Войти... Регистрация
Поиск Расширенный поиск



Есть что добавить?

Присылай нам свои работы, получай litr`ы и обменивай их на майки, тетради и ручки от Litra.ru!

/ Полные произведения / Корчагин В. / Тайна реки злых духов

Тайна реки злых духов [21/26]

  Скачать полное произведение

    Девушка с голубыми глазами... Красивая, честная, гордая. Надежный товарищ и
    преданная нежная подруга. Такой она всегда представлялась ей. Такой Наташа хотела бы быть и сама. И она будет. Она должна быть такой, чтобы Саша всегда думал только о ней.
     Наташа встала с постели и убрала свои волосы. Прежде всего, она должна быть красивой. Жаль толы ко, что у нее нет теперь зеркала. А река! Чем она хуже зеркала? Наташа схватила полотенце и выскользнула из палатки.
     Маленький лагерь жил своей обычной размеренной жизнью. Алексей Михайлович что-то
    сколачивал неподалёку от склада. Петр Ильич разбирал образцы минералов. Андрей Иванович писал в своей тетради, время от времени посматривая в разложенную перед ним карту. Мальчишек на мыске не было. Видимо, они ушли в тайгу.
     - Доброе утро! - крикнула Наташа, на ходу размахивая полотенцем.
     Андрей Иванович поднял голову от бумаг и при-ветливо кивнул головой.
     - Вот как! Мы уже бегаем?
     - Еще как! - крикнула Наташа со смехом и быстро сбежала к реке.
     Река встретила ее ослепительной иллюминацией. Будто расплавленное серебро растеклось по ней под лучами жаркого солнца. Наташа невольно опустила глаза и увидела привязанный к берегу плот, тот самый плот, на котором примчался к ним Саша. На нем до сих пор лежала груда хвои и смятый Сашин накомарник. А неподалеку, на дереве висел его плащ, которым он укрыл ее в тот вечер.
     Наташа повесила полотенце на маленькую елку и, подойдя к плащу, расправила
    покоробившийся на солнце брезент. Потом спустилась к самой воде и прыгнула на темные
    намокшие бревна. Плот мягко качнулся под ногами, и на миг она будто снова взлетела в воздух, как несколько дней назад, когда ее подняли с земли сильные Сашины руки...
     Наташа села на мягкую хвою и спустила ноги в воду. Хорошо! До чего же хорошо сидеть вот так на солнышке и смотреть на реку.
     "Вая... Спасибо тебе, Вая!" Наташа улыбнулась. Ведь только здесь, на Вае, она впервые поняла, что значит большая настоящая Дружба, о которой мечтают, как о счастье, и которую называют... любовью.
     Любовь... Наташа только в мыслях произнесла это слово и. почему-то покраснела. А ведь она так много читала о любви. Так часто спорила о ней с подругами. Да что там спорила! Этой весной Валерий засыпал ее стихами, в которых чуть не в каждой строке красовалось слово любовь. А теперь... Почему она теперь стесняется даже произнести это слово?
     Наташа задумалась. В самом деле, почему? Может быть, потому, что теперь она узнала, какой огромный смысл заключен в ием. Может быть, потому, что она поняла - с этим словом нельзя шутить. А может, быть... Нет, об этом нельзя даже думать.
     Наташа не спеша умылась, поправила волосы и медленно пошла к лагерю. На душе у нее было так легко и радостно, что ей хотелось петь и смеяться, кричать и прыгать, валяться в траве и бежать во весь дух, чтоб ветер свистел в ушах.
     Но почему она молчит? Почему ноги ее еле движутся по узкой тропинке? Почему она
    прижала руки к груди, чтобы унять волнение?
     Этого невозможно объяснить. Это совершенно непонятно. Но ей боязно. Боязно
    встретиться сейчас с Сашей. Боязно увидеть его густые сросшиеся брови. Боязно ответить на его улыбку. Ей кажется, что она сгорит от смущения, если он подойдет сейчас к ней.
