Войти... Регистрация
Поиск Расширенный поиск



Есть что добавить?

Присылай нам свои работы, получай litr`ы и обменивай их на майки, тетради и ручки от Litra.ru!

/ Полные произведения / Островский А.Н. / Гроза

Гроза [3/4]

  Скачать полное произведение

    Борис. Я не разобрал, темно было. Девушка какая-то остановила меня на улице и сказала, чтобы я именно сюда пришел, сзади сада Кабановых, где тропинка.
     Кудряш. Кто ж бы это такая?
     Борис. Послушай, Кудряш. Можно с тобой поговорить по душе, ты не разболтаешь?
     Кудряш. Говорите, не бойтесь! У меня все одно, что умерло.
     Борис. Я здесь ничего не знаю, ни порядков ваших, ни обычаев; а дело-то такое...
     Кудряш. Полюбили, что ль, кого?
     Борис. Да, Кудряш.
     Кудряш. Ну что ж, это ничего. У нас насчет этого слободно. Девки гуляют себе как хотят, отцу с матерью и дела нет. Только бабы взаперти сидят.
     Борис. То-то и горе мое.
     Кудряш. Так неужто ж замужнюю полюбили?
     Борис. Замужнюю, Кудряш.
     Кудряш. Эх, Борис Григорьич, бросить надоть!
     Борис. Легко сказать -- бросить! Тебе это, может быть, все равно; ты одну бросишь, а другую найдешь. А я не могу этого! Уж я коли полюбил...
     Кудряш. Ведь это, значит, вы ее совсем загубить хотите, Борис Григорьич!
     Борис. Сохрани, господи! Сохрани меня, господи! Нет, Кудряш, как можно. Захочу ли я ее погубить! Мне только бы видеть ее где-нибудь, мне больше ничего не надо.
     Кудряш. Как, сударь, за себя поручиться! А ведь здесь какой народ! Сами знаете. Съедят, в гроб вколотят.
     Бори с. Ах, не говори этого, Кудряш, пожалуйста, не пугай ты меня!
     Кудряш. А она-то вас любит?
     Борис. Не знаю.
     К у д р я ш. Да вы видались когда аль нет?
     Борис. Я один раз только и был у них с дядей. А то в церкви вижу, на бульваре встречаемся. Ах, Кудряш, как она молится, кабы ты посмотрел! Какая у ней на лице улыбка ангельская, а от лица-то будто светится.
     Кудряш. Так это молодая Кабанова, что ль?
     Борис. Она, Кудряш.
     Кудряш. Да! Так вот оно что! Ну, честь имеем проздравить!
     Борис. С чем?
     Кудряш. Да как же! Значит, у вас дело на лад идет, коли сюда приходить велели.
     Борис. Так неужто она велела?
     Кудряш. А то кто же?
     Борис. Нет, ты шутишь! Этого быть не может. (Хватается за голову.)
     Кудряш. Что с вами?
     Б о р и с. Я с ума сойду от радости.
     Кудряш. Бота! Есть от чего с ума сходить! Только вы смотрите -- себе хлопот не наделайте, да и ее-то в беду не введите! Положим, хоть у нее муж и дурак, да свекровь-то больно люта.
     Варвара выходит из калитки.
    ЯВЛЕНИЕ ТРЕТЬЕ
     Те же и Варвара, потом Катерина.
     Варвара (у калитки поет).
     За рекою, за быстрою, мой Ваня гуляет, Там мой Ванюшка гуляет...
     Кудряш (продолжает).
     Товар закупает.
     (Свищет.)
     Варвара (сходит по тропинке и, закрыв лицо платком, подходит к Борису). Ты, парень, подожди. Дождешься чего-нибудь. (Кудряшу.) Пойдем на Волгу.
     Кудряш. Ты что ж так долго? Ждать вас еще! Знаешь, что не люблю!
     Варвара обнимает его одной рукой и уходит.
     Борис. Точно я сон какой вижу! Эта ночь, песни, свиданья! Ходят обнявшись. Это так ново для меня, так хорошо, так весело! Вот и я жду чего-то! А чего жду--и не знаю, и вообразить не могу; только бьется сердце да дрожит каждая жилка. Не могу даже и придумать теперь, что сказать-то ей, дух захватывает, подгибаются колени! Вот когда у меня сердце глупое раскипится вдруг, ничем не унять. Вот идет.
