Войти... Регистрация
Поиск Расширенный поиск



Есть что добавить?

Присылай нам свои работы, получай litr`ы и обменивай их на майки, тетради и ручки от Litra.ru!

/ Полные произведения / Железников В.К. / Чучело

Чучело [3/11]

  Скачать полное произведение

    "Мы конфеты едим!" - крикнула Шмакова.
     "Во время урока?" - ехидно заметила Миронова и прошла на свое место.
     Шмакова протянула ей конфету:
     "Возьми и успокойся. Сама опоздала и еще выставляется".
     "Тихо! - сказала Маргарита. - Миронова права. По местам!"
     И все пошли по своим местам, а про меня Маргарита так и не вспомнила, и я не знала, куда мне сесть, остановилась около Димки и уставилась на него. Ну, у меня привычка такая: если мне кто-нибудь нравится, то я смотрю на него, смотрю, хотя знаю, что это неловко. Он на меня раз посмотрел, второй, а потом спросил, чего мне надо.
     А я ляпнула:
     "У тебя место свободное?"
     "Занято".
     Ну, думаю, влипла, сейчас он начнет надо мной смеяться. А он вдруг улыбнулся и спросил:
     "А что?"
     "Хотела сесть к тебе, - ответила я, а так как он все еще продолжал улыбаться, то во мне какая-то храбрость появилась от его доброты, и я сказала: - Ты же меня спас".
     По-моему, ему мои слова понравились, потому что он сказал:
     "Ну что ж, сейчас попробуем, - и громко крикнул: - Шмакова, новенькая твое место хочет занять!"
     Шмакова услышала Димкины слова и здорово рассердилась. Она посмотрела в нашу сторону, потом медленно направилась к нам. Она приближалась, приближалась, и я видела, как у нее в глазах прыгали злые огоньки. Тут я испугалась. Я ведь не хотела, если место занято. А Шмакова подошла к нам, смерила меня презрительным взглядом и отвернулась. Конечно, она же красавица! А я? - Ленка безнадежно махнула рукой.
     - Ты тоже хоть куда, - посчитал своим долгом вмешаться Николай Николаевич.
     - Да брось ты меня успокаивать, - возмутилась Ленка. - Она же настоящая красавица! Платье у нее новенькое и сшито по фигуре. А у меня... какой-то маскировочный халат.
     - Маскировочный халат?.. - удивленно переспросил Николай Николаевич. - Это, пожалуй, моя вина. Я недоучел, что платье должно быть по фигуре. Извини. - И почти выкрикнул: - Зато у тебя глаза вдохновенные! И сердце чистое. Это посильнее, чем платье по фигуре.
     - Не хвали меня, пожалуйста, - сказала Ленка. - Я ведь плохая. Я на самом деле - предательница!.. Я это сейчас, сейчас поняла до самого донышка.
     Ленка замолчала. Николай Николаевич терпеливо ждал, когда она снова заговорит. В комнату в который раз ворвалась бесшабашная музыка: это все еще гуляли на дне рождения Димки Сомова. Они плясали, кричали, пели, а здесь, в доме у Бессольцевых, сидели два понурых человека, которые не знали, что им делать дальше и как им теперь жить.
     - Ну, и что там произошло со Шмаковой? - прервал молчание Николай Николаевич.
     - Со Шмаковой? - переспросила Ленка. - Ничего особенного не произошло - она уступила мне место. "Уступаю, говорит, тебе мое место с большим удовольствием. - И схватила портфель. - Мне, говорит, здесь надоело. Парта какая-то кособокая. И вообще я люблю перемену мест. Так что, Димочка, чао какао! - А на прощание, наконец, посмотрела на меня, как будто только что заметила, презрительно фыркнула и тихо сказала: - Ну и чучело!"
     Попов заорал, чтобы Шмакова села к нему, и та бросила ему портфель, а он его поймал, - вот с этого момента он стал ее рабом.
     Тут Маргарита объявила, что наша школа едет на осенние каникулы на экскурсию в Москву.
     "Значит, мы поедем вместе?" - выскочила догадливая Шмакова.
     "Вместе, вместе, - Маргарита улыбнулась. - Так что берите у родителей деньги и приносите".