     Но почему это так? Что случилось? Что изменилось со вчерашнего вечера, когда они
    болтали обо всем на свете и Наташа смеялась, слушая его рассказы о том, как Петр Ильич
    провалися в трещину и орел утащил его спальный мешок? С тех пор действительно ничего не изменилось. Но вчера он сказал ей... Нет, даже не сказал, а просто смутился, когда нечаянно заговорил о синем пятнышке неба, которое вдруг мелькнуло в березовой роще на утесе, и голос его дрогнул точно так же, как у Андрея Ивановича, когда он рассказывал о девушке с голубыми глазами.
     Наташа прижала руки к горящим щекам и медленно поднялась к палаткам. Но мальчишек
    там еще не было. А оба геолога сидели друг против друга, возле костра и внимательно
    рассматривали какой-то камень.
     "Опять что-нибудь интересное!" - подумала Наташа, вспомнив, как Петр Ильич и Саша
    показывали ей вчера привезенные минералы: золотистый топаз, настолько прозрачный, что
    через него свободно можно было читать большую шестигранную призмочку зеленого -
    изумруда: красноватые кристаллы гельвина, как две капли воды похожие на те гранаты,
    которые они выколачивали из черных сланцев, и, наконец, чудесный александрит, зеленый
    днем и темно-красный при свете костра.
     Она подошла к геологам и заглянула через плечо Андрея Ивановича. Но в руках его был обычный зернистый кварц, заключенный в какую-то плотную темно-зеленую породу. Андрей Иванович обернулся к Наташе: - Ну, как ты себя чувствуешь?
     - Спасибо, хорошо. А что вы так этим кварцем заинтересовались?
     Геолог улыбнулся: - Потому и заинтересовались, что это не кварц.
     - Как не кварц? - А вот, смотри, Андрей Иванович легонько провел кончиком ножа по
    неровной, словно смазанной жиром поверхности минерала, и на нем осталась ясная белая
    царапина.
     - Видишь? А кварца ножом не поцарапаешь.
     Наташа взяла камень в руки и осмотрела его со всех сторон. Ей все-таки не верилось, что это не кварц. Такой же цвет, блеск, раковистый излом...
     - Но что же это такое?
     - Вот мы и гадаем, что, это такое.
     Андрей Иванович снова посмотрел на белый минерал, подумал, затем обратился к Петру Ильичу: - А ну-ка, Петя, возьмите вашу паяльную трубку!
     Петр Ильич взял крупинку неизвестного минерала, положил ее на уголек и направил на него тонкий язычок горячего пламени. Крупинка быстро расплавилась, вспучилась, а пламя окрасилось в красивый зеленый цвет.
     - - Понятно! - воскликнул Андрей Иванович. •-". Это датолит.
     - Силикат бора?
     - Да, несомненно. Это бор окрашивает пламя в зеленый цвет. А из всех минералов бора только дато-лит похож на кварц. И много там этого минерала?
     Петр Ильич пожал плечами: - Порядочно...
     - А вы точно нанесли его выходы на карту? Петр Ильич смутился: - Нет. Я вообще не
    отметил его на карте. Я ведь не думал, что это датолит.
     - Неважно! На карту следует наносить места выходов всех минералов, а неизвестных - тем более. Ведь это сейчас величайшая ценность! Шутка сказать - бор!
     Наташа недоуменно посмотрела на геолога: - Андрей Иванович, а разве бор - такая
    большая ценность?
     - Да. Ты знаешь, для чего он употребляется?
     - Бор... Ну, я знаю, например, что борной кислотой промывают детям глаза.
     Геологи дружно рассмеялись.
     - Маловато для этого металла, - заметил Петр Ильич..
     А Андрей Иванович сказал: - Соединения бора, Наташа, имеют очень широкое
    применение в самых различных отраслях народного хозяйства. Они используются, например,
    для получения эмалей и глазурей. Их применяют в медицине, в кожевенном деле, в бумажном производстве, в сельском хозяйстве для удобрения почв. Исключительно велика роль борного ангидрида в стекольной промышленности. Именно благодаря присутствию бора стекло "пирекс", из которого изготовляется лабораторная посуда, не боится больших колебаний температуры. Но еще более необходим бор при изготовлении оптического стекла. Ты, наверное, слышала, что - до войны очень громкой славой пользовались приборы, изготовляемые фирмой Цейсе. Микроскопы, телескопы, кинопроекторы и другие оптические приборы, выпускаемые этой фирмой, не имели себе равных в мире. И вот оказалось, что во всех этих приборах применялось стекло, содер-жащее до пятидесяти процентов борного ангидрида.