     Катерина тихо сходит по тропинке, покрытая большим белым платком, потупив глаза в землю.
     Это вы, Катерина Петровна?
     Молчание. Уж как мне благодарить вас, я и не знаю.
     Молчание.
     Кабы вы знали, Катерина Петровна, как я люблю вас! (Хочет взять ее за руку.)
     Катерина (с испугом, но не поднимая глаз). Не трогай, не трогай меня! Ах, ах!
     Борис. Не сердитесь!
     Катерина. Поди от меня! Поди прочь, окаянный человек! Ты знаешь ли: ведь мне не замолить этого греха, не замолить никогда! Ведь он камнем ляжет на душу, камнем.
     Борис. Не гоните меня!
     Катерина. Зачем ты пришел? Зачем ты пришел, погубитель мой? Ведь я замужем, ведь мне с мужем жить до гробовой доски!
     Борис. Вы сами велели мне прийти...
     Катерина. Да пойми ты меня, враг ты мой: ведь до гробовой доски!
     Борис. Лучше б мне не видеть вас!
     Катерина (с волнением). Ведь что я себе готовлю? Где мне место-то, знаешь ли?
     Борис. Успокойтесь! (Берет ев за руку.) Сядьте!
     Катерина. Зачем ты моей погибели хочешь?
     Борис. Как же я могу хотеть вашей погибели, когда люблю вас больше всего на свете, больше самого себя!
     Катерина. Нет, нет! Ты меня загубил!
     Борис. Разве я злодей какой?
     Катерина (качая головой). Загубил, загубил, загубил!
     Борис. Сохрани меня бог! Пусть лучше я сам погибну!
     Катерина. Ну, как же ты не загубил меня, коли я, бросивши дом, ночью иду к тебе.
     Борис. Ваша воля была на то.
     Катерина. Нет у меня воли. Кабы была у меня своя воля, не пошла бы я к тебе. (Поднимает глаза и смотрит на Бориса.)
     Небольшое молчание.
     Твоя теперь воля надо мной, разве ты не видишь! (Кидается к нему на шею.)
     Борис (обнимает Катерину). Жизнь моя!
     Катерина. Знаешь что? Теперь мне умереть вдруг захотелось!
     Борис. Зачем умирать, коли нам жить так хорошо?
     Катерина. Нет, мне не жить! Уж я знаю, что не жить.
     Борис. Не говори, пожалуйста, таких слов, не печаль меня...
     Катерина. Да, тебе хорошо, ты вольный казак, а я!..
     Борис. Никто и не узнает про нашу любовь. Неужели же я тебя не пожалею!
     Катерина. Э! Что меня жалеть, никто не виноват, -- сама на то пошла. Не жалей, губи меня1 Пусть все знают, пусть все видят, что я делаю! (Обнимает Бориса.) Коли я для тебя греха не побоялась, побоюсь ли я людского суда? Говорят, даже легче бывает, когда за какой-нибудь грех здесь, на земле, натерпишься.
     Борис. Ну, что об этом думать, благо нам теперь-то хорошо!
     Катерина. И то! Надуматься-то да наплакаться-то еще успею на досуге.
     Борис. А я было испугался; я думал, ты меня прогонишь.
     Катерина (улыбаясь). Прогнать! Где уж! С нашим ли сердцем! Кабы ты не пришел, так я, кажется, сама бы к тебе пришла.
     Борис. Я и не знал, что ты меня любишь.
     Катерина. Давно люблю. Словно на грех ты к нам приехал. Как увидела тебя, так уж не своя стала. С первого же раза, кажется, кабы ты поманил меня, я бы и пошла за тобой;
     иди ты хоть на край света, я бы все шла за тобой и не оглянулась бы.
     Борис. Надолго ли муж-то уехал?
     Катерина. На две недели.
     Борис. О, так мы погуляем! Время-то довольно.
     Катерина. Погуляем. А там... (задумывается) как запрут на замок, вот смерть! А не запрут на замок, так уж найду случай повидаться с тобой!
     Входят Кудряш и Варвара.
    ЯВЛЕНИЕ ЧЕТВЕРТОЕ
     Те же, Кудряш и Варвара.
     Варвара. Ну что, сладили?
     Катерина прячет лицо у Бориса на груди.
     Борис. Сладили.
     Варвара. Пошли бы, погуляли, а мы подождем. Когда нужно будет, Ваня крикнет.
     Борис и Катерина уходят. Кудряш и Варвара садятся на камень.