     По этому поводу раздался такой вопль восторга, что Маргарита рассмеялась и зажала уши руками, чтобы не оглохнуть. Ну конечно же, всем хотелось поехать на каникулы в Москву.
     И я завопила, но потом осеклась, потому что Димка встретил это известие хладнокровно. А когда все замолчали, он вздохнул тяжело и сказал:
     "Опять на родительские... Надоело".
     "Что же ты предлагаешь? Не ездить в Москву?" - спросила Маргарита.
     "Нет, он этого не предлагает, - вмешалась Миронова. - Но он не знает, что он предлагает".
     "Прекрасно он знает, - раздался ласковый голосок Шмаковой. - Это он перед новенькой выставляется".
     Все, конечно, тут же захихикали.
     Маргарита одернула Шмакову, а я, если честно, была почему-то рада ее словам... Ну, в общем, не почему-то, а потому, что она сказала, что Димка передо мной выставлялся.
     А когда в классе снова наступила тишина, то Димка встал, победно оглядел ребят и сказал:
     "Давайте на поездку заработаем сами!"
     Тут меня словно подбросило, прямо не знаю почему. Я вскочила и заорала:
     "Маргарита Ивановна! Маргарита Ивановна! Можно я скажу?"
     Ох и видик у меня был, наверное, - восторженная дурочка. Но я о себе и не думала, у меня на душе было хорошо и хотелось сказать всем что-нибудь необыкновенное.
     "Мне дедушка много рассказывал про ваш город... У вас город особенный, старинный... Приедешь, навсегда останешься... Не променяешь ни на какие золотые горы. Правда здесь хорошо! И вы все такие хорошие! И предложение Сомова я поддерживаю!.." Я улыбнулась Димке и наконец уселась.
     "Ну, Сомов у нас, как всегда, молодец! - сказала Маргарита. - Мне его идея тоже очень понравилась... Конечно, вы уже взрослые ребята и вполне можете поработать, - продолжала она, - я вам, пожалуй, помогу. Только... не подведете?.."
     Тут все закричали:
     "Что вы, Маргарита Ивановна! Вы только договоритесь!"
     "Мы будем работать дни и ночи!"
     "С утра до утра!.."
     И мы стали работать. Ходили в совхоз на сбор поздних огурцов и капусты. Ты не думай, мы не только за деньги работали. Мы и бесплатно. Например, в детском саду. И городской сквер убирали... Правда, это не всем понравилось. Может быть, именно из-за этого у нас и началась ссора. Валька, к примеру, как только мы шли на бесплатную работу, всегда убегал. Один раз в воскресенье рано утром Маргарита привела нас в совхозный сад на уборку осенних яблок.
     Все ребята пришли в резиновых сапогах, а я в туфлях - они сразу промокли от росы.
     Димка заметил это, снял сапоги, протянул мне и сказал, чтобы я переобулась. Вот был моментик - он стоял босой на мокрой холодной траве и протягивал мне сапоги с шерстяными носками. Я не решалась их взять.
     Ребята окружили нас и открыли рты от удивления.
     "Во, Сомов дает!" - засмеялся Лохматый.
     "Лыцарь", - подхватил Валька.
     "Львиное сердце!" - вставил Рыжий и зашелся мелким смехом от собственного остроумия.
     "Долго мы еще будем стоять и женихаться? - вдруг зло оборвала их Шмакова. - Мы пришли, кажется, работать. Ведь так, Димочка?.."
     Кое-кто снова захихикал, а Димка не обратил на это никакого внимания, бросил мне сапоги и ушел.
     Я натянула Димкины носки - они были еще теплые от его ног - и влезла в сапоги.
     Знаешь, дедушка, как мне было весело! - Ленка рассмеялась: - Весело-весело! Может, оттого, что Димка отдал мне сапоги? - Она хитро посмотрела на Николая Николаевича. - Нет, пожалуй, просто оттого, что в саду было очень красиво.
     Второй раз за этот день Николай Николаевич услышал ее смех. Ему нравилось, что она забыла про то, что эти ребята прозвали ее чучелом, что бросила в него портфелем только за то, что он предложил ей вернуться в школу... Она все-все забыла и снова была счастливой.
     А Ленка все еще смотрела куда-то вдаль, заглядывая в свое недавнее прошлое, которое ей явно было по душе.
