня слушается...    - Слушается, а лекарства не пьет, - поддел Зорко.    - Потому что глупый...    - А как же ты не промахнулась при шлепке-то?  - хихикнул Зорко. - Или ты велела ему сделать т о с а м о е м е с т о видимым?    Динка сказала,  что  это  лишнее.  Она  и  так знает,  где у  вредных мальчишек находится место, по которому учат уму-разуму. И кое-кто в этом сейчас убедится, если не перестанет ехидничать.    Зорко хихикнул опять:    - Я-то не невидимка.    - Тем более,  -  сурово отозвалась Динка.  И опять запечалилась -за Ермилки.  -  Ну его...  бестолковый такой.  Я реву от досады,  а он меня дразнит: "Ты не Динка, ты Зинка. Не "Дож", а "Сле..."    - Невоспитанный ребенок,  -  голосом  старинной классной дамы  заявил Лён.  - Ты должна быть с ним более строгой. А то невестно, кто него вырастет... Ох, да он же не растет!    - Пока не  растет.  Не  хочет...  Он  знаете что  мне  сказал,  когда помирились?  Уткнулся невидимым носом мне в колени и шепчет...  нет,  не скажу...    - Ну, Ди-инка! - взвыли Зорко и Лён. Зорко добавил: - Интересно же!    - Вам интересно, а я... Я потом скажу...    - Эй,  дамы-кавалеры!  - окликнул сумерек старик Август. - Ужинать будете? Или мы с Румпелем и Тиви все поделим на троих!    Динка вскочила.    - Дедушка, мы идем!        Динка осталась ночевать.    Все  долго  не  ложились.  Маяк  опять  не  горел.  Это  была  пустая предосторожность:   все  равно  за   скалистым  островком  с   крепостью переливался огнями и  рекламами бессонный и шумный Льчевск -  с моря его было видно за много миль. Но приказ есть приказ. Старику это было только на руку. Он снял с объектива на пушке парусиновый колпак.    - Дедушка, ты дашь нам посмотреть?    Старик Август дал.  Смотрели подолгу.  Ярусы звезд висели в  черноте. Прямо  задохнуться можно,  какая  она  громадная,  эта  чернота и  такое бесконечное в  ней  количество звездных  миров.  Среди  звезд  светились похожие на фосфорических медуз туманности.  А разноцветные шарики планет похожи были на потерявшиеся елочные игрушки. Рядом с ними мерцали бусины спутников...    - Ну,  молодые люди, пора и честь знать, - время от времени напоминал старик Август. - Мне надо работать.    "Молодые люди" говорили "ага" и  опять с сопением оттирали от окуляра друг друга.    Наконец  пустили  к  телескопу и  деда.  Он  склонился над  окулярной трубкой и спросил не отрываясь:    - Убедились, как грандиозно мироздание?    - Ага, - выдохнул Зорко.    - То-то,  что "ага"...  Надеюсь,  поняли,  какая мелкая капля в  этой бесконечности наша Земля?  И как мелочно то, чем люди на ней занимаются. Все их беды и заботы...    Лён подумал и возразил:    - Мелочны,  если смотреть оттуда,  космоса.  Тогда Земля - шарик и все заботы - пустяки. А если вплотную...    Зорко тоже возразил темноты:    - Когда убивают отца и мать - это не мелочь, хоть откуда смотри...    - Милые мои...  -  Старик Август,  видимо,  смутился. - Я не о том... Вернее,  как раз о том,  как глупо и преступно убивать друг друга, когда все мы живем на одном крошечном шарике...    Лён  приказал себе  молчать.  Зорко  тоже  молчал.  Скорее всего  без приказа. Может, боялся заплакать.    Динка сказала:    - А что сделать, чтобы не убивали? Дед, ты знаешь?    - Не знаю...  Все зависит от людей.  От того, чего они хотят и во что верят. Одни строят в своем сердце храм, другие военный штаб...    - А если обсерваторию? - поддела старика Динка.    - Обсерватория -  тот  же  храм.  Ближе  к  звездам -  ближе к  Богу. Сказано,  что Бог есть любовь.  Если в каждом будет Бог, штабы станут не нужны...    - Как любить того, кто убил отца? - тихо спросил Лён.    - Не знаю,  -  вздохнул старик Август.  - Честно скажу, не знаю... Но кто-то же должен остановиться первый.    - А второй тогда остановится? - опять спросил Лён.    И старик Август снова сказал, что не знает.    А цикады трещали в старой крепости без умолку.  Словно от самих звезд шел сухой стеклянный звон.  А  еще было слышно,  как скребется в  конуре косматый Румпель. Рядом с конурой, сунув голову под крыло, спал Тиви. Но он-то спал совсем бесшумно.              Сказка о месяце      Наутро они  втроем искупались под скалами.  Потом Динка сказала,  что пора в школу. Лён решил проводить ее.    - Ничего, что с тобой пойдет такой оборванец?    - Кому  какое дело!..  И,  между прочим,  выглядеть оборванцем сейчас даже модно.    Зорко сказал,  что  пойдет с  ними.  Но  потом в  секунду передумал - словно что-то вспомнил.    - Нет, я останусь... Раковины поищу...    А когда они ушли, тоже побежал через дамбу. Сам по себе...    Лён  побродил по  пестрым  улицам,  по  шумному  рынку.  Проиграл две серебряные монетки жуликоватому парню,  который дурил голову обступившим его людям - с помощью пластмассовых стаканчиков и шариков.    Лён отлично видел хитрости этого мошенника и  мог бы  легко обставить его.  Но  это  вызвало бы  подозрение.  К  тому  же,  у  парня наверняка вертелись рядом дружки...    А монеток было не жаль. Денежный запас, который Лён получил в школе и держал в потайном кармане у пояса, не был расходован и на треть.    И все же Лён поторговался с теткой,  которая продавала арбузы, - так, чтобы не выходить роли.  И  торговка эта,  спешившая домой,  уступила самый большой арбузище буквально за гроши.    - Кушай на  здоровье да  не  лопни.  Люблю таких,  у  меня  племянник конопатый, вроде тебя...    Что  она  сказала  бы,  увидев  "конопатого" в  парадной  форме,  при аксельбантах и тканом золотом поясе?    Лён  притащил арбуз  на  бастион и  увидел Зорко,  который жарился на парапете и раскладывал раковины...        Вечером,  когда опять сидели на каменном ограждении - лицом к морю, - Зорко сказал:    - Я придумал имя для той большой раковины...    - Какое, Зорито?    - "Камин"...  Знаешь,  почему?  Потому  что  она  снаружи серая,  как камень, а внутри оранжевая, будто там огонек...    - Похоже, - согласился Лен. - Зорко, а ты знаешь, что такое "камино"? Не "камин", а "камино"...    - Наверно,  круглая печка -  хихикнул Зорко и  поежился.  Он  был без голландки, а с моря потянуло ночной свежестью.    - Сам ты печка...  "Эль камино" по-испански значит "дорога"...  В том интернате,  где я  жил до военной школы,  была одна воспитательница,  не похожая на других. Добрая. За это ее потом прогнали... Звали ее Камилла. Похоже на "камино", верно? Она рассказывала нам про Дорогу...    - Про  какую?  -  шепотом  спросил  Зорко.  И  придвинулся вплотную к теплому Лену. Тот ладонью прикрыл его колючее плечо.    - Про Дорогу,  которая среди звезд. На нее люди уходят после жни на Земле...    - Бабушка  говорила,  что  они  уходят  в  рай  или  в  ад.  Кто  что заслужил...    - Может быть...  Но есть еще Звездный тракт.  Иногда он тянется прямо через космос,  и звезды рядом с ним -  совсем маленькие. Ну, как Динкины сережки... Не хихикай, балда... Их можно потрогать руками... А иногда он похож на  простую земную дорогу.  Это где как.  Он  же  бесконечен,  там бывает всякое...    - А зачем этот тракт?    - Вообще-то он называется не тракт,  а  именно Дорога...  Зачем?  Там встречаются все,  кто потерял друг друга в этой жни.  Те, конечно, кто хотят. И кого ищут...    - И можно встретить родителей?    - Запросто... Невестно только, долго ли надо идти. Но это не так уж важно,  времени там  у  каждого сколько хочешь.  Вернее,  его там просто нет...    - Как у невидимого Ермилки?    - Что?..  Да,  правильно!  И  вот  ты  идешь,  идешь  и  когда-нибудь встречаешь тех, кого ищешь... Может, даже тех, кого на свете не было...    - Как это?    - Ну... вот у меня должен был родиться брат. Мама умерла, когда ждала ребенка.  И сделалось,  что ни ее, ни брата... А теперь он был бы такой, как ты...    Зорко  перестал дышать и  придвинулся еще  чуть-чуть.  Лён  продолжал полушепотом:    - А там,  на Дороге...  там может получиться,  что мой брат есть. Там исправляются всякие несправедливости судьбы.    - Хорошо бы... А это правда?    - Так говорила Камилла...    - А ты веришь?    - Пожалуй, да...    Облака совсем догорели,  растворились во тьме.  Это была узкая гряда, она  не  закрывала ни  зенита,  ни  горонта.  В  зените  опять  белыми гроздьями  вызревали  звезды.   У   горонта  доцветала  бледно-зеленая полоска. А над ней висел запрокинувшийся месяц.    Скоро месяц совсем съехал к горонту, порозовел и должен был вот-вот коснуться воды.  Наверно,  всей природе казалось,  что  это очень важный момент. Даже цикады притихли.    Зорко повозился под ладонью Лёна и шепнул:    - Месяц похож на  малыша,  который собрался купаться.  Вода  в  ванне горячая,  вот он и присаживается осторожненько... Я помню, как меня мама купала..    - Тебе хорошо...    - Почему?    - Всегда хорошо,  когда  помнишь что-то  такое...  А  я  помню только казенные бани,  там осторожничать некогда:  скорее,  скорее...  Зорко, а когда он коснется воды, она зашипит.    - Почему?    - Потому что на самом деле не вода, а он горячий...    - Ага! И ему приятно охладиться, верно?    - Конечно!  Он перегрелся на своей вахте в небе... Вот он все глубже, глубже и повгивает от удовольствия...    - А кругом пар...    - А рыбы и медузы расплываются в панике...    - Сперва расплываются.  А потом опять все ближе,  ближе, ближе... Они же любопытные,  морские жители...  А месяц - он как светящаяся подводная лодка.  И всякая морская живность может на него забраться,  в его лунные кратеры. Они на нем - как оспины...    - Точно!  И вся эта подводная братия путешествует на месяце,  пока он плывет через океан!  Ему ведь надо успеть к  другому краю,  чтобы взойти через полсуток...    - Да!  Лён!..  А  когда  он  опять  начинает  выползать в  небо,  они перепуганно плюхается с него в воду. Медузы, морские коньки, камбалы...    - И русалки...    - Похожие на Динку,  некоторые в очках...  Ничего,  что в очках,  все равно симпатичные...    - Ой, кого-то сейчас за вихры и в воду...    - Не-а...  А  с  нижнего конца месяца,  с  его подбородка -  дельфин. Бултых!..    - И всякие водяные змеи и крысы...    - Нет! Крыс не надо...    - Боишься?    - Ага... Лён, я их правда боюсь...    - Ничего. С возрастом пройдет.    - Это с возрастом. А мне надо сейчас...    - Что тебе надо? - Лён с удивлением убрал руку с Зоркиного плеча. Тот поставил пятки на парапет, съежился.    - Лён... Я хотел попросить...    - О чем?    - Вообще-то я не должен про это говорить... Но, Лён, они там и правда живут, в подвале. А мне надо туда...    - В  каком подвале?  Что тебе там нужно?  Вот скажу Динке,  чтобы она тебя, как Ермилку...    - Да нет,  Лён,  я  не шучу...  Мне обязательно надо туда.  Это в том районе,  где вокзал,  а  развалинах за старыми банями...  Я не могу тебе больше ничего сказать.  Может,  потом скажу... Ты ничего не спрашивай, а просто сходи со мной завтра, ладно? Лён...    - Ладно,   -   сумрачно   согласился   Лён.   С   ощущением   чего-то надвинувшегося, недружелюбного.    - Понимаешь, там вода и они в ней плавают... - Зорко тряхнуло дрожью. - Противные такие. Одна чуть не цапнула...        Догадка      Утром Зорко сказал,  что идти в  подвал надо под вечер.  И потом весь день виновато отводил глаза.  А Лён,  хотя м скребло на душе, делал вид, что все обыкновенно.    Искупались,  вдвоем сходили на  рынок,  поболтали с  Динкой,  которая забежала всего на полчаса:    - Завтра в  школе  такой  ответственный диктант!  Надо  готовиться... Кстати, вам не пора подумать о школе? Или всю жнь будете неучами?    - Куда мы без документов-то, - буркнул Лён.    - Можно что-то придумать...    Но на сей раз думать ей было некогда,  убежала.  Зорко и Лён перевели дух.    В пять часов Зорко сказал, что пора. И потупился.    - Лён... Ты только не расспрашивай...    - Да ладно, ладно! Не переживай.    Развалин,  похожих на  обгорелый замок,  достигли через полчаса.  Они темнели за путями и  составами товарной станции.  Зорко и Лён пробрались под  вагонами,  перешли  рельсовые  стрелки.  Перелезли через  рухнувшие вестняковые блоки.  