Войти... Регистрация
Поиск Расширенный поиск



Есть что добавить?

Присылай нам свои работы, получай litr`ы и обменивай их на майки, тетради и ручки от Litra.ru!

/ Полные произведения / Погодин Р.П. / Дверь

Дверь [20/20]

  Скачать полное произведение

    - Прощайте, Петров, - сказал РѕРЅ. - Меня СѓРІРѕР·СЏС‚. Рад был СЃ вами познакомиться. Пожалуйста, передайте Р—РёРЅРµ. - РћРЅ отдал Петрову незапечатанный конверт, раскланялся, РЅРµ протягивая СЂСѓРєРё. - Прощайте.
    РџРµС‚СЂРѕРІ вскочил, неловко Рё торопливо РєРёРІРЅСѓР».
    РўСѓС‚ прибежал Костя.
    - Р’С‹ еще РЅРµ одеты!
    - Рђ РјРЅРµ РЅРµ РІРѕ что. РњРѕР№ костюм, Костя, РІ камере хранения. Рђ РіРґРµ Арсений?
    - РћРЅРё РІ РјР°С?РёРЅРµ. - Костя смутился РїРѕРґ недоуменным взглядом Петрова Рё РїРѕСЏСЃРЅРёР»: - Директор Рё Лидия Алексеевна.
    - РЈ меня только Рё есть пальто, С?арф Рё С?апка, - сказал Петров. - Р? пижама. ДумаеС?СЊ, РІ пижаме пустят? Пижама новая. Смотри, какая сатиновая. Р? воротник...
    - Пустят. - Костя убежденно РєРёРІРЅСѓР».
    Р’ РјР°С?РёРЅРµ СЂСЏРґРѕРј СЃ С?офером развалясь сидел директор - С?арф его был толст, щеки СЂСѓРјСЏРЅС‹.
    - Садись, РЎР°С?Р°. Привет. РЇ Лидию Алексеевну пригласил. РќРµ возражаеС?СЊ? Чтобы РјС‹ РїСЂРѕ баб поменьС?Рµ болтали, Р° то РІСЃРµ РїСЂРѕ РЅРёС…. РљСѓРґР° поедем?
    - Р’ "Океан", - сказал Костя. - РќР° ту сторону реки. Поплавок. Р’ нем интерьер красивый. Финны делали РїРѕ заказу "Р?нтуриста". РљСѓС…РЅСЏ С…РѕСЂРѕС?ая. Семь рублей Р·Р° РІС…РѕРґ.
    - Только Р·Р° РІС…РѕРґ? - ахнула Лидия Алексеевна.
    - РќРµ просто, Р° РЅР° семь рублей вам принесут. Чтобы трудящиеся кофе пить РЅРµ бегали.
    - Прибегут СЃ рублем, РІСЃРµ столы РѕР±СЃСЏРґСѓС‚, Р° барину Рё поместиться некуда, - пророкотал Арсений. - Рђ барин гульнуть хочет СЃ дамой.
    - РќРѕ почему - барин? - Костя Пучков повертел головой РЅР° жилистой, плохо выбритой С?ее. - РњС‹ же РІРѕС‚ РЅРµ баре. Бывает же РёРЅРѕРіРґР°, РєРѕРіРґР° очень надо.
    РќР° перилах моста сидели чайки Рё нахохленные РІРѕСЂРѕР±СЊРё. БольС?ая Невка была синей. Голубые камни РІ СѓС?ах Лидии Алексеевны казались льдинками.
    РђСЂСЃРµРЅРёР№ убрался РІ СЃРІРѕР№ толстый С?ар4), РІ СЃРІРѕРµ толстое ратиновое пальто.
    Р–енат РѕРЅ РЅРµ был. Высокий, спортивный, РѕРЅ всегда был окружен девуС?ками. Была Сѓ него любовь - арфистка. РќРѕ РїРѕРєР° РѕРЅ писал диплом, РїРѕРєР° собирался жениться, арфистка чудовищно растолстела. Была Сѓ него вторая любовь - певица. РќРѕ РїРѕРєР° РѕРЅ защищал кандидатскую, РїРѕРєР° собирался жениться, певицу РѕРґРёРЅ долгоносый океанолог увез РІРѕ Владивосток, Арсений хотел жениться без любви, только для воспроизводства, РЅРѕ С?ирота выбора сделала выбор невозможным.
    Р›СЋРґРјРёР»Р° Аркадьевна, его секретарС?Р°, надеется, что РѕРЅ оценит ее как преданную РїРѕРґСЂСѓРіСѓ.
    РџРµС‚СЂРѕРІ засмеялся: "РќРµ оценит РѕРЅ, нет, РЅРµ оценит".
    - РўС‹ что ржеС?СЊ? - СЃРїСЂРѕСЃРёР» директор. - РўС‹ должен думать Рѕ вечном, Р° ты вульгарно ржеС?СЊ над СЃРІРѕРёРј любимым начальством.
    Р’ ресторане было красиво - РІСЃРµ РІ СЃРёРЅРµ-белом.
    - Р? СЏ РІ СЃРёРЅРµ-белом, - сказал Петров.
    Р“ардеробщик Рё официант сделали РІРёРґ, что гость РІ сатиновой больничной пижаме для РЅРёС… явление самое обыкновенное, - РѕРЅРё ему улыбнулись радуС?РЅРѕ.
    РќР° столе, уже сервированном, обтекала СЃРѕРєРѕРј СЂРѕР·Р° рыбьего царства несравненная семга. РџРѕ РґРІРµ порции РЅР° брата. Арсений С?лепнул себе РЅР° тарелку пару РєСѓСЃРєРѕРІ потолще, расчленил РёС…, нарезал свежего огурца, выдавил лимон, попробовал Рё зажмурился, аж слеза выдавилась. Р?, зажмуривС?РёСЃСЊ, сказал:
    - РЎР°С?Р°, СЏ прочитал твою тысячу страниц. Р’РѕС‚ этот великий мерзавец Пучков Костя всучил РјРЅРµ силой. Р? как ты думаеС?СЊ, РєСѓРґР° СЏ эти страницы дел? Нет, РЅРµ надейся, РѕРЅРё РЅРµ РЅР° РіРІРѕР·РґРёРєРµ - РѕРЅРё РІ издательстве "Наука" СЃ РјРѕРёРј предисловием. РЈ РЅРёС… там есть РѕРєРЅРѕ как раз такого объема. Так выпьем Р·Р° РєРЅРёРіСѓ. Потом сократиС?СЊ РґРѕ трехсот страниц - Рё докторская РІ кармане.
    РџРµС‚СЂРѕРІ представил увесистую РєРЅРёРіСѓ почему-то РІ СЃРёРЅРµ-белой обложке, представил, как люди ее РІ СЂСѓРєРё берут, перелистывают, Рё РІРґСЂСѓРі испугался, даже потом покрылся Рё побледнел сильно.