     Перед нею возникла чудная картина... Сад, увитый паутиной. Сотни кружевных гамаков, гамачков, подвесных дорог сплелись между яблонь, лежали в траве и накрывали кустарник.
     Ребята разбежались по саду, и каждый кричал, что у него самая интересная паутина. Их голоса, наподобие птичьих, радостно и возбужденно звенели среди деревьев.
     Потом все стали собирать яблоки. И Ленка собирала, а сама все время исподтишка следила за Димкой: как он ловко лазал по деревьям, как смело прыгал, как быстро пробегал из одного конца сада в другой в ослепительных красноватых лучах солнца.
     Они работали до самого обеда. А в конце работы развели костер и пекли яблоки.
     Рыжий - на спор - голыми руками вытаскивал из огня девчонкам печеные яблоки...
     - А потом, дедушка, случилась странная-странная история. Помнишь, мы работали на фабрике детской игрушки?.. Ну, мы там из папье-маше клеили морды зверей.
     Николай Николаевич кивнул.
     - Так вот, тогда на фабрике я впервые поняла, что люди не все одинаковые. Да, да, не улыбайся. Я вдруг увидела, что то, что для меня хорошо, для Шмаковой, например, смешно, а для Мироновой просто глупо. Я должна была насторожиться, но я не обратила на это никакого внимания! - Выражение лица у нее было до крайности удивленное. - Ну, слушай дальше, что из этого вышло... - Ленка возбужденно вздохнула и продолжала: - Мы уже кончили работу. Я доклеила морду зайца, хотела для просушки поставить ее среди остальных на полку, которая тянулась вдоль стены, а потом передумала и примерила морду на себя.
     В это время вернулся Димка - он ходил получать деньги за нашу работу, - ну и все, конечно, бросились на него:
     "Ну как, получил?"
     "Сколько?"
     "Выкладывай! Не томи! Душа горит!"
     Они его толкали, пытаясь влезть к нему в карман, приставали, канючили.
     "Рыжий! Тащи копилку!" - закричал Димка, отбиваясь от наседавших ребят.
     У нас в это время была уже копилка - такая здоровая зеленая кошка "с дыркой в голове.
     Рыжий поставил перед Димкой копилку... и началось!
     Димка полез в карман, долго что-то там колдовал, наконец выхватил руку, помахал над головой красненькой десяткой и бросил ее в копилку.
     "Свои!" - заорал Лохматый.
     "Пять рублей!" - крикнул Димка и снова опустил их в копилку.
     "Кровные!" - восхищался Рыжий.
     "Трудовая копеечка!" - поддакнул ему Попов.
     Димка поднял над головой еще десятку и помахал ею в воздухе.
     Ленка показала, как Димка помахал деньгами. Ей не сиделось, она вскочила, каждая жилка на ее лице трепетала от восторга.
     Он крикнул:
     "Десятка!" - и бросил их в копилку.
     "Ух!" - ухнули все хором.
     Рыжий попросил у Димки, чтобы тот дал ему бросить монету в копилку. Димка дал ему рубль, и Рыжий бросил.
     И тогда все закричали:
     "И мне! И мне! И мне!"
     И он всем давал, и все по очереди бросали.
     А потом Димка протянул рубль мне и сказал:
     "Брось и ты, заяц".
     А я от радости, что он мне дал этот рубль, так схватила его, что он разорвался пополам - половинка осталась у Димки, половинка у меня.
     "Вот разиня! - возмутился Валька. - Это же деньги. Их рвать не надо!"
     Я испугалась и не знала, что делать. Но Димка, как всегда, пришел мне на помощь.
     "Ничего, - успокоил он всех, - потом склеим. Бросай, заяц, обе половинки!"
     Я бросила.
     "И кончай работу! - приказал Димка. - Давайте халаты".
     Ребята сняли халаты и побросали их Димке.
     "А тебе, заяц, как самому храброму, я поручаю охрану этого замечательного сундука с драгоценностями", - сказал Димка, протянул мне копилку, а сам ушел относить халаты.
     Я схватила копилку и закричала:
     "Я храбрый заяц! Самый храбрый на свете заяц!"
     Рыжий "надел морду тигра и зарычал на меня:
     "Ры-ы-ы!"
     "Ой, не боюсь! Ой, не страшно!" - Я оттолкнула Рыжего.
     А Шмакова нацепила морду лисицы и пропела тоненьким голоском:
     "Зайка серенький, зайка беленький... Мы тебя перехитрим! Мы у тебя сундучок с драгоценностями отнимем!" - И она ущипнула меня.
     Я не ожидала этого - мы ведь играли - и крикнула:
     "Ты чего больно щиплешься?.."
     "А если не больно, то зачем же щипаться!" - рассмеялась Шмакова.
     А в это время другие ребята тоже нарядились в маски зверей, и меня уже плотным кольцом окружили морды волков, медведей, крокодилов. Они прыгали, рычали, наскакивали на меня и рвали из рук копилку. А какой-то медведь - по-моему, это был Попов - крикнул как Шмакова:
     "Зайка серенький, зайка беленький... Мы тебя перехитрим!"
     Волк - Валька несколько раз сильно дернул меня за косу. А я испугалась по-настоящему, как будто меня окружали не люди, а настоящие звери.
     "Не надо! Хватит!" - Я хотела снять маску, но у меня ничего не получалось, потому что они беспрерывно меня толкали.
     "Попался, зайчишка!" - пропела Шмакова.
     "Мы тебя, заяц, задере-ем!" - завопил Лохматый и крутнул меня.
     "Ры-ы-ы!" - дурным голосом прорычал Рыжий.
     "Димка-а-а!" - закричала я и грохнулась на пол, потому что у меня закружилась голова.
     Димка вбежал и спросил, чего я кричу. А я ему ответила, что испугалась.
     "Кого?" - не понял Димка.
     "Всех... зверей", - ответила я.
     "Подумаешь, и поиграть нельзя". - сказал Валька.
     "Зайка серенький... Зайка беленький... Мы тебя задерем! - хихикнула Шмакова. - Какая нервная!"
     "Чепуха! - мрачно заявила Миронова. - Просто кривляется. Пошли, ребята!.."
     И вся компания удалилась вслед за Железной Кнопкой, вполне довольная собой.
     А мне еще долго мерещилось, что Шмакова похожа на лису, Лохматый - на медведя, а Валька - на волка.
     Мне было стыдно, что я так думала про ребят. Поэтому я догнала их на улице и всех угостила мороженым на свои деньги. И рассказала Шмаковой под честное слово свою тайну, что Димка похож на "Уснувшего мальчика".
     Она была очень довольна, хохотала и клялась, что никому не скажет, но мне почему-то казалось, что голос у нее был похож на тот, когда она пела: "Зайка серенький, зайка беленький..." Шмакова - лиса. Настоящая. И я подумала, что зря ей все рассказала... Ну ты же ее видел, дедушка. Правда, она лиса? А я тогда и не знала, что есть люди - лисы, медведи, волки...
     После я спросила у Димки:
     "Ты меня осуждаешь, что я испугалась ребят на фабрике?"
     "Что ты, - ответил он. - Испугаться каждый может".
     Вот видишь, какой Димка был человек - добрый, - сказала Ленка. - А потом он себя еще отчаянным храбрецом показал. Было это так...
     Мы возвращались с Димкой домой. И вдруг увидели Вальку. Он бежал трусцой нам навстречу, на поводке тянул собаку, маленькую такую, на кривых ногах и с большими лохматыми ушами.
     Валька заметил нас и нырнул за угол. Димка бросился за ним, а я за Димкой. Валька прижался к стене и смотрел на нас какими-то странными глазами.
     "Какая у тебя собака хорошая. - Я погладила ее. - Только что это ее так колотит? Заболела она, что ли?"
     Валька не успел мне ответить, потому что Димка вцепился в него, вырвал собаку и выпустил.
     "Мой поводок! - заорал Валька, вырываясь из Димкиных рук. - Петька!.. На помощь!"
     Я не поняла, почему Димка так ошалел и почему Валька кричал "поводок" и звал на помощь какого-то Петьку.
     Петька, старший брат Вальки, тут же появился. Он здоровый, ему скоро в армию. Я его сразу узнала, он шофер с уборочной машины.
     А Валька как увидел Петьку, заорал еще сильнее:
     "Петька, он мою собаку с поводком упустил!"
