Войти... Регистрация
Поиск Расширенный поиск



Есть что добавить?

Присылай нам свои работы, получай litr`ы и обменивай их на майки, тетради и ручки от Litra.ru!

/ Полные произведения / Есенин С.А. / Стихотворения

Стихотворения [10/11]

  Скачать полное произведение

    Словно жемчуг, осыпалися.
     А кругом цветы лазоревы
     Распускали волны пряные
     И, как гости чужедальние,
     Улыбались дню веселому.
     И гуляли детки малые
     По раздолью по широкому,
     А лебедка белоснежная,
     Не спуская глаз, дозорила.
     Пролетал ли коршун рощею,
     Иль змея ползла равниною,
     Гоготала лебедь белая,
     Созывая малых детушек.
     Хоронились лебежатушки
     Под крыло ли материнское,
     И когда гроза скрывалася,
     Снова бегали-резвилися.
     Но не чуяла лебедушка,
     Не видала оком доблестным,
     Что от солнца золотистого
     Надвигалась туча черная -
     Молодой орел под облаком
     Расправлял крыло могучее
     И бросал глазами молнии
     На равнину бесконечную.
     Видел он у леса темного,
     На пригорке у расщелины,
     Как змея на солнце выползла
     И свилась в колечко, грелася.
     И хотел орел со злобою
     Как стрела на землю кинуться,
     Но змея его заметила
     И под кочку притаилася.
     Взмахом крыл своих под облаком
     Он расправил когти острые
     И, добычу поджидаючи,
     Замер в воздухе распластанный.
     Но глаза его орлиные
     Разглядели степь далекую,
     И у озера широкого
     Он увидел лебедь белую.
     Грозный взмах крыла могучего
     Отогнал седое облако,
     И орел, как точка черная,
     Стал к земле спускаться кольцами.
     В это время лебедь белая
     Оглянула гладь зеркальную
     И на небе отражавшемся
     Увидала крылья длинные.
     Встрепенулася лебедушка,
     Закричала лебежатушкам,
     Собралися детки малые
     И под крылья схоронилися.
     А орел, взмахнувши крыльями,
     Как стрела на землю кинулся,
     И впилися когти острые
     Прямо в шею лебединую.
     Распустила крылья белые
     Белоснежная лебедушка
     И ногами помертвелыми
     Оттолкнула малых детушек.
     Побежали детки к озеру,
     Понеслись в густые заросли,
     А из глаз родимой матери
     Покатились слезы горькие.
     А орел когтями острыми
     Раздирал ей тело нежное,
     И летели перья белые,
     Словно брызги, во все стороны.
     Колыхалось тихо озеро,
     Камыши, склонясь, шепталися,
     А под кочками зелеными
     Хоронились лебежатушки.
     <1917>
     ---------------------------------------------
     x x x
     К теплому свету, на отчий порог,
     Тянет меня твой задумчивый вздох.
     Ждут на крылечке там бабка и дед
     Резвого внука подсолнечных лет.
     Строен и бел, как березка, их внук,
     С медом волосьев и бархатом рук.
     Только, о друг, по глазам голубым -
     Жизнь его в мире пригрезилась им.
     Шлет им лучистую радость во мглу
     Светлая дева в иконном углу.
     С тихой улыбкой на тонких губах
     Держит их внука она на руках.
     <1917>
     ---------------------------------------------
     x x x
     Есть светлая радость под сенью кустов
     Поплакать о прошлом родных берегов
     И, первую проседь лаская на лбу,
     С приятною болью пенять на судьбу.
     Ни друга, ни думы о бабьих губах
     Не зреет в ее тихомудрых словах,
     Но есть в ней, как вера, живая мечта
     К незримому свету приблизить уста.
     Мы любим в ней вечер, над речкой овес, -
     И отроков резвых с медынью волос.
     Стряхая с бровей своих призрачный дым,
     Нам сладко о тайнах рассказывать им.
     Есть нежная кротость, присев на порог,
     Молиться закату и лику дорог.
     В обсыпанных рощах, на сжатых полях
     Грустит наша дума об отрочьих днях.
     За отчею сказкой, за звоном стропил