    РђСЂСЃРµРЅРёР№ РіРѕРІРѕСЂРёР» - собственно, только РѕРЅ Рё РіРѕРІРѕСЂРёР»:
    - РЇ эгоцентрик - если замолчу, РјРЅРµ будет скучно. СлуС?ай, РЎР°С?Р°, Рё ты, разбойник, слуС?ай. РЈ меня есть древний тост. РџРѕ-моему, персидский. Персы очень любили тосты. Грузины Сѓ РЅРёС… научились. Наливайте. РЇ сейчас его РІСЃРїРѕРјРЅСЋ. Лидия Алексеевна, вам РЅРµ скучно? Скучала женщина РІ объятиях... РђРіР°, РІСЃРїРѕРјРЅРёР»... Воевали РІ древности РґРІРѕРµ: РѕРґРёРЅ С?ах, восточный деспот, Рё РѕРґРёРЅ РґРёРІ, ростом СЃ пирамиду Хеопса. Див С?вырял РІ деспота целыми дубовыми рощами. Обламывал верхуС?РєРё РіРѕСЂ Рё РІСЃРµ РІ этого деспота С?вырял. Короче безобразничал. Рђ С?ах - РѕРЅ был маленький, РЅРѕ лукавый Рё верткий - владел черной магией Рё СЃ ее помощью отводил РІСЃРµ удары громадного РґРёРІР°, - Рё РІСЃРµ помощники Сѓ него были РїРѕРґРѕРЅРєРё, РѕРґРёРЅ РґСЂСѓРіРѕРіРѕ гаже. РќРѕ РІРѕС‚ аллаху надоела РёС… грызня, РѕРЅ РІР·СЏР» РґР° Рё Р±СЂРѕСЃРёР» РѕР±РѕРёС… РІ глубокое зловонное озеро. Див-великан встал РІРѕ весь СЂРѕСЃС‚, высунул голову РёР· зловонной жижи. Стоит, покуривает сигарету. Смотрит, неподалеку высунулся РёР· жижи С?ах. ОткаС?лялся Рё РіРѕРІРѕСЂРёС‚: "Р­Р№ ты, проклятый РґРёРІ, дай закурить". Див протянул ему сигареты Рё СЃРїСЂР°С?ивает: "СлуС?ай, негодяй, ты плаваеС?СЊ или РїРѕРґ тобой мель?" - "РџРѕРґРѕ РјРЅРѕР№ РјРѕРё верные слуги: РІРёР·РёСЂРё, платные убийцы, С?татные доносчики, клеветники-любители, завистники. Последних больС?Рµ всего. Р? РІСЃРµ РјС‹, - С?ах усмехнулся, - стоим РЅР° плечах Сѓ того миляги парня, который однажды предал своего товарища. Знай, Рѕ ты, проклятый РґРёРІ, что всегда, Сѓ всех народов, найдется тот простой симпатичный миляга-парень, который продаст товарища. РќР° этом, Рѕ отвратительный, Рё зиждется наука управлять, Р° ты РіРѕСЂС‹ ломаеС?СЊ, РіСЂСѓРґСЊСЋ РїСЂРµС?СЊ - противно РјРЅРµ, Рѕ безобразный, тебя лицезреть". - Давай тост, - строго сказала Лидия Алексеевна. - Это байка, Р° нам нужен тост. - Конечно. - Арсений встал. - Конечно. Так выпьем Р·Р° то, чтобы РЅР°С? институт процветал Рё народ РІ нем жил дружно. Петров, СЏ твой РґСЂСѓРі? РЇ тебя предавал? РўС‹ меня уважаеС?СЊ? - РЇ тебя уважаю, - сказал Петров. - РЇ вас всех уважаю, - сказал Пучков Костя. - РќРѕ подаю заявление РѕР± СѓС…РѕРґРµ. - РќСѓ Рё дурак, - сказал Арсений. - Р?Р· тебя настоящий ученый получится. РќРµ то что этот художник слова Петров. Потом поехали выпить РїРѕ чаС?ечке кофе СЃ ликером. Арсению захотелось петь. РћРЅ затянул "Старинные часы". Костя РїРѕС?ел приглаС?ать РЅР° танец буфетчицу, РЅРѕ Лидия Алексеевна вытащила РёС… РЅР° улицу Рё затолкала РІ РјР°С?РёРЅСѓ. Петров предложил ехать РІ подвал - там, РјРѕР», можно Рё петь, Рё танцевать, Рё даже рыдать, если РєРѕРјСѓ охота. Р’ кочегарке РЅР° табуретке сидела Рампа. Выглядела РѕРЅР° усталой. РќР° ней был надет растянутый свитер; чувствовалось, что надет РѕРЅ РЅР° голое тело. Р СѓРєРё, РЅРµ отмытые РѕС‚ краски, лежали РЅР° джинсовых СЃСѓС…РёС… коленях. - Привет тебе, Рѕ женщина! - сказал Арсений. - Петров, тебя РІ РґСЂСѓРіСѓСЋ больницу перевели, РІ сумасС?едС?РёР№ РґРѕРј? Р? ты оттуда сбежал? РўСѓС‚ РІСЃРµ сумасС?едС?РёРµ. СлыС?РёС?СЊ, кричат. РЎРґРѕС…РЅСѓС‚ РѕРЅРё РѕС‚ РєСЂРёРєР°. - Кто там? - СЃРїСЂРѕСЃРёР» Петров. - РћР±Р°-РґРІР°. РўРІРѕР№ РґСЂСѓРі, нахал, сказал РјРЅРµ: "Загипнотизирую, если РЅРµ СЃРјРѕРµС?СЊСЃСЏ, - Р±СѓРґРµС?СЊ дурочкой". Рђ РјРЅРµ РЅРµ страС?РЅРѕ. Петров, СЏ Рє тебе хотела прийти, РѕРЅРё РЅРµ пустили. Говорят, что РѕРґРЅР° Матрена Рє тебе уже С…РѕРґРёС‚. Кто Рє тебе С…РѕРґРёС‚, Петров? Петров открыл дверь РІ бомбоубежище. Оттуда, как С?ампанское, выплеснулся ликующий рев. Пели: "Славное РјРѕСЂРµ, священный Байкал..." Арсений оттеснил Петрова плечом, пролез РІ подвал Рё СЃ РїРѕСЂРѕРіР° подхватил песню басом. Песня лилась РёР· помещения No3. Петров распахнул дверь. Р—Р° столом сидели Эразм Рё Кочегар. Увидев влезающего РІ помещение Арсения, Эразм завопил: как-никак десятый класс вместе заканчивали РІ тысяча девятьсот СЃРѕСЂРѕРє С?естом РіРѕРґСѓ Петров тогда уже возвратился РёР· Свердловска. РћРЅРё вопили, РЅРѕ Петров РЅРµ слыС?ал. РћРЅ смотрел РЅР° стену. Поливинилхлоридацетатная эмаль СЃРѕ стены была счищена, стена была загрунтована эмульсионным белилом, Рё РїРѕ белому полю С?ла РїСЂРѕСЂРёСЃРѕРІРєР°: барханы пустыни, РІ небе РІРёСЃСЏС‚ песочные часы, Рё песка РІ верхней колбе осталось совсем мало. РќРё былинки, РЅРё травинки. Р?Р· барханов фантастическим лесом торчат СЂРѕРіР° разнообразные: СЂРѕРіР° оленей, лосей, маралов, буйволов, козлов, антилоп, архаров, Р±РёР·РѕРЅРѕРІ Рё РЅРѕСЃРѕСЂРѕРіРѕРІ... Стена производила впечатление жуткое, смысл ее был грозен Рё издевательски ясен. - Модная тема, - сказал Кочегар. - Рампа старается. РќРµ убить ей Севу РІ себе, РЅРµ убить. Говорит, что режиссером больС?Рµ РЅРµ хочет, теперь художником хочет, монументалистом... Р’РѕС‚ глинтвейна сварили. Купили брынзы. Тебя ждали, Петров, - знамение было. Петров представил, наконец, Лидию Алексеевну, Арсения Рё аспиранта Костю. РќР° столе стояла больС?ая кастрюля СЃ глинтвейном. РћС‚ него С?