     Петька подтянул Димку к себе и вежливо сказал:
     "Ты уж извини, дружок, но я должен сделать тебе больно. Ты сам заслужил".
     И он так звезданул Димке по скуле, что тот пролетел мимо меня и шлепнулся на землю.
     "Заработал? - захохотал Валька. - Знай наших".
     "Всего доброго, дети", - сказал Петька.
     Они ушли не оглядываясь. А я не бросилась за ними, не вступилась за Димку, не позвала на помощь. Вот стыдно!
     Ленка посмотрела на Николая Николаевича.
     - Я же тебе говорила, что раньше была трусихой. Это я теперь ничего не боюсь. Никогда больше не отступлю. Никог-да! Ни перед чем. А тогда я задрожала и подошла к Димке, когда Валька и Петька уже совсем скрылись.
     Другой бы на месте Димки обиделся, а Димка нет.
     "А я опять струсила", - созналась я.
     "Ничего. Смелость дело наживное. - Димка потер ушибленное место. - Я у него, подлеца, третью собаку отбиваю! Он их на живодерню поштучно за рублевку сдает".
     "Ну и тип этот Валька! С тех пор как он на меня в волчьей морде напал там, на фабрике, он мне все время кажется волком", - призналась я Димке.
     "Ну, это уж слишком", - ответил он.
     "Волк он, волк, - крикнула я, - раз для него самое главное деньги!"
     "А Петька похлеще Вальки, - сказал Димка. - Рыбу на реке глушит".
     "Жалко, - сказала я. - Я думала, вот стоит городок восемьсот лет, и все в нем хорошие... А Валька - живую жизнь своими руками на живодерню. Я про таких только читала. А ты, Димка... ты просто герой!"
     Я правда думала, что он герой. А он смутился:
     "Да брось ты!.."
     "Нет, ты настоящий герой. Самый настоящий! - Потом вдруг набралась храбрости и спросила: - Можно, я буду с тобой дружить?.." - А сама даже испугалась собственной храбрости.
     "Ну давай", - согласился Димка.
     А я спросила его:
     "На всю-всю жизнь?"
     "Ну давай", - улыбнулся он.
     От восторга я... - Ленка на мгновение замолчала, - ну, в общем, поцеловала его в щеку. Просто от восторга, что он герой и что он теперь будет моим самым надежным и близким другом.
     Дедушка, я так тогда была рада! - Глаза у Ленки стали восторженными, голос громким. Она когда восторгалась чем-нибудь, то переставала стесняться, совсем не контролировала себя, и это ее свойство тоже очень нравилось Николаю Николаевичу. - А когда я его поцеловала, то я совсем не испугалась, а, представляешь себе, весело рассмеялась.
     Он очень удивился:
     "А это еще зачем?"
     "Так женщины, говорю, раньше благодарили рыцарей. - Я веселая была в тот момент и даже забыла, что у меня "рот до ушей, хоть завязочки пришей". - А ты, Димка, рыцарь, ты же спас от Вальки собаку и меня. И она сейчас, счастливая, рассказывает всем собакам города: "Ну и Сомов - молодец!"
     В это время у меня над ухом раздался свист и хохот.
     Я оглянулась - перед нами стояли Петька и Валька. У них на поводке болтался тот же самый несчастный лопоухий пес, которого спас Димка. Оба довольные, хохотали, что снова поймали несчастную собаку и к тому же подслушали наш разговор. Волки, волки, а не люди!
     Я им прямо в лицо крикнула:
     "Это нечестно!.. Подслушивать..."
     "Барышня обиделась", - сказал Петька и сделал грустное лицо.
     "А ты, лыцарь, не обиделся?" - спросил Валька у Димки и нахально толкнул его плечом. При Петьке он был большой храбрец.
     А Димка как бросился на Вальку! Даже Петьки не испугался. Вот какой он был раньше! Только Петька перехватил его, поднял над землей, и Димка повис в воздухе, болтая ногами, - Петька ведь здоровый, на две головы выше Димки, - и процедил, ну почти пропел сладким голоском, как Шмакова:
     "Давай, дружок, еще раз поцелуемся. - Захватил его лицо громадной ладонью, повертел голову, словно хотел ее отвинтить. Димка задыхался, потому что Петька закрыл ему ладонью рот и нос. - И прошу тебя, дружок, - пел он дальше, - не разглашай нашей маленькой тайны про эту собачку. Договорились?.."