     Несет ее шорох неведомых крыл...
     Но крепко в равнинах ковыльных лугов
     Покоится правда родительских снов.
     <1917>
     ---------------------------------------------
     x x x
     Не от холода рябинушка дрожит,
     Не от ветра море синее кипит.
     Напоили землю радостью снега,
     Снятся деду иорданские брега.
     Видит в долах он озера да кусты,
     Чрез озера перекинуты мосты.
     Как по мостику, кудряв и желторус,
     Бродит отрок, сын Иосифа, Исус.
     От восхода до заката в хмаре вод
     Кличет утиц он и рыбешек зовет:
     "Вы сходитесь ко мне, твари, за корму,
     Научите меня разуму-уму".
     Как по бережку, меж вымоин и гор,
     Тихо льется их беседа-разговор.
     Мелка рыбешка, сплеснувшись на песок,
     Подает ли свой подводный голосок:
     "Уж ты, чадо, мило дитятко, Христос,
     Мы пришли к тебе с поклоном на допрос
     Ты иди учись в пустынях да лесах;
     Наша тайна отразилась в небесах".
     <1917>
     ---------------------------------------------
     x x x
     Заря над полем - как красный тын.
     Плывет на тучке превечный сын.
     Вот вышла бабка кормить цыплят.
     Горит на небе святой оклад.
     - Здорово, внучек!
     - Здорово, свет!
     - Зайди в избушку.
     - А дома ль дед?
     - Он чинит невод ловить ершей.
     - А много ль деду от роду дней?
     - Уж скоро девять десятков зим. -
     И вспорхнул внучек, как белый дым.
     С душою деда поплыл в туман,
     Где зреет полдень незримых стран.
     <1917>
     ---------------------------------------------
     x x x
     Небо ли такое белое
     Или солью выцвела вода?
     Ты поешь, и песня оголтелая
     Бреговые вяжет повода.
     Синим жерновом развеяны и смолоты
     Водяные зерна на муку.
     Голубой простор и золото
     Опоясали твою тоску.
     Не встревожен ласкою угрюмою
     Загорелый взмах твоей руки.
     Все равно - Архангельском иль Умбою
     Проплывать тебе на Соловки.
     Все равно под стоптанною палубой
     Видишь ты погорбившийся скит.
     Подпевает тебе жалоба
     Об изгибах тамошних ракит.
     Так и хочется под песню свеситься
     Над водою, спихивая день...
     Но спокойно светит вместо месяца
     Отразившийся на облаке тюлень.
     1917
     ---------------------------------------------
     РАЗБОЙНИК
     Стухнут звезды, стухнет месяц,
     Стихнет песня соловья,
     В чернобылье перелесиц
     С кистенем засяду я.
     У реки под косогором
     Не бросай, рыбак, блесну,
     По дороге темным бором
     Не считай, купец, казну!
     Руки цепки, руки хватки,
     Не зазря зовусь ухват:
     Загребу парчу и кадки,
     Дорогой сниму халат.
     В темной роще заряница
     Чешет елью прядь волос;
     Выручай меня, ножница:
     Раздается стук колес.
     Не дознаться глупым людям,
     Где копил - хранил деньгу;
     Захотеть - так все добудем
     Темной ночью на лугу!
     <1917>
     ---------------------------------------------
     x x x
     Свищет ветер под крутым забором,
     Прячется в траву.
     Знаю я, что пьяницей и вором
     Век свой доживу.
     Тонет день за красными холмами,
     Кличет на межу.
     Не один я в этом свете шляюсь,
     Не один брожу.
     Размахнулось поле русских пашен,
     То трава, то снег,
     Все равно, литвин я иль чувашин,
     Крест мой как у всех.
     Верю я, как ликам чудотворным,
     В мой потайный час.
     Он придет бродягой подзаборным,
     Нерушимый Спас.
     Но быть может, в синих клочьях дыма
     Тайноводных рек
     Я пройду его с улыбкой пьяной мимо,
     Не узнав навек.
     Не блеснет слеза в моих ресницах,
     Не вспугнет мечту.
     Только радость синей голубицей
     Канет в темноту.
     И опять, как раньше, с дикой злостью
     Запоет тоска...
