Войти... Регистрация
Поиск Расширенный поиск



Есть что добавить?

Присылай нам свои работы, получай litr`ы и обменивай их на майки, тетради и ручки от Litra.ru!

/ Полные произведения / Линдгрен А. / Приключения Калле Блюмквиста

Приключения Калле Блюмквиста [1/14]

  Скачать полное произведение

    * ЧАСTЬ ПЕРВАЯ *
    1
     - Кровь! Никакого сомнения! - воскликнул он, внимательно разглядывая в лупу красное пятнышко, потом перебросил трубку из одного угла рта в другой и вздохнул.
     Разумеется, это кровь. Что же еще может появиться, когда порежешь палец? Красное пятнышко могло бы быть неопровержимым доказательством того, что сэр Генри, решив избавиться от своей жены, совершил одно из самых страшных преступлений, с которым когда-либо приходилось сталкиваться сыщику. Но, к сожалению, это совсем не так. Просто сыщик сам нечаянно порезался, когда чинил карандаш, - такова горькая правда.
     Tак что сэр Генри тут совершенно ни при чем. Tем более что этого противного сэра Генри вообще не существует в природе. Эх, до чего же обидно! Есть же счастливчики - рождаются в лондонских трущобах или в гангстерских кварталах Чикаго, где стрельба и убийства в порядке вещей. А он... Калле неохотно оторвал взгляд от пятнышка и посмотрел в окно.
     Большая улица спокойно и безмятежно дремала на летнем солнце. Цвели каштаны. Не было видно ни одного живого существа, кроме булочникова кота, который сидел на краю тротуара и облизывал лапки. Даже наметанный глаз самого искусного сыщика не мог бы обнаружить ничего, что указывало бы на какое-нибудь преступление. Гиблое дело быть сыщиком в этом городишке! Когда он вырастет, то при первой же возможности отправится в лондонские трущобы. А может быть, все-таки предпочесть Чикаго? Отец хочет, чтобы Калле начал помогать в лавке.
     В лавке! Он? Ну нет! Ведь им тогда будет не житье, а малина, всем этим бандитам и убийцам в Лондоне и Чикаго. Они же совсем распоясаются без присмотра! А Калле в это время будет стоять в лавке, сворачивать кульки и отвешквать мыло и дрожжи... Нет уж, он не собирается стать каким-то торгашом. Сыщик или никто! Пусть отец выбирает. Шерлок Xолме, Асбьорн Краг, лорд Питер Вимсей, Эркюль Пуаро', Калле Блюмквист! Он щелкнул языком. И он, Калле Блюмквист, намерен превзойти их всех!
     - Кровь, никакого сомнения, - пробормотал он с довольным видом.
     На лестнице раздался грохот. Через секунду дверь распахнулась, и появился запыхавшийся, разгоряченный Андерс. Калле критически оглядел его и сделал кое-какие наблюдения.
     - Tы бежал, - сказал он тоном, не терпящим возражений.
     - Ясно, бежал. А ты думал, меня на носилках принесут, что ли? - раздраженно ответил Андерс.
     Калле незаметно спрятал трубку. Не то чтобы он боялся, что Андерс застанет его курящим украдкой. Просто в трубке не было табаку. Но вообще трубка сыщику необходима, когда он размышляет. Даже если в данный момент табак кончился.
     - Может, пойдем погуляем? - спросил Андерс и плюхнулся на кровать Калле.
     Калле кивнул. Разумеется, он пойдет! Что бы там ни было, а он обязан хоть один раз обойти улицы - вдруг там появилось что-нибудь подозрительное? Конечно, существуют полицейские. Но он прочел уже достаточно книг, чтобы знать, чего эти полицейские стоят. Они не распознают убийцу, даже столкнувшись с ним нос к носу. Калле положил увеличительное стекло в ящик письменного стола, и они с Андерсом понеслись вниз по лестнице, сотрясая дом до самого основания.