     Но не это главное. Совершенно исключительное значение бор приобрел в самое последнее время, когда люди пошли на штурм космоса, ибо роль его в ракет-ной технике поистине трудно переоценить. Источником же бора могут служить лишь содержащие его мин"-ралы. Вот почему геологи сейчас усиленно ищут такие минералы, как датолит, ашарит, борацит, буру и многие другие, в состав которых входит бор.
     Андрей Иванович собрал разложенные вокруг него тетради с записями и уложил их в
    полевую сумку.
     - Ну, что ж, друзья, пора, пожалуй, обедать. Где же наши мальчишки?
     Петр Ильич пожал плечами, а Алексей Михайлович, который только что пришел из лесу с вязанкой хвороста, сказал: - С утра охотиться пошли. Да вон, один из - них является!
     Наташа живо обернулась в сторону Лагерной. Это был Валерий. Он молча прошел к
    палаткам, снял с плеча ружье и, ни на кото не. глядя, подсел к костру.
     - А где Саша? - спросил его Петр Ильич.
     - Не знаю, - ответил Валерий, не поднимая глаз.
     - Так вы ведь вместе пошли.
     - Мало ли что пошли, пошли да разошлись.
     - И когда ты научишься разговаривать по-человечески? - возмутился Петр Ильич, но
    Андрей Иванович остановил его жестом руки.
     - Оставьте его, Петя! Придет Саша. Поест после. А нам надо поправляться, - он хитро подмигнул Наташе, - так ведь?
     - Да... - ответила ома и постаралась улыбнуться, но от ее радостного настроения не осталось и следа.. Что-то словно кольнуло в сердце девушки.
     После обеда мужчины легли отдохнуть. Валерий последовал их примеру. А Наташа
    спустилась к мостику через Лагерную.
     Вот так же поджидала она Сашу в тот день, когда они готовились отправиться в первую. экспедицию. Ей и тогда не хотелось расставаться с ним. Но какая-то слепая сила словно толкала ее к Валерию, и она, помимо своей воли, старалась быть к нему поближе. Какое счастье, что теперь она отделалась наконец от этого! Но какой ценой...
     А если бы всего этого не произошло? Если бы они не поехали в Сибирь? Неужели она
    по-прежнему любовалась бы этим красивым болтуном? Нет! Ни в коем случае. Ей и раньше
    многое не нравилось в Валерии. Но она слишком мало задумывалась над этим. Здесь же, в
    тайге, она за несколько недель повзрослела на много лет, и теперь ей казалось просто
    невероятным, что когда-то ради Валерия она готова была даже потерять дружбу Саши.
     Но почему его так долго нет? Неужели что-нибудь случилось?.. Наташа с тревогой
    посмотрела на темную стену леса. На миг ей представились страшные болота и завалы. И он там один. Ей вспомнилось, как здесь, на этом самом месте, он просил ее не ходить одной в тайгу. А сам! Сам... Сам он не побоялся один отправиться на их поиски! Но почему его все-таки нет?..
     У нее снова закружилась голова, и она поднялась к своей палатке. В лагере было тихо. Лишь из бревенчатого склада, где спал Алексей Михайлович, доносился густой раскатистый храп. Девушка легла на спальный мешок и вскоре забылась в легкой дремоте.
     Проснулась она от звука шагов, Наташа вскочила и прислушалась. Он! Девушка
    облегченно вздохнула и быстро поправила волосы. Первым ее желанием было выбраться из
    палатки и бежать ему навстречу. Но что-то удержало ее на месте. Нет, пусть зайдет сам.
     Наташа снова легла и стала терпеливо ждать. Через минуту послышался голос Андрея
    Ивановича. Потом загремела посуда. И снова раздался голос геолога. Он был явно чем-то
    недоволен.
     "И правильно! - согласилась с ним Наташа. -" Пусть знает, что его здесь ждут, - она улыбнулась. - - Проголодался, наверное! Вот непоседа..." Но вскоре у костра все смолкло, и она снова услышала шаги. Они приближались к палатке. Наконец-то! Сердце радостно замерло. Но что это?.. Шаги проследовали мимо и стихли где-то у реки. Наташа даже покраснела от обиды. Ну, как можно быть таким невнимательным?..