     "Договорились", - промычал Димка сквозь пальцы Петьки, стараясь разжать железные тиски его ладони.
     "Ну, я рад, что ты все правильно понял", - ухмыльнулся Петька.
     И, волоча собаку под смех и выкрики Вальки, они снова ушли. А собака отчаянно упиралась, мотала головой и подымала пыль своими ушами. Мне ее так было жалко.
     Димка покосился на меня, погрозил кулаком вслед братьям и крикнул почему-то негромко:
     "У-у-у, Валька!.. Только сунься в школу!.. - А когда они отошли совсем далеко, он чуть прибавил голос: - Живодеры!"
     А я сложила руки рупором, чтобы было громче слышно, и заорала:
     "Жи-во-де-ры-ы-ы!"
     Петька остановился и посмотрел в нашу сторону... Нас как ветром сдуло, потому что Димка схватил меня за руку и мы убежали. А я расхрабрилась и говорю:
     "Правда, он услышал, как я кричала?"
     "Услышал, - ответил Димка, - но понимаешь, с этим надо быть поосторожней. Мы что?.. А он - что?!"
     "Он здоровый", - вздохнула я.
     "Значит, не надо лезть на рожон".
     - Дедушка, - сказала Ленка, - ты представляешь, какая я была дура. Представляешь?! Я ему поддакнула. И вообще я все время ему поддакивала!.. Я знаю теперь: поддакивать - это плохо...
     Глава шестая
     Шестой класс дружной оравой ворвался в физический кабинет во главе с Димкой, который на ходу размахивал копилкой с деньгами.
     Он теперь везде и всюду был первым. Ему уступали дорогу, заглядывали в рот, когда он что-нибудь говорил, у него спрашивали совета по любому поводу. Ему верили, его любили - ведь он их сделал самостоятельными людьми. Все старшеклассники и даже выпускники ехали в Москву на родительские деньги, а они, благодаря Димке Сомову, на собственную трудовую копеечку.
     И вот они, веселые, милые, беззаботные, ворвались в физический кабинет, чтобы отсидеть свой последний урок... А потом каникулы - и Москва!.. И прочитали на доске объявление, написанное Маргаритой Ивановной, что вместо урока физики будет литература. Развернулись, чтобы идти в другой кабинет, но столкнулись в дверях с Лохматым и Рыжим. Лохматый, хвастаясь своей богатырской силой, один втолкнул всех обратно в класс. И кто-то упал, а девчонки запищали. Лохматый и Рыжий были очень довольны своей победой и орали, перебивая друг друга:
     - Свобода-а-а!
     - Физика заболела-а-а!
     - Каникулы-ы-ы! Даешь кино!
     Димка сказал, чтобы они не орали, а прочли, что написано на доске. Лохматый и Рыжий стали читать по складам объявление на доске:
     - Ре-бя-та!.. У вас-с-с бу-дет уррро-оккк, - читали они в два голоса, - ли-те-ра-ту-ры!..
     Когда они читали подпись Маргариты Ивановны - а она подписалась двумя буквами "М.И.", - то заблеяли овечками.
     - Мээээ... Ииииии...
     Многим понравилось, как они читали, и со всех сторон понеслось блеяние:
     - Мэ-э-э-э!
     - И-и-и-и!
     - Мэргэритэ-э-э! Ивановнэ-э-э!
     - А после уроков у нас работа в детском саду, - объявил Димка, - шефская.
     - Какая еще работа, - сказал Рыжий. - Завтра же каникулы!..
     - А мне родители вообще запретили работать, - пропела Шмакова. - Они говорят: "Лучше учись, а работать будем мы".
     - Мы еще только растем! - писклявым голоском вставил Рыжий.
     - У нас слабый организм! - рявкнул басом Лохматый.
     Они хохотали над собственным остроумием.
     - Ничего, поработаете. Нас там ждут, - снова начал Димка. - А вы, друзья-товарищи, - сказал он Лохматому и Рыжему, - если не нравится, валите отсюда! А мы дали обещание и выполним его.