     Кудряш. А это вы важную штуку придумали, в садовую калитку лазить. Оно для нашего брата оченно способна.
     Варвара. Все я.
     Кудряш. Уж тебя взять на это. А мать-то не хватится?
     Варвара. Э! Куда ей! Ей и в лоб-то не влетит.
     Кудряш. А ну, на грех?
     Варвара. У нее первый сон крепок; вот к утру, так просыпается.
     Кудряш. Да ведь как знать! Вдруг ее нелегкая поднимет.
     Варвара. Ну так что ж! У нас калитка-то, которая со двора, изнутри заперта, из саду; постучит, постучит, да так и пойдет. А поутру мы скажем, что крепко спали, не слыхали. Да и Глаша стережет; чуть что, она сейчас голос подаст. Без опаски нельзя! Как же можно! Того гляди, в беду попадешь.
     Кудряш берет несколько аккордов на гитаре. Варвара прилегает к плечу Кудряша, который, не обращая внимания, тихо играет.
     Варвара (зевая). Как бы то узнать, который час?
     Кудряш. Первый.
     Варвара. Почем ты знаешь?
     Кудряш. Сторож в доску бил.
     Варвара (зевая). Пора. Покричи-ка. Завтра мы пораньше выйдем, так побольше погуляем.
     Кудряш (свищет и громко запевает).
     Все домой, все домой, А я домой не хочу.
     Борис (за сценой). Слышу!
     Варвара (встает). Ну, прощай. (Зевает, потом целует холодно, как давно знакового.) Завтра, смотрите, приходите пораньше! (Смотрит в ту сторону, куда пошли Борис и Катерина.) Будет вам прощаться-то, не навек расстаетесь, завтра увидитесь. (Зевает и потягивается.)
     Вбегает Катерина, а за ней Борис.
    ЯВЛЕНИЕ ПЯТОЕ
     Кудряш, Варвара, Борис и Катерина.
     Катерина (Варваре). Ну, пойдем, пойдем! (Всходят по тропинке. Катерина оборачивается.) Прощай. Борис. До завтра!
     Катерина. Да, до завтра! Что во сне увидишь, скажи! (Подходит к калитке.) Борис. Непременно. Кудряш (поет под гитару).
     Гуляй, млада, до поры, До вечерней до зари! Ай лели, до поры, До вечерней до зари.
     Варвара (у калитки).
     А я, млада, до поры, До утренней до зари, Ай лели, до поры, До утренней до зари!
     Уходят.
     Кудряш.
     Как зорюшка занялась, А я домой поднялась... и т. д.
     * ДЕЙСТВИЕ ЧЕТВЕРТОЕ *
     На первом плане узкая галерея со сводами старинной, начинающей разрушаться постройки; кой-где трава и кусты за арками -- берег и вид на Волгу. ЯВЛЕНИЕ ПЕРВОЕ
     Несколько гуляющих обоего пола проходят за арками.
     1-й. Дождь накрапывает, как бы гроза не собралась?
     2-й. Гляди, сберется.
     1-й. Еще хорошо, что есть где схорониться.
     Входят все под своды.
     Я? е н щ и н а. А что народу-то гуляет на бульваре! День праздничный, все повышли. Купчихи такие разряженные.
     1 - и. Попрячутся куда-нибудь.
     2-й. Гляди, что теперь народу сюда набьется!
     1-й (осматривая стены). А ведь тут, братец ты мой, когда-нибудь, значит, расписано было. И теперь еще местами означает.
     2-й. Ну да, как же! Само собой, что расписано было. Теперь, ишь ты, все впусте оставлено', развалилось, заросло. После пожара так и не поправляли. Да ты и пожару-то этого не помнишь, этому лет сорок будет.
     1-й. Что бы это такое, братец ты мой, тут нарисовано было? Довольно затруднительно это понимать.
     2-й. Это геенна2 огненная.
     1 -и. Так, братец ты мой!
     2 - и. И едут туда всякого звания люди.
     1-й. Так, так, понял теперь.
     2-й. И всякого чину.
     1-й. И арапы?
     2 - и. И арапы.
     1 - и. А это, братец ты мой, что такое?
     2-й. А это литовское разорение3. Битва -- видишь? Как наши с
    Литвой бились.
     1-й. Что ж это такое -- Литва?
     2 - и. Так она Литва и есть.