     Прошло полчаса. Час... В лагере послышались голоса. А Саша так и не пришел. Она не знала, что подумать. Вчера они так долго разговаривали, и он обещал зайти к ней утром. Но теперь уже скоро вечер а его нет и нет.
     Что бы это могло значить?.. Наташа попыталась вспомнить, чем закончился вчера их
    разговор, и вдруг услышала голос Валерия. Валерий... Она вспомнила, как Петр Ильич сказал, что они пошли в тайгу вдвоем. А вернулся Валерий один. По- видимому, они поссорились в лесу, и Валерий мог наплести Саше что угодно. О! На это он способен!.. Но разве это можно так оставить?
     Наташа выскочила из палатки и... лицом к лицу столкнулась с Сашей. Он шел от реки, и вид у него был такой, словно он тяжело болен. Наташа остановилась. Она так растерялась от неожиданности, что в первое мгновение не могла вымолвить ни слова, но в следующую минуту несмело улыбнулась и тихо сказала: - Здравствуй, Саша...
     - Добрый вечер! - бросил он, не поворачивая го-ловы, и быстро прошел мимо.
     Наташа побледнела. Как?.. Не остановиться даже на минутку... А она-то думала...
     В груди девушки закипели слезы. Она до боли стиснула зубы и почти бегом бросилась в палатку.
     "И это друг!.." Наташа упала на мешок и заплакала. Она не слышала, как окликнул ее Андрей Иванович. Не видела, как он вошел в палатку. И только тогда, когда широкая ладонь геолога легла ей на голову, девушка неловко смахнула слезы и подняла на него заплаканные глаза.
     - Наташа! Что с тобой? Ты, кажется, плачешь? Она закрыла лицо руками и всхлипнула.
     - - Да что с тобой, Наточка?
     - Ничего... - проговорила она сквозь слезы.
     - А ну-ка, встань. Встань, встань! - он усадил ее как маленькую, на мешке и опустился рядом.
     Наташа упрямо смотрела в землю.
     - Ну! - снова начал он. - Рассказывай, что случилось. Имей в виду, что в жизни
    никогда не бывает таких положений, из которых не было бы выхода.
     Наташа молчала.
     - Ну, хорошо. Я помогу тебе. Ты с кем-нибудь поссорилась?
     Она покачала головой.
     - А я думал, ты поссорилась с Сашей. Понимаешь, он ходит сегодня, как потерянный. Ты не знаешь, что с ним?
     - Нет... Он мне тоже ничего не говорит. - Наташа снова заплакала. - Это, наверное, Валерий... Он наговорил ему чего-нибудь...
     - Понятно, - Андрей Иванович задумался. - Это очень может быть. Но, - он широко
    улыбнулся и похлопал Наташу по плечу, - не горюй! Это дело поправимое.
     - Как?.. Разве он поверит мне?..
     - В жизни, Наташенька, никогда не бывает так, чтобы правда не побеждала лжи. Все
    уладится. Поверь мне. Только не нужно расстраиваться. Иначе не поправишься, и тогда мы не сможем взять тебя в новую экспедицию.
     - Андрей Иванович!..
     - Ну, полно, полно! Все будет хорошо. Уверяю тебя, что завтра ты будешь уже смеяться над своим "горем".
     Саша медленно сошел почти к самой воде и остановился. Ночь была тихой и светлой.
    Луна висела над самой кромкой леса, и через всю реку, прямо к ногам Саши, бежала широкая серебристая дорожка. В глубоком молчании, словно задумавшись, стояли над рекой заснувшие леса.
     Но Саша будто не замечал всего этого. На душе его было тяжело. Он тихо вздохнул и
    медленно опустился на полусгнившую корягу.
     "Валерка, конечно, подлец, - думал он, глядя на лунную дорожку, - но разве она
    лучше? Валерка рад досадить мне. А она... У меня за спиной клевещет на отца, погибшего на фронте. Эх! И зачем только я думаю о ней?!" Саша скрипнул зубами и вскочил с места. Но в это время со стороны лагеря послышались чьи-то уверенные неторопливые шаги, и он узнал высокую фигуру геолога.