ел пар. Арсений тут же выпил целый половник Рё губами почмокал. - Арсений, РЅРµ наливайся, - сказала Лидия Алексеевна. - Рђ что? - забрюзжал Арсений. - Левки нет, РѕРЅ Сѓ бабуС?РєРё. Некому РЅР° нас смотреть СЃ СѓРєРѕСЂРѕРј. - РљРѕРіРґР° ты налижеС?СЊСЃСЏ, ты храпиС?СЊ. РЇ терпеть РЅРµ РјРѕРіСѓ, РєРѕРіРґР° РїРѕРґ Р±РѕРєРѕРј храпят. Глаза Сѓ Петрова полезли РЅР° лоб: "Р’РѕС‚ это номер. Конспирация". - Бедняжка Людмила Аркадьевна, - сказал РѕРЅ. - Как же быть? - НеразреС?имая ситуация. - Лидия Алексеевна пожала плечами. - Жаль человека. Александр Р?ванович, только РІС‹ догадались, больС?Рµ никто. Рыжий Левка меня презирает - СЃ РЅРёРј уже скучно. Р—Р°С?ла Рампа, попросила, чтобы тиС?Рµ орали: РЅР° РґРІРѕСЂРµ собрался народ думают, драка. Кочегар встал, закрыл вентиляционные С?кафы. Петров РєРёРІРЅСѓР» РЅР° стену. - Жуть. Рђ как же СЃРѕ Станиславским? - Р–РёРІРѕРїРёСЃСЊ первична. Режиссура вторична, - сказала Рампа. Арсений ее поддержал, смакуя глинтвейн: - Гвоздики мало Рё перцу РґСѓС?истого... Режиссеры - это купцы. Р? то, если крупные. Рђ мелкие режиссеры - приказчики. Заворачивают старый товар РІ новые обертки сообразно состоянию РІРєСѓСЃР° Рё СЃРїСЂРѕСЃР°. Р?РЅРѕРіРґР° Рё просто дерьмо завернут. РќР° дерьмо, кстати, сейчас больС?РѕР№ РІРєСѓСЃ Рё СЃРїСЂРѕСЃ. РќРѕ РІ РѕСЃРЅРѕРІРЅРѕРј обертка РІ РјРѕРґРµ, упаковка, раскраС?енный РјРµС?РѕРє. Рђ быть там или РЅРµ быть такого РІРѕРїСЂРѕСЃР° нет. РќРµ стоит. Зритель наслыС?ан Рё навиден. РћРЅ теперь хочет Гамлета РІ красном или РІ звездно-полосатом. Р? чтобы Гамлет РїСЂСЏРјРѕ РЅР° сцене искал Р±С‹ фигу, желательно РіРґРµ-РЅРёР±СѓРґСЊ ниже РїРѕСЏСЃР°. РћРЅРё схватились определять, кто РёР· режиссеров купец, кто приказчик: - Стреллер - купец. - Щеки Сѓ РЅРёС… надулись. - Феллини - тоже. - Глаза Сѓ РЅРёС… выпучились. - Бертолуччи - купец. - Антониони - приказчик. - Р РёР·Рё - коммивояжер. - Складка справедливости легла Сѓ РЅРёС… меж бровей. - Р? РІС‹ купцы, - сказала Лидия Алексеевна. Р? улыбка окрасила РёС… судейские лица. - РќРµ-Рµ. РњС‹ товар. Нас еще упаковать надо. Р’РѕРЅ Петрова послезавтра упакуют - Рё пожалуйста, жене подарок РЅР° Р’РѕСЃСЊРјРѕРµ марта. РџРѕРґ выкрики "Приказчик! Купец! Жулик!" Петров тихо РІС‹С?ел РІ РєРѕСЂРёРґРѕСЂ Рё тихо РІРѕС?ел РІ кочегарку. Рампа плакала, облокотясь РЅР° тумбочку, РћРЅР° РЅРµ отвернулась, РЅРµ закрыла лица. - РўС‹ что? - СЃРїСЂРѕСЃРёР» Петров. - Р’СЃРµ СѓС…РѕРґСЏС‚. - Рампа махнула СЂСѓРєРѕР№. - Сева СѓС?ел. РўС‹ СѓС…РѕРґС‹С?СЊ. Кочегар уходыт... Р’ деревню. Нахал уходыт - РІ РјРѕСЂРµ. Зачем люди СѓС…РѕРґСЏС‚? Надо приходыть, Р° РѕРЅРё СѓС…РѕРґСѓС‚. Петров погладил ее РїРѕ плечу. - Прощай. РќР° улице было ветрено. Петрову повезло, РѕРЅ быстро поймал такси. Р?Р·-РїРѕРґ колес, как взмах лоС?адиной РіСЂРёРІС‹, летел мокрый снег. РћРєРЅР° РІ домах - как глаза СЃРѕРІС‹. Р’ палате его встретили восторженно. - Рљ тебе анестезиолог РїСЂРёС…РѕРґРёР» РґРІР° раза. РўС‹ РіРґРµ был? - Р’ ресторане. - РҐРѕСЂРѕС?Рѕ гульнул? - РЇ малопьющий. - Рљ тебе тут людей приходило - РјРµС?РєРѕРІ нанесли РЅР° неделю. Наверное, апельсины. - Наверное. - Петров сложил РјРµС?РєРё РїРѕРґ кровать Рё лег. Мыслей РІ голове Сѓ него РЅРµ было никаких, РЅРѕ стояло перед глазами лицо Лидии Алексеевны РЇСЂРєРёРЅРѕР№, доктора наук, близорукой женщины СЃ рыжими волосами Рё голубыми драгоценностями. РЈ нее есть сын - Левка. Теперь РѕРЅР° СЂРѕРґРёС‚ еще, РѕС‚ Арсения. Петров чувствовал, что это именно так. РћС‚ Арсения РѕРЅР° уйдет, Рё Арсений вздохнет СЃ облегчением. Будет посыпать СЃРІРѕСЋ РіСЂСѓРґСЊ Рё живот табачным пеплом. Потом Петров РІСЃРїРѕРјРЅРёР», что даже РЅРµ погладил Мымрия. РќРѕ возразил себе. Мымрия РІСЃРµ время прижимал Рє животу Эразм Рё РіРѕРІРѕСЂРёР» горячо, что возьмет его РІ РјРѕСЂРµ, что скифу уже давно РїРѕСЂР° побывать Р·Р° границей. Мымрий восторженно брякал. Петрова Мымрий встретил РІ каком-то СЃРєРѕСЂР±РЅРѕРј ключе, как Р±С‹ СЃРѕ слезой. "Рђ РІРґСЂСѓРі этот Мымрий - РѕРЅР°?" - мысленно воскликнул Петров. Его охватил ужас. РџСЂСЏРјРѕ РІ пижаме РѕРЅ залез РїРѕРґ одеяло, свернулся клубочком Рё затих. Рђ РєРѕРіРґР° согрелся, СѓСЃРЅСѓР». РћРЅ С?ел РїРѕ уютному РіРѕСЂРѕРґСѓ, похожему РЅР° Ленинград Рё РЅР° Ялту одновременно, РІ веселой вечерней толпе. Такого еще РЅРµ бывало - РіРѕСЂРѕРґ РІ его сновидениях всегда был пустым Рё разваливающимся. Навстречу ему С?ел высокий, слегка прихрамывающий человек РІ коричневом кожаном пальто, коричневой кожаной кепке, коричневых кожаных перчатках, СЃ молодой коричневой таксой РЅР° РїРѕРІРѕРґРєРµ - кобелем. - Здравствуйте, Александр Р?ванович, - сказал высокий человек РІ коричневой коже - С?евро-мароккан. Петров поклонился, вложив РІ поклон свидетельства своей образованности, воспитанности, радости Рё готовности поддержать беседу конечно, если РЅРµ очень долго. - Хочу сказать. - Арнольд Николаевич улыбнулся, отгораживаясь улыбкой РѕС‚ прохожих Рё РѕС‚ возможного желания принимать его легкий тон Р·Р° легкомыслие. - РЇ сделал небольС?РѕРµ, РЅРѕ важное для себя открытие. Сообщу только вам. Понимаете, Александр Р?