     Пусть хоть ветер на моем погосте
     Пляшет трепака.
     <1917>
     ---------------------------------------------
     О РОДИНА!
     О родина, о новый
     С златою крышей кров,
     Труби, мычи коровой,
     Реви телком громов.
     Брожу по синим селам,
     Такая благодать,
     Отчаянный, веселый,
     Но весь в тебя я, мать.
     В училище разгула
     Крепил я плоть и ум.
     С березового гула
     Растет твой вешний шум.
     Люблю твои пороки,
     И пьянство, и разбой,
     И утром на востоке
     Терять себя звездой.
     И всю тебя, как знаю,
     Хочу измять и взять,
     И горько проклинаю
     За то, что ты мне мать.
     <1917>
     ---------------------------------------------
     x x x
     Пушистый звон и руга,
     И камень под крестом.
     Стегает злая вьюга
     Расщелканным кнутом.
     Шаманит лес-кудесник
     Про черную судьбу.
     Лежишь ты, мой ровесник,
     В нетесаном гробу.
     Пусть снова финский ножик
     Кровавит свой клинок.
     Тебя не потревожит
     Ни пеший, ни ездок.
     И только с перелесиц
     Сквозь облачный тулуп
     Слезу обронит месяц
     На мой завьялый труп.
     <1918>
     ---------------------------------------------
     x x x
     Пряный вечер. Гаснут зори.
     По траве ползет туман,
     У плетня на косогоре
     Забелел твой сарафан.
     В чарах звездного напева
     Обомлели тополя.
     Знаю, ждешь ты, королева,
     Молодого короля.
     Коромыслом серп двурогий
     Плавно по небу скользит.
     Там, за рощей, по дороге
     Раздается звон копыт.
     Скачет всадник загорелый,
     Крепко держит повода.
     Увезет тебя он смело
     В чужедальни города.
     Пряный вечер. Гаснут зори.
     Слышен четкий храп коня.
     Ах, постой на косогоре
     Королевой у плетня.
     <191>
     ---------------------------------------------
     СЕЛЬСКИЙ ЧАСОСЛОВ
     Вл.Чернявскому
     1
     О солнце, солнце,
     Золотое, опущенное в мир ведро,
     Зачерпни мою душу!
     Вынь из кладезя мук
     Страны моей.
     Каждый день,
     Ухватившись за цепь лучей твоих,
     Карабкаюсь я в небо.
     Каждый вечер
     Срываюсь и падаю в пасть заката.
     Тяжко и горько мне...
     Кровью поют уста...
     Снеги, белые снеги -
     Покров моей родины -
     Рвут на части.
     На кресте висит
     Ее тело,
     Голени дорог и холмов
     Перебиты...
     Волком воет от запада
     Ветер...
     Ночь, как ворон,
     Точит клюв на глаза-озера.
     И доскою надкрестною
     Прибита к горе заря:
     ИСУС НАЗАРЯНИН
     ЦАРЬ
     ИУДЕЙСКИЙ
     2
     О месяц, месяц!
     Рыжая шапка моего деда,
     Закинутая озорным внуком на сук облака,
     Спади на землю...
     Прикрой глаза мои!
     Где ты...
     Где моя родина?
     Лыками содрала твои дороги
     Буря,
     Синим языком вылизал снег твой -
     Твою белую шерсть -
     Ветер...
     И лежишь ты, как овца,
     Дрыгая ногами в небо,
     Путая небо с яслями,
     Путая звезды
     С овсом золотистым.
     О путай, путай!
     Путай все, что видишь...
     Не отрекусь принять тебя даже с солнцем,
     Похожим на свинью...
     Не испугаюсь просунутого пятачка его
     В частокол
     Души моей.
     Тайна твоя велика есть.
     Гибель твоя миру купель
     Предвечная.
     3
     О красная вечерняя заря!
     Прости мне крик мой.
     Прости, что спутал я твою Медведицу
     С черпаком водовоза...
     Пастухи пустыни -
     Что мы знаем?..
     Только ведь приходское училище
     Я кончил,
     Только знаю библию да сказки,
     Только знаю, что поет овес при ветре...
     Да еще
     По праздникам
     Играть в гармошку.
     Но постиг я...
     Верю, что погибнуть лучше,
     Чем остаться
     С содранною
     Кожей.
     Гибни, край мой!
     Гибни, Русь моя,