     1 - и. А говорят, братец ты мой, она на нас с неба упала.
     2-й. Не умею тебе сказать. С неба так с неба.
     Женщина. Толкуй еще! Все знают, что с неба; и где был какой бой с ней, там для памяти курганы насыпаны.
     1 -и. А что, братец ты мой! Ведь это так точно!
     Входят Дикой и за ним К у л и г и н без шапки. Все кланяются и принимают почтительное .положение. ЯВЛЕНИЕ ВТОРОЕ
     Те же, Дикой и Кулигин.
     Дикой. Ишь ты, замочило всего. (Кулигину.) Отстань ты от меня! Отстань! (С сердцем.) Глупый человек!
     Кулигин. Савел Прокофьич, ведь от этого, ваше степенство ', для всех вообще обывателей польза.
     Дикой. Поди ты прочь! Какая польза! Кому нужна эта польза?
     Кулигин. Да хоть бы для вас, ваше степенство, Савел Прокофьич. Вот бы, сударь, на бульваре, на чистом месте, и поставить. А какой расход? Расход пустой: столбик каменный (показывает жестами размер каждой вещи), дощечку медную, такую круглую, да шпильку, вот шпильку прямую (показывает жестом), простую самую. Уж я все это прилажу и цифры вырежу уже все сам. Теперь вы, ваше степенство, когда изволите гулять или прочие которые гуляющие, сейчас подойдете и видите, который час. А то этакое место прекрасное, и вид, и все, а как будто пусто. У нас тоже, ваше степенство, и проезжие бывают, ходят туда наши виды смотреть, все-таки украшение -- для глаз оно приятней.
     Дикой. Да что ты ко мне лезешь со всяким вздором! Может, я с тобой и говорить-то не хочу. Ты должен был прежде узнать, в расположении ли я тебя слушать, дурака, или нет. Что я тебе -- ровный, что ли! Ишь ты, какое дело нашел важное! Так прямо с рылом-то и лезет разговаривать.
     Кулигин. Кабы я со своим делом лез, ну тогда был бы я виноват. А то я для общей пользы, ваше. степенство. Ну что значит для общества каких-нибудь рублей десять! Больше, сударь, не понадобится.
     Дикой. А может, ты украсть хочешь; кто тебя знает.
     Кулигин. Коли я свои труды хочу даром положить, что же я могу украсть, ваше степенство? Да меня здесь все знают, про меня никто дурно не скажет.
     Дикой. Ну и пущай знают, а я тебя знать не хочу.
     Кулигин. За что, сударь Савел Прокофьич, честного человека обижать изволите?
     Дикой. Отчет, что ли, я стану тебе давать! Я и поважней тебя никому отчета не даю. Хочу так думать о тебе, так и думаю. Для других ты честный человек, а я думаю, что ты разбойник, вот и все. Хотелось тебе это слышать от меня? Так вот слушай! Говорю, что разбойник, и конец! Что ж ты, судиться, что ли, со мной будешь? Так ты знай, что ты червяк. Захочу -- помилую, захочу -- раздавлю.
     Кулигин. Бог с вами, Савел Прокофьич! Я, сударь, маленький человек, меня обидеть недолго. А я вам вот что доложу, ваше степенство: "И в рубище почтенна добродетель!"'
     Дикой. Ты у меня грубить не смей! Слышишь ты/
     Кулигин. Никакой я грубости вам, сударь, не делаю; а говорю вам потому, что, может быть, вы и вздумаете когда что-нибудь для города сделать. Силы у вас, ваше степенство, много; была б только воля на доброе дело. Вот хоть бы теперь то возьмем: у нас грозы частые, а не заведем мы громовых отводов 2.
     Дикой (гордо). Все суета!
     Кулигин. Да какая же суета, когда опыты были?
     Дикой. Какие-такие там у тебя громовые отводы?
     К у лиги п. Стальные.
     Дикой (с гневом). Ну, еще что?
     К у л и г и н. Шесты стальные.
     Дикой (сердясь более и более). Слышал, что шесты, аспид ты этакой; да еще-то что? Наладил: шесты! Ну, а еще что?
     К у л и г и н. Ничего больше.
     Дикой. Да гроза-то что такое, по-твоему, а? Ну, говори.
     Кулигин. Электричество.
     Дикой (топнув ногой). Какое еще там елестричество! Ну, как же ты не разбойник! Гроза-то нам в наказание посылается, чтобы мы чувствовали, а ты хочешь шестами да рожнами какими-то, прости господи, обороняться. Что ты, татарин, что ли? Татарин ты? А, говори! Татарин?