     Андрей Иванович подошел к нему и дружески тронул за плечо:
     - Ночь-то какая, Саша, а!..
     - Ночь ничего... - - отозвался он глухим безразличным голосом.
     Геолог заглянул ему в глаза: - - Да ты чего нос-то повесил? Саша махнул рукой: - Не спрашивайте, Андрей Иванович, и без того тошно.
     Геолог присел рядом.
     - Ну, дело хозяйское. Не хочешь сказать, что у тебя за печаль, не надо. Тогда я расскажу тебе одну историю. Хочешь?
     Саша вздохнул: - Расскажите...
     Андрей Иванович поудобнее устроился на коряге и тихо начал: - Эту историю рассказал мне однажды мой фронтовой товарищ, человек большого ума и редкой душевной красоты, но внешне не очень привлекательный и оттого, пожалуй, излишне застенчивый и скромный. После войны он несколько лет вел разведку алмазов в одном из северных районов Урала. А потом перебрался к нам, в Сибирь, и мы долгое время работали в одной экспедиции. У него так же, как и у меня, не было ни родных, ни близких, и потому нас связывало нечто большее, чем просто дружба.
     Так вот, сидели мы с ним однажды вечером так же, как сейчас с тобой, на берегу горного озера и думали каждый о своем. Владимир курил, а я просто смотрел на воду и любовался лунной дорожкой, бегущей к дальнему берегу. Ночь тогда была такая же, как и сегодня - красивая и светлая. Только сейчас вот тихо. А тогда дул ветер, и у самых наших ног бились большие косматые волны. Вдоль всего берега блестела белым кружевом пена прибоя. Глухой тревожный шум стоял в воздухе. И на душе у меня было как-то неспокойно.
     Я посмотрел на Владимира. Он тоже почему-то нервничал, перекидывая из одного угла
    рта в другой давно погасшую папиросу. Наконец он бросил ее в воду и обернулся ко мне: - Ну что, Андрей, рассказать тебе, что ли, о моем алмазе?
     Я молча кивнул головой/Меня давно уже интересовал этот крупный, умело ограненный
    бриллиант, с которым он никогда не расставался. Я знал, что у Владимира с ним связаны
    какие-то большие воспоминания. Но до сих пор он избегал говорить об этом, и я не
    расспрашивал его.
     Не сразу заговорил он и на этот раз. А сначала вынул еще одну папиросу, долго мял ее в пальцах, потом взял в рот, но так и не закурил.
     - Этот камень, - начал он, - подарила мне одна девушка, геолог моей разведочной
    партии, такой же вот лунной ночью и... тоже на берегу озера. Это был замечательный человек, прекрасный работник и чуткий отзывчивый товарищ. И было у нее еще одно достоин-ство - ее большие карие глаза и удивительно красивые руки.
     Владимир потер лоб и улыбнулся.
     - Ее звали Лада. Она улыбалась так, как не улыбается ни одна женщина в мире. Но
    одного взмаха ее бровей было достаточно, чтобы осадить любого грубияна. А ее глаза... Глаза у нее были необыкновенными. У зрачков - чуточку светлее, с темным ободком, отчего казалось, что глаза эти имели бездонную глубину...
     Необыкновенными были и ее руки. Они рыли шурфы, отбирали пробы пород,
    приходилось им иметь дело и с тяжелым буровым инструментом и, несмотря на это, они всегда оставались поразительно красивыми...
     И вот в этих руках, Андрей, я впервые увидел большой сверкающий алмаз, найденный ею в нашем районе в отложениях древней реки...
     Владимир замолчал и некоторое время задумчиво смотрел на лунную дорожку. А затем
    сказал: - Стоит ли говорить, что она мне очень нравилась... Но закончились полевые работы, она уехала, а я... так и не успел сказать ей об этом. И остался у меня лишь красивый камень, подаренный ею в день отъезда...
     Владимир снова замолчал, глядя на полную луну, вздохнул чуть слышно и, нервно ломая спички, зажег потухшую папиросу. Молчал и я, терпеливо ожидая продолжения рассказа. Я знал, что жизнь Владимира сложилась тяжело, что это было у него пожалуй, единственное увлечение, и мне очень хотелось, чтоб рассказ его не оборвался на этом.