     Начертательница
     Третьего
     Завета.
     4
     О звезды, звезды,
     Восковые тонкие свечи,
     Капающие красным воском
     На молитвенник зари,
     Склонитесь ниже!
     Нагните пламя свое,
     Чтобы мог я,
     Привстав на цыпочки,
     Погасить его.
     Он не понял, кто зажег вас,
     О какой я пропел вам
     Смерти.
     Радуйся,
     Земля!
     Деве твоей Руси
     Новое возвестил я
     Рождение.
     Сына тебе
     Родит она...
     Имя ему -
     Израмистил.
     Пой и шуми, Волга!
     В синие ясли твои опрокинет она
     Младенца.
     Не говорите мне,
     Что это
     В полном круге
     Будет всходить
     Луна...
     Это он!
     Это он
     Из чрева неба
     Будет высовывать
     Голову...
     <1918>
     ---------------------------------------------
     x x x
     И небо и земля все те же,
     Все в те же воды я гляжусь,
     Но вздох твой ледовитый реже,
     Ложноклассическая Русь.
     Не огражу мой тихий кров
     От радости над умираньем,
     Но жаль мне, жаль отдать страданью
     Езекиильский глас ветров.
     Шуми, шуми, реви сильней,
     Свирепствуй, океан мятежный,
     И в солнца золотые мрежи
     Сгоняй сребристых окуней.
     <1918>
     ---------------------------------------------
     x x x
     Не стану никакую
     Я девушку ласкать.
     Ах, лишь одну люблю я,
     Забыв любовь земную,
     На небе божью мать.
     В себе я мыслить волен,
     В душе поет весна.
     Ах, часто в келье темной
     Я звал ее с иконы
     К себе на ложе сна.
     И в час, как полночь било,
     В веселый ночи мрак
     Она как тень сходила
     И в рот сосцы струила
     Младенцу на руках.
     И, сев со мною рядом,
     Она шептала мне:
     "Смирись, моя услада,
     Мы встретимся у сада
     В небесной стороне".
     <1918>
     ---------------------------------------------
     КАНТАТА
     Спите, любимые братья,
     Снова родная земля
     Неколебимые рати
     Движет под стены Кремля.
     Новые в мире зачатья,
     Зарево красных зарниц...
     Спите, любимые братья,
     В свете нетленных гробниц.
     Солнце златою печатью
     Стражем стоит у ворот...
     Спите, любимые братья,
     Мимо вас движется ратью
     К зорям вселенским народ.
     <1918>
     ---------------------------------------------
     x x x
     Заметает пурга
     Белый путь.
     Хочет в мягких снегах
     Потонуть.
     Ветер резвый уснул
     На пути;
     Ни проехать в лесу,
     Ни пройти.
     Забежала коляда
     На село,
     В руки белые взяла
     Помело.
     Гей вы, нелюди-люди,
     Народ,
     Выходите с дороги
     Вперед!
     Испугалась пурга
     На снегах,
     Побежала скорей
     На луга.
     Ветер тоже спросонок
     Вскочил
     Да и шапку с кудрей
     Уронил.
     Утром ворон к березоньке
     Стук...
     И повесил ту шапку
     На сук.
     <1918>
     ---------------------------------------------
     x x x
     Ветры, ветры, о снежные ветры,
     Заметите мою прошлую жизнь.
     Я хочу быть отроком светлым
     Иль цветком с луговой межи.
     Я хочу под гудок пастуший
     Умереть для себя и для всех.
     Колокольчики звездные в уши
     Насыпает вечерний снег.
     Хороша бестуманная трель его,
     Когда топит он боль в пурге.
     Я хотел бы стоять, как дерево,
     При дороге на одной ноге.
     Я хотел бы под конские храпы
     Обниматься с соседним кустом.
     Подымайте ж вы, лунные лапы,
     Мою грусть в небеса ведром.
     <1919>
     ---------------------------------------------
     ПРОЩАНИЕ С МАРИЕНГОФОМ
     Есть в дружбе счастье оголтелое
     И судорога буйных чувств -
     Огонь растапливает тело,
     Как стеариновую свечу.
     Возлюбленный мой! дай мне руки -
     Я по-иному не привык, -
     Хочу омыть их в час разлуки