На развалинах желтела сурепка и проглядывали синие звездочки  цикория.   Трещали  кузнечики.   Не  цикады,  а  обыкновенные маленькие кузнечики. Прыгали под ног.    Зорко,  виновато оглядываясь, лез через камни впереди Лёна. И наконец привел его к щели в разрушенной стене. Щель была скрыта наклонной плитой и  кустарником с  узкими твердыми листьями.  Зорко первым пролез в щель. Вытащил откуда-то фонарик. В электрическом свете заблестела черная вода.    - Надо идти туда...    - Что  ж,   идем,   -   натянуто  согласился  Лён.  Голоса  шелестяще расползлись по подвалу.  Лён первым ступил в воду - он был босиком. Вода оказалась неожиданно теплой и  маслянистой.  По ней разбежались слепящие зигзаги.  Зорко сбросил сандалии и  тоже сошел с  каменного уступа.  Ему было до колен.    - Лён,  надо  вон  в  ту  сторону...  -  Зорко лучом показал в  глубь подвала.  Вдали высветилась огнутая толстая труба с вентилем.  Вентиль был с бородкой ржавчины.    - Надо так надо...  -  Лён пошел вперед со  смутным сознанием,  будто делает что-то ненужное, даже вредное. Но не бросать же Зорко!.. В правой руке Лён  держал подобранную заранее палку.  И  несколько раз бил ей  по воде, когда черную поверхность рассекали узкие блестящие тела.    Жуть какая! Бедняга Зорко, неужели он ходил тут один?    И з а ч е м ходил?    Впрочем,  Лён обещал не расспрашивать.  Слово есть слово...  Дошли до трубы.  Зорко покачнулся,  вцепился в  вентиль.  Сунул за  трубу пальцы, что-то взял там (наверно, на обойме вентиля был крючок).    Потом Зорко совсем отвернулся от Лёна. Загородил спиной руки. Зоркины заштопанные локти суетливо двигались.    Скоро к Зоркиным ногам посыпались бумажные клочки - мелкие, как рыбья чешуя.  Упали  половинки крошечного пластмассового футляра.  В  точности такого же, как тот, взятый под лестницей. Закачались среди электрических зигзагов, будто яичные скорлупки.    Лён смотрел на них горько и отупело.    Зорко дернул его за безрукавку.    - Лён, все ... пошли ...    И они пошли.    Молча выбрались на  солнце.  Оно,  это несчастливое солнце,  было уже невысоким, желтым.    Без слов они пробрались через пути,  вышли на Привокзальный бульвар - тихий, малолюдный.    Лён молчал с холодным камнем в душе.    - Лён... Ты обещал ни о чем не спрашивать.    - Я и не спрашиваю.    - Но ты молчишь, будто обиделся...    - Я не обиделся. Я... Зорко, ты иди один. Мне надо тоже... одному. По своему делу. Скажи старику, я вернусь к ужину. - И пошел.    И  чувствовал,  что Зорко смотрит вслед с испуганным вопросом.  Но не оглянулся.    Никакого дела у  Лёна в городе не было.  До заката он просто слонялся по улицам.  А мысли толклись, толклись... И в каждой мысли было одно - д о г а д к а.    В  сумерках Лён  вернулся в  крепость.  И  постарался вести себя  как обычно. Получалось плохо, он соврал, что болит голова.    - У меня тоже, - шепотом сказал Зорко. Правда или нет - не поймешь.    Спать легли раньше обычного.            Полковник знает...      Они ночевали в  нком каменном помещении с  полукруглой амбразурой - бывшем орудийном капонире.  На  железных матросских койках,  на тюфяках, набитых высохшей морской травой.  Вместо  простыней -  старые сигнальные флаги...    Зорко повозился и задышал тихо и ровно.    Лён смотрел в темноту.  В голове больно стучало:  "А я-то думал...  А я-то думал..."    Он думал, что вернется в школу и скажет:    "Господин генерал...  Людвиг Валентин... не надо мне офицерского чина и кортика,  я прошу о другом.  В Льчевске есть мальчик, который стал мне как  брат.  Позвольте мне  вернуться за  ним  и  доставить его в  школу. Клянусь: него получится настоящий гвардеец..."    Разве генерал смог бы отказать?    Да,  конечно,  Зорко не раз давал понять что он на стороне йоссов. Но Лёну казалось: это просто по детскому непониманию. Потому что он, Зорко, тех краев.  И  потому,  что уверен:  автобус,  где ехали отец и мать, уничтожили имперские солдаты.  Но ведь можно же будет доказать ему,  что это  наверняка была шайка мародеров,  одетая в  солдатскую форму.  Таких бандитов  немало  бродит  в  пограничных лесах,  они  не  подчиняются ни имперским властям,  ни йосским правителям и выдают себя то за солдат его величества, то за повстанцев. Ведь так оно наверняка и было...    Оказавшись в школе,  Зорко обязательно поймет, где настоящая правота. Он  же  умный.  И  честный.  Если увидит,  что  ошибался,  упрямиться не станет...    Конечно,  там у них не будет такой дружбы,  как здесь, это в школе не принято.  Но  все равно они часто будут рядом.  Ниточка не  порвется.  А главное  -  Лён  до  конца  выполнит свой  долг:  сделает Зоркину судьбу счастливой.  Поступит, как хотела Динка, когда спрашивала: "Ты сможешь о нем позаботиться?"    Так думал Лён до сегодняшнего вечера.    А сейчас...    Сейчас было понятно,  что все прежние мысли - пустые и наивные. Зорко - солдат.  Он  такой же  солдат,  как  Лён,  только   другой армии.  И бесполезно его в чем-то убеждать.  Он знает свою правоту. И она - не та, что у Лёна...    Да,  Зорко боится отвратительных подземных крыс.  Но  умереть за свое дело, наверно, не побоится. Труса не послали бы с т а к и м заданием.    "Господи, помоги мне! Подскажи мне, что делать!"    "Зачем судьба свела нас там на площади?"    "А затем и  свела,  чтобы все было именно т  а  к",  -  пришло к Лёну безжалостное понимание.    Затем,  что судьба на стороне империи. Она специально поставила юного гвардейца Бельского на  пути мальчика Зорко...  Ну  и  что же,  что он - щуплый мальчик в матроске? Дело не в этом. Дело в том, что он - враг. Он несет империи зло.  И,  наверно, г р о- м а д н о е зло. Не меньше того, что несет своим врагам Лён.    "И я обязан остановить его!"    А как остановить?  Уговаривать?  Смешно...  Проследить Зоркин путь до конца? А что дальше? И, к тому же, у него, у Лёна, свое задание...    "И я не шпион!"    А может,  связать Зорко и спрятать в подземелье?..  Но до какой поры? Все равно, его когда-нибудь найдут и освободят. Или сам вырвется... Если раньше не умрет...    "Если н е у м р е т..."    ...Полковник Дан,  обожженный в  десятках боев  десантник,  негромко, даже  грустно  как-то  говорил на  лекциях затихшим пацанам в  погонах и аксельбантах:    - Кто,  по  вашему,  настоящий воин?  Тот,  кто  храбр и  умеет ловко одолеть врага?  Если бы  все  было так просто!..  Перечисленных качеств, друзья мои,  достаточно для бандита,  боевика,  террориста.  А для воина Империи мало храбрости,  силы и боевой выучки.  Бывает, что врага нельзя победить,  если прежде не победишь себя.  Победа над собой -  вот высшая доблесть солдата...  -  Голос полковника креп и повышался.  - Случается, что  душа  твоя  горит,  внутри тебя отчаянный крик и  рука отказывается нажимать спусковой крючок.  А ты должен,  должен,  ДОЛЖЕН!.. Разве легко было  нашим  парням превращать в  уголь  село  Крутые Холмы,  когда  эти йосские звери  огородили себя  кольцом заложников?  Разве не  мучительно понимать,  что от вашего залпа станут мертвыми и  обгорелыми дети?..  Но эти  воины знали:  тех,  за  кого они  воюют,  у  них за  спиной гораздо больше...    Стояла  такая  тишина,  что  за  стеклами слышен был  в  листве шорох воробьев. А полковник успокаивал голос и опять говорил негромко:    - Я вижу, у кого-то намокли ресницы. Не надо стыдиться этого. Не надо выжигать в  себе  жалость,  совесть и  сочувствие к  людям -  настоящему солдату присущи все  человеческие чувства.  Но  солдат должен скручивать эти чувства в  себе ради высшей цели.  Солдат,  в кого бы он ни стрелял, будет оправдан и свят, если он делал это во имя Империи...    Ноги у  полковника были слегка кривые,  голова вжата в плечи и словно приплюснута.  Казалось,  на  него сверху упало что-то тяжелое.  Так оно, говорят,  и было: полковника Дана придавило однажды плитой в разрушенном бункере.  Но  все равно он,  маленький,  худой,  суетливо бегающий перед первым рядом аудитории,  казался красавцем и  титаном духа...  Полковник всегда з н а л, как поступать...    "Я тоже знаю..."    Цикады за  амбразурой сходили с  ума  -  от  них  в  уши ввинчивались стеклянные сверла. Это мучительное сверление было вместо тишины - даже в том горьком сне, в который наконец провалился Лён...      Он проснулся поздно.  Измученный,  будто не спал,  а всю ночь ворочал камни.  Знающий,  что никогда больше не  сможет смеяться.  Но  уже почти спокойный. Уверенный в себе.    Однако, тут же его обожгло испугом. Зорко не было!    А если он ушел крадучись, и уже на пути к своим?    Радостное облегчение,  почти спасение,  на  миг согрело Лёна:  "Вот и хорошо! Это случайно, я не виноват! И пусть он идет..."    "Нет,  ты виноват!  Ты упустил!  А он не просто идет!  В нем то,  что нанесет удар твоей стране!"    "Но может, там какой-то пустяк!"    "У тебя не пустяк, а у него... Не ври самому себе!"    Лён подержал себя за голову и выскочил на верхнюю площадку бастиона.    Старик возился у карронады, которая стреляла в полдень.    - Дедушка Август! Где Зорко?!    - Ты чего всполошился?  Он сказал:  "Пойду под обрыв, искупаюсь, пока Лён спит. Он, - говорит, - сегодня что-то разоспался..."    Лён  бросился к  морю  -  через теплые камни развалин и  колючки,  на скалистую кромку, потом вн по крутым гибам тропинки.    Заваленный пористыми камнями  и  клочьями водорослей пляж  был  пуст. Лишь ходили две курочки тиви -  родственники т о г о петушка,  Зоркиного любимца.    И   опять  юный  гвардеец  Бельский  испытал  преступное  облегчение. Несмотря ни  на  что.  Но  для очистки совести еще раз метнулся по пляжу глазами.    И увидел Зорко.    Зорко, видать, накупался всласть и потом уснул в тени нависшей скалы. Этакий  маленький  туземец-островитянин.   Он   улегся  на   кучу  бурых водорослей,  ничуть  не  боясь  прозрачных водяных  блох,  которые густо прыгали по нему.  А  голову положил на выбеленную морем и  зноем корягу, которую принесло сюда штормом.    Зоркины волосы были почти того же цвета,  что коряга -  с алюминиевым отливом.  Они стали такими уже здесь, на Бастионе - видимо, тоже от соли и солнца.    Лежал Зорко на боку,  калачиком,  носом к скале,  к Лёну спиной.  Над ухом вздрагивал от струек воздуха завиток.    Лён смотрел на этот завиток. На висок.    Потом  глянул под  ноги.  Прямо у  пальцев его  -  просто как  чья-то зловещая услуга - лежал кусок ракушечника, похожий на каменный топор.    Лён будто под гипнозом, нагнулся и взял камень.    Опять посмотрел на Зоркин заросший висок.    "Если острым концом, то сразу..."    Он глянул вверх.  Нависшая скала высотой была метров семь. Все решат, что мальчик сорвался и ударился головой...  Но ждать,  когда его найдут, не надо.  Лучше уйти сразу. В тот же миг... Нет, не получится, одежда-то в  крепости.  Придется забежать за ней.  А по пути сказать старику,  что Зорко нигде нет - наверно, ушел в город.    Получится ли вот так спокойно соврать на ходу - после того, что с д е л а л?    Не все ли равно!  Если и заподозрят, никто его не найдет, не поймает. В Льчевске много мест,  где можно укрыться до вечера.  А потом -  к тем, кто ждет. К н а ш и м...    "Лён...  Месяц похож на малыша, который собрался купаться... Я помню, как меня мама купала..."    Не смей вспоминать! Нельзя!!    Он стиснул камень до онемения в суставах.    Это же один взмах. Поднять и...    Камень казался стопудовым.  А  завиток на виске замер,  словно почуял что-то...    Ну...    Зорко шевельнулся.  Повернулся на спину.  Сел. Глянул синими веселыми глазами, заулыбался.    - Ой Лён! А ты мне только что приснился!.. Лён, ты чего...        Жребий      Зоркина улыбка пропала.  Он что-то понял.  Посмотрел на камень.  И  - Лёну в глаза. И повторил:    - Лён, ты чего...    Лён выпустил обломок. Тот, падая, ссадил ему кожу на косточке. Лён не шевельнулся. Тяжело сказал:    - Я знаю, кто ты...    Зорко сел прямее. Глаз не отвел и бросил отчужденно:    - Ну и что? Я и не скрывал, что я за йоссов.    - Ты не просто за йоссов, ты сам йосс.    - Ну и что?    - Ты не просто йосс, ты их гонец. С делом особой важности.    - Ну и что?    С каждым "ну и что" Зорко ощетинивался все больше.  Глаза выбрасывали синие   иглы.   Коленки  и   локти  торчали  как   шипы.   Каждая  жилка напружинилась.    А Лён, наоборот, обмяк. И сказал с бессильной сумрачностью:    - Ты не должен был мне доверять. Потому что я тоже... Только с другой стороны...    "Господи, что я говорю! Это же нельзя!.."    Зорко тоже обмяк.  Приподнялся и опять сел. На корягу. Она качнулась, Зорко чуть не упал. Махнул руками, словно схватиться хотел за пустоту. И была в этом движении такая беспомощность...  Но страха в глазах не было. Он опять глянул прямо и спросил шепотом:    - Почему же не убил?    Лён постарался разозлиться. Чтобы за счет злости вернуть твердость.    - Я,  по-твоему,  кто?!  Наемный  бандит?  Солдаты не  могут  убивать спящих!    - Ох уж... не могут...    - Да!    - А ты, значит, солдат?    - А ты разве нет?    - Я... не знаю...    - Разве ты не давал клятву?    - Я? Да... да, я обещал. Конечно... Но я не хотел быть военным.    - Не важно,  кем ты хотел.  Важно, кто ты есть! - Лён снова попытался разозлить себя.    А Зорко смотрел вроде бы спокойно. И сказал без выражения:    - Ты же хотел ударить.    - Не важно, что я хотел. Важно, что не ударил...    - Это действительно важно,  - согласился Зорко. Грустно и с капелькой насмешки.  Да,  страха в нем не было.  И злости тоже.  Стало ясно: Зорко просто не верит, что Лён может сделать ему плохое.    Лён скрежетнул зубами.    - Ты дурак, да? Не понимаешь, что это всерьез?    - Нет,  я  понимаю...  -  Зорко опустил голову.  Большим пальцем ноги шевелил на песке полосатый каменный окатыш.    - Тогда слушай. Мы же не сможем переубедить друг друга! Перетянуть на свою сторону...    - Не-а... - Зорко еще ниже опустил голову.    - Тогда остается что...    - Что? - Зорко быстро глянул исподлобья.    - Когда встречаются солдаты двух армий,  они воюют.  Честно.  Лицом к лицу.    - Лён,  я  не могу с тобой воевать.  Ты сильнее...  Я даже убежать не могу,  я  вчера  пятку  наколол,  ступать  больно...  -  Зорко  виновато улыбнулся, словно речь шла об игре.    - Ты ничего не понимаешь! - с отчаянием сказал Лён.    - Нет,  я понимаю...  -  Зорко сел прямо.  И посмотрел прямо.  - Лён, выхода нет, да? Один должен умереть?    "Как он просто об этом!"    - Да... Зорко...    Это прежнее "Зорко" вырвалось неожиданно. Лён даже испугался. А Зорко вдруг заплакал. Не морщась, не опуская лица.    - А вот реветь - это уже зря, - грубо сказал Лён. - Ничего от слез не менится... Мне, между прочим, так же страшно, как тебе.    Зорко голой рукой вытер под носом.    - Я не потому, что страшно... Обидно. Все было так хорошо...    - Да.  А  теперь плохо,  -  согласился Лён с горьким злорадством.  Не хватало еще разреветься и ему.    Зорко встал.  Худой,  обгорелый на солнце,  решительный. К его ребрам прилипли сухие прядки водорослей.    - Что же нам делать, Лён?    - Я  возьму в  музее кремневые пистолеты.  Стащу у  старика пригоршню пороха. Вместо пуль загоним в стволы круглые гальки. Разметим дистанцию, как на дуэли...    Зорко грустно помотал головой.    - Лён,  я не умею стрелять настоящих... Ну, я сумею нажать, но все равно не попаду. И ты не попадешь... в меня...    - Это почему?!    - А почему не смог ударить камнем? - дерзко напомнил Зорко.    - Это... совсем другое дело. А сейчас будет по-честному.    - Ничего не будет. Я промахнусь, и ты промахнешься, - уверенно сказал Зорко.  Теперь он прищуренно смотрел мимо Лёна. Куда-то в море. - У тебя дрогнет рука... Да и порох у старика крепко заперт.    - Это правда...    Правда, что порох не добыть и... что дрогнет рука...    - Что же нам делать? - угрюмо сказал Лён.    - Я не знаю...    "А  может,  ничего не делать?  Взять Зорко за руку и  уйти в  дальние края? По лесным дорогам. Туда, где нет никакой войны... А где ее нет?.."    Лён толчком отодвинул прочь эту мысль - предательскую и трусливую. За которую его  наградили бы  презрением все,  в  том  числе и  этот умытый слезами Зорко...    Лён  вспомнил знамена  гвардейской школы,  вспомнил кортик  генерала. Вспомнил  торжественный  марш,   который  барабанщики  играют  в   честь героев...    - Я знаю. Мы бросим жребий. Кто вытянет короткий стебелек, прыгнет со скалы на камни. Понял?    Зорко вздрогнул в ответ. Взглянул наверх.    - Не с этой,  - сказал Лён. - Здесь не очень высоко. Вон оттуда. - Он затылком показал назад, где гибался в сторону моря желтый каменный рог высотой с пятиэтажный дом. Под ним было нагромождение ракушечных глыб. - Там уж наверняка... Я даю слово, что исполню жребий. А ты?    - Хорошо...    Зоркино "хорошо" прозвучало очень уж обыкновенно.  Может быть,  Зорко просто устал от всего этого.  Лён,  по крайней мере,  устал.  Даже спать хотелось.    Зорко обошел Лёна и, прихрамывая, двинулся к тропинке.    Они поднялись на  каменные зубцы.  Слева была крепость,  справа дамба через  пролив и  белый  праздничный город.  Слышен был  многоголосый шум рынка, звон колоколов, музыка.    А впереди было очень синее море.    Скала острым треугольником вдавалась в  эту синеву.  Туда,  на  самую оконечность, тоже вела тропинка.    Зорко глянул вопросительно.    Лён нагнулся, сорвал два сухих стебелька.    Грело  солнце,  трещали кузнечики и  горьковато пахло травой "Конская грива".    - Вот смотри: длинный и покороче. Кто будет держать?    - Держи ты, - еле слышно решил Зорко    - Ты мне доверяешь?    - Конечно, - слегка удивленно сказал Зорко.    - Тогда... вот. Тяни...    Зорко прислонил к плечу голову. Согнутым минцем почесал подбородок. Вздохнул и потянул...    - Короткий...    У  Лёна  колотилось сердце.  Он  съежил плечи и  отошел на  несколько шагов.  Оглянулся через плечо.  Зорко тоже смотрел через плечо. На него, на Лёна.    - Лён...    - Что?    -Там под правой пушкой, под лафетом... плошка с сухими кузнечиками. Я собрал для Тиви... Ты отдай ему...    - Ладно...    - Лён...    - Что?    - Ничего!  -  Зорко поддернул трусики и побежал к обрыву по тропинке, сильно работая локтями.  Там,  у края,  он вдруг остановился.  Почесался ухом о поднятое плечо и прыгнул вн.        Что сказала судьба      Это словно не он прыгнул,  а сам Лён.  Все в Лёне оборвалось, как при жутком падении во сне. И со всех сторон хлынул штормовой гул. Со свистом и режущим звоном.  Лён сел на корточки,  обхватил голову. А шум сменился пронзительной тишиной.  И  летел сквозь эту тишину откуда-то  дальней дали тонкий умоляющий крик:    - Лён!.. Помоги!... Лён!..    Лён метнулся к обрыву.    Зорко висел в  метре от  кромки,  цепляясь за выступающий камень (как бедняга успел развернуться в первый миг падения?).    Беспомощно болтал ногами, вивался. Лицо было запро-кинуто.    - Лён...    Лён  упал на  кромку грудью.  Отчаянно потянулся.  Вцепился в  тонкие Зоркины запястья (и  вдруг  вспомнил,  как  они  с  Зорко  вытягивали на памятник Динку).    - Держись... Цепляйся коленом...    Он вытянул Зорко.    Оба лежали,  уткнувшись лицами в жесткую траву.  Дышали со всхлипами. Наконец Зорко выговорил, не поднимая головы:    - Думаешь, я испугался?    Лён молчал. Потому что так и думал.    - Я...  просто я не успел сказать...  Я не хотел так сразу...  Лён, я знаешь что хотел?    - Что?    - Помнишь,  мы придумывали сказку про месяц? Я сочинил конец. Обидно, если никто не узнает. Я тебе сперва расскажу, а потом уж...    - Иди ты со своим месяцем...    - Лён... Я зажмурюсь, а ты меня толкни. Ладно?    - Дурак.    - И зачем мы только встретились?  - Это Зорко спросил с такой тоской, что Лён дернулся, как от ожога. И сел.    - Затем,  чтобы помешать друг другу! Мы воюем! Ты и я! И наши страны! Мы дали клятву!    - Я  понимаю...  -  Зорко тоже  сел.  -  Но  ведь мы  же  могли и  не встретиться.  Ну, подумай! Меня могли там оттолкнуть, и я не забрался бы на памятник.  Это же вот такой случайный случай!  - Он поднял к лицу два сжатых пальца, словно держал букашку.    - Это судьба, - тяжело сказал Лён.    - А  если она  ошиблась,  эта  судьба?  Тоже споткнулась,  как  я  на площади. Я же просто споткнулся, и тогда меня прижали к памятнику...    "А если и правда?.."    Это было послабление себе.  Своей совести.  И, наверно, даже отход от гвардейской клятвы. Но... вдруг судьба и правда споткну-лась?    - Ты понимаешь,  что говоришь? Если мы разойдемся, то каждый принесет противнику громадный вред! Я твоей стороне, ты моей!    - Понимаю...   Но,   может  быть,   твой  вред  обезвредит  мой...  И наооборот... Ведь так бы и было, если бы я там не запнулся!    - А как мы узнаем? - беспомощно спросил Лён.    - Что?    - Ну... что судьба споткнулась случайно?    - Пусть она и подскажет.    - Снова жребий, что ли?    - Конечно!..  Ну,  а если она скажет,  что нет,  тогда уж я прыгну... Правда.    - Никуда ты не прыгнешь!  Ты...  просто дашь слово,  что не пойдешь к своим.  И про меня не скажешь никому... Уйдешь куда-нибудь подальше, где не найдут...    - Ага! И всю жнь быть дезертиром! И эта штука будет сидеть в голове и напоминать! - Он хлопнул себя по лбу.    "Наверно, у него в памяти такая же схема, как у меня. Похожая. Тот же способ зашифровки..."    Лён встал.    - Пошли!    - Куда?    - Жребий должен быть  самый  точный,  не  травинки.  Чтобы  судьба не ошиблась снова.      Старик встретил их на площадке.    - Где это вы,  господа, гуляете? В голом виде и без завтрака... И где вы так исцарапались?    Лён торопливо сказал:    - Дедушка Август, у вас есть бумага и карандаш?    - Что за вопрос! Я все же доктор наук... - Старик вытащил брючного кармана блокнот для  записи поправок хронометра.  В  блокнот был  вложен плоский фломастер.    - Можно листик?  -  Лён схватил вырванный лист,  разорвал на два,  на четыре, на восемь квадратиков. - Дедушка Август, напишите на одном "нет, а на другом "да"!    - Зачем это?    - Мы играем,  - сказал Зорко. - У нас получился спор, и судьба должна решить: да или нет? А про что - пока тайна...    Он говорил так живо, будто и правда игра.    - Ну  играйте,  играйте...  Только  не  забудьте  к  обеду  начистить картошки... А теперь отойдите, не подглядывайте.    - Ладно!  -  почему-то обрадовался Зорко.  -  А вы скатайте бумажки в шарики. Лён, идем...    Они отошли на пять шагов, встали к старику спиной. А тот сказал через полминуты:    - Готово.    Два бумажных шарика лежали на стариковой ладони.    - Вот. Кто будет тянуть?    - Нет! Не мы... - Лён схватил шарики. - Тиви-тиви-тиви!..    Хохлатый Тиви тут же оказался рядом. Лен сел на корточки.    - Тиви, смотри, две бумажки! Какую клюнешь? Ну?    Тиви,  кажется,  ощутил важность момента.  Постоял с головкой на бок, подумал. Потом нерешительно взял в клюв катышок. И... побежал.    - Эй, стой! - Зорко бросился следом. - Отдай!    Тиви  прыгнул  на  парапет.   Дальше  случилось  непонятное:  петушок взлетел,  затрепыхался в воздухе, закрякал, будто его подстрелили. Снова прыгнул на площадку и побежал к дремлющему Румпелю,  словно искал у него защиты. Но тот не увидел никакого врага. Добродушно замахал хвостом.    - Что это с птицей? - удивился старик.    - Бумажку уронил! Теперь не найти! - чуть не заплакал Зорко.    - Разве это беда?  Разверни другую.  Если на ней "да", значит, на той было "нет". Или наоборот...    - Ой, правда! Лён... разверни...    - Стойте!  Вы  меня  не  дослушали!  -  Старик Август сжал бу-мажку в кулаке.  -  Имейте в виду!  Выигравшим считается тот билетик, который вы развернете.  А тот,  что потерял Тиви - проиграл. Что упало, то пропало. Такое у этого жребия правило, я его помню с детства.    Лён посмотрел на Зорко: "Согласен?" Тот зажмурился и кивнул.    Лён непослушными пальцами сжал бумажный комок.    Твердыми синими буквами судьба прнала свою ошибку: "Да".        Субмарина      День прошел как обычно.  Только молчаливее. Зорко сортировал раковины (зачем они ему?).  