     Кулигин. Савел Прокофьич, ваше степенство, Державин сказал:
     Я телом в прахе истлеваю, Умом громам повелеваю 3.
     Дикой. А за эти слова тебя к городничему отправить, так он тебе задаст! Эй, почтенные, прислушайте-ко, что он говорит!
     Кулигин. Нечего делать, надо покориться! А вот когда будет у меня миллион, тогда я поговорю. (Махнув рукой, уходит.)
     Дикой. Что ж ты, украдешь, что ли, у кого! Держите его! Этакой фальшивый мужичонко! С этим народом какому надо
     быть человеку? Я уж не знаю. (Обращаясь к народу.) Да вы, проклятые, хоть кого в грех введете! Вот не хотел нынче сердиться, а он, как нарочно, рассердил-таки. Чтоб ему провалиться! (Сердито.) Перестал, что ль, дождик-то?
     1-й. Кажется, перестал.
     Дикой. Кажется! А ты, дурак, сходи да посмотри. А то -- кажется!
     1-й (выйдя из-под сводов). Перестал!
     Дикой уходит, и всв за ним. Сцена несколько времени пуста. Под своды быстро входит Варвара и, притаившись, высматривает. ЯВЛЕНИЕ ТРЕТЬЕ
     Варвара и потом Борис.
     Варвара. Кажется, он!
     Борис проходит в глубине сцены.
     Сс-сс!
     Борис оглядывается.
     Поди сюда. (Манит рукой.)
     Борис входит.
     Что нам с Катериной-то делать? Скажи на милость!
     Борис. А что?
     Варвара. Беда ведь, да и только. Муж приехал, ты знаешь ли это? И не ждали его, а он приехал.
     Борис. Нет, я не знал.;
     Варвара. Она просто сама не своя сделалась!
     Борис. Видно, только я и пожил десяток деньков, пока! его не было. Уж теперь не увидишь ее!
     Варвара. Ах ты какой! Да ты слушай! Дрожит вся, точно ее лихорадка бьет; бледная такая, мечется по дому, точно чего ищет. Глаза, как у помешанной! Давеча утром плакат принялась, так и рыдает. Батюшки мои! что мне с ней делать?
     Борис. Да, может быть, пройдет это у нее!
     Варвара. Ну, уж едва ли. На мужа не смеет глаз поднять. Маменька замечать это стала, ходит да все ,на нее косится, так змеей и смотрит; а она от этого еще хуже. Просто мука глядеть-то на нее! Да и боюсь я.
     Борис. Чего же ты боишься?
     В а р в а р а. Ты ее не знаешь! Она ведь чудная какая-то у нас. От нее все станется! Таких дел наделает, что...
     Борис. Ах, боже мой! Что же делать-то? Ты бы с ней поговорила хорошенько. Неужели уж нельзя ее уговорить?
     Варвара. Пробовала. И не слушает ничего. Лучше и не подходи.
     Борис. Ну, как же ты думаешь, что она может сделать?
     Варвара. А вот что: бухнет мужу в ноги да и расскажет все. Вот чего я боюсь.
     Борис (с испугом). Может ли это быть?
     Варвара. От нее все может быть.
     Борис. Где она теперь?
     Варвара. Сейчас с мужем на бульвар пошли, и маменька с ними. Пройди и ты, коли хочешь. Да нет, лучше не ходи, а то она, пожалуй, н вовсе растеряется.
     Вдали удар грома.
     Никак, гроза? (Выглядывает.) Да и дождик. А вот и народ повалил. Спрячься там где-нибудь, а я тут на виду стану, чтоб не подумали чего.
     Входят несколько лиц разного звания и пола.
    ЯВЛЕНИЕ ЧЕТВЕРТОЕ
     Разные лица и потом Кабанова, Кабанов, Катерина и Кулигин.
     1-й. Должно быть, бабочка-то очень боится, что так торопится спрятаться.
     Женщина. Да уж как ни прячься! Коли кому на роду написано, так никуда не уйдешь.
     Катерина (вбегая). Ах, Варвара! (Хватает ее за руку и держит крепко.)
     Варвара. Полно, что ты!
     Катерина. Смерть моя!
     Варвара. Да ты одумайся! Соберись с мыслями!