     - Димочка хочет главным быть, - сказала Шмакова. - Начальник!
     - Точно! - захохотал Попов, заглядывая Шмаковой в лицо. - Ребя! Димка - начальник!..
     - А мы его сейчас по шапке, - Лохматый подошел к Димке. - Надоел ты нам, Сомов, со своей копилкой... - Оглянулся на класс: - Верно я говорю?
     - Ох как верно! - простонал Рыжий. - В самую точку.
     Димка растерялся. Он никак не ожидал такого натиска. Он привык, что ему все смотрят в рот. А тут вдруг бунт! В это время в дверях появился Валька. Он облокотился плечом о косяк двери и небрежно объявил:
     - Я не ломовая лошадь, чтобы бесплатно вкалывать. У нас государство богатое.
     - Явился наконец! - Димка оживился. - Ребята, а вы знаете, чем занимается наш Валька? Тихо!.. Сейчас я вас удивлю!
     Но тут за Валькиной спиной выросла голова, прикрытая кепкой. Это был сам страшный Петька.
     - Валечка, - сказал он, - я тебе портфельчик принес. - Он протянул Вальке портфель и прошел вихляющей походкой к учительскому столу. - Здравствуйте, дорогие дети!.. - Повернулся к Димке, потрепал его рукой по щеке. - И ты, дружок, повторно здравствуй. - Он тяжело вздохнул. - Подслушивать, конечно, нехорошо, но я слышал ваши разговоры и понял ваши разногласия... Оказывается, некоторые из вас стремятся работать, в то время как большая часть коллектива желает участвовать в культурно-массовом развлечении, то есть посетить местный кинотеатр. Я думаю, что меньшинство должно уступить. Таков закон коллектива. Так что ваша проблема - сущий пустяк.
     Он повернулся к доске и, что-то напевая себе под нос, стер объявление Маргариты.
     - Вот вы и свободны. Как ветер!.. Как моторная лодка, у которой мотор мощнее, чем у рыбохраны... Будьте счастливы, дети! А ты, дружок, - сказал он Димке, - не обижай, пожалуйста, моего меньшого. - Он погрозил Димке пальцем, улыбнулся всем и ушел.
     Ленка думала, что Димка тут же бросится на Вальку и всем все расскажет, но он почему-то промолчал.
     И тут Рыжий в полной тишине неуверенно произнес:
     - А может, правда какой-то неизвестный зашел и стер...
     - Ну, ты - умный! - обрадовался Валька.
     - Значит, мы этого не читали? - рассмеялась Шмакова.
     - Ребя!.. Не читали и не слыхали, - вставил Попов.
     - А Попик у нас сообразительный стал, - хвастливо пропела Шмакова. - Моя школа...
     - Мы же Маргариту подведем! - пробовал остановить их Димка.
     - Заткнись, подпевала! - заорал Валька. - Даешь кино-о!
     Ребята повскакали со своих мест и бросились к дверям:
     - В кино! Даешь кино-о-о!
     Димка загородил им дорогу, но они смели бы его, им так хотелось в кино, если бы не крик Васильева:
     - А у меня нет денег!
     Вот тут-то по-настоящему все и началось. Димка почему-то вдруг забыл, что он только что, вот сию минуту, сам не пускал всех в кино, вырвался на середину класса и радостно закричал:
     - Васильев! Я тебе одолжу!.. И всем одолжу, у кого нет... - Голос у Димки звучал звонко. - Значит, легенда такая - мы пошли проведать больную физичку!
     - У-у-у, Сомов - голова! - восхитился Рыжий. - Навестим больную! Это по-нашему!
     - Как тимуровцы! - захихикал Валька.
     И Ленка тоже восторженно захохотала: ей понравилось, что Димка такой находчивый.
     А он уже командовал, чтобы выходили из класса по двое. И первый рванулся к двери. За ним - Ленка. Она даже кого-то оттолкнула, чтобы не отстать от Димки.
     И тут им в спину ударил резкий голос Мироновой:
     - А я в кино не пойду!
     - Ты? - переспросил Димка.
     - Да, - ответила Миронова.
     - Смотрите, она против всех! - удивился Димка.
     - Против всех! - глаза у Мироновой засверкали.
     - А если мы тебя поколотим? - спросил Валька.