     Я желтой пеной головы.
     Ах, Толя, Толя, ты ли, ты ли,
     В который миг, в который раз -
     Опять, как молоко, застыли
     Круги недвижущихся глаз.
     Прощай, прощай. В пожарах лунных
     Дождусь ли радостного дня?
     Среди прославленных и юных
     Ты был всех лучше для меня.
     В такой-то срок, в таком-то годе
     Мы встретимся, быть может, вновь...
     Мне страшно, - ведь душа проходит,
     Как молодость и как любовь.
     Другой в тебе меня заглушит.
     Не потому ли - в лад речам -
     Мои рыдающие уши,
     Как весла, плещут по плечам?
     Прощай, прощай. В пожарах лунных
     Не зреть мне радостного дня,
     Но все ж средь трепетных и юных
     Ты был всех лучше для меня.
     <1922>
     ---------------------------------------------
     ПАПИРОСНИКИ
     Улицы печальные,
     Сугробы да мороз.
     Сорванцы отчаянные
     С лотками папирос.
     Грязных улиц странники
     В забаве злой игры,
     Все они - карманники,
     Веселые воры.
     Тех площадь - на Никитской,
     А этих - на Тверской.
     Стоят с тоскливым свистом
     Они там день-денской.
     Снуют по всем притонам
     И, улучив досуг,
     Читают Пинкертона
     За кружкой пива вслух.
     Пускай от пива горько,
     Они без пива - вдрызг.
     Все бредят Нью-Йорком,
     Всех тянет в Сан-Франциск.
     Потом опять печально
     Выходят на мороз
     Сорванцы отчаянные
     С лотками папирос.
     <1923>
     ---------------------------------------------
     x x x
     Грубым дается радость.
     Нежным дается печаль.
     Мне ничего не надо,
     Мне никого не жаль.
     Жаль мне себя немного,
     Жалко бездомных собак.
     Эта прямая дорога
     Меня привела в кабак.
     Что ж вы ругаетесь, дьяволы?
     Иль я не сын страны?
     Каждый из нас закладывал
     За рюмку свои штаны.
     Мутно гляжу на окна.
     В сердце тоска и зной.
     Катится, в солнце измокнув,
     Улица передо мной.
     А на улице мальчик сопливый.
     Воздух поджарен и сух.
     Мальчик такой счастливый
     И ковыряет в носу.
     Ковыряй, ковыряй, мой милый,
     Суй туда палец весь,
     Только вот с эфтой силой
     В душу свою не лезь.
     Я уж готов. Я робкий.
     Глянь на бутылок рать!
     Я собираю пробки -
     Душу мою затыкать.
     <1923?>
     ---------------------------------------------
     x x x
     Издатель славный! В этой книге
     Я новым чувствам предаюсь,
     Учусь постигнуть в каждом миге
     Коммуной вздыбленную Русь.
     Пускай о многом неумело
     Шептал бумаге карандаш,
     Душа спросонок хрипло пела,
     Не понимая праздник наш.
     Но ты видением поэта
     Прочтешь не в буквах, а в другом,
     Что в той стране, где власть Советов,
     Не пишут старым языком.
     И, разбирая опыт смелый,
     Меня насмешке не предашь, -
     Лишь потому так неумело
     Шептал бумаге карандаш.
     <1924>
     ---------------------------------------------
     x x x
     Цветы на подоконнике,
     Цветы, цветы.
     Играют на гармонике,
     Ведь слышишь ты?
     Играют на гармонике,
     Ну что же в том?
     Мне нравятся две родинки
     На лбу крутом.
     Ведь ты такая нежная,
     А я так груб.
     Целую так небрежно
     Калину губ.
     Куда ты рвешься, шалая?
     Побудь, побудь...
     Постой, душа усталая,
     Забудь, забудь.
     Она такая дурочка,
     Как те и та...
     Вот потому Снегурочка
     Всегда мечта.
     <1924>
     ---------------------------------------------
     ПАМЯТИ БРЮСОВА
     Мы умираем,
     Сходим в тишь и грусть,
     Но знаю я -
     Нас не забудет Русь.
     Любили девушек,
     Любили женщин мы -
     И ели хлеб
     Из нищенской сумы.
     Но не любили мы
     Продажных торгашей.
     Планета, милая, -
     Катись, гуляй и пей.