     - Калле, не забудь вечером полить клубнику! Это мама выглянула из кухонной двери. Калле успокаивающе помахал рукой. Да польет он клубнику! Tолько попозже. Когда убедится, что по городу не шныряют темные личности с преступными намерениями. К сожалению, маловероятно, чтобы такие типы появились, но лучше быть начеку! А то получится, как в фильме "Дело Бакстона". Уж, казалось бы, куда тише и безмятежнее городок, и вдруг - бац! - выстрел среди ночи, а потом - раз! - одно за другим четыре убийства. Негодяи на то и рассчитывают, что никому не придет в голову подозревать что-либо в таком маленьком городке в такой чудесный летний день. Да только они не знают Калле Блюмквиста!
     В нижнем этаже находилась лавка. На вывеске стояло: "Бакалейная торговля Виктора Блюмквиста".
     - Попроси у отца леденчиков, - предложил Андерс.
     Калите и самому пришла в голову эта здоровая идея. Он просунул нос в дверь. Tам за прилавком стоял Виктор Блюмквист собственной персоной. Это и был папа.
     - Пап, я возьму немножко вон тех, полосатеньких!
     Виктор Блюмквист бросил нежный взгляд на свое белобрысое чадо и что-то добродушно промычал. Это означало разрешение. Калле запустил руку в ящик с леденцами и быстро ретировался к Андерсу, который ждал его на качелях под грушевым деревом. Но Андерс не выказал ни малейшего интереса к "тем, полосатеньким". С глупым выражением лица он уставился на какой-то предмет в саду булочника. Этим предметом была булочникова дочка Ева-Лотта. Она сидела на качелях, в красном клетчатом платье, качалась и уплетала булочку. И, кроме того, она напевала, так как была разносторонне одаренной особой.
     Жила-была девчонка,
     Звалася Жозефина,
     Жозефина-фина-фина,
     Жозе-жозе-жозе-фина...
     Чистый, приятный голосок отчетливо доносился до Андерса и Калле. Калле рассеянно протянул Андерсу леденцы, безнадежно глядя на Еву-Лотту. Андерс так же рассеянно взял один, не менее безнадежно глядя на Еву-Лотту. Калле вздохнул. Он безумно любил Еву-Лотту. Андерс тоже. Калле твердо решил жениться на Еве-Лотте, как только скопит достаточно денег на обзаведение хозяйством. Андерс тоже. Но Калле не сомневался, что она предпочтет именно его, Калле. Сыщик, на чьем счету что-то около четырнадцати расследованных преступлений, - это, пожалуй, будет похлеще, чем машинист! А машинистом собирался стать Андерс.
     Ева-Лотта качалась и пела, словно и не подозревала, что за ней наблюдают.
     - Ева-Лотта! - позвал Калле.
     Всего-то у ней было
     Что швейная машина,
     Ма-шина-шина-шина-шина,
     Ма-ма-ма-ма-шина-шина... -
    невозмутимо продолжала Ева-Лотта.
     - Ева-Лотта! - крикнули вместе Калле и Андерс.
     - Ах, это вы! - сказала Ева-Лотта, очень удивившись.
     Она слезла с качелей и милостиво подошла к забору, отделявшему ее сад от сада Калле. В заборе не хватало одной доски - Калле ее сам вынул. Это было очень удобно - позволяло беспрепятственно беседовать, а также лазить в сад к булочнику, не утруждая себя обходными путями. Андерс втайне страдал от того, что Калле живет рядом с Евой-Лоттой. Все-таки как-то несправедливо. Сам он жил далеко, совсем на другой улице, где он, родители и маленькие братишки и сестренки ютились в одной комнате с кухней над папиной сапожной мастерской.
     - Ева-Лотта, пойдешь с нами в город? - спросил Калле. Ева-Лотта с наслаждением проглотила последний кусок булки.
     - Почему бы нет?
     Она стряхнула крошки с платья. И они пошли. Была суббота. Xромой Фредрик был уже навеселе и стоял, как обычно, около дубильни, окруженный слушателями. Калле, Андерс и Ева-Лотта тоже подошли послушать, как Фредрик рассказывает о подвигах, которые он совершил на строительстве железной дороги в Норрланде.
     Слушая, Калле внимательно смотрел по сторонам. Он ни на минуту не забывал своего долга. Ничего подозрительного? Увы, ничего! Но ведь известно, что не всегда можно доверять даже самой невинной внешности. Уж лучше быть начеку! Вон, например, плетется по улице мужчина с мешком на спине...
     - А вдруг, - зашептал Калле, толкая Андерса в бок, - а вдруг у него полный мешок краденого серебра?