     Но вот он сделал две-три затяжки, бросил в воду, недокурепную папиросу и продолжал: - И вот смотрю я теперь на свой алмаз и вспоми-паю ее, эту необыкновенную женщину, которая нечаянно забрела тогда в мою жизнь. Она вошла в нее весело, с улыбкой, широко раскрыв дверь и внеся с собой аромат цветущей юности... Вошла так, как врывается в окно весенний ветер. Вошла нежданно, без стука, и так же нежданно ушла своей дорогой, оставив гнетущую пустоту и большую негаснущую грусть. А еще остались воспоминания. И эти воспоминания нет-нет, да и нахлынут на меня, и я все больше и больше начинаю понимать, что с ее отъездом навсегда потерял то, что люди называют счастьем... Я смотрю на этот сверкающий камень, а вижу ее милые грустные глаза, ка-кими она смотрела на меня в окно отходящего поезда и в которых блестели слезы. В тот миг мне хотелось броситься в вагон и удержать ее, сказать ей обо всем, просить не уезжать от меня... Но я не сделал этого. Она уехала, так и не узнав, что творилось в моей душе...
     - Да почему же? - перебил я его. - Почему ты ничего не сказал ей?
     Он горько усмехнулся: - Видишь ли, Андрей... Мне казалось, что я обижу ее этим. Я
    даже не мог подумать, что она тоже... может испытывать что-нибудь подобное ко мне. Мне
    даже казалось, что ей нравится другой.... Он снова вздохнул.
     - А спустя три года я получил от нее письмо, из которого узнал, что я глубоко ошибался. Она тоже уез-жала от меня с болью в сердце и тоже не решилась открыться в своих чувствах...
     - Ну и. он? Он написал ей? - нетерпеливо перебид Саша.
     Андрей Иванович покачал головой: - Нет, Саша, он ничего не написал ей. - Почему же?
     - Потому что в жизни бывают такие вещи, которые нельзя ни вернуть, ни исправить.
    Только воспоминания о них остаются навсегда и время от времени вспыхивают в нашей памяти так же ярко, как этот чудесный камень...
     Андрей Иванович достал из кармана небольшую плоскую коробочку и, легко щелкнув
    крышкой, протянул ее Саше. Тот живо обернулся и, взяв коробку в руки, быстро поднес ее к глазам. Ему не терпелось взглянуть на бриллиант. Но... Что такое? Где же камень? Саша невольно протер глаза. В коробочке не было никакого камня. Чудесная звезда сияла там на темном бархате. Тысячи тонких, как иглы, лучей рвались от нее во все стороны, переливаясь всеми цветами радуги. Ослепительно-яркое пламя металось по дну коробочки. Алмаз словно горел под луной, и казалось, будто от него исходили волны призрачного света, в которых тонули уснувшие леса.
     Мальчик не верил своим глазам. Ему много раз приходилось слышать о красоте алмаза. Он знал, что ни один камень не может сравниться с ним по способности сверкать своими гранями. Но чтоб это выглядело так!.. Такого чуда он не мог себе представить.
     Саша перевел взгляд на геолога.
     - Но почему этот бриллиант теперь у вас?
     Андрей Иванович вздохнул.
     - Владимир погиб два года назад, а свой алмаз просил передать мне. И теперь это
    воспоминание об очень хорошем человеке и очень чистой и светлой любви.
     Он вынул алмаз из коробочки и лёгонько подбросил его на ладони, потом тряхнул
    головой, словно стараясь отвлечься от грустных мыслей, и тихо продолжал: - Алмаз... Знаешь ли ты, Саша, удивительную историю этого камня? Трудно представить себе что-нибудь более замечательное из всего, что было создано неживой природой. Он был известен людям с незапамятных времен. Но и по сей день редко кто остается равнодушным при виде этого сверкающего камня, не имеющего себе равных в более чем двухтысячном мире минералов.