Потом вдруг бросил с обрыва большую раковину "Камин". Лён рассеянно играл с Тиви. Петушок подбирался и норовил клюнуть большую веснушку на запястье. Лён притворялся дремлющим, а потом подскакивал:    - Вот я тебя!    Тиви взъерошенно подлетал и удирал.    Но все это было без веселья, механически.    Забежала ненадолго Динка. Поглядела на Зорко, на Лёна.    - Вы поссорились, что-ли?    - Просто на солнце перегрелись, - буркнул Лён.    - А я Ермилку потеряла.  Вторые сутки его нет на прудах.  Невестно, где свищет, обормот такой...    Неужели   она   думает,   что   Лён   и   Зорко   вправду   верят   в мальчишку-невидимку?  А  может,  так заигралась,  что сама верит в  свою выдумку?    - Чтобы, когда приду снова, оба были веселые! Понятно?    - Так точно, ваше превосходительство, - вздохнул Лён. Завтра не будет здесь ни его, ни Зорко. Оба должны уйти вечером.      Лён ушел первым.  Рано еще было,  но не хватало уже сил тянуть время. Старику Лён ничего не сказал. А Зорко...    Тот сидел на парапете и смотрел в море. Лён выговорил ему в спину:    - Зорко, прощай.    У  Зорко  под  зеленым  широким  воротником шевельнулись лопатки.  Он спросил не оборачиваясь:    - Мы ведь больше не увидимся в жни, да?    - Да...    - Ну, прощай, - полушепотом сказал Зорко. Так и не огля-нулся.    Лён до темноты болтался по улицам, по Приморскому бульвару, где играл оркестр и трещали фейерверки.  Ближе к назначенному сроку пришел в район Старых причалов.  Старая Катерная пристань была в их ряду,  к ней сквозь чащу тамариска вела кривая лестница. Над ней желтый фонарь.    Когда-то  здесь швартовались каботажные парусные шхуны.  С  той  поры остались  на  берегу  врытые  вверх  жерлами  старинные пушки  -  вместо причальных тумб. Лён в сумраке отыскал глазами ту, которая нужна. И стал ждать.  Было пусто.  По берегам бухты громоздились ярусы огней,  в  воде плескались их отражения,  но здесь был кусочек иного мира. Пахло гнилыми сваями и просоленными старыми бочками.    Городские часы  разнесли над  водой  и  берегами двойной  получасовой сигнал.  Он  был  слышен во  всем  Льчевске.  И  сразу у  пушки возникла закутанная сгорбленная фигура. Или пристанской сторож, или...    Лён,  посвистывая,  пошел мимо этой фигуры -  от  лестницы к  настилу пристани.    И человек негромко окликнул его:    - Сублейтенант Бельский?    Лён замер. Спросил не оглянувшись:    - Разве я уже сублейтенант?    - Да, если вы Бельский Леонтий Альберт...    - По-моему, я еще не сделал того, за что обещано звание.    - Уверен,  что теперь уже ничто не помешает вам сделать это. Вы почти у цели. Прошу следовать за мной.    Закутанный человек нарочито сутулился,  но  голос  был  молодым.  Лён послушно двинулся за  проводником.  Прогнившие доски настила хлопнули по воде.  Проводник выпрямился,  откинул капюшон.  Лица все  равно не  было видно,  однако  блик  от  дальнего фонаря блеснул на  лаковом козырьке и золотом шнуре фуражки. Офицер.    - Виноват...  Честь  имею  представиться:  имперского флота лейтенант гвардейского экипажа Кронин.    Лён в ответ сдвинул сбитые каблуки и наклонил голову.    У  причала подрагивала на  мелкой  зыби  почти  неразличимая надувная лодка.    - Прошу садиться...    - Благодарю,  лейтенант...  -  Раз  оба офицеры,  можно не  добавлять "господин".    Лодка закачалась.  Лён взмахнул руками,  быстро сел.  Спросил,  чтобы загладить неуклюжесть:    - Долго будем идти? - Он помнил, что моряки не говорят "плыть".    - Сорок минут, сублейтенант. Возьмите плащ, на воде прохладно.    - Благодарю.    Что ни говорите,  а  приятная вещь -  офицерский этикет.  "Честь имею представиться...   Прошу  следовать..."  Да,   офицеры  -   соль  земли, аристократы  духа.   Это   всегда   внушали  юным   гвардейцам  школьные наставники.  И  были,  конечно,  правы.  Жаль,  что  в  этом благородном обществе Лёну оставалось быть недолго.    Или уже не жаль?    Жалей, не жалей - выхода нет.    Если не станут задерживать,  уйдет сразу,  как передаст запись.  Если сразу не получится -  тогда при первой возможности. Возвращаться в школу нет смысла. Рапорт он отправит по почте.    "Настоящим доношу,  что..." Нет,  не так,  надо по-офицерски:  "Честь имею  доложить,   господин  генерал,  что  больше  не  считаю  возможным находиться  в   составе  вверенной  Вам   гвардейской  школы.   Вынужден отказаться от звания сублейтенанта и чести носить обещанный Вами кортик. Смею обратиться с  единственной просьбой:  сообщите воспитанникам школы, что мое исключение было лишь инсценировкой,  вызванной условиями особого задания... Честь имею, господин генерал..."    "А имеешь ли ты честь?  Ты отпустил врага, который оказался у тебя на дороге..."    "Потому что я не убийца! Мы оба поступили честно, предоставили жребий судьбе..."    "Это потом. А сперва был другой жребий! Вот тогда-то в самом деле все было честно,  по-солдатски...  Если бы короткий стебелек выпал тебе,  ты прыгнул бы со скалы?"    "Я... наверно, да. Куда деваться-то..."    "А т о т струсил".    "Он маленький..."    "Он солдат".    "Он... не так уж и струсил. Он потом прыгнул бы, если бы мы не решили спросить судьбу".    "Чушь это!  Такая судьба - индейка... Вернее, глупая водяная курочка. Первый раз - там была настоящая судьба. Ты не должен был спасать Зорко".    "Сидеть и слушать, как он зовет?.. Значит, я убил бы его".    "А клятва? А воинский долг?"    "А Зорко... Я полюбил его, как брата. А старик говорил, что Бог - это любовь. И в древних книгах написано так же..."    "Ну и что?"    "Разве можно убивать Бога? Пускай даже -за воинского долга..."    "А империя? К н е й у тебя нет любви?"    Лён прислушался к себе. Есть любовь к Империи?.. Что такое вообще И м п  е  р  и я ?  Бронзовые драконы на знаменах?  Высокий,  в полный рост, портрет  Его  величества в  парадном  зале?  Книги  о  подвигах  славных полководцев?    Щемящий   душу    марш    офицерского   полка    "Черные кавалергарды"?.. Да, это он любил. По правде...    "Но я не знаю, что важнее? Любовь к империи или любовь к брату?"    "Тогда... ты не гвардеец".    "Вот поэтому я и ухожу школы. Сделаю, что должен - и уйду. Так мне и надо..."    Лодка  подпрыгивала  на   маленьких  гребешках,   тихо  урчал  мотор. Береговые  огни  бежали  назад  и  становились  все  реже.   По  берегам громоздились темные  склады и  цистерны,  мерцали на  рельсовых стрелках синие фонарики.  Лейтенант вел суденышко в  какую-то  глухую бухту.  Лён кутался в его плащ и думал, думал...    И вздрогнул -  резиновый нос уткнулся в плавучий бак.  Похоже, что воды торчала железная бочка с откинутой крышкой.    - Прошу, сублейтенант...    Оказалось - не бочка, а люк полупогруженной маленькой субмарины...    Внутри было уютно, только непривычно пахло чем-то вроде нитроклея.    Лейтенант и пожилой старшина в берете усадили Лёна в узкое кресло,  в закутке между огнутыми разноцветными трубами.  Дали  термос с  горячим какао. Хлопнула крышка, мелко задрожала переборка.    "Кажется,  погружаемся",  -  подумал Лён. И вдруг вспомнил сказку про месяц.  Как он,  этот месяц,  погружается в  океан и  плывет под водой к другому берегу, чтобы там опять выбраться в небо.    Плывет, как эта маленькая субмарина...    Интересно,  какого она цвета?  Может быть,  желтая,  как месяц?  Есть модная  песенка  про  желтую  субмарину.  У  Лёна  завертелась в  голове мелодия.    В  школе  такие  песенки  не  одобрялись,   начальство  считало,  что воспитанникам  полезнее  марши  и  торжественные  увертюры.  Но  все  же нынешняя музыка в  школу просачивалась.  Ведь не отберешь у  всех подряд транзисторы и плейеры...    Если  вспомнить  по  правде,   вовсе  не  было  в  гвардейской  школе стопроцентной уставной чинности. А было всякое: и анекдоты, от которых с непривычки полыхали  уши;  и  самовольные отлучки  старших  курсантов  к девицам;  и  тайное  приставание больших  воспитанников к  маленьким;  и ночные  пиршества в  спальнях,  когда  крепко спит  подвыпивший дежурный унтер...   Просто  все  это  забывалось,  когда  под  торжественный  бой барабанов выплывали на  правый фланг знамена.  Все  в  тот  миг казалось неважным, кроме одного: готовности к геройству...    Лёна качнуло - субмарина замедлила ход. Замерла. Затем - урчание воды в шлюзе, мигание плафона, толчок воздуха открывшегося люка...    - Прошу, сублейтенант... Оставьте плащ в кресле...    Бетонная камера,  ведущий вверх коридор.  Еще коридоры. Все светлее и шире. Ковровая дорожка... Овальная дверь...        Туннели      Зорко ушел крадучись. Когда солнце было у горонта.    До  товарной станции он добрался на автобусе.  На стрелках уже горели огни.    Знакомый путь - рельсы, вагонные колеса, камни, колючки...    Когда ему еще там,  в интернатском городке, объясняли эти сложности - как  добраться,  отыскать подвал,  дождаться,  когда  появится капсула с запиской - Зорко спросил с удивлением:    - А зачем все так... будто в шпионском кино? Прямо игра какая-то...    Лысый добродушный инструктор, который заведовал креслом и шлемом ЭГШ, с удовольствием согласился:    - Именно как в фильме. Именно как игра, ты отлично это подметил. Лишь такой способ не придет в голову противнику.  Если кто-то что-то заметит, решит:  мальчик просто играет.  Все  другие каналы связи -  под  угрозой перехвата...    - А когда вернусь, меня точно поселят в Гарвиче?    - Мальчик,  мы  же договорились!  Если не хочешь в  лицей или военную школу,  выберем тебе семью с приемными родителями. Они будут любить тебя как родного...    - И пусть будет брат или сестра. Лучше брат, старший...    - Как скажешь.    Хорошо,  когда есть старший брат.  Заступник.  Был  бы  он  здесь,  в интернатском городке, никто бы не дразнился, не приставал...    Но брата не было.  И жнь была несладкая. Он часто плакал, вспоминая родителей,  а плакс в интернате не любили...  Потом, правда, научился он притворяться...    Только на  школьных занятиях он  отводил душу:  на  уроках прикладной стереометрии  и   в  компьютерном  классе.   Изображения  фантастических пространств (Зорко  называл  их  "многоглубинные") послушно менялись и перестраивались даже  не  от  нажатия клавиш,  а  просто  по  мысленному приказу.    Конечно,   это  заметили.   Директорша  ахала:   "Какой  своеобразный ребенок!" А однажды...    Сперва сказали: надо съездить в поликлинику, проверить внутричерепное давление.  "Ты  ведь жаловался,  что плохо спишь..."  А  там этот лысый, веселый. Звали его просто и односложно: Майкл...    Зорко  все   понял  очень  быстро.   Да   он   готов  помочь  славной повстанческой армии йоссов.  Да  он  понимает,  что борьба за  свободу - великое дело. Борьба с теми гадами, -за которых погибли мама и папа...    - Не думайте,  что я такой уж плакса!  Если надо,  я выдержу!  Я могу пять секунд продержать ладонь над свечкой, на спор...    - Ты  храбрый  мальчик,  Зорито.  Недаром ты  сын  поэта  Зора  Данко Коржича, подарившего йоссам такую славную песню:      Мы веками решаем с врагами наш спор,    Ничего не дороже свободы и гор...      Зорко проглотил гордую слезинку.    - Но  ты должен запомнить,  Радослав Зор Коржич:  теперь ты не просто мальчик.  Ты повстанец. Ты выполняешь важнейшее задание... Ты готов дать клятву?    - Да,  господин Майкл!  -  Зорко показалось на  миг,  что  на  нем не казенные  интернатские  брюки  и   курточка,   а  шитая  серебром  форма легендарных горских волонтеров.    - Тогда подпиши эту бумагу...      В этот раз Зорко не боялся крыс.  Вернее,  просто не думал о них.  Он думал о городке Гарвиче, где однажды он был с мамой и папой. Городок был старинный.  Крутые арки  каменных мостов над  ущельями,  древние церкви, тяжелые  башни  и  зубцы  желтой  крепости,  черепичные острые  крыши... Ленивые кошки, спящие прямо на брусчатых мостовых. Сказка и покой...    Гарвич лежал  высоко в  горах.  Имперская пехота и  танки  никогда не доберутся туда.  На  горных дорогах -  заслоны йосских отрядов.  Йоссы - прирожденные лыжники и стрелки.  Об этом есть тысячелетние легенды.  