     Мы рифмы старые
     Раз сорок повторим.
     Пускать сумеем
     Гоголя и дым.
     Но все же были мы
     Всегда одни.
     Мой милый друг,
     Не сетуй, не кляни!
     Вот умер Брюсов,
     Но помрем и мы, -
     Не выпросить нам дней
     Из нищенской сумы.
     Но крепко вцапались
     Мы в нищую суму.
     Валерий Яклевич!
     Мир праху твоему!
     <1924>
     ---------------------------------------------
     ЦВЕТЫ
     I
     Цветы мне говорят прощай,
     Головками кивая низко.
     Ты больше не увидишь близко
     Родное поле, отчий край.
     Любимые! Ну что ж, ну что ж!
     Я видел вас и видел землю,
     И эту гробовую дрожь
     Как ласку новую приемлю.
     II
     Весенний вечер Синий час.
     Ну как же не любить мне вас,
     Как не любить мне вас, цветы?
     Я с вами выпил бы на "ты".
     Шуми, левкой и резеда.
     С моей душой стряслась беда.
     С душой моей стряслась беда.
     Шуми, левкой и резеда.
     III
     Ах, колокольчик! твой ли пыл
     Мне в душу песней позвонил
     И рассказал, что васильки
     Очей любимых далеки.
     Не пой! не пой мне! Пощади.
     И так огонь горит в груди.
     Она пришла, как к рифме "вновь"
     Неразлучимая любовь.
     IV
     Цветы мои! не всякий мог
     Узнать, что сердцем я продрог,
     Не всякий этот холод в нем
     Мог растопить своим огнем,
     Не всякий, длани кто простер,
     Поймать сумеет долю злую.
     Как бабочка - я на костер
     Лечу и огненность целую.
     V
     Я не люблю цветы с кустов,
     Не называю их цветами.
     Хоть прикасаюсь к ним устами,
     Но не найду к ним нежных слов.
     Я только тот люблю цветок,
     Который врос корнями в землю,
     Его люблю я и приемлю,
     Как северный наш василек.
     VI
     И на рябине есть цветы,
     Цветы - предшественники ягод,
     Они на землю градом лягут,
     Багрец свергая с высоты.
     Они не те, что на земле.
     Цветы рябин другое дело.
     Они как жизнь, как наше тело,
     Делимое в предвечной мгле.
     VII
     Любовь моя! прости, прости.
     Ничто не обошел я мимо.
     Но мне милее на пути,
     Что для меня неповторимо.
     Неповторимы ты и я.
     Помрем - за нас придут другие.
     Но это все же не такие -
     Уж я не твой, ты не моя.
     VIII
     Цветы, скажите мне прощай,
     Головками кивая низко,
     Что не увидеть больше близко
     Ее лицо, любимый край.
     Ну что ж! пускай не увидать!
     Я поражен другим цветеньем
     И потому словесным пеньем
     Земную буду славить гладь.
     IX
     А люди разве не цветы?
     О милая, почувствуй ты,
     Здесь не пустынные слова.
     Как стебель тулово качая,
     А эта разве голова
     Тебе не роза золотая?
     Цветы людей и в солнь и в стыть
     Умеют ползать и ходить.
     X
     Я видел, как цветы ходили,
     И сердцем стал с тех пор добрей,
     Когда узнал, что в этом мире
     То дело было в октябре.
     Цветы сражалися друг с другом,
     И красный цвет был всех бойчей.
     Их больше падало под вьюгой,
     Но все же мощностью упругой
     Они сразили палачей.
     XI
     Мне страшно жаль
     Те красные цветы, что пали.
     Головку розы режет сталь,
     Но все же не боюсь я стали.
     Цветы ходячие земли!
     Они и сталь сразят почище,
     Из стали пустят корабли,
     Из стали сделают жилища.
     XII
     И потому, что я постиг,
     Что мир мне не монашья схима,
     Я ласково влагаю в стих,


1 ] [ 2 ] [ 3 ] [ 4 ] [ 5 ] [ 6 ] [ 7 ] [ 8 ] [ 9 ] [ 10 ] [ 11 ]

/ Полные произведения / Есенин С.А. / Стихотворения


Смотрите также по произведению "Стихотворения":


2003-2019 Litra.ru = Сочинения + Краткие содержания + Биографии
Created by Litra.RU Team / Контакты

 Rambler's Top100 Яндекс цитирования
Дизайн сайта — aminis