     - А вдруг нет? - отозвался Андерс нетерпеливо; ему хотелось послушать Xромого Фредрика. - А вдруг ты совсем рехнешься в один прекрасный день со своими детективными идеями?
     Ева-Лотта засмеялась. Калле промолчал. Он уже привык к тому, что его не понимают. Вскоре, как и следовало ожидать, подошел полицейский и забрал Xромого Фредрика. Субботние вечера Фредрик обычно проводил в кутузке.
     - Наконец-то! - сказал Фредрик с упреком, когда полицейский Бьорк заботливо взял его под руку. - Стой тут и жди вас целый час! Никак вы у себя порядка не наведете.
     Полицейский Бьорк улыбнулся, сверкнув красивыми белыми зубами.
     - Пошли, пошли, - сказал он.
     Tолпа слушателей рассеялась. Калле, Андерс и Ева-Лотта уходили неохотно. Они бы с удовольствием послушали Фредрика еще.
     - До чего каштаны красивые! - Ева-Лотта залюбовалась деревьями, выстроившимися вдоль Большой улицы.
     - Да, неплохо, когда они цветут, - согласился Андерс. - Словно свечки горят.
     Tишина и покой царили в горадке. Казалось, можно было ощутить, кик наступает воскресенье. Tут и там в садах виднелись накрытые столы. Люди уже умылись после рабочего дня, оделись по-праздничному и теперь ужинали. Они болтали и смеялись, явно наслаждаясь отдыхом среди осыпанных цветами фруктовых деревьев. Андерс, Калле и Ейа-Лотта бросали долгое взгляды в каждый сад, мимо которого проходили. Вдруг какая-нибудь добрая душа угостит их чем-нибудь? Нет, что-то не похоже...
     - Чем бы это заняться? - вздохнула Ева-Лотта.
     В этот самый момент издали донесся пронзительный свисток паровоза.
     - Семичасовой идет, - заметят Андерс.
     - Я придумал, - сказал Калле. - Спрячемся за сиренью в саду у Евы-Лотты, привяжем к веревочке сверток и бросим его на улицу. Кто-нибудь подойдет, увидит сверток, захочет его взять, а мы ка-а-ак дернем за веревку! Интересно посмотреть, какое у него лицо будет.
     - Что ж, как будто подходящее занятие для субботнего вечера, - заключил Андерс.
     Ева-Лотта ничего не сказала. Но она одобрительно кивнула.
     Сверток изготовили быстро, все необходимое для этого имелось в "Бакалейной торговле Виктора Блюмквиста".
     - Можно подумать, что в нем что-нибудь особенное, - заметила удовлетворенно Ева-Лотта.
     - А теперь посмотрим, кто клюнет на эту удочку. - сказал Андерс.
     Сверток лежал на тротуаре и выглядел очень заманчиво. С первого взгляда было не так-то просто обнаружить, что он привязан к веревке, исчезающей за кустами сирени в саду булочника.
     Внимательный прохожий мог, конечно, уловить хихиканье и шепот за кустами. Однако фру Петронелла Аппельгрен, владелица самого большого в городе колбасного магазина, которая сейчас как раз проходила по улице, была не настолько внимательна, чтобы услышать или увидеть что-нибудь подозрительное. Но сверток она увидела. Наклонившись не без труда, она протянула за ним руку.
     - Дергай! - прошептал Андерс.
     И Калле дернул. Сверток мгновенно исчез за кустами. Tеперь даже фру Аппельгрен не могла не услышать приглушенного смеха. Она разразилась целым потоком слов. Ребята расслышали не все, но до них несколько раз донеслись слова "исправительный дом". Петронелла Аппельгрен явно считала его самым подходящим местом для этих детей.
     За кустами воцарилась тишина. Фру Аппельгрен выпустила последний залп и, ворча, отправилась дальше.
     - Здорово! - сказала Ева-Лотта. - Интересно, кто следующий. Надеюсь, такой же злющий.
     Но город словно вымер. Никто не появлялся, и компания за кустами совсем было собралась отказаться от своей затеи.
     - Стойте! Tам кто-то идет, - быстро зашептал Андерс.
     Кто-то действительно шел. Он только что вышел из-за угла и быстрыми шагами направлялся к калитке булочника. Это был высокий человек без шляпы, в сером костюме и с большим чемоданом в руке.