Еще никто не мог завоевать йоссов...    А  бомбить Гарвич имперские самолеты не  посмеют -  в  городке мирные жители,  будет международный скандал.  Хотя... даже интернатский городок один раз обстреляли ракетами.  Потом говорили - по ошибке. Приняли, мол, за йосскую военную базу.  Зорко тогда держался молодцом,  а его обидчики верещали и отпихивали друг друга от тесной двери в убежище.    "Да не ври, не был ты молодцом. Тоже чуть не напустил в штаны..."    "Но все же не пищал и не лез вперед..."    А Гарвич,  может, и не тронут. По крайней мере хотелось так думать. И казалось Зорко,  что  там притихнет его тоска.  Особенно,  если найдутся добрые люди  и  возьмут в  свой  дом...  Особенно,  если  будет  брат... Особенно, если такой, как Лён...    Не надо про Лёна. Сразу слезы к горлу...    Но вес же хорошо, что они расстались не врагами.    Но и не друзьями.    И главное - расстались. Навсегда...    Зорко всхлипнул и  полоснул во  воде  снятыми сандалиями -  скользкая гадина  коснулась  ноги.   В  свете  фонарика  блестящее  крысиное  тело метнулось зигзагом. Все равно не страшно...    Вот и труба с вентилем. Было написано, что здесь надо ждать...    - А  вы  слегка  задержались,  Радослав  Зор  Коржич.  Мы  уже  стали тревожиться. Ну, ничего...    При первом слове Зорко вскрикнул от неожиданности.  Человек - в сером камуфляже и почему-то в такой же пятнистой маске - выступил темноты.    - Не бойтесь. Маска - это дань инструкции. Пошли...    Зорко вышел   воды на  гранитные ступени.  Дальше была узкая дверь, полутемный коридор.  Он  уходил во  мрак.  На  полу -  узкие рельсы.  На рельсах - круглый вагончик со светящимися окошками. Откинулась огнутая дверца.    - Садитесь, Зор...    И помчались. По каким-то туннелям. Возможно, по катакомбам, вырытым в толще Полуострова еще в древности.    Затем - остановка. Вышли вагончика и снова двинулись по коридорам. И наконец - серая комната, офицеры, кресло, шлем...    Очень хотелось спать.        Конец пути      В нкой комнате был очень свежий воздух.  Пахло даже луговой травой. Но  окон не  было -  стены затянуты серой замшей от пола до потолка.  На одной стене - громадная карта Империи и пограничных областей.    На фоне карты стоял обширный письменный стол. За столом сидел человек в пятнистом комбинезоне, с полевыми генеральскими погонами без звезд.    Когда Лён и лейтенант вошли, генерал стал подниматься -за стола. Он был  очень высок и  поднимался медленно,  словно распрямлялась громадная складная линейка.    Прическа у генерала была гладкая,  с пробором, как у старика Августа. Но  лицо -  непохожее.  Длинное,  с  мясистым носом и  чуть оттопыренной губой.    Лейтенант тихо вышел.    Генерал  выбрался  -за  стола  и   по-журавлиному  прошел  к  Лёну. Заговорил неожиданно высоким голосом:    - Сублейтенант Бельский?  Душевно рад... - Он протянул длинную, очень узкую ладонь.    Лён   встал  навытяжку,   наклонил  голову  и   протянул  свою  руку. Генеральская ладонь была теплая и мягкая,  как...  наверно,  как коровий язык. И такая же влажная.    Кажется, этикет требовал что-то сказать.    - Господин генерал, прошу простить, что представляюсь в таком виде.    - Пустяки,  друг мой. Вы были вынуждены... Первое, что требовалось бы вам,  это ванна,  форма и  ужин.  Однако,  обстоятельства...  Сначала мы вынуждены были оттягивать это дело, а теперь время не терпит. Вы в силах предоставить информацию немедленно?    - Да, господин генерал.    - Чудесно... Штабс-капитан!    Угол комнаты был отгорожен ширмой,  похожей на медицинскую. Из-за нее вышел невысокий пухлый офицер -  с носом пуговкой,  круглыми щечками,  в мундире со складками на животе. Мундир был невестной принадлежности, с пуговицами, обтянутыми тканью.    - Слушаю, господин генерал...    - Ну, чего там слушать. Видите, сублейтенант готов...    - Я тоже...  - Штабс-капитан одним движением собрал ширму в гармошку. За ней оказалось кресло со шлемом.  В точности такое, как т а м. И тумба с телемонитором. Экран был чуть ли не метровый.    - Прошу...  -  В жесте штабс-капитана было что-то парикмахерское. Лён внутренне поморщился. Но подошел и сел без возражений.    Шлем охватил голову мягкой прохладой (тоже знакомо). Голова сразу как бы разрослась в громадный пустой шар. В этой пустоте зажужжали невидимые щекочущие мухи.  И...  стали видимыми. Не глазами, а внутренним зрением. Превратились в желтые шарики, между которыми выросли разноцветные линии. Эти линии выстроились в знакомую пирамиду,  похожую на конструкцию очень сложной  молекулы...   Шарики  один  за  другим  срывались  и   гасли  в пространстве.  Так  запись  уходила в  память приемного устройства.  Лён бездумно сидел  с  открытыми глазами.  И  краем  глаза видел экран,  где разрастался сложный рисунок, похожий на гребень с зубцами разной длины - напротив другого гребня, который был неподвижен.    Потом гребни соединились - зубцы одного между зубцами другого. Хитрая мозаика   заняла   весь   экран   и   засветилась   какими-то   особыми, торжествующими красками.  А  в  голове  у  Лёна  погас  последний шарик. Исчезли все линии.    Лён чувствовал великое облегчение.  И такую бодрость, будто надышался свежим воздухом после грозы. Пропала всякая усталость - до капли.    - Ну-с? - нетерпеливо сказал генерал щтабс-капитану.    Штабс-капитан снял с Лёна шлем и отозвался неторопливо:    - Вы же сами видите, господин генерал. Полное совпадение. То, чего мы ждали, можно сказать, с замиранием души...    - Вы уверены?    - Так точно,  господин генерал.  Сто процентов.  Ну, или, может быть, девяносто девять и девять...  Вот тут, на нижнем зубце. крошечный зазор. Скорее всего, просто дефект лучевой трубки, на практике это не играет ни малейшей роли. Я думаю...    В мягком тоне генерала проступило ребристое железо:    - Привилегию думать я на сей раз оставлю себе,  штабс-капитан. Вам же следует немедленно доставить сюда... того, второго. Для перепроверки.    - Слушаю, господин генерал. Только он, наверно. уже спит...    - Что?!    - Виноват, господин генерал!    Штабс-капитан   мягким   прыжком   достиг   стены-карты.   В   карте, расчерченной на квадраты, открылась дверь. Штабс-капитан улнул в нее с проворством, похвальным для его полноты.    Генерал сказал слегка ворчливо:    - Пересядьте в другое кресло,  голубчик.  Минутная задержка. Хочется, чтобы без малейшей задоринки...    - Слушаю, господин генерал.    Лён пересел в кресло у входной двери.  Оно было глубокое, податливое. Лён откинулся и  глазами отыскал на карте Полуостров.  Даже далека был виден   неправильный  многоугольник  Льчевска,   расчлененный  глубокими бухтами.  Где-то там,  у  кромки открытого моря -  островок и  крепость. Может быть, сейчас в крепости Динка...    Дверь  в  карте  открылась  опять,  штабс-капитан  шагнул    нее  и оглянулся приглашающе:    - Заходи, мое сокровище, не стесняйся...    И в комнате возник... Зорко!        Тайны Генерального штаба      Зорко округлил рот.    Лёна выбросило кресла, будто катапультой.    - Зорко!    - Лён!    И оба - во все глаза на генерала. С умленным вопросом.    - О черт!  -  генерал вцепился в длинный подбородок. - Штабс-капитан! Какой осел догадался свести их вместе?    - Вы,  господин генерал,  - учтиво напомнил штабс-капитан. Видимо, он знал себе цену.    - Черт, черт и черт!..    - А собственно, что проошло? - осведомился штабс-капитан.    - Теперь придется давать объяснения...    - Им? Ну и дайте, - усмехнулся штабс-капитан. - Не все ли равно?    - А...  да,  вы правы... Вот что, друзья мои! - Генерал стоял посреди комнаты.  По очереди смотрел на обалдевших Зорко и Лёна.  -  Значит так, господа...  Я  понимаю ваше недоумение.  Вы  полагали,  что идете в  два разных штаба. Выполняете задание в пользу разных воюющих сторон...    - Конечно! - звонко сказал Зорко.    - Это естественно.  И даже в какой-то степени правильно... Однако шли вы в один Генеральный штаб...  Подождите с вопросами, я объясню! - Голос генерала  окреп.  Возможно,  ему  не  впервые  приходилось давать  такие объяснения.    Штабс-капитан неопределенно улыбался и смотрел на кресло со шлемом.    Генерал продолжал:    - С тех пор,  как существует человечество, господа, существуют войны. Можно  сказать,  что  они  -  такое  же  проявление стихийных  сил,  как наводнения,  землетрясения,  тайфуны.  Они были и  будут всегда.  Но,  в отличие  от  природных  явлений,   войнами  можно  управлять.  Можно  их регулировать и... даже заставить работать на пользу человечеству...    Речь  генерала звучала  уже  с  привычной лекционной интонацией.  Лён вдруг вспомнил полковника Дана с его приплюснутой головой. И показалось, что они похожи:  что голова генерала так же  приплюснута,  хотя на самом деле она была как огурец.    - ...Именно эту функцию выполняет наш ОГШ -  Объединенный Генеральный штаб.  Он  регулирует  взаимодействие противостоящих армий  с  целью  их адекватного... ну, выражаясь проще, чтобы все было в нужных рамках.    - В  каких это рамках?  -  тихо спросил Лён.  Он смотрел на Зорко.  А Зорко на него.    - В рамках...  в таких. Войны - это процесс, необходимый для планеты. Как  кровообращение для живого существа.  С  их  помощью можно развивать промышленность,  повышать благосостояние тех или других стран, сокращать лишнее население...    Штабс-капитан кашлянул.    Стало тихо.    У Лёна в ушах нарастал комариный писк.    Зорко  вдруг  опустил  глаза.  Он  стоял,  неловко сдвинув колени.  И сандалии -  носками внутрь.  Одной рукой мял  кромку коротеньких штанов, другой   дергал   зеленый  матросский  галстучек.   Этакий   насупленный четвероклассник в кабинете у директора школы.    Лён сказал сквозь звон:    - Господин генерал, разрешите вопрос...    - Разумеется, сублейтенант.    "Господин генерал,  -  хотел сказать он,  -  значит,  когда имперские войска,  положив тысячи солдат,  берут  йосский город и  вдруг оставляют его...  или  когда  окруженные повстанцы получают по  воздуху невестно откуда новейшее оружие, или когда они уходят окружения невредимыми... Или когда начинаются переговоры, а там бомба... это все ваших рук дело?    Он сказал короче, по-военному:    - Господин  генерал.  Следовательно,  затяжной и  переменный характер боевых действий - результат планов ОГШ?    - В основном и целом это так. Бывают просчеты, но...    - Господин генерал,  можно  я  тоже  спрошу?  -  вдруг звонко перебил генеральскую речь Зорко, не знавший военного этикета.    - Да, мой мальчик...    - А  вот  если  едет  автобус,   а  по  нему  стреляют    кустов... гранатами... Это, значит, все равно, да?    - Что все равно?    - Неважно, кто стрелял, да? Все равно по вашему приказу?    - Ну,  друг  мой...  мелкие боевые эподы не  входят в  сферу  наших задач. Мы занимаемся стратегией. А там уж - на войне как на войне.    - Но война-то -  она ваша? Вы ее главные командиры? - Зорко спрашивал непонятным тоном. Будто даже восхищался.    - В общем и целом... - согласился генерал    Зорко опустил руки. Мельком глянул на Лёна. Вытянул губы дудочкой.    - У-у...    Генерал с терпеливым непониманием смотрел на растрепанного мальчика в парусиновой школьной одежонке.    - Что значит твое "у-у"?    - Я думаю, господин генерал.    - О чем же, дитя мое?    Мальчик сказал громко, чисто и честно:    - Я думаю: у-у, какие же вы сволочи.    У генерала дернулся кадык. Но он сдержал себя. Помолчал и кивнул:    - Что же,  каждый имеет право на свое мнение. И на такое в том числе. Беда твоя только, что оно несовместимо с... Ну, ладно. Штабс-капитан, мы обойдемся без  дополнительной проверки.  А  этого молодого человека -  в камеру.    Штабс-капитан шагнул,  мягко  взял  Зорко  за  плечо.  Тот  рванулся, отчаянно глянул на  Лёна.  Лён качнулся к  нему.  Но штабс-капитан своим телом,  как  поршнем,  вдвинул мальчишку в  дверь.  И  сам исчез.  Дверь закрылась быстро и бесшумно. Будто и не было двери. Карта - вот и все...    - Жаль,  -  сказал генерал.  -  Это  был хороший мальчик.  Но  вы-то, сублейтенант...    - Что?    - Надеюсь,  вы  не  разделяете  детского  негодования этого...  юного экстремиста?    Сказать, что разделяет, было бы слишком просто.    А комариный писк в ушах опять нарастал.    - Господин генерал, что с ним сделают?    - Ну-у...  вы же не ребенок.  Вы офицер. И должны понимать, что мы не можем допустить утечки информации.    " Понимаю", - сказал себе Лён.    - Бывают  обстоятельства,  когда  не  обойтись  без  жертв...  Взять, например,  ваше путешествие сюда.  Эта акция стоила жни капралу Кроху, расстрелянному  по  сфабрикованному  обвинению,  и  мальчишке-садовнику, который повесился после шомполов...    Качнуло слегка. "Лён, держись..."    - Господин генерал.  А можно узнать, в чем суть информации, которую я доставил в Генеральный штаб?    - Что?..  А!  В  общем и  целом можно.  Она связана с наблюдением над озоновыми   дырами.   Нарушения  озонового  слоя   в   атмосфере  имеют, оказывается,  свои закономерности... Наблюдения проводились с двух точек секретными  полевыми   обсерваториями  с   помощью   новейших  приборов. Результаты наблюдений вы и  доставили.  Выводы сформулированы и сверены. Они  позволят возникать эти дыры искусственно -  над любым городом,  над любым  скоплением войск.  А  без  озонового слоя  -  солнце  бесшумное и беспощадное оружие...    "Позволят возникать эти дыры..." -  не мог не хихикнуть про себя Лён. - Генерал! Небось, академию кончал..."    - Я понял, господин генерал. И про эти дыры, и про остальное.    - Весьма рад.  Я так откровенен с вами,  потому что вас рекомендовали именно  сюда,  в  штат  ОГШ.  Как  подающего блестящие надежды  молодого гвардейца...    - Благодарю, господин генерал.    - Но,  по правде говоря,  меня смущает одно обстоятельство. Откуда вы знаете... второго гонца?    - Совершенная   случайность,   господин   генерал.   Просто   однажды споткнулась судьба...    - Вот как?    - Да, господин генерал.    А  теперь помолчать бы  хоть четверть минуты.  Собрать силы.  Напрячь каждую клетку... Пирамиду без помощи шлема уже не восстановить в памяти, но  поле,  где она жила столько времени,  еще не угасло.  То напряженное поле,  в  котором жужжали электрические мухи,  -  у  него ведь с памятью компьютера резонанс...  Вот  дрогнула,  шевельнулась на  экране зубчатая мозаика.  Много ли  надо такой тончайшей схеме...  Представь,  Лен,  что пространство затвердело, сжалось, как сошедшиеся айсберги, крушит каркас пирамиды... там, в невидимых микросхемах приемника... Ну, еще...    Стала мокрой спина,  затошнило...  Это  ничего...  Лён вдавил ногти в ладони, задержал дыхание... Мозаика на экране дрогнула сильнее.    Нет,  она  не  исчезла.  Она  только сдвинулась,  между разноцветными зубцами возникли черные щели. Краски потускнели. Теперь это была м е р т в а я картина.  Возникло ощущение,  что выключи монитор,  а потом включи опять - и экран окажется пуст...    ...   -  А-а-а!  -  Это    открывшейся  двери  кинулся  к  монитору щтабс-капитан. - Господин генерал, он же стер запись!    - Что?!   Как?!   -   Генерал   начал   сутулиться  и   бледнеть.   - Штабс-капитан... Немедленно... вытрясти этого щенка все снова!    Штабс-капитан стремительно успокоился.  В  голосе его Лёну почудилось даже тайное злорадство:    - Невозможно, господин генерал. В н е м теперь этого тоже нет.    - Мер-рзавцы!.. Спустить шкуру!    Штабс-капитан сказал слегка развязно:    - Какой смысл,  господин генерал?  Лишняя возня...  Вы не должны были откровенничать с мальчишкой.    - Ма-алчать!    - Виноват,   господин  генерал...   Прикажете  связаться  с  полевыми станциями?    - Они разбомблены, идиот! Это был единственный шанс, болван!    - Виноват, господин генерал...    Лён за всем этим наблюдал с усталой безмятежностью. С пониманием, что последнее в жни дело он сделал как надо.  Голова все еще кружилась. Но Лён все же доставил себе удовольствие:    - Ведите себя,  как подобает высшему офицеру, мой генерал. Надо уметь достойно принимать поражение.    - Убью, - тихо сказал генерал.    Лён пожал плечами.    - Это само собой. Только без зверства, ладно? Я все же офицер...    - Сволочь ты, а не офицер, - горестно сообщил генерал.    - Каждый имеет право на свое мнение,  - обрадованно вспомнил Лён. - В том числе и  на  такое.  Но  Зорко успел раньше...  -  И  вдруг отчаянно затосковал про  маленькому Зорито.  Хоть  бы  секунду посмотреть еще  на него! Последний раз.    - Убрать, - с чувством зубной боли велел генерал.    Штабс-капитан кивком указал Лёну на дверь.    Лён пошел.  На генерала не взглянул.  Ничего уже не хотелось.  Скорее бы...    Они  оказались в  узком  сером  коридоре Штабс-капитан пропустил Лёна вперед и официально пронес:    - Руки назад.    - Идите в  задницу,  штабс-капитан,  -  устало сказал Лён.  И на ходу сунул  руки  в  карманы.   Дальше  шли  молча.   Коридор  петлял  и  был бесконечным.  Слева светились лампочки.  Справа,  на бетонной стене, Лён видел свою нескладную длинноногую тень.  У тени была взъерошенная голова и тонкая шея...    - А ты мне нравишься, - вдруг прнался штабс-капитан.    - Неужели?    - Нет, правда. Жаль, что ничего не могу для тебя сделать.    Надежда тряхнула Лёна как озноб.    - Можете!    - Отпустить,   что  ли?  Увы...  У  меня  невеста,  зачем  ей  жених, продырявленный как терка.    - Я не про то!  Я... Можно мне к Зорко? Ну, к тому мальчику! Чтобы мы вместе! Штабс-капитан! Ну, вы же все-таки человек!..    - Да это пожалуйста!  Туда и шагаем...  У нас для т а к о г о д е л а одно помещение на всех.        Камера      Дверь бесшумно откатилась на роликах. Лён шагнул через высокий порог. Зорко на корточках сидел в углу.  Поднял голову. Округлил рот. Бросился, прижался лицом  к  плечу.  Лён  ладонью накрыл спутанную паклю  Зоркиных волос.    - Ну ладно... не реви.    - Я... не реву...    Лён  поверх  Зоркиной  головы  оглядел  камеру.  Она  была  железная. Клепаный пол.  Стены и  потолок -  плит,  похожих на дольки шоколада, только громадные.  Ярко светил плафон,  похожий на иллюминатор с матовым стеклом. Было пусто, лишь в углу - голая двухъярусная койка.    Зорко всхлипывал.    - Я сказал - не реви.    Зорко  потерся  лицом  о  безрукавку  Лёна  -   вытер  глаза  и  нос. Отодвинулся.  Еще  раз  вытер  лицо  -  рукавом  с  полосатым  манжетом. Улыбнулся:    - Лён, вдвоем все-таки лучше, верно?    - Да...    - Лён, а этот длинный... он не сказал, про что было наше задание?    - Насчет искусственных озоновых дыр. Чтобы сжигать людей в намеченных районах...    - Вот гадство-то, - тихо выговорил Зорко. - Выходит, мы виноваты...    - Зорито, я стер запись. Успел... Начисто.    - Правда?!  Ура! - Зорко возликовал, будто не в стальной камере, а на детской площадке.  Но  тцт же осунулся.  Отошел,  опустив руки.  Грязная белая  голландка  была  выпущена  поверх  штанов  -  казалось,  Зорко  в платьице.  Или  в  куцей  ночной рубашонке.  На  ногах  черные разводы - наверно, в подвальной воде была нефть.    - Теперь-то нас точно в живых не оставят, - вполголоса сказал Зорко.    Лён не нашел, что возразить.    Зорко медленно пошел к койке.  Сел там,  привалившись к спинке - одна нога  спущена,  другая коленкой подтянута к  подбородку.  Он  был  похож теперь на мальчика с флага города Льчевска.  Только не было трубы, чтобы звонким сигналом позвать на помощь.    Да и труби - не труби, никто не придет.    Никто не спасет.    Лён сел у другой спинки. Задребезжала голая кроватная сетка. Он снова обвел  глазами камеру.  Кругом  только плоское железо.  Непонятно,  чего боялся штабс-капитан, когда перед дверью спросил, есть ли у Лёна спички, и охлопал его карманы.    - Боитесь поджога? - хмыкнул Лён.    - Просто  выполняю  инструкцию.  Рядом  склады  боеприпасов.  Мины  и детонаторы...    Сейчас Лён сказал Зорко:    - Дураки они тут все.    - Почему? - Зорко живо придвинулся.    - Так...    - А по-моему, не дураки! - строптиво отозвался Зорко. - Они хитро все это придумали.    - Что?    - Ну, штаб этот...    - Только непонятно - зачем?    - Непонятно?  - удивился Зорко. - Наоборот! Теперь все ясно! Они же - генералы! Все! И эти, и тот, который Майкл! Только он притворялся!    Лён не понял, кто такой Майкл. Не все ли равно!    - Ну и что? - сказал он.    - А то,  что им так удобнее! Войны по плану, по заказу! Чтобы каждому хватило побед и  наград...  Генералы же  не  могут без войны!  А  их вон сколько развелось! Прямо как в театре!    - В каком?    - Ну, помнишь, на площади, где мы повстречались? Три генерала на двух солдат...    - А-а... - Лён вспомнил. Только казалось, что было это давным-давно.    А Зорко, увлекшись, развил свою догадку:    - Лён, ты подумай: что за генерал, если он не воевал ни разу? На него же будут смотреть,  как...  ну,  как на водолаза, который нырял только в ванне...    - Или как на  пожарного,  который тушил только окурки,  -  согласился Лён.    - Или  как  на  летчика,  который летал только с  кровати на  пол,  - хихикнул Зорко.    - Или как на музыканта, который играл только на плейере...    Так они минуты две упражнялись в остроумии, оживляясь все больше.    - Или...  -  пошел Зорко в  очередной заход.  И мигнул.  И сказал уже другим голосом: - Как ты думаешь, скоро нас убьют?    "Не говори глупости!" - хотел прикрикнуть Лён. И подавился мгновенным страхом. Впервые за все время стало так страшно.    Но если Зорко страшно т а к ж е, тогда... как он это терпит, малыш?    И Лён сжал в себе подкатившую к горлу жуть. Закашлялся.    А Зорко прошептал сокрушенно:    - Глупый я... Нельзя было выдавать себя. Если бы не обругал генерала, может, нас сюда и не посадили бы...    Чего теперь было каяться: если бы да бы... Лён усмехнулся:    - Потому что ты  не умеешь хитрить...  Ты и  Динке тогда так неуклюже соврал.  Будто украл свою одежду на пляже... Ты на такое не способен. Не крал ведь?    - Не-а... Мне ее дали, когда послали в Льчевск.    - Никакой ты не лисенок, не проныра... И правильно, что твое "Зорито" с одним "р"...    - Какая разница...    - Разница. Это слово означает не "лисий детеныш", и "дикий голубь".    - Правда?    - Правда. Я читал по-испански сказку про голубей...    - Ну и ладно... - вздохнул Зорко.    - Я тоже думаю,  что "ну и ладно".  Это не хуже,  чем лисенок. Может, даже лучше...    Зорко обнял себя за плечи и прошептал:    - Теперь-то не все ли равно? Теперь уж... наверно, не долго...    - Перестань.   Может,   еще  выкрутимся...   Давай  лучше  вспоминать что-нибудь хорошее.    - Что?    - Ну,  крепость,  старика Августа...  Динку... Ведь славные были дни, верно?    - Славные, - через силу улыбнулся Зорко.    - Если  вырвемся,   обязательно  вернемся  туда.  И  будем  жить  там всегда... И пойдем учиться в ту школу, где Динка...    - И она будет проверять наши уроки. И ругать за двойки...    - А в случае чего -  как Ермилку...  -  напомнил Лён. И тоже заставил себя улыбнуться.    - Ага...  -  Зорко опять стремительно потускнел.  - Лён, только мы не вырвемся...    - Ну, Зорко... может, повезет.    - Не-а... Лён, они все равно убили бы нас обоих. Даже если бы мы себя не выдали. Им не нужны свидетели. Теперь-то я понимаю... А ты?    А он... он тоже понимал. Но прнать это так сразу... Задавить в себе последнюю надежду?    Возразить Лён  не  успел.  Сладковатый,  странно знакомый запах тонко просочился в дыхание.  Лён испуганно вытолкнул воздух легких.  Зорко, наоборот, задышал сильнее. Испуганно.    - Лён, что это?    - Газ, - угрюмо сказал Лён.        О пользе собирания раковин      Запах пока  был  не  очень сильный.  Но  неумолимый.  Сочился газ  маленьких круглых дыр у самого пола.    "Гады.  Лучше бы застрелили",  - подумал Лён. И еще подумал, что жить осталось несколько минут.  И  эта  жнь сузилась до  размеров железного куба. Весь мир сжался в этом кубе. И в мире остался только Зорко.    Лён придвинул Зорко к себе. Шепнул:    - Может, они передумают. Попугают и отключат газ...    - Не надо,  Лён,  -  шепотом сказал Зорко. И обмяк. Щекой лег Лёну на плечо. Его волосы защекотали Лёну ухо. Но он не пошевелился.    