ванович, Антуан РґРµ Сент-Экзюпери, строго РіРѕРІРѕСЂСЏ, РЅРµ корректен, утверждая, что РјС‹ отвечаем Р·Р° того, РєРѕРіРѕ приручаем. Это лиС?СЊ часть истины, этакий сегмент. Первое: желающих приручиться несравненно больС?Рµ, чем желающих приручить, Рё РѕРЅРё наседают. Второе Рё главное: лиС?ая РєРѕРіРѕ-то СЃРІРѕР±РѕРґС‹ воли, то есть приручая, РјС‹ сами этой СЃРІРѕР±РѕРґС‹ лиС?аемся. Посмотрите РЅР° меня: СЏ РЅР° таком же коротком РїРѕРІРѕРґРєРµ РїРѕ отноС?ению Рє моей таксе, как Рё РѕРЅР° РїРѕ отноС?ению РєРѕ РјРЅРµ. Это цепи, Александр Р?ванович, РЅРѕ, лиС?РёРІС?РёСЃСЊ РёС…, РјС‹ лиС?аемся всего. Р’РѕС‚ так, гуляя РїРѕ вечерам, СЏ думаю. Днем СЏ думаю Рѕ подводных лодках. Численность команды РЅР° атомном РїРѕРґРІРѕРґРЅРѕРј крейсере СЏ хочу довести РґРѕ трех человек: можно Рё РІРѕРІСЃРµ без людей, РЅРѕ отвечать Р·Р° глупость должны люди, Р° РЅРµ автоматы. Желаю всего наилучС?его. - Арнольд Николаевич улыбнулся, блеснув белизной Р·СѓР±РѕРІ, Рё повел СЃРІРѕСЋ таксу Рє молодому задумчивому милиционеру. Петров С?ел РІ нарядной толпе, словно плыл среди неспеС?ных Рё некрутых волн, которые РјСЏРіРєРѕ подталкивали его то РІ РѕРґРЅРѕ плечо, то РІ РґСЂСѓРіРѕРµ. Р’РґСЂСѓРі кто-то РІР·СЏР» его Р·Р° локоть. - Привет, Петров. Петров повернулся. Ему улыбалась молодая женщина, считавС?ая, вероятно, что Мирен Матье ей подражает РІРѕ всем. Петров РјРѕРі Р±С‹ поклясться, что РЅРёРєРѕРіРґР° раньС?Рµ ее РЅРµ видел. - РЇ РјРѕРіСѓ сказать только тебе, Петров. РЇ СѓР№РґСѓ РѕС‚ него. Отдам Сансика РІ интернат Рё СѓР№РґСѓ. Петров, РјРЅРµ очень хочется плеснуть РІ его сытую, сальную, наглую, самодовольную рожу СѓРєСЃСѓСЃРЅРѕР№ эссенцией, хоть это Рё РЅРµ современно. Плесну Рё СЃСЏРґСѓ. Р? черт СЃ РЅРёРј. РќСѓ, РїРѕРєР°, Петров. Сказала тебе, Рё стало легче. - РќРѕ почему?.. - РўС‹ что, РЅРµ понимаеС?СЊ? - Нет... РќРѕ... Женщина послала ему РІРѕР·РґСѓС?ный поцелуй Рё скрылась РІ дверях РїРѕРґ вывеской "Кружева". Потом Рє нему РїРѕРґРѕС?ли РґРІР° незнакомых парня, сказали: - Петров, РЅРµ РјС‹ будем, РЅРѕ РјС‹ ее распечатаем. Черт нас задери, век СЃРІРѕР±РѕРґС‹ РЅРµ видать. - РљРѕРіРѕ распечатаете? - Ювелирную лавку. РўС‹ видел, какие там цены? РњС‹ Р·Р°С?ли Рё РґРѕ СЃРёС… РїРѕСЂ РІ кайфе. Какой трудящийся может купить Р±СЂРѕС?РєСѓ бабе или кольцо дочке Р·Р° тридцать тысяч? Это же специально для нас - для РІРѕСЂСЋРі Рё рыночных князей. - РќРѕ почему РІС‹ это РјРЅРµ говорите? - С?епотом СЃРїСЂРѕСЃРёР» Петров. - Надо же поделиться, чтобы потом язык РЅРµ чесался. Рђ ты... РќСѓ ладно, Александр Р?ванович, РјС‹ тебе сказали, Рё РІСЃРµ. Р? РІСЃРµ. - Парни кивнули ему, как Р±С‹ обещая быть осторожными, Рё пропали РІ толпе. Улица вывела Петрова РЅР° пустынную площадь. Камни площади были РІ щербинах РѕС‚ разорвавС?РёС…СЃСЏ РјРёРЅ. Черные стены РґРѕРјРѕРІ Рё белые языки известковой пыли. Посередине РІ золоченом кресле, РЅРѕРіР° РЅР° РЅРѕРіСѓ, сидел СтарС?РёРЅР°. - РўСЂРѕРЅ, - сказал СтарС?РёРЅР° просто. - РўСЂРѕРЅ пустовать РЅРµ должен. - Рђ Лисичкин Рё Каюков РіРґРµ? - РћРЅРё РЅР° переднем крае. Где же еще быть солдату?.. Рђ РІС‹? Гуляете? - РІ СЃРІРѕСЋ очередь СЃРїСЂРѕСЃРёР» СтарС?РёРЅР°. Петров СЃРЅРѕРІР° РІС‹С?ел РЅР° С?СѓРјРЅСѓСЋ улицу. Незнакомый народ веселился. Р’ витрине ювелирного магазина, среди кулонов Рё Р±СЂРѕС?ей, ложек Рё знаков зодиака, Петров увидел Мымрия - Р·СѓР±С‹ Сѓ него сверкали жемчугом, РёР· СѓС?ных отверстий свисали больС?РёРµ изумрудные бриолеты. Ресницы Сѓ него были длинные, приклеенные. Р? было слыС?РЅРѕ, как радостно РѕРЅ брякает, как это может только женщина, Сѓ которой есть чем поделиться, - женщина, полная тайн. Р? как Р±С‹ РІ тумане Петров увидел мчащуюся РїРѕ степи РЅР° буланом РєРѕРЅРµ амазонку. Подскакала амазонка Рє нему Рё сказала: - Привет, Петров, СЏ так рада. РЇ тебе такую тайну открою, ахнеС?СЊ. РЇ РњРёСЂРёРЅР°, дочь Р?пполиты. Молчи, Петров, молчи... Петров оградился РѕС‚ нее руками, закричал Рё проснулся. Соседи храпели, хрюкали, выдували пузыри Рё РґРёРєРёРµ песни. Петров выпил клюквенного киселя, принесенного ему дочерью РђРЅРЅРѕР№, сполоснул лицо холодной РІРѕРґРѕР№, разделся Рё СЃРЅРѕРІР° лег, проглотив РїРѕ таблетке барбамила Рё родедорма. Утром РѕРЅ был РїСѓСЃС‚, как кулек, РёР· которого вытрясли содержимое. Р’ углах кулька остались РєРѕРµ-какие РєСЂСѓРїРёРЅРєРё РґР° сохранилась простодуС?ная РЅР° первый взгляд форма чего-то бывС?его РІ нем. Петров никак РЅРµ РјРѕРі вспомнить мысль, тревоживС?СѓСЋ его ночью. Что-то было, какой-то неприятный СЃРѕРЅ. РќРѕ РѕРЅ его заспал. РџСЂРёС?ел аспирант Костя Пучков, мрачный Рё желтый. - Как РІС‹, Александр Р?ванович? - Спасибо. Нормально, - сказал Петров. - РҐРѕСЂРѕС?Рѕ вчера было. Жалко, что РІС‹ СѓС?ли. Там РІ помещениях номер РѕРґРёРЅ Рё номер РґРІР° РЁСѓСЂРёРєРё живут, РґРІРµ пары. Петров сел РЅР° кровати, СЃРїСЂРѕСЃРёР» СЃ оторопью: - Какие РЁСѓСЂРёРєРё? - РћРЅРё вас РЅРµ знают. Только что заселились. Длинные, как морская капуста. КолыС?утся Рё оплетают РґСЂСѓРі РґСЂСѓРіР°. Сначала эти водоросли испугались РЅР°С?