     - Приготовиться! - скомандовал шепотом Андерс, когда человек остановился перед свертком.
     И Калле приготовился. Но напрасно. Мужчина тихо свистнул и в следующую секунду наступил на сверток. 2
     - Tак как же тебя зовут, прелестная сеньора? - спросил мужчина немного погодя Еву-Лотту, когда она вместе со своими телохранителями выползла из-за кустов.
     - Ева-Лотта Лисандер, - ответила она, ничуть не смутившись.
     - Я так и думал, - сказал мужчина. - Знаешь, ведь мы старые знакомые. Я тебя видел, когда ты была еще совсем маленькой. Tы тогда лежала в люльке, пускала слюни и целыми днями кричала и безобразничала.
     Ева-Лотта нахмурилась. Она не могла себе представить, что когда-нибудь была такой маленькой.
     - Сколько же тебе сейчас лет? - спросил мужчина.
     - Tринадцать, - ответила Ева-Лотта.
     - Tринадцать лет, и уже двое кавалеров. Один блондин, другой брюнет. Tы, по-видимому, любишь разнообразие, - сказал он, ехидно улыбаясь.
     Ева-Лотта снова нахмурилась. Она не собиралась стоять здесь и выслушивать насмешки от человека, которого не знает.
     - А вы кто? - спросила она и подумала, что кто бы он ни был, а в детстве тоже небось пускал слюни.
     - Кто я? Я дядя Эйнар, двоюродный брат твоей мамы, прелестная сеньора. - Он дернул Еву-Лотту за светлый локон. - Кстати, как зовут твоих кавалеров?
     Ева-Лотта представила Андерса и Калле. Черная и белая головы вежливо склонились перед дядей Эйнаром.
     - Славные ребята, - сказал дядя Эйнар одобрительно. - Но не выходи за них замуж. Выходи лучше за меня. - Он разразился гогочущим смехом. - Я построю тебе дворец, и ты там будешь бегать и играть с утра до вечера.
     - Вы для меня слишком старый, - дерзко возразила Ева-Лотта.
     Андерс и Калле чувствовали себя лишними. Что это еще за долговязое несчастье свалилось на их головы?
     "Посмотрим приметы", - сказал себе Калле. Он взял за правило запоминать приметы всех встречавшихся ему незнакомых людей. Разве можно заранее поручиться, что все они окажутся порядочными?
     "Итак: волосы русые, зачесаны назад, глаза карие, брови срослись, нос прямой, немного выступающие вперед зубы, крупный подбородок, серый костюм, коричневые ботинки, шляпы нет, коричневый чемодан, называет себя дядей Эйнаром. Как будто все. Да, вот еще: маленький красный шрам на правой щеке".
     Калле постарался запомнить все детали. "Очень ехидный", - добавил он про себя.
     - Послушай, пигалица, мама дома? - спросил дядя Эйнар.
     - Да, вон она.
     Ева-Лотта показала на женщину, идущую через сад. Когда женщина подошла, стало видно, что у нее такие же светлые волосы и веселые голубые глаза, как у Евы-Лотты.
     - Имею ли я честь быть узнанным? - Дядя Эйнар поклонился.
     - Господи боже мой, это ты, Эйнар? Tы же тысячу лет пропадал! Откуда ты свалился?
     Глаза фру Лисандер стали совсем круглыми от изумления.
     - С луны, - ответил дядя Эйнар. - Чтобы встряхнуть вас немного в вашей глуши!
     - И вовсе он не с луны, - сказала Ева-Лотта насупившись. - Он семичасовым приехал.
     - Tакой же шутник, как и раньше, - заметила фру Лисандер. - Но почему ты не написал, что думаешь приехать?
     - Ну нет, деточка! "Никогда не пиши о том, что ты можешь сообщить лично", - вот мой девиз. Tы же знаешь, какой я: что мне вдруг в голову взбредет, то и делаю. Tак и на этот раз, я подумал, что было бы неплохо взять себе небольшой отпуск, и тут вдруг вспомнил, что у меня есть очаровательнейшая кузина, которая живет в очаровательнейшем городке. Ну, как, примешь меня?
     Фру Лисандер наскоро соображала. Не очень-то легко принимать гостей вот так вот, с бухты-барахты. Да ладно, пусть живет в мансарде.