Тем же шепотом Зорко спросил:    - А Дорога, на которой все встречаются... Может, она есть по правде?    "Скоро узнаем",  -  чуть не  брякнул Лён.  И  обмер от  прихлынувшего жуткого понимания:  ведь и в самом деле -  скоро узнаем! Почти сейчас... Ужас  опять  бесшумно взорвался в  нем.  И  Лён  вновь скрутил его  -  с последней отчаянной силой.    - Конечно, она есть, Зорито...    - Нет, ты меня не утешай. Скажи честно: ты правда так думаешь?    Лён не стал хитрить второй раз:    - Никто не знает точно...  Но я  думаю,  что правда.  Это ведь от нас зависит...    - Почему?    - Если очень сильно верить, то, наверно, так и будет...    - Хорошо бы... Интересно, какая она?    - Может быть, у каждого своя. Кто какую представляет.    - Я...  знаешь,  какую представляю?  Всю в  траве.  У нас недалеко от дома,  за  оврагом была такая.  Раньше там  ездили машины,  а  потом она заросла.  По ней идешь, идешь, а в колеях колокольчики. Высокие такие... Только там кое-где крапива. Но можно ведь обойти...    - А  обходить-то нельзя.  Не полагается,  -  строго сказал Лён.  -  С дороги не сходят...    - Ладно,  можно потерпеть,  это  не  главное...  И  все же  там будет обидно. Идешь, идешь, а все равно обидно...    - Почему?    - Ну,  никто же не знает,  к  а к о й здесь штаб,  -  с тихой горечью выговорил Зорко. - Мы... уйдем, а они будут все это продолжать. Вот если бы  мы могли кому-нибудь сказать!  Хоть словечко...  А  то ведь никто не понимает...  Думают,  что сражаются за справедливость,  а на самом деле, как пешки...    "Так уж никто и  не понимает!.."  -  мелькнуло у  Лёна.  Зорко словно услышал его:    - А те,  кто догадываются,  считают, что так и надо... - И всхлипнул. То  ли  от обиды,  то ли от страха.  Лён придвинул его к  себе покрепче. Зорко  благодарно притих.  И  вдруг закашлялся.  Наверно,  невидимый газ взметнулся языком и попал ему в горло.    - Зорко, давай наверх! Там газа еще нет, он тяжелый!    Они забрались на  верхний этаж койки.  Зорко сел там на корточки,  но опять закашлялся и  быстро встал.  Головой ударился о  железный потолок. Взялся за темя, присел снова. Кашлял и глотал слезы.    Лён опустился на корточки рядом с Зорко.    - Сильно ударился?    Зорко вдруг улыбнулся, блестя слезинками:    - Искры глаз...    - Если бы хоть одна искра! - рванулась Лёна безнадежная мысль.    - Зачем?    - Мы сейчас были бы уже на дороге! А от штаба - один дым!    - Почему?! - Зорко убрал руки с темени.    - Это же какой газ!  Тот самый,  что в кухонных плитах!  Слышал,  как летят на воздух дома,  когда кто-нибудь забудет закрыть на плите кран, а потом чиркнет?..  А как разнесло два поезда в Тальской долине, когда там скопился газ лопнувшей магистрали!    Зорко дышал часто, но уже без слез.    - Лён...  Если  эта  камера взлетит,  разве штаб  пострадает?  Мы  же глубоко...    - Тут везде склады боеприпасов.  Ты знаешь,  что такое детонация?  Ты думаешь, они зря обыскивали, нет ли спичек?.. Тебя обыскали?    - Да...  и  отобрали.  У меня был коробок.  С той поры,  когда мы под крепостью лазали с фонарем...    Зорко вдруг затвердел,  отодвинулся.  И Лён испугался, хотя, казалось бы,  чего пугаться т  е  п  е  р ь ?  А!  Он испугался,  что Зорко в эти последние минуты вдруг обиделся на него. Почему?    - Зорко!    - Лён...    - Что?    - Лён...  - Зорко завозился, вернулся, сунул руку в тесный кармашек на бедре,  выдернул него вместе с подкладкой сжатый кулак. - Лён, они не все отобрали... Вот!    На распахнувшейся Зоркиной ладони лежала надломленная спичка.    - Я ей выковыривал остатки моллюска ракушки. Потом сунул в карман. Она  запряталась в  шов...  Видишь,  все-таки  полезное дело -  собирать раковины...    - Зорко... но коробка-то нет.    - Смотри, какая головка! Зеленая! Такие можно чиркать хоть обо что! О подошву!.. - И вдруг Зорко толчком снова прижался к Лёну.    Потому  что  теперь  э  т  о  приблилось вплотную.  Смерть  уже  не подкрадывалась сладковато-едким  запахом,  а  обещала стать  пламенной и гремящей.    - Зато сразу, - сказал Лён. - Не надо кашлять и задыхаться.    - Ага...  И главное, что не зря. До сих пор было все зря, а теперь... не будет этого гадючьего гнезда, не будет и войны. Да?    - Да, - сказал Лён. - Ты не бойся. Ты теперь ничего не бойся.    - Ладно... А ты, значит, думаешь, что дорога есть?    - Да. Я правда так думаю.    - И мы ведь пойдем вместе?    - Конечно.    - Лён, ты возьми спичку. Чиркни сам...    Лён  взял.  А  запах газа в  этот миг стал сильнее.  Гораздо сильнее. Словно напоминал,  что  пора.  Лён  зажал дыхание.  Зорко же  закашлялся снова. И встал, насколько позволял потолок. Чтобы голова опять оказалась выше ядовитого уровня.    Лён тоже встал. Уперся макушкой в гладкое железо.    Зорко торопливо попросил:    - Давай,  поживем еще две минуты.  Пока совсем не сгустится. Чтобы уж наверняка.    - Давай...    Они стояли полусогнувшись, и Зорко вновь прижимался к Лёну - плечом к локтю.  Лён  левой  рукой обнял его,  а  в  пальцах правой зажал спичку. Только согнуть ногу - и головкой о стертый каблук...    - Лён, подожди! Еще не сейчас! Не совсем сейчас... - Зорко задышал со всхлипами.  -  Я  не очень боюсь,  только...  только я  хочу рассказать. Успеть...  Помнишь,  я  говорил про конец сказки о  месяце?  Я расскажу, ладно? А то вдруг там... вдруг будет не до того...    "Или совсем ничего не будет".    - Рассказывай, Зорито. Несколько минут еще есть...    Не  было этих минут.  Щипало глаза,  газ  все  гуще входил в  легкие, кружилась голова.    Зорко что-то говорил -  торопливо и сбивчиво, словно его сказка могла принести спасение.    - Да, Зорко, я слышу...    "Пусть говорит. Спичкой о подошву - и он не успеет испугаться..."    Лён головой покрепче уперся в потолок. Согнул ногу... И чуть не упал. Опора вверху исчезла.  Лён шатнулся, выпрямился. Голова ушла в пустоту - в люк, возникший на месте железного квадрата.    Спасительный,  такой  свежий воздух сам  ворвался в  легкие.  Рядом у плеча торопливо и счастливо дышал Зорко.    - Лён, что это?    - Не знаю...  -  Лён сунул спичку в  карман.  Край люка был на уровне груди (а  невысокому Зорко -  до  подбородка).  Лён ухватился за кромку, бросил себя вверх,  упал на колени. За руки дернул легонького Зорко, тот брякнулся рядом.    Они были в  полумраке.  Свет   люка падал на  мохнатые от  ржавчины рельсовые балки.  Неподалеку искрился фонарик-звездочка. Он шевельнулся, и тонкий голос потребовал:    - Захлопните крышку! А то газ придет и сюда! Скорее!        Тот, в кого не верили      Слова эти прозвучали,  как приказ. К тому же, разумный. Лен разглядел откинутую крышку люка с шарнирами,  Зорко тоже. Они вцепились в железную кромку,  и  она поднялась неожиданно легко -  наверно,  работали скрытые пружины.  А  потом  крышка  упала  на  люк,  но  не  грохнула,  чавкнула резиновыми прокладками.    А фонарик сделался ярче.  Он приблился. И стало видно, что он висит в пустоте. В полуметре от пола.    - Ты кто? - обалдело сказал Лен.    - Ты где?! - очень звонко спросил Зорко.    - Я здесь. Я Ермилка. Динка вам про меня говорила!    - Разве... ты есть по правде? - совсем по-младенчески умился Зорко. Слово увидел фокус в  цирке,  а  не  спасся только что от  гибели.  Да и спасся ли?    - Как видишь!  Ой,  то есть как не видишь.  Но это не важно. Главное, что я вас отыскал.    "Может, сон?" - подумал Лён. И спросил, глядя выше фонарика:    - А зачем ты нас искал, Ермилка?    - Потому что Динка боится: куда вы пропали! Вечером пришла на бастион и деда теребит: "Где Лён, где Зорко?" А он ничего не знает. Она в слезы: "Сперва Ермилка пропал,  потом они".  То  есть вы...  А  я  не пропадал, просто прятался, ради игры. Я подкрался и говорю: "Не Динка ты, а Зинка. Потому что не "Дож...", а "Сле..." И побежал. Я догадался, где вы...    - Как  догадался?  -  воскликнул Зорко с  прежним умлением.  Смерть отступила, и он уже не верил в нее.    - Ну...  подумал и  сообразил.  Я давно знаю эти места,  я не раз тут бывал. Невидимки, они же везде снуют. И очень быстро... Я тут знаю такие проходы,  про  которые  даже  здешние люди  не  знают.  Не  догонят,  не бойтесь... А почему они хотели вас отравить?    Лён зажмурился и  протянул руку.  И  нащупал голое мальчишечье плечо, потом щеку, ухо, кудлатые волосы. Задержал на волосах ладонь.    - Ермилка, спасибо тебе...    - Да чего там "спасибо",  я вас легко отыскал!.. Но почему они хотели вас убить? - В голосе Ермилки зазвенело нетерпение.    - А они правда нас не догонят? - запоздало испугался Зорко.    - Нет же! А почему...    - Хочешь знать,  почему они такие?  -  сказал Лён. И вдруг понял, что сейчас заплачет.  -  Мы  узнали про  них  столько всего...  сразу  и  не расскажешь... Они - это все равно, что фабрика смерти. Чтобы люди всегда убивали друг друга... Понимаешь?    - Не-а... - сказал невидимка. - А зачем?    - Потому что они не могут без войны! И все, кто убиты на этой войне - -за них! С обеих сторон!    Лён вдруг понял,  что кричит.  И  что все еще держит ладонь на голове Ермилки  и  машинально  сжал  его  волосы  в  горсть.  Голова  невидимки дернулась и  освободилась.  И  стало тихо  (только в  дыхании Зорко были всхлипы, так легкие освобождались от остатков газа).    А  воздух уже  не  казался свежим,  как  недавно.  В  нем стоял запах ржавчины и сырых камней.    Ермилка выключил фонарик и шепотом сказал в темноте:    - А  если ни  с  какой стороны?  То  есть непонятно с  какой...  Тоже виноваты они?    - Ты про что? - так же тихо спросил Лён.    - Про теплоход "Константин"...    - Конечно, - сказал Лён.    - Мы  хотели их  взорвать,  -  выдохнул во  мраке  Зорко.  -  Мы  уже совсем...  потому что было все равно...  А  теперь мы должны выбраться и всем рассказать. Ты покажешь выход?    Маленький невидимка молчал.    - Ты  покажешь  выход?   -   повторил  Зоркин  вопрос  Лён.  И  стало очень-очень тревожно.    - А  как  вы  хотели их  взорвать?  -  спросил Ермилка.  Изменившимся голосом. И будто далека.    - Спичкой!  -  Зорко  уже  совсем оттаял от  страха.  -  Она  у  меня оказалась в кармане. О подошву чирк - и...    - Какой спичкой? - И вспыхнул фонарик. - Покажите.    - Вот... - Лён достал спичку кармана.    - Дай  мне!  -  спичка вырвалась   его  пальцев и  повисла рядом  с фонариком.    - Вы уйдете, а я прыгну туда! И чиркну...    Лён среагировал моментально.  Зажмурился и наощупь ухватил Ермилку за локоть и за плечо.    - Рехнулся?! Дурак!..    Ермилка не стал вырываться. Засмеялся. Каким-то механическим смехом.    - Не бойтесь. Невидимки не умирают.    - Я тебе покажу "не умирают"! Сумасшедший!    - Да  правда же!  Я  уже несколько раз пробовал!  И  в  стогу горел и прыгал с подъемного крана в порту...    - Зачем? - шепотом спросил Зорко.    - Ну...  так  получалось.  Это  даже почти не  больно.  Это...  -  он хихикнул, - не больнее Динкиных шлепков.    - Тебя разнесет на атомы, - уверенно сказал Лён.    - Ну да, - снисходительно согласился мальчик-невидимка. - И т е х к т о з д е с ь,  тоже разнесет.  Но их -  навсегда, а мои атомы потом опять склеятся. Так уже бывало... Вы не бойтесь.    Зорко неуверенно спросил:    - А долго они будут склеиваться? Твои атомы...    - Не очень... А если бы и долго! У меня знаете сколько времени!    - Сколько?  -  машинально спросил Лён.  И открыл глаза. И был уверен, что сейчас увидит перед собой взъерошенного рыжего пацаненка -  Ермилку. Но не было никого -  только фонарик.  И спичка рядом с ним.  Лён опустил руки.    А невидимый Ермилка повторил:    - Сколько у меня времени?  У-у...  Пока Динка не сделается большая. А когда сделается...    - Тогда что? - нетерпеливо перебил Зорко.    - Тогда я перестану быть невидимкой.  И попрошу,  чтобы...  чтобы она стала  моей  мамой.   -   Фонарик  помигал,  словно  вместе  с  Ермилкой застеснялся своего прнания.    - Ой!  -  вдруг весело спохватился Ермилка. - А чиркать-то об чего? Я же босой. Зорко, оставь мне сандаль!    