РёС… РєСЂРёРєРѕРІ, потом вместе СЃ нами пели Рё танцевали... Петров грустно поведал Косте СЃРІРѕРё мысли Рѕ последней главе. - Наверно, - сказал Костя. - РџРѕ Фрейду, жизнь регулируется принципом наслаждения. Рђ разум придумал нравственный закон, чтобы наслаждения эти регулировать. "Может, Р·СЂСЏ СЏ его РІ литературу подталкивал?" - Петрову стало неловко. Р?зжога его сотрясала. Рђ Костя сказал: - РЇ зачем Рє вам - РІС‹ Р·Р° РєРЅРёРіСѓ РЅРµ беспокойтесь. Если что, СЏ РІ РѕР±РєРѕРј РїРѕР№РґСѓ. РЇ РёР· РЅРёС… РґСѓС?Сѓ выну. РћРЅРё меня еще плохо знают. - Костя Пучков сжал челюсти так, что РЅР° скулах образовались желваки. Р? РЅР° каждом РёР· РЅРёС… было РїРѕ прыщу - как красные РєРЅРѕРїРєРё каких-то спусковых устройств. - Заявление СЏ сегодня подам. Р’ С?коле РјРЅРµ место держат. Буду повесть писать Рѕ Шуриках "Тараканьи бега". Кто же Рѕ РЅРёС… напиС?ет, если РЅРµ СЏ? РЇ, можно сказать, сам РЁСѓСЂРёРє. До свидания, Александр Р?ванович. Р?звините. РџРѕР№РґСѓ отосплюсь. После СѓС…РѕРґР° Кости Петров нервно Рё виновато разобрал вчераС?РЅРёРµ РїРѕРґРЅРѕС?ения, СЃРіСЂСѓР·РёР» РІСЃРµ апельсины РІ самый больС?РѕР№ РјРµС?РѕРє Рё отнес РёС… РЅР° РїРѕСЃС‚ дежурной сестре. Ею оказалась Татьяна, стройная, высокая Рё потрясающе молодая, СЃ РїСЂСЏРјРѕР№ СЃРїРёРЅРѕР№ копьеметательницы Рё комсомольским значком РЅР° крахмальном переднике. - Зачем столько? - спросила Татьяна. - РЇ РёС… РЅРµ ем. Рђ раньС?Рµ ел. Апельсины - это для молодых. Потом РїСЂРёС?ла Р—РёРЅР°, села Сѓ него РІ ногах. - Лежи, лежи, - сказала. - РќСѓ РїРѕС?ел РІ ресторан, РїРѕ зачем нажираться? - РўС‹ что - СЏ самую капельку. - Петров СЃ больС?РѕР№ приятностью РІРґРѕС…РЅСѓР» аромат Зининых РґСѓС…РѕРІ, мысленно пожелал своему бывС?ему аспиранту Пучкову Косте влюбиться РІ красавицу, чтобы слово его художественное приобрело РЅРµ только Р±С‹ социальную злость, РЅРѕ Рё сердечную мудрость Рё горечь, потом РІР·СЏР» РґР° Рё рассказал Р—РёРЅРµ СЃРІРѕР№ СЃРѕРЅ. - Это Рє С…РѕСЂРѕС?ему, - сказала Р—РёРЅР°. - Если Р±С‹ предстояло тебе отбросить сандалии, тебе Р±С‹ тайн РЅРµ вверяли. РўС‹ знаеС?СЊ, РџСѓСѓРєР° увезли - РЅР° поправку РїРѕС?ел. Р?Р· конверта, оставленного РџСѓСѓРєРѕРј для нее, Р—РёРЅР° вынула СЏСЂРєРёР№ кленовый лист. - РћРЅ РІ тебя был влюблен, - сказал Петров, Рё слово "был", употребленное РёРј, оцарапало ему горло, РѕРЅ закаС?лялся. - Нет, РЅРµ влюблен. РћРЅ считал меня такой чистой, такой дурочкой - то ли святой, то ли СЋСЂРѕРґРёРІРѕР№. РћРЅ цветы любил, РџСѓСѓРє... РЇ тебе сегодня нравлюсь? РќР° Р—РёРЅРµ было мерцающее платье РёР· С?СѓСЂС?ащей заграничной тафты СЃРёРЅРµ-зеленого цвета СЃ как Р±С‹ плавающими черными тенями. Каким-то образом черные тени эти уходили РІ глубину, как РІ вечерней РІРѕРґРµ или РІ темном стекле, отчего Рё обнаженные плечи Р—РёРЅС‹, Рё ее СЂСѓРєРё приобрели как Р±С‹ РёРЅСѓСЋ сущность: то ли самостоятельность, то ли множественность, РїРѕ тепло РёС… Рё РёС… сила были насыщены нежностью. Р—РёРЅР° вытащила РёР· СЃСѓРјРєРё туфли РЅР° высоченном каблуке, зеленые, надела Рё РїСЂРѕС?ла РїРѕ РїСЂРѕС…РѕРґСѓ между койками. - Смотри РЅР° меня, Петров, смотри, - говорила РѕРЅР°. Р’ дверях, приоткрыв СЂРѕС‚, стояла сестра Татьяна. Каким-то странным образом РѕРЅР° казалась причастной Рє Р—РёРЅРёРЅРѕР№ красоте. - Петров, перед операцией нужно вообразить себе что-РЅРёР±СѓРґСЊ очень С…РѕСЂРѕС?ее. Рђ что Сѓ тебя есть? Что Сѓ тебя есть, Петров? РўС‹ меня вспоминай. РЇ Сѓ тебя С…РѕСЂРѕС?ая. Р—РёРЅР° была ослепительна. Рђ РєРѕРіРґР° РѕРЅР° РїРѕРґРѕС?ла Рё обняла Танечку, то Петрову РІРґСЂСѓРі показалось, что начинается С?ествие наяд. РЈ него закружилась голова... - Смотри РЅР° меня, Петров, смотри, - говорила Р—РёРЅР°, обнимая Танечку Р·Р° лазоревые плечи. Танечка казалась СЂСЏРґРѕРј СЃ ней листком, бледно обрамляющим тяжелый темный цветок, полный РіРѕСЂСЊРєРѕРіРѕ СЃРѕРєР°, РѕС‚ которого помрачается разум Рё иссыхает дыхание. РљРѕРіРґР° Р—РёРЅР° СѓС?ла, однопалатники сказали едва слыС?ным С?епотом Голосистого: - Ведьма. Перед ужином, Р° Петрову ужинать было нельзя, РїСЂРёС?ел анестезиолог. РћРЅ был строен, спортивен, опрятен Рё, как РІСЃРµ здесь, профессионален. Сел РЅР° кровать. Пощупал Петрову пульс. - Как самочувствие? - РҐРѕСЂРѕС?ее, - сказал Петров. - РќСѓ Рё прекрасно. - Анестезиолог положил Петрову РЅР° тумбочку РґРІР° пакетика, РІ каждом РёР· РЅРёС… было РїРѕ РґРІРµ голубых чечевицеобразных таблетки, РїРѕ РґРІРµ желтых Рё РїРѕ РѕРґРЅРѕР№ белой лепеС?РєРµ. - Р?Р· РѕРґРЅРѕРіРѕ пакетика перед СЃРЅРѕРј сегодня. Р?Р· РґСЂСѓРіРѕРіРѕ перед операцией завтра. Сестра вам напомнит. Потом РїСЂРёС?ла старС?ая сестра, похожая РЅР° Снегурочку. Петров мысленно поставил ее СЂСЏРґРѕРј СЃ Р—РёРЅРѕР№ Рё Танечкой. Получилось красиво. - Александр Р?ванович, - сказала РѕРЅР°. - Вам нужно сделать перед СЃРЅРѕРј клизму. Завтра утром тоже. - Зачем? - СЃРїСЂРѕСЃРёР» Петров, имея РІ РІРёРґСѓ спросить что-то РґСЂСѓРіРѕРµ. - Александр Р?ванович, - Снегурочка улыбнулась ему мило, - СЏ полагала, РІС‹ догадливее. - Действительно, - сказал Петров. - Что-то СЃРѕ РјРЅРѕР№ РЅРµ то. Сестра посмотрела РЅР° него сначала тревожно, РЅРѕ потом улыбка РІРЅРѕРІСЊ заклубилась Сѓ нее РІ уголках РіСѓР±. Губы Сѓ нее были удивительно свежего цвета. Р? румянец РЅР° фарфоровых щеках нежный. "Р’РѕС‚ чертовка", - подумал Петров. Рђ РєРѕРіРґР° сестра РІС‹С?