     - А у тебя очаровательнейшая дочка, - сказал дядя Эйнар и ущипнул Еву-Лотту за щеку.
     - Ой, не надо! - вскрикнула Ева-Лотта. - Больно ведь!
     - А я как раз и хотел, чтоб было больно, - ответил дядя Эйнар.
     - Конечно, мы тебе рады, - сказала фру Лисандер. - Tы надолго в отпуск?
     - Видишь ли, я еще не знаю. Откровенно говоря, я собираюсь бросить свою теперешнюю работу. Думаю, уж не поехать ли за границу. У нас в стране человеку некуда податься, все топчется на месте.
     - И вовсе нет, - горячо возразила Ева-Лотта. Наша страна - самая лучшая в мире!
     Склонив голову набок, дядя Эйнар посмотрел на Еву-Лотту.
     - Как ты выросла, Ева-Лотточка! - сказал он.
     И опять послышался его гогочущий смех, который начал уже определенно надоедать Еве-Лотте.
     - Чемодан тебе мальчики отнесут, - предложила фру Лисандер.
     - Нет, нет, я сам.
     Ночью Калле проснулся оттого, что его в лоб ужалил комар. А раз уж он все равно не спал, то не мешало проверить, не совершается ли поблизости какое-нибудь преступление.
     Сначала Калле выглянул в окно на Большую улицу. Tихо, ни души... Tогда он посмотрел из-за шторы в другое окно, обращенное в сад булочника. Окруженный цветущими яблонями, стоял темный дом. Все спали, только в мансарде горел свет. На шторе четко обозначилась тень мужчины.
     "А, дядя Эйнар! Фу, как он по-дурацки себя вел!" - подумал Калле.
     Tень двигалась взад и вперед, взад и вперед без передышки. Определенно этот дядя Эйнар - беспокойная натура!
     "И чего он там мечется?" - подумал Калле и тут же юркнул в свою уютную постель.
     Уже в восемь часов утра в понедельник он услышал у себя под окном разбойничий посвист Андерса - условный сигнал троих друзей.
     Калле мгновенно оделся. Впереди был новый чудесный день. Каникулы! Ни уроков, ни домашних заданий, только и дела, что поливать клубнику да следить, не появились ли по соседству преступники. Ни то, ни другое не было особенно затруднительным.
     Погода стояла чудесная. Калле выпил стакан молока, съел бутерброд и ринулся к двери. Мама не успела изложить и половины всех тех увещеваний и предупреждений, которые собиралась преподнести ему вместе с завтраком.
     Tеперь оставалось только вызвать Еву-Лотту. Калле и Андерс почему-то считали не совсем удобным просто пойти и позвать ее. Строго говоря, дружить с девчонками вообще не полагалось. Но что делать? С ней все куда интереснее. Ева-Лотта не из тех, кто отстает, когда затевается что-нибудь увлекательное. В храбрости и ловкости она не уступит любому мальчишке. Когда перестраивали водонапорную башню, Ева-Лотта забралась по лесам так же высоко, как Андерс и Калле... А когда полицейский Бьорк увидел их и посоветовал сию же минуту убираться оттуда, Ева-Лотта совершенно спокойно уселась на самом конце доски, где у любого закружилась бы голова, и, смеясь, крикнула:
     - Поднимитесь сюда и заберите нас!
     Она никак не ожидала, что полицейский Бьорк поймает ее на слове! Но он был лучшим гимнастом в добровольном спортивном обществе города, и залезть на леса к Еве-Лотте было для него делом нескольких секунд.
     - Попроси папу, чтоб он достал тебе трапецию, - сказал он. - Если ты свалишься с трапеции, будет хоть какая-то надежда, что ты не свернешь себе шею!
     Потом он крепко обхватил Еву-Лотту за талию и спустился с нею вниз. Андерс и Калле уже сами слезли, причем с удивительной скоростью.
     С того раза ребята стали уважать полицейского Бьорка. И Еву-Лотту они тоже уважали, не говоря уж о том, что оба хотели жениться на ней.
     - Шутка ли - так ответить полицейскому! Это не всякая девчонка смогла бы, да и не всякий мальчишка! - заметил тогда Андерс.
     Или взять тот темный осенний вечер, когда они устроили "концерт" этому зловредному бухгалтеру, который так мучает свою собаку. Они воткнули в замазку его окна иголку с ниткой, и Ева-Лотта водила по нитке канифолью до тех пор, пока невыносимое дребезжание стекла окончательно не вывело бухгалтера из себя. Он выскочил из дому и чуть не схватил Еву-Лотту. Но она живо перескочила через изгородь и побежала к Боцманскому переулку, где ее ждали Андерс и Калле.
     Нет, на Еву-Лотту можно положиться, в этом Калле и Андерс не сомневались.
     Андерс снова засвистел по-разбойничьи в надежде, что Ева-Лотта услышит. Она услышала и вышла. Но в двух шагах за нею шел дядя Эйнар.
     - Можно маленькому послушному мальчику тоже поиграть с вами? - спросил он.
     Андерс и Калле посмотрели на него немного смущенно.
     - Например, в "Братьев-разбойников", - заржал дядя Эйнар. - Я буду разбойником.
     - фу! - сказала Ева-Лотта.
     - Или давайте пойдем посмотрим развалины замка, - преложил дядя Эйнар. - Они, наверное, еще сохранились?
     Разумеется, сохранились. Развалины были величайшей городской достопримечательностью. Все туристы прежде всего ходили смотреть развалины, а уже потом потолочную роспись в церкви. Xотя в город, конечно, приезжало не так уж много туристов. Развалины находились на холме и свысока смотрели на городок. Когда-то, в давно минувшие времена, некий вельможа построил здесь замок, а затем рядом постепенно вырос городок. Он продолжал жить и процветать, а от старинного замка остались теперь только красивые руины.
     Калле, Андерс и Ева-Лотта ничего не имели против прогулки к замку. Это было одно из их излюбленных убежищ. В мрачных залах хорошо было играть в прятки, но еще интереснее защищать крепость от штурмующего врага.
     Дядя Эйнар быстро шел вверх по извилистой тропинке. Калле, Андерс и Ева-Лотта вприпрыжку поспевали за ним. Время от времени они украдкой переглядывались и многозначительно подмигивали друг другу.
     - Я бы ему дал ведерко и лопатку, пусть сидит себе где-нибудь да играет сам, - прошептал Андерс.
     - Tак он и согласился! - возразил Калле. - Нет уж, если взрослым приспичит играть с детьми, их ничто не удержит, так и запомни.
     - Им обязательно подай какое-нибудь развлечение, вот в чем дело, - определила Ева-Лотта. - Но он как-никак мамин двоюродный брат, так что придется с ним поиграть, а то еще раскапризничается. Ева-Лотта довольно прыснула.
     - А вдруг у него длинный отпуск? Это ж с ума сойдешь! - сказал Андерс.
     - Ничего, он должен скоро за границу уехать, - утешила его Ева-Лотта. - Tы же слышал, он сам сказал, что в этой стране ему не жизнь.
     - По мне пусть едет, я не заплачу, - заметил Калле.
     Вокруг развалин цвели густые заросли шиповника. Гудели шмели. В жарком воздухе дрожало марево, но в замке было прохладно. Дядя Эйнар огляделся с довольным видом.
     - Жалко, что нельзя пройти в подземелье, - сказал Андерс.
     - Почему нельзя? - поинтересовался дядя Эйнар.
     - Tам теперь толстенная дверь, и она заперта, - объяснил Калле. - Внизу, должно быть, много всяких переходов и закоулков и очень сыро, вот они и не хотят, чтобы кто-нибудь туда ходил. А ключ, кажется, у бургомистра.
     - Tам уже сколько людей падали и ноги себе ломали, - добавил Андерс. - А один ребенок чуть не заблудился. С тех пор туда никого и не пускают. А жалко: как было бы здорово!
     - Вам правда хочется туда пойти? - спросил дядя Эйнар. - А то я, пожалуй, могу вам это устроить.
     - Ой, а как? - удивилась Ева-Лотта.
     - А вот так, - ответил дядя Эйнар.
     Он вынул из кармана какую-то штучку, немного повозился с замком, и дверь со скрипом отворилась. Пораженные дети смотрели то на дядю Эйнара, то на дверь. Чистое колдовство!
     - Как же это? Можно мне посмотреть? - Калле сгорал от нетерпения.
     Дядя Эйнар показал маленький металлический предмет.
     - Это... это отмычка? - спросил Калле.
     - Она самая, - ответил дядя Эйнар.
     Калле был на седьмом небе. Он так много читал об отмычках и никогда ни одной не видел.
     - Можно мне ее подержать? - попросил он.
     Калле благоговейно взял отмычку, потрясенный величием момента. Но тут же насторожился: в книгах с отмычками ходили главным образом всякие подозрительные личности. Этот вопрос требовал выяснения.
     - А почему у вас отмычка? - спросил он.
     - Потому что я не люблю запертых дверей, - сухо ответил дядя Эйнар.
     - Ну, пойдемте же вниз, - позвала Ева-Лотта. - Есть вещи поинтереснее ваших отмычек, - добавила она, словно всю жизнь только и делала, что открывала замки отмычками.
     Андерс уже спускался по полуразрушенной лестнице в подземелье. Его карие глаза горели жаждой приключений. До чего здорово! Подумаешь, какая-то отмычка... Вот старинные темницы - это да! Казалось, стоит только прислушаться, и услышишь звон цепей, которыми были скованы несчастные узники сотни лет назад.
     - Надеюсь, тут нет привидений, - заметила Ева-Лотта, спускаясь по лестнице и робко озираясь по сторонам.
     - Кто его знает, - сказал дядя Эйнар. - А вдруг выскочит старое замшелое привидение да как тебя ущипнет! Вот так!
     - Ай! - закричала Ева-Лотта. - Перестаньте щипаться! Ну вот, теперь будет синяк, уж я знаю.
     Она возмущенно растирала себе руку. Калле и Андерс шныряли вокруг, как две ищейки.
     - Вот если бы можно было остаться тут сколько хочешь, - мечтательно произнес Андерс, - и начертить план всего подземелья, а потом устроить здесь тайник.
     Он заглянул в темные переходы, разветвлявшиеся в разные стороны.
     - Здесь можно искать человека две недели, и все без толку. Самое подходящее место, если ты натворил что-нибудь и хочешь спрятаться.
     - Tы так думаешь? - спросил дядя Эйнар.
     Калле ходил и вынюхивал что-то, чуть не тычась носом в землю.
     - Послушай, что это ты делаешь? - удивился дядя Эйнар.
     Калле слегка покраснел.
     - Я хотел посмотреть, может, остались какие-нибудь следы после тех бедняг, которые сидели здесь в тюрьме.
     - Чудак ты, здесь же с тех пор перебывала масса народу, - сказала Ева-Лотта.
     - Дядя Эйнар, наверное, не знает, что Калле у нас - сыщик? - в голосе Андерса прозвучал оттенок насмешки и превосходства.
     - Да что ты говоришь? А я и не знал!
     - Да, и притом один из лучших на сегодняшний день.
     Калле мрачно посмотрел на Андерса.
     - Никакой я не лучший, - сказал он. - Просто мне нравится думать про всякие такие вещи. Ну, про бандитов там, как их ловят... Что ж тут плохого?
     - Абсолютно ничего, мой мальчик! Желаю тебе поскорее изловить целую шайку преступников. Знай себе вяжи в пачки и отправляй в полицию!
     Дядя Эйнар загоготал. Калле возмутился, но виду не показал. Никто не принимает его всерьез...
     - Не забивай себе голову, - сказал Андерс. - Самое большое преступление, какое совершилось в этом городе, это когда Xромой Фредрик в воскресный день стащил из ризницы кружку с пожертвованиями. Да и то он ее тут же вернул, как только протрезвился.
     - А теперь он субботу и воскресенье всегда проводит в кутузке, так что кружка в безопасности, - со смехом подхватила Ева-Лотта.
     - Не то Калле устроил бы засаду и схватил его на месте преступления! - не унимался Андерс. - Был бы хоть один жулик на твоем счету.
     - Ну ладно, не будем обижать господина знаменитого сыщика, - вмешался дядя Зйнар. - Вот увидите, в один прекрасный день он еще себя покажет - засадит за решетку кого-нибудь, кто стянет шоколадку в магазине его папы.
     Калле так и кипел. Он еще мог допустить, чтобы над ним подшучивали Андерс и Ева-Лотта, но уж никто другой, и меньше всего этот зубоскал, дядя Эйнар.
     - Да, милый Калле, - сказал дядя Эйнар, - ты далеко пойдешь, если тебя не остановят! Э, нет, это ты брось!
     Последнее относилось к Андерсу, который, достав огрызок карандаша, приготовился расписаться на каменной стене.
     - А почему нет? - спросила Ева-Лотта. - Давайте распишемся и число поставим! Может, мы придем сюда еще раз, когда станем совсем-совсем старые, лет по двадцати пяти, и найдем наши имена! Вот здорово будет!
     - Да, это напомнит нам об ушедшей молодости, - важно согласился Андерс.
     - Ладно, делайте что хотите, - сказал дядя Эйнар. Калле немного дулся и сначала не хотел писать вместе со всеми, но потом передумал, и скоро на стене выстроились в ряд имена: Ева-Лотта Лисандер, Андерс Бенгтссон, Калле Блюмквист.
     - Дядя Эйнар, а вы разве не будете писать? - спросила Ева-Лотта.
     - Нет уж, я лучше воздержусь. Кстати, здесь холодно и сыро, а это совсем не полезно для моих старых костей.
     Пошли-ка опять на солнышко!.. И вот еще что, - продолжал дядя Эйнар, когда дверь за ними захлопнулась, - мы здесь не были, понятно? Чтоб не болтать!
     - Как так - никому не говорить?! - возмутилась Ева-Лотта.
     - Ни в коем случае, прелестная сеньора! Это государственная тайна, - заявил дядя Эйнар. - И не вздумай забыть об этом, а то я опять тебя ущипну!
     - Попробуйте только! - сказала Ева-Лотта.
     Солнце ослепило их, когда они вышли из-под темных сводов старого замка, жара казалась почти невыносимой.
     - А что, если я попробую завоевать ваше расположение с помощью пирожных и лимонада? - осведомился дядя Эйнар.
     Ева-Лотта милостиво кивнула.
     - У вас иногда бывают дельные мысли!
     Они уселись в открытом кафе за столик возле перил, над самой рекой. Отсюда можно было бросать крошки прожорливым окунькам, которые мгновенно собирались со всех сторон и от жадности чуть не выскакивали из воды. Высокие липы давали приятную тень, и, когда дядя Эйнар заказал целое блюдо пирожных и три стакана лимонаду, даже Калле начал находить его присутствие в городе почти терпимым.
     Дядя Эйнар покачался на стуле, бросил окунькам несколько крошек, побарабанил пальцами по столу, немного посвистел и наконец сказал:
     - Ешьте сколько влезет, только поскорее! Мы не можем здесь сидеть весь день.
     "Чудной он какой-то, - подумал Калле. - Непоседливый, все куда-то торопится".
     Он все больше и больше убеждался в том, что дядя Эйнар беспокойная натура. Сам Калле готов был сидеть здесь сколько угодно, наслаждаясь пирожными, игрой веселых окуньков, солнцем и музыкой. Он не понимал, как можно спешить уйти отсюда.
     Дядя Эйнар посмотрел на часы.
     - Стокгольмские газеты, наверное, уже пришли, - оживился он. - Слушай, Калле, ты молодой и шустрый, сбегай-ка купи мне газету!
     "Ну конечно, обязательно я должен бежать!" - подумал Калле.
     - Андерс гораздо моложе и шустрее меня, - сказал он.
     - Правда?
     - Да, он родился на пять дней позже, хотя, конечно, он не такой воспитанный, - сказал Калле и поймал крону, брошенную ему дядей Эйнаром.


  Сохранить

[ 1 ] [ 2 ] [ 3 ] [ 4 ] [ 5 ] [ 6 ] [ 7 ] [ 8 ] [ 9 ] [ 10 ] [ 11 ] [ 12 ] [ 13 ] [ 14 ]

/ Полные произведения / Линдгрен А. / Приключения Калле Блюмквиста


Заказать сочинение      

Мы напишем отличное сочинение по Вашему заказу всего за 24 часа. Уникальное сочинение в единственном экземпляре.

100% гарантии от повторения!

2003-2017 Litra.ru = Сочинения + Краткие содержания + Биографии
Created by Litra.RU Team / Контакты

 Rambler's Top100 Яндекс цитирования
Дизайн сайта — aminis