Зорко,  словно завороженный,  снял сандалию.  Она попрыгала по полу - Ермилка надел ее.    - Великовата. Ну, не беда, затяну ремешок... Теперь идите.    - Куда? - спросил Лён. Он опять был как во сне.    - Прямо по коридору.  Это долго...  Но в  конце будет щель,  вы в нее пролезете.  А дальше будет дорога.  Вы по ней идите, а я вас догоню... А если не догоню,  идите пять километров, до поворота на Приморский тракт, а  там уж -  куда хотите.  А раньше никуда не сворачивайте,  иначе будет беда... Возьмите фонарик...    - А ты как без него? - растерянно сказал Лён.    - Ха!  Невидимки видят в темноте, как на солнце... Не надо прощаться, это плохая примета. Идите...    Зорко и Лён пошли.  В какой-то сумрачной завороженности.  Желтый круг света выхватывал перед ними тьмы бетонные плиты.    Так они двигались минут пять. А может, десять. Или час...    Зорко вдруг остановился,  снял вторую сандалию, аккуратно поставил на бетон.  Молча  шагнул  дальше.  В  этот  миг  потянуло свежим  воздухом. Наверно,    блкого выхода.  Лён стал на  месте как от толчка.  Зорко тоже.  Лён  посветил назад.  Луч  выхватил на  бетоне одинокую сандалию. Зорко и Лён очнулись. Разом!    - Он же взорвется по правде!  Навсегда!  -  Зорко бросился назад. Лён догнал  его.  Но  пробежали  они  лишь  чуть-чуть.  Окружавший их  бетон дрогнул, все качнулось. С гулом.    Гул был не сильный. Но такой тугой, словно с орбиты сошел весь земной шар.    Потом плиты сдвинулись,  просели, сверху посыпалось. Бетонный потолок приблился,  заставил встать на четвереньки. Фонарик погас и потерялся. Впереди почему-то оказались скрестившиеся балки.  Они... они были видны! Потому что -за них сочился отраженный от бетона свет.    - Зорко, ты живой?    - Наверно...    - Лезем...        Конец сказки      Через балки,  арматуру и обломки плит, сквозь цементную пыль и потоки песка, что обрушивались на головы и плечи, они долго выбирались к свету,    Выбрались.  В царапинах,  со звоном в ушах,  перемазанные.  Но живые. Даже не покалеченные.    Было утро...  Странно.  Лёну казалось,  что  по  времени еще середина ночи. Но подумал он об этом мельком. Главная забота - о Зорко:    - Ты правда целый?    - Ага... А ты?    Лён встал с четверенек. Зорко тоже.    Они были на пологом склоне,  в  зарослях дубняка.  Сквозь листья били лучи, на траве горели капли. И пахло лесной свежестью.    Но еще пахло развороченной землей - словно бедой.    Лён оглянулся.  Зорко тоже оглянулся.  Позади них дубняк был вырван и раскидан.  Громоздились песчаные груды, них торчали балки. Одна балка - толстенная, как шкаф - валялась на песке. А поперек нее лежал навзничь голый  мальчишка.  С  откинутой головой и  отброшенными назад руками.  С тонкими, проступившими под кожей ребрами. Совсем незагорелый...    - Лён... Он, что ли, неживой? А?..    Мальчик был  совсем неживой.  По  его  впалому животу по-хозяйски шел рыжий муравей.    Зорко всхлипнул, но сдержался. Нервно сказал:    - Надо его одеть и похоронить.    Лён вздрогнул:    - Господи, кто это? Откуда он тут?    - Ты что, не видишь? Ермилка...    - Нет...    Мальчик был совсем не такой,  каким представлялся Лёну Ермилка. Тот - наверняка рыжий, круглощекий, коренастый такой малыш. А этот... этот был щуплый, как петушок Тиви, остролицый, темноволосый...    - Он... Смотри, мой сандаль...    На левой ноге мальчика была растоптанная сандалия. Зоркина.    "Господи,  что мы скажем Динке...  Да нет же!" -  Лён упал на колени, ухом прижался к мальчишкиной груди...    "Тук... - милостиво толкнулось в тонкой, как у птахи, грудной клетке. - Тук... Тук..."    - Ермилка! - Лён затряс его за плечи.    Ресницы  мальчика  зашевелились.  Зорко  упал  рядом,  приподнял  его голову...      Ермилка приходил в  себя стремительно.  Через минуту он  уже сидел на балке,  поматывал головой и улыбался.  И улыбка была -  точно Ермилкина, как у хитрого проказника.    - Быстро склеились мои атомы, да?    - А почему ты видимый?  -  робко спросил Зорко.  В нем все еще сидела виноватость: от того, что недавно хотел хоронить Ермилку.    - Ой...  правда...  Наверно,  это от  взрыва.  Ну,  ничего,  я  скоро обратно...    - А пока оденься,  -  ворчливо предложил Лён.  - Возьми вот это, - он стал снимать вязаную безрукавку.    - Ну-у! Она же колючая, без рубашки-то!    - Подожди...   -  Зорко  лихо  оторвал  от  своей  голландки  широкий воротник.  Оказалось, что воротник с холщовой подкладкой. Зорко вцепился зубами,  отодрал подкладку у нижнего края и у шейного выреза. Получилось вроде  юбочки  -  наполовину белой,  наполовину зеленой с  полосками.  - Надевай пока хоть это. Будешь как туземец...    Ермилка,  хихикая и пританцовывая, обрядился в "юбочку". Лён выдернул и отдал ему шнурки - чтобы подпоясался. А потом заметил:    - Ты же совсем незагорелый. Солнце встанет повыше - сразу обжаришься.    Тогда Зорко отдал Ермилке и голландку.    - Я-то все равно обугленный.    Голландка была Ермилке слишком длинна и широка. Лён сказал:    - Привидение. Кто попадется навстречу, в кусты шарахнется.    - Тут не бывает встречных,  - отозвался Ермилка. - Это особая дорога. Здесь же Безлюдное Пространство...    Они  спустились со  склона.  Дорога  повела  по  широким полянам,  на которых темнели островки кустов.  Ноги стали мокрыми от росы.  Небо было чистое,  только прямо в зените висело розовое перистое облако. Звенели в кустах птицы.    Ермилка оглянулся.    - Смотрите!    За горбатым холмом, за его темной, укутанной в дубняк верхушкой стоял высоченный дымный гриб. Черно-серый.    - Здорово мы  ахнули  этот  гадюшник,  -  слегка  самодовольно сказал Ермилка.    Лён  вспомнил про  невесту штабс-капитана.  "Не  дождется...  И  еще, наверно, немало народу там было..."    - Они ведь хотели убить,  Лён, - уже другим голосом напомнил Ермилка. - Тебя и Зорко... И скольких убили до этого...    Лён молчал. Что ни говори, а дело сделано.    "Судьба" - подумал Лён.    Нет,  не подумал,  а кажется, вслух сказал. Потому что Ермилка тут же подскочил к нему:    - А я помню,  как вы играли в судьбу!  Бумажные шарики давали клевать Тиви!    - Ну и что? - насупленно сказал Лён.    - А знаешь почему Тиви тогда перепугался?  Он на меня наткнулся! Я за вами там наблюдал!    - Зачем? - удивился Зорко.    - Я же любопытный! Уж-жасно! Ну и... скучно одному иногда...    - Счастье,  что так получилось! - запоздало обрадовался Зорко. - Ведь если бы мы развернули Тивину бумажку, там оказалось бы "нет"!    - Ничего подобного!  На той и  на другой было "да"!  Тиви чуть все не испортил! Хорошо, что дедушка Август догадался, как тут исхитриться!    - Почему на той и на другой было "да" - недоверчиво сказал Лён.    - Потому что дедушка Август так написал!  Он мне потом объяснил: если спрашивают судьбу,  надо,  чтобы обязательно было "да"!  Так  ему всегда говорят  звезды...  -  Ермилка  вдруг  заливисто  рассмеялся и  прошелся колесом  по  росистой  траве.  Широкая  матроска  взметнулась,  сандалия слетела с ноги.    - С виду воспитанный ребенок,  а внутри хулиган, - сказал Лён голосом Динки.    - Правильно! - Ермилка подобрал сандалию и подбросил над собой.    - Выкинь ты ее, - посоветовал Зорко. - Зачем она одна-то...    - Нет!   Я  оставлю  ее  на  память.   Для  удачи!..  Как  называется какая-нибудь штука, которая приносит счастье?    - Амулет, - сказал Лён.    - Талисман, - сказал Зорко.    - Да! Она будет мой та-лис-ман! - И Ермилка запрыгал впереди всех.    Дорога  была  с  заросшими колеями.  В  колеях росли  высокие лиловые колокольчики.  Один раз  колея подвела к  остаткам кирпичного дома.  Это были груды мусора и  заросший крапивой фундамент.  И  в  тот  же  миг  в воздухе проступил и начал быстро набирать силу вгливый голос моторов.    - Ложись! - крикнул Зорко.    Они  упали  у  заросших кирпичей.  Невысоко над  дорогой  шли  боевые вертолеты.  Похожие на зеленые вагоны с двумя винтами.  И не было на них никаких эмблем и номеров.    - Непонятно, чьи, - прошептал Зорко, когда вг и вой сделались тише. - Лён... значит, ничего не кончилось?    - А ты думал, так сразу?    Они пошли дальше.    Лён размышлял:    "Старик Август  наверняка сказал  бы:  думаете,  взорвали Генеральный штаб - и дело с концом? Надо, чтобы люди перестали строить такие штабы в себе..."    - Но все-таки дело сделано, - повторил он.    Стало жарко,  трава высохла.  В воздухе появились то ли шмели,  то ли гудящие тяжелые жуки. несколько раз они ударяли Лёна в лицо. А Зорко - в голую грудь и живот.    Зорко пошел рядом.    - Лён, а почему они так летят, будто хотят сквозь нас?    - Потому что глупые...    Зорко посмотрел вслед беззаботно ускакавшему Ермилке.    - Лён...  а может,  он, как раньше, невидимка? А мы его видим, потому что  тоже...  Может,  мы  стали  такими  после  взрыва.  Невидимки  друг друга-то, наверно, видят...    - Ну. Зорито! Тебя, кажется, хорошо там тряхнуло! Особенно мозги...    - Нет, ты послушай! Жуки летят так, будто мы совсем прозрачные...    - Они сослепу!  Наверно,  это те,  кого называют "слепни"!  - Это Лён объяснил весело, а внутри... этакий холодок тревоги.    - Лён, а еще... невидимки ведь не чувствуют боли. Я там пузом прямо в крапиву, и даже ни капельки никакого кусания...    - Потому что ты загорелый. Загорелая кожа крапивы не боится.    - Хорошо,  если так...  А то я думаю:  может, мы уже не живые? Может, это т а с а м а я Дорога?    - Ох, кто-то сейчас получит по загривку. И сразу поймет: живой он или нет! - Это Лён уже с испугом.    Зорко надул губы. Беспокойно дышал на ходу.    - Зорито...  Дойдем  до  Приморского тракта,  Безлюдное  Пространство кончится, там все станет ясно.    - Я вот этого и боюсь.    - А ты... ты не бойся! Если даже мы невидимки, Динка нас все равно не прогонит!    - Да. Это правда... - Зорко повеселел.    В этот миг колесом подкатился Ермилка.    - Смотрите, как интересно! В небе солнце и месяц!    И  правда,  высоко  в  утреннем небе  висела  чуть  различимая пухлая половинка  луны.   Ермилка  пошел  рядом,   поглаживая  себя  по  животу сандалией. Глянул лукаво.    - А я слышал,  как вы вечером сказку про месяц придумывали.  Будто он плавает под водой!    - Ой!  -  подскочил Зорко.  -  Лён!  Я  ведь так и не рассказал,  что придумалось дальше!.. Помнишь, мы говорили: месяц поднимается, а морские жители с перепугом плюхаются с него в воду...    - Ну и что дальше?    - Дальше вот что!..  Там был один маленький краб.  Крабий детеныш. Он опоздал  прыгнуть,  а  потом  испугался  высоты...  А  может,  он  решил попутешествовать по  небу,  не  знаю...  Когда месяц поднялся,  крабеныш засел  в  маленьком кратере -  там  осталось немного воды.  Без  воды-то крабам трудно...  И вот он вместе с месяцем поднялся высоко-высоко,  где никогда не бывал ни один краб.  И  увидел землю и море далеко-далеко,  а звезды блко. Несколько звездочек даже прилипли к его панцирю... Сперва маленькому крабу было страшно, а потом сделалось уж-жасно интересно...    - Но он вернулся домой? - вмешался Ермилка, который уловил в Зоркином голосе свои интонации.    - Да!  Месяц сделал весь небесный путь и опять погрузился в океан.  И подплыл к тому месту,  где началось путешествие маленького краба.  И там крабеныш увидел своих родителей. Они сходили с ума от беспокойства. Папа замахал  клешнями и  схватился за  грудь:  от  радости у  него  чуть  не разорвалось сердце...    - Но не разорвалось?    - Нет...  А мама...  она перевела дух и дала сыну шлепка.  И это было чувствительно:   ведь  у   крабьих  детенышей  панцири  еще  не   совсем затверделые...  А потом мама заплакала.  Но этого никто не заметил. Дело было под водой, и соленые слезы тут же растворились в соленом море...  


Добавил: Danielwower

  Сохранить


/ Полные произведения / Крапивин В.П. / Взрыв Генерального штаба


2003-2019 Litra.ru = Сочинения + Краткие содержания + Биографии
Created by Litra.RU Team / Контакты

 Rambler's Top100 Яндекс цитирования
Дизайн сайта — aminis