ла. Голосистый сказал РІ СЃРІРѕР№ приборчик: - Тоже ведьма. Р? вообще, РјС‹ стареем, РєРѕРіРґР° девки С…РѕСЂРѕС?еют. Спал Петров СЃ ощущением легкого южнобережного счастья. Утром его разбудила Татьяна. РћРЅ улыбнулся ей. РћРЅР° ему подмигнула. - Александр Р?ванович, РїРѕСЂР° клизму делать. - РЇ готов. РЇ сам. - Чего мелочиться. Вдвоем веселее. РљРѕРіРґР° глотать таблетки, СЏ вам скажу. После клизмы Петров Р±СЂРѕРґРёР» РїРѕ РєРѕСЂРёРґРѕСЂСѓ легкий Рё блаженный. Р—РІРѕРЅРєРѕ стуча каблуками, РїСЂРѕС?ла Лидочка. Поздоровалась, направляясь РІ комнату медсестер надевать лазоревое платье Рё белые босоножки. РџСЂРѕС?ел Дранкин, РїРѕС?евеливая крепкими растопыренными пальцами. - Как РІС‹, Александр Р?ванович? - Мобилизуюсь. - РќСѓ-РЅСѓ... Дранкин РїРѕРіРѕРІРѕСЂРёР» СЃ сестрами, РІСЃРµ трое глянули РЅР° часы, Рё РѕРЅ РїРѕС?ел РІ первую палату Рє оперированным посмотреть, как там дела. "Как РІРѕРґСЏРЅРѕР№. Р’СЃРµ словно РІ РІРѕРґРµ", - подумал Петров, чему-то радуясь. - Александр Р?ванович, идите РІ палату. Полежите, - велела Петрову Татьяна. Рђ через несколько РјРёРЅСѓС‚ РѕРЅР° сунулась РІ дверь, сказала: - Глотайте таблетки. - РўС‹ трусы переодел? - СЃРїСЂРѕСЃРёР» Петрова Голосистый. - РќР° операцию нужно РІ свежих трусах ходить. Рђ барахлиС?РєРѕ СЃРІРѕРµ почему РІ РјРµС?РєРё РЅРµ сложил? РњС‹ же перенесем его РІ первую палату. Петров надел свежие трусы, голубые СЃ лампасами. Сложил СЃРІРѕРё пожитки: белье, чай, конфеты, науС?РЅРёРєРё, РґРѕРјР°С?нее полотенце - РІ полиэтиленовые РјРµС?РєРё, РІ которых приносили ему передачи, понюхал апельсин, оставленный специально для нюханья. Р’ дверь просунулась Лидочка. Очень строгая. - Александр Р?ванович. РџРѕСЂР°. Петров принялся было натягивать халат, РЅРѕ Лидочка халат отобрала, велела Рё майку снять Рё Р·Р° СЂСѓРєСѓ вывела его РІ РєРѕСЂРёРґРѕСЂ. РЈ каталки стояла Татьяна, то ли торжественная, то ли надменная. - Сами залезете, или подсадить? - спросила Лидочка участливо. - НасмехаеС?СЊСЃСЏ? РЇ еще как огурчик. - Огуречик, - сказала Татьяна. - Совсем как огуречик. Петров залез РЅР° каталку. ДевуС?РєРё накрыли его простыней, Рѕ чем-то РїРѕС?ептались Рѕ своем, потом сказали: - РќСѓ, поехали. Встречные больные почтительно уступали РґРѕСЂРѕРіСѓ. РЈ лифта РёС… движение остановилось, случилась заминка - лифт РЅРµ РїСЂРёС…РѕРґРёР». ДевуС?РєРё нажимали РЅР° РєРЅРѕРїРєСѓ Рё чертыхались С?епотом. Петров повернулся СЃРѕ СЃРїРёРЅС‹ РЅР° Р±РѕРє. РЈ входных двустворчатых дверей, прислонясь Рє РєРѕСЃСЏРєСѓ, стояла Софья. РћРЅР° была РІ С?СѓР±Рµ. Шапку держала РІ СЂСѓРєРµ. Р’ глазах ее, подведенных твердой СЂСѓРєРѕР№, мерцали слезы. "Р’СЃРµ-таки столько прожито, - подумал Петров Рё добавил устало: - Плачь, плачь". Привстал РЅР° локте Рё увидел РђСЂРєР°С?РєСѓ. РђСЂРєР°С?РєР° был РІ бархатном пиджаке. Р—Р° РЅРёРј РІРѕР·РІС‹С?алась С?ведская невеста. "Р?С?СЊ ты... - Петров хмыкнул, силясь вспомнить, как ему казалось, ее веселое РёРјСЏ. - Ольдегерда!" РЁСѓРјРЅРѕ отворились двери, РІ вестибюль, сопровождаемые протестующей гардеробщицей, ввалились запороС?енные снежком Эразм Полувякин, Кочегар Рё член-корреспондент Чуев Арсений Павлович. - РЎР°С?Р°! - закричали РѕРЅРё Рё умолкли. Р? сняли С?апки. РўРёС…РѕРЅСЊРєРѕ лязгнув, опустился лифт. Шведская невеста Ольдегерда подняла СЂСѓРєСѓ Рё РїРѕС?евелила длинными, как свечи, пальцами. Р?Р· глаз ее покатились очень светлые, очень детские слезы. Р’РґСЂСѓРі РѕРЅР° сложила пальцы, перекрестила Петрова Рё РІ РёСЃРїСѓРіРµ прижала пальцы Рє губам. Полные СЃСѓСЂРѕРІРѕР№ ответственности Таня Рё Лидочка закатили Петрова РІ лифт. РќР° втором этаже Сѓ операционной стояли РґРІРµ сестры РІ серо-зеленых халатах. Эти серо-зеленые взяли Сѓ лазоревых каталку СЃ Петровым Рё вкатили ее РІ холод. Петров ожидал сплоС?РЅРѕРіРѕ никель-С…СЂРѕРјРѕРІРѕРіРѕ блеска, РЅРѕ увидел стены, РїРѕРєСЂР°С?енные неприглядной серо-зеленой масляной краской. Р? никакой тебе электроники, Рё никаких тебе осциллографов Рё дисплеев. Стоял какой-то приборчик РЅР° тоненьких ножках СЃ колесиками. Рђ стол! РћРЅ был далеко РЅРµ новый, эмаль его металлических частей РєРѕРµ-РіРґРµ пооббита. Р? ламп над столом было меньС?Рµ, чем РѕРЅ ожидал. Р? сестры уже пожилые. - Помочь? - спросили РѕРЅРё. - Р?ли сам перелезеС?СЊ? - Сам, - сказал Петров СЃСѓС…Рѕ. РћРґРЅР° РёР· сестер выкатила каталку РІ РєРѕСЂРёРґРѕСЂ. Петров увидел РґРІРµ головы РІ белых пилотках СЃ красными крестиками, РґРІРµ поднятые лазоревые СЂСѓРєРё Рё С?евелящиеся пальцы - это Таня Рё Лида пожелали ему чего-то С…РѕСЂРѕС?его. - РЇ спать Р±СѓРґСѓ, - сказал Петров чуть капризно. - РЎРїРё, - согласились операционные сестры. - Рђ СѓР·РєРѕ. Р СѓРєРё сваливаются. Р? холодно. - РЎСѓРЅСЊ СЂСѓРєРё-то РїРѕРґ резинку трусов. Мария, РїСЂРёРєСЂРѕР№ его простыней. "Почему РђРЅРЅР°-то РЅРµ РїСЂРёС?ла? - думал Петров. - РђСЂРєР°С?РєР° РїСЂРёС?ел, даже Ольдегерда, Р° дочка почему-то РЅРµ РїСЂРёС?ла. Рђ может, РѕРЅР° права. Зачем РѕРЅРё вообще РІСЃРµ РїСЂРёС?ли?.." Потом его как-то щемливо обидело, что РЅРµ РїСЂРёС?ла Р—РёРЅР°. РћРЅ представил ее РІ СЂРѕСЃРєРѕС?РЅРѕРј СЃРёРЅРµ-зеленом платье СЃ черными плавающими тенями. Р? РѕРЅР° наклонилась над РЅРёРј. Р’ ее глазах зеленели рассвет Рё нежность. - Оглянись, - С?епнула РѕРЅР°. РћРЅ оглянулся. РћРЅРё стояли Рё улыбались ему, лучезарные древние Р±РѕРіРё, прекрасные, как РІСЃРµ древние Р±РѕРіРё земли. - Мифотворящая красота, - сказал Петров. - Да, товарищи, старые Р±РѕРіРё реконструктивны, РЅРµ более того. РћРЅРё РјРѕРіСѓС‚ лиС?СЊ то, что уже сделали. РќРѕ красота - это красота. РћРЅР° может РІСЃРµ. Петров открыл глаза. Увидел над СЃРѕР±РѕР№ тяжелые серо-зеленые плечи Дранкина Рё его прикрытое маской лицо. - Еще РґРѕ? - СЃРїСЂРѕСЃРёР» Петров. - Уже после, - сказал Дранкин СЃРєРІРѕР·СЊ маску. Петров открыл глаза. Его легонько, РЅРѕ настойчиво трясли Р·Р° плечо. Над РЅРёРј стоял Дранкин, обычный, каждодневный, РІ белой С?апочке Рё белом халате. - Александр Р?ванович, РІС‹ меня слыС?ите? - СЃРїСЂРѕСЃРёР» РѕРЅ. Петров РєРёРІРЅСѓР» Рё попытался сесть. - Лежите, лежите, - торопливо сказал кто-то, наверное Лидочка. Голосок был испуганный Рё торжественный. РќРѕ Дранкин еще РІС‹С?Рµ РїРѕРґРЅСЏР» СЃРІРѕРё Р±СЂРѕРІРё, его веснуС?чатое лицо засмеялось. - Рђ что, пусть сядет. - РћРЅ РІР·СЏР» Петрова Р·Р° плечи Рё РїРѕРјРѕРі сесть. Петров оглядел себя. РћС‚ лопатки Рє РіСЂСѓРґРёРЅРµ, прикрывая СЃРѕСЃРѕРє, белела наклеенная полоска марли. РЎР±РѕРєСѓ РёР·-РїРѕРґ ребер торчала резиновая дренажная трубка, РѕРЅР° сбегала РєСѓРґР°-то РїРѕРґ кровать - Петров посмотрел - РІ обычную банку РёР·-РїРѕРґ компота. Кровать была далеко отодвинута РѕС‚ стены - стул влезал. - РџРѕРєР°С?ляйте, - велел Дранкин. - РџРѕРєР°С?ляйте. Петров РєР°С?лянул. Это оказалось делом нелегким Рё болезненным, РєР°С?ель получился пустым Рё слабым, как С?епот, РЅРѕ Дранкин его похвалил Рё РїРѕРїСЂРѕСЃРёР» РїРѕРєР°С?лять еще. Рљ задней СЃРїРёРЅРєРµ кровати было привязано что-то наподобие СѓР·РєРѕР№ веревочной лестницы СЃ деревянными перекладинами. Дранкин вложил ему перекладину РІ СЂСѓРєРё. - Держитесь. РљРѕРіРґР° захотите лечь, перебирайте руками, как слезаете. РљРѕРіРґР° захотите сесть - как влезаете. Рђ РЅСѓ-РєР°... РќСѓ, РЅСѓ, подтягивайтесь. РЈРґРѕР±РЅРѕ? Петров РєРёРІРЅСѓР». - Рђ сейчас слуС?айте меня внимательно, - сказал Дранкин. - РњС‹ отрезали РІР°С?Рµ легкое целиком. РћРЅРѕ РЅРёРєСѓРґР° РЅРµ годилось... Петров рассеивал РїРѕ сторонам радужные улыбки - как ему показалось, подходящие случаю. Рђ слева РѕС‚ кровати стоял бирюзовый ангел СЃ больС?РёРјРё глазами, сестра Лидочка, такая кроткая, почти бесполая. "РќСѓ притвора, подумал Петров. - РќСѓ лицедейка. Р? почему РђСЂРєР°С?РєР° таких девчонок РЅРµ замечает. Называет РёС… "РјРѕРІРµС?ками", дурак. Рђ Сѓ него-то - РІСЃРµ чем-то намазанные, как бутерброды СЃ маргарином. Шведок ему подавай. Шведка тоже С…РѕСЂРѕС?ая, как русалка". Петров попробовал РІ своем мерцающем парообразном РјРѕР·РіСѓ спроецировать С?ведскую невесту Ольдегерду. РћРЅР° прорисовалась белой, уходящей РІ РјРѕСЂРµ. РћРЅР° С?ла Рё длинными пальцами бороздила РІРѕРґСѓ, СЂСѓРєРё Сѓ нее были больС?РёРµ Рё очень женственные. РћРЅРё распростерлись РїРѕ горизонту, Р° лицо ее детское слилось СЃ солнцем. - Поправляйтесь, Александр Р?ванович. - Дранкин поднялся, С?евельнул плечами, как Р±С‹ встряхиваясь, Рё РїРѕС?ел РѕС‚ больного Рє больному. Петров сидел Рё улыбался эйфорической улыбкой размороженного судака. Процедурная сестра Галя, принесС?ая С?татив СЃ капельницей, сказала: - Петров, РЅРµ нужно такой активности. Ложитесь. Мечтайте Рѕ прекрасном. Р’С‹ потеряли РјРЅРѕРіРѕ РєСЂРѕРІРё. ЛиС?РЅРёРµ движения вам РЅРµ полезны. Лидочка дала ему попить киселя. Голосистый РїСЂРёС?ел его навестить. - РњРЅРѕРіРѕ РЅРµ пей. Тебе РѕРґРёРЅ стакан чаю положено РІ сутки. - Голос его, подобный С?РѕСЂРѕС…Сѓ, был весел, словно ветер катал РїРѕ полу комочек бумаги. Древний мудрец сказал, что РІСЃРµ люди герои. РћРЅРё знают, что впереди РёС… ждет смерть, РЅРѕ РІСЃРµ равно живут себе весело, РЅРµ унывают. Р? ты живи весело. Петров кивал. Говорить ему РЅРµ хотелось. РћРЅ СѓС…РѕРґРёР» РІ щемящую зыбкую дрему, Рё только появление Лидочки пробуждало его. Сначала РѕРЅ видел раздельно лазоревый Рё белый цвета, как небо, свитое РІ клубки. РћРЅ тряс головой - РёР· клубящихся субстанций возникала тревожная Лидочка. Поправляла РЅР° нем одеяло, заставляла его глотать таблетки. Подносила Рє его рту С?ланг СЃ кислородом, пахнущий апельсинами Рё легкими Лидочкиными духами. Р’ холле уже выключили телевизор. РћРЅ РіРѕРІРѕСЂРёР» долго Рѕ событиях РІ РјРёСЂРµ, Рѕ бело-пестрой РїРѕСЂРѕРґРµ РєРѕСЂРѕРІ, РѕР± МГД-генераторах Рё люминофорах. Надвигалась ночь. Петров СѓСЃРЅСѓР». РЈ его кровати сидела Софья. РќР° одеяле лежала ее СЂСѓРєР°, ногти СЃ перламутровым маникюром казались жестяными. Петров РІРґСЂСѓРі увидел себя РЅР° лугу летом, РІ трусах СЃ лампасами Рё больничном халате. РЎ неба летели белые курицы СЃ красными гребеС?ками. Громкое хлопанье крыльев было как С…РѕС…РѕС‚. Петров проснулся. Лидочка сидела РЅР° табурете между стеной Рё его кроватью. РЈ ее РЅРѕРі РЅР° полу стояла настольная лампа. - Как РІС‹ себя чувствуете? - спросила Лидочка С?епотом. - Как молодой леопард. - Правда? - Правда, правда. - РўРѕРіРґР° СЏ РїРѕР№РґСѓ разложу таблетки РЅР° утро. - ХочеС?СЊ апельсин? - РќРµ-Рµ. - Лидочка потрясла головой. - РњС‹ пропахли РёРјРё насквозь. - РћРЅР° поднесла СЂСѓРєСѓ Рє лицу Петрова. - Чувствуете? - Потом РѕРЅР° положила СЂСѓРєСѓ ему РЅР° лоб. Потом неслыС?РЅРѕ СѓС?ла. Петров СЃРЅРѕРІР° оказался РЅР° лугу, РЅР° медовой поляне, похожей РЅР° озеро. Только там уже было холодно. РќР° песчаном мысу возле леса стояла РёР·Р±СѓС?РєР°, усыпанная темными листьями поздней осени. Р?Р·Р±СѓС?РєР° присела, РєРѕРіРґР° Петров РїРѕРґРѕС?ел. РћРЅ легонько взопрыгнул РЅР° С?РёСЂРѕРєСѓСЋ лаву. Рђ двери РёР·Р±СѓС?РєРё были открыты. Р?Р·Р±СѓС?РєР° оказалась просторной, Рё это РЅРµ удивило его. Посредине стоял деревянный темный Рё очень тяжелый стол, нагруженный яблоками, РіСЂСѓС?ами, Р±СЂСЋРєРІРѕР№, РјРѕСЂРєРѕРІСЊСЋ, капустой Рё луком. РќР° деревянные блюда был насыпан РіРѕСЂРѕС… Рё С?РёРїРѕРІРЅРёРє. Р? апельсины лежали РІСЃСЋРґСѓ. РЈ стола сидела Р—РёРЅР° РІ СЃРёРЅРµ-зеленом платье СЃ черными, возникавС?РёРјРё РІ глубине глубин тенями. Р’ лице ее СЃРєРѕСЂР±РЅРѕРј скопилось что-то РѕС‚ Софьи, РѕС‚ Лидии Алексеевны Рё РѕС‚ тех женщин, которых Петров РЅРµ встретил, РЅРѕ РјРѕРі встретить, Рё полюбить РјРѕРі Р±С‹, Рё РѕС‚ тех РґСЂСѓРіРёС…, которые могли Р±С‹ полюбить его, РЅРѕ РѕРЅ РёРј РЅРµ встретился. РћРЅ РјРѕРі Рє столу сесть, чувствовал - может. Даже съесть что-РЅРёР±СѓРґСЊ РјРѕРі. Чувствовал - РІРєСѓСЃРЅРѕ. Р? РЅР° лавку СЃ подголовником РґСѓР±РѕРІСѓСЋ - РґСѓР± как почерневС?ая Р±СЂРѕРЅР·Р° - РјРѕРі лечь Рё уснуть СЃРѕ сновидениями, РѕС‚ которых щиплет РІ РЅРѕСЃСѓ, как РѕС‚ газированной РІРѕРґС‹. Чувствовал - допустимо. РќРѕ РЅРµ СЃРјРѕРі РїРѕС?ел Рє двери Рё открыл ее. РќРµ было ничего. Даже холода. Р? трудно было РґС‹С?ать. "Где лес? Нет леса!" - Петров увидел себя РЅР° площадке того немецкого РґРѕРјР°. Осколки кафеля хрустели РїРѕРґ ногами. Дверь была открыта РІ небо. РќРѕ неба РЅРµ было. Р—Р° РїРѕСЂРѕРіРѕРј, РєСѓРґР° ему предстояло С?агнуть, РІСЃРµ было мертвым Рё черным. Мертвыми были сады, мертвой была весна. Р’СЃРµ было деформировано, сдвинуто, безвоздуС?РЅРѕ. Мертвыми были лепестки РІРёС?ен Сѓ его РЅРѕРі. Как слюдяные бабочки. Волны реки РЅРµ двигались. Р? нечем стало РґС‹С?ать. "Оглянись", - услыС?ал РѕРЅ голос Волка, Р° может быть, Кочегара... РћРЅ оглянулся, повернув голову медленно, как Р±С‹ сламывая ослюденевС?РёРµ РїРѕР·РІРѕРЅРєРё. Р? РЅРµ было РЅРё стола, РЅРё лавки РґСѓР±РѕРІРѕР№, РЅРё самой РёР·Р±СѓС?РєРё - было поле аэродрома. Р—Р° барьером РёР· РєСЂР°С?еных труб стояла Люба. РћРЅР° вздымалась РЅР° цыпочки, тянула Рє нему загорелую СЂСѓРєСѓ. Р? тоска РІ ее глазах была такой горестной, такой печально живой: РІ этот час РѕРЅР° жалела его Рё нуждалась РІ нем - без него РѕРЅР° была РѕРґРЅР° РІ целом свете. Это был момент истины, Рё, может, единственный РІ странной жизни Петрова. Да еще солдатские СЃРЅС‹... Люба махала ему СЂСѓРєРѕР№. ПрислонивС?РёСЃСЊ Рє березам, стояли РїРѕРЅСѓСЂРѕ Каюков Рё Лисичкин. "Откуда РЅР° взлетном поле березы?" РљСЂРѕРІСЊ стучала РІ висках, словно голова его сделалась для РєРѕРіРѕ-то литаврами. РЎРєРІРѕР·СЊ этот РіСЂРѕС…РѕС‚ Рё СѓРґСѓС?ающее гудение Петров расслыС?ал отчаянный РєСЂРёРє, далекий Рё слабый: - Александр Р?ванович! Родненький! РљСЂРёРє этот бился РІ его голове, Рё РІРѕРєСЂСѓРі него, Рё отражался РѕС‚ деформированного пространства Р·Р° дверью. - Александр Р?ванович! РќСѓ что Р¶ РІС‹ РЅРµ РґС‹С?ите? РљСЂРёРє этот, наверное, стронул что-то РІ РїСЂРёСЂРѕРґРµ. Петров почувствовал едва различимый запах апельсинов Рё еще РґСЂСѓРіРѕР№, чего-то ласкового Рё теплого. - РќСѓ вздохните. Вздохните... Эти слабые запахи заставили Петрова отступить РѕС‚ РїРѕСЂРѕРіР° Рё втянуть РІ себя РІРѕР·РґСѓС…, разреженный, похожий РЅР° пузыри. Р’Р·РґРѕС… был болезнен. Люба РІ белом платье СЃ красным РїРѕСЏСЃРєРѕРј приближалась Рє нему. Приникала Рє нему лицом. РљСЂРёРє бился уже возле СѓС…Р°. - Александр Р?ванович, родненький, золотой. РќСѓ вздохните же. Вздохните. РќСѓ еще... Петров вобрал РІ себя РґСѓС?РЅРѕРіРѕ, словно пена, РІРѕР·РґСѓС…Сѓ. Р? открыл глаза. Лидочка почти лежала РЅР° нем. Р?Р· ее глаз обильно лились слезы. РћРЅР° держала возле его рта наконечник кислородного С?ланга. Кислород срывал СЃ ее пальцев запах апельсинов Рё легких недорогих РґСѓС…РѕРІ. - Петров, миленький, Александр Р?ванович, родненький, - причитала Лидочка. - Что это РІС‹ вздумали РЅРµ РґС‹С?ать? Р’С‹ возьмите-РєР° себя РІ СЂСѓРєРё. Больные РЅР° РґСЂСѓРіРёС… кроватях сидели: даже те, которым нельзя было сидеть, сидели, чтобы хоть так помочь Лидочке - ее великой любви Рё ее заботе спасения. Р? это спасение СЃРЅРёР·РѕС?ло РЅР° РЅРёС… всех.


Добавил: ivanov0524

1 ] [ 2 ] [ 3 ] [ 4 ] [ 5 ] [ 6 ] [ 7 ] [ 8 ] [ 9 ] [ 10 ] [ 11 ] [ 12 ] [ 13 ] [ 14 ] [ 15 ] [ 16 ] [ 17 ] [ 18 ] [ 19 ] [ 20 ]

/ Полные произведения / Погодин Р.П. / Дверь


2003-2019 Litra.ru = Сочинения + Краткие содержания + Биографии
Created by Litra.RU Team / Контакты

 Rambler's Top100 Яндекс цитирования
Дизайн сайта — aminis