     В былые времена ему приписывали самые невероятные свойства, начиная с таинственной способности избавлять человека от тяжких недугов и кончая сверхъестественной силой отпугивать коварных духов. Обладавшие им люди считали себя гарантированными от всех болезней, всех врагов и несчастий. Целые народы древности поклонялись ему, как божеству. В Индии, например, в честь каждого крупного алмаза воздвигали храм, и многие поколения жрецов, давшие обет служить Священному камню, отдавали всю свою жизнь хранению этой реликвии. Если же случалось так, что алмаз выкрадывался из храма или захватывался силой в результате набегов враждебных племен, то жрецы эти покидали родину и тайно сопровождали свое божество повсюду, куда бы ни забросила его судьба. Они шли за ним из города в город, из страны в страну, негласно охраняя целостность святыни. И горе владельцу алмаза, который решился бы разделить его на части. Никакие стены и запоры не могли оградить его от острого кинжала или смертоносного яда. Так продолжалось многие годы. Если кто-либо из жрецов-хранителей умирал, на смену ему высылался другой служитель храма, и так до тех пор, пока алмаз не возвращался на родину.
     Так было в глубокой древности. Позднее алмаз занял исключительное положение в мире роскоши. Богатые вельможи тратили целые состояния, чтобы приобрести хоть один сверкающий камень, а цари и короли готовы были поступиться честью государства, лишь бы прибавить бриллиант к своей короне. Красиво ограненные камни, то голубые или розовые, - то абсолютно бесцветные, чистые, как слеза, переливающиеся всеми цветами радуги, сияли теперь на роскошных одеждах придворных дам, горели в коронах царей, украшали рукоятки шпаг прославленных полководцев, дразнили своей красотою из окон богатых ювелирных магазинов. Из темных мрачных храмов алмаз перекочевал в блестящие гостиные, с грубых каменных изваяний перебрался на пышные наряды и модные прически великосветских красавиц. Русская царица Екатерина Вторая, например, появлялась на балах лишь в платьях, сплошь усыпанных бриллиантами, а ее фаворит Потемкин водил за собой специального слугу, который носил его шляпу, настолько тяжелую от нашитых на нее алмазов, что ее невозможно было удержать на голове.
     Алмаз стал символом богатства, затмив собой золото и серебро. Отныне этот камень
    сделался предметом вожделенья алчных ростовщиков и банкиров. В погоне за ним сильные
    мира сего выжимали пот и кровь из тысяч обездоленных тружеников. За этим камнем стали
    охотиться искатели легкой наживы, устремляясь туда, где вспыхивала "алмазная лихорадка".
     Но алмазу не суждено было навсегда остаться в плену лености и праздности. В последнее время этот удивительный камень покинул роскошные дворцы и троны и перешел в цеха заводов, став верным помощником рабочего человека. Однако и здесь он занял совершенно исключительное положение. С помощью алмаза оказалось возможным делать то, о чем прежде нельзя было и мечтать. Алмаз дал возможность резать и сверлить такие твердые материалы, как кварц, стекло, корунд, керамику, кремний, германий, сверхтвердые сплавы, идущие на изготовление иструмента. Алмаз дал возможность бурить самые твердые породы земной коры, что произвело целый переворот в горнорудной промышленности, открыв широкий доступ человеку к скрытым в недрах земли рудам, углю, нефти, поделочным камням и другим природным богатствам, Наконец, алмаз совершенно изменил технологию производства, особенно в металлообрабатывающей, оптической и ке-рамической промышленности, позволил обрабатывать детали с невиданной прежде быстротой.
     Чем же заслужил алмаз исключительное внимание людей? Этим он обязан прежде всего
    своим поразительным свойствам. Ни один камень не обладает таким ярким блеском и столь
    высокой степенью светорассеяния, как алмаз. Именно редкостная способность алмаза
    рассеивать свет, подобно тому, как это делают капельки дождя, образуя на небе яркую радугу, в соче тании с высоким лучепреломлением и создает ту разноцветную игру отраженных им лучей, которая пленила людей еще на заре человеческой культуры.
     Но не это было главным. Главное, что заставило выделить этот камень из всех других образовании природы, заключалось в том, что на земле нет ни одного другого вещества, которое обладало бы такой громадной твердостью, как алмаз. Даже корунд, не имеющий себе равных по твердости, слабее алмаза почти в сто пятьдесят раз! Алмазом можно резать, пилить, сверлить любые самые твердые вещества: любой металл, любой минерал, любую породу. Алмаз же можно обрабатывать только алмазом. Ни один камень не может оставить на его поверхности даже малейшей царапины.
     Но это еще не все. Алмаз не растворяется ни в одной-из известных человеку жидкостей. Никакие кислоты или их смеси, никакие щелочи или органические растворители даже при кипении не оказывают на алмаз ни малейшего воздействия. Необычайно стоек он и по отношению к кислороду. До температуры в семьсот двадцать градусов на нем не обнаруживается никаких следов окисления. Зато при более высокой температуре и достаточном доступе кислорода алмаз загорается и сгорает бесследно...
     - Как сгорает? Это же камень? - воскликнул Саша.
     - Да, это камень. Но состоит он из чистейшего кристаллического углерода. От мягкого черного графита или обыкновенной печной сажи алмаз отличается только особой, чрезвычайно плотной упаковкой атомов углерода. А при горении углерод соединяется с кислородом, и образуется бесцветный углекислый газ, точно такой же, как при горении угля, сажи, дров. Так что уничтожить алмаз не так уж трудно. Впрочем, есть у этого камня и еще одно уязвимое место - его хрупкость.
     В древних книгах "Ляпидариях" есть такое место: "Если положить алмаз на наковальню, смочить его кровью козла и с силой ударить по нему тяжелым молотом, то и молот и наковальня разлетятся в куски". Не знаю, держал ли мудрец, писавший эти строки, алмаз в руках, но то, что он не смачивал его кровью козла и не бил по нему молотом - в этом можно не сомневаться. В противном случае от алмаза его остались бы одни осколки. А молотку с наковальней он не причинил бы ни малейшего вреда...
     Владимир рассказал мне однажды такую историю. Работал у него в партии молодой
    коллектор, мальчишка смышленый, но своевольный. Забежал он как-то в экспедиционную
    лабораторию. А туда только что доставили алмаз на исследование. Увидел он его на
    лабораторном столе и решил удостовериться, действительно ли этот камень такой твердый, как о нем говорят. Не знаю, слышал ли парнишка когда- нибудь о том, что говорилось на этот счет в "Ляпидариях", но только схватил он молоток да как стукнет по алмазу! Лада, которая была в то время в лаборатории, только руками всплеснула. Осталась от алмаза лишь кучка белого порошка. А надо тебе сказать, что алмаз этот был уже заактирован и внесен по крайней мере в пять или шесть кадастров. Тогда на этот счет строго было. И вот, пожалуйста... Был алмаз и нет его! Как объяснить исчезновение камня? Бедный мальчишка готов был пальцы себе молотком отбить. Да ведь этим делу не поможешь! Составили акт. Приложили к нему собранный порошок. И что же ты думаешь... Когда этот акт дошел до начальника экспедиции, тот отказался его визировать, - Что, - говорит, - вы мне голову-то морочите! Разве алмаз можно молотком расколоть?
     С тех нор в экспедиции его так и прозвали - мудрец из "Ляпидарий".
     Андрей Иванович усмехнулся.
     - Впрочем, не долго ему пришлось там работать. Оказалось, что он не только об алмазах ничего не знал, по не мог и кварца от гранита отличить. Война помогла ему занять теплое местечко в управлении. Ну, а фронтовики помогли управлению избавиться - от такого мусора. И пошел мудрец из "Ляпидарпй" В счетоводы, полушубки да ватники считать...


1 ] [ 2 ] [ 3 ] [ 4 ] [ 5 ] [ 6 ] [ 7 ] [ 8 ] [ 9 ] [ 10 ] [ 11 ] [ 12 ] [ 13 ] [ 14 ] [ 15 ] [ 16 ] [ 17 ] [ 18 ] [ 19 ] [ 20 ] [ 21 ] [ 22 ] [ 23 ] [ 24 ] [ 25 ] [ 26 ]

/ Полные произведения / Корчагин В. / Тайна реки злых духов


2003-2019 Litra.ru = Сочинения + Краткие содержания + Биографии
Created by Litra.RU Team / Контакты

 Rambler's Top100 Яндекс цитирования
Дизайн сайта — aminis