     - Попробуйте, - ответила Миронова и гордо расселась на своей парте.
     Все как-то сразу приумолкли - никто не решался поднять руку на Миронову. А Димка вдруг рассмеялся и Ленка следом за ним, хотя и не знала, чего он смеялся. И многие другие рассмеялись, с надеждой глядя на Димку. Не зря же он смеялся. Значит, нашел выход из положения.
     - А сила у нас на что, Лохматый? - спросил Димка.
     - Сила - это главное! - восторженно ответил Лохматый, поднял Железную Кнопку на руки и под общий хохот вынес из класса...
     Ленка испуганно взглянула на Николая Николаевича.
     Она каждый раз так испуганно смотрела на него, когда искала помощи и поддержки, когда вспоминала что-нибудь такое, что теперь ей казалось ужасным. Робкий быстрый взгляд ее беспокойных глаз говорил Николаю Николаевичу: какая же я глупая, никчемная и жалкая... На лице Ленки опять жила ни на что не похожая, только ей одной данная, только от нее одной исходящая улыбка, Ленкина улыбка, которая сейчас просила за все прощение.
     А тем временем события приобретали несколько иной разворот, чем об этом знала Ленка.
     Дело в том, что Шмакова и Попов не пошли вместе со всеми в кино, а остались в классе. Они притаились за шкафом с приборами, а когда все убежали, вышли из укрытия.
     И еще на учительском столе стояла копилка, забытая Димкой.
     Шмакова, пританцовывая, ходила между партами - у нее было хорошее настроение. А Попов, как обычно, смотрел на нее во все глаза.
     - Смотри, Димка забыл свой сундук с драгоценностями, - Шмакова подняла копилку. - Тяжелая. Если бы у меня было столько монет, я купила бы себе колечко. - Она повертела рукой, точно ее палец уже украшало желанное кольцо.
     - А я бы купил мотоцикл и два шлема, - вякнул Попов.
     - Неужели два? - спросила кокетливо Шмакова. - Зачем?.. - Хотя ей-то как раз было совершенно ясно, почему Попов мечтал о двух шлемах.
     Попов смутился, но не ответил.
     - А почему мы не пошли в кино? - спросил он, стараясь переменить тему разговора.
     - Я не пошла потому, что не захотела, - сказала Шмакова.
     - А я как ты, - рассмеялся Попов.
     - Послушай, Попов... Так зачем ты хотел купить два шлема? - Она чувствовала над ним свою силу, и ей нравилось им командовать.
     Попова бросило в жар.
     - Ну? - повелительно спросила Шмакова. - Ну что ты тянешь?
     - Я... я... - выдавил Попов, пытаясь сознаться, и вдруг он услышал чьи-то спасительные шаги и прошептал: - Кто-то идет!
     Шмакова ориентировалась сразу.
     - Прячься! - приказала она Попову и сама влезла под парту.
     Попов втиснулся рядом с нею.
     В класс вошла Маргарита Ивановна, удивленно посмотрела на доску - от ее объявления осталась только подпись, две буквы: "М.И.".
     Она медленно стерла их.
     - Мы уже пересекли школьный двор, - рассказывала Ленка, - когда Димка спохватился, что забыл копилку.
     "Деньги забывать нельзя, - сказал Валька. - А то их могут тю-тю!"
     "Я сбегаю!" - восторженно закричала я, рванулась, зацепилась ногой за ногу, грохнулась об асфальт и разнесла коленку в кровь.
     "Вот недотепа, - сказал Димка. - Ждите меня за углом", - и побежал в школу.
     "Не угодила", - хихикнул Валька.
     "А мне не больно!" - сказала я назло Вальке, хотя от обиды и боли чуть не заревела.
     "Ты сходи в медпункт", - предложила Железная Кнопка.


1 ] [ 2 ] [ 3 ] [ 4 ] [ 5 ] [ 6 ] [ 7 ] [ 8 ] [ 9 ] [ 10 ] [ 11 ]

/ Полные произведения / Железников В.К. / Чучело


Смотрите также по произведению "Чучело":


2003-2021 Litra.ru = Сочинения + Краткие содержания + Биографии
Created by Litra.RU Team / Контакты

 Яндекс цитирования
Дизайн сайта — aminis