     Катерина. Нет! Не могу. Ничего не могу. У меня уж очень сердце болит.
     Кабанова (входя). То-то вот, надо жить-то так, чтобы всегда быть готовой ко всему; страху-то бы такого не было.
     Кабанов. Да какие ж, маменька, у нее грехи такие могут быть особенные: все такие же, как и у всех у нас, а это так уж она от природы боится.
     Кабанова. А ты почем знаешь? Чужая душа потемки.
     Кабанов (шутя). Уж разве без меня что-нибудь, а при мне, кажись, ничего не было.
     Кабанова. Может быть, и без тебя.
     Кабанов (шутя). Катя, кайся, брат, лучше, коли в чем грешна. Ведь от меня не скроешься: нет, шалишь! Все знаю!
     Катерина (смотрит в глаза Кабанову). Голубчик мой!
     Варвара. Ну, что ты пристаешь! Разве не видишь, что ей без тебя тяжело?
     Борис выходит из толпы и раскланивается с Кабановым.
     Катерина (вскрикивает). Ах!
     Кабанов. Что ты испугалась! Ты думала--чужой? Это знакомый! Дядюшка здоров ли?
     Борис. Слава богу!
     Катерина (Варваре). Что ему еще надо от меня?.. Или ему мало этого, что я так мучаюсь. (Приклоняясь к Варваре, рыдает.)
     Варвара (громко, чтобы мать слышала). Мы с ног сбились, не знаем, что сделать с ней; а тут еще посторонние лезут! (Делает Борису знак, тот отходит к самому выходу.)
     Кулигин (выходит на середину, обращаясь к толпе). Ну, чего вы боитесь, скажите на милость! Каждая теперь травка, каждый цветок радуется, а мы прячемся, боимся, точно напасти какой! Гроза убьет! Не гроза это, а благодать! Да, благодать! У вас все гроза! Северное сияние загорится, любоваться бы надобно да дивиться премудрости: "с полночных стран встает заря" ', а вы ужасаетесь да придумываете: к войне это или к мору. Комета ли идет,-- не отвел бы глаз! Красота! Звезды-то уж пригляделись, все одни и те же, а это обновка; ну, смотрел бы да любовался! А вы боитесь и взглянуть-то на небо, дрожь вас берет! Изо всего-то вы себе пугал наделали. Эх, народ! Я вот не боюсь. Пойдемте, сударь!
     Борис. Пойдемте! Здесь страшнее!
     Уходят.
    ЯВЛЕНИЕ ПЯТОЕ
     Те же без Бориса и Кулигина.
     Кабанова. Ишь какие рацеи развел2. Есть что послушать, уж
    нечего сказать! Вот времена-то пришли, какие-то учители появились. Коли старик так рассуждает, чего уж от молодых-то требовать!
     "С полночных стран встает заря..." -- из оды М. В. Ломоносова "Вечернее размышление".
     2 Рацеи разводить -- болтать пустое. Рацея -- длинное
    наставление, поучение.
     Женщина. Ну, все небо обложило. Ровно шапкой, так и накрыло.
     1-й. Эко, братец ты мой, точно клубком туча-то вьется, р ао что в ней там живое ворочается. А так на нас и ползет, так и ползет, как живая!
     2-й. Уж ты помяни мое слово, что эта гроза даром не пройдет! Верно тебе говорю; потому знаю. Либо уж убьет кого-нибудь, либо дом сгорит, вот увидишь: потому, смотри, какой цвет необнаковенный \
     Катерина (прислушиваясь). Что они говорят? Они говорят, что убьет кого-нибудь.
     К а б а н о в. Известно, так городят, зря, что в голову придет.
     Кабанова. Ты не осуждай постарше себя! Они больше твоего знают. У старых людей на все приметы есть. Старый человек на ветер слова не скажет.
     Катерина (мужу). Тиша, я знаю, корВъ убьет.
     Варвара (Катерине тихо). Ты уж хоть молчи.
     К а б а н.о в а. Ты почем знаешь?
     Катерина. Меня убьет. Молитесь тогда за меня.
     Входит Барыня с лакеями. Катерина с криком прячется.
    ЯВЛЕНИЕ ШЕСТОЕ
     Те же и Б а р ы н я.
     Барыня. Что прячешься? Нечего прятаться! Видно, боишься: умирать-то не хочется! Пожить хочется! Как не хотеться! -- видишь, какая красавица. Ха-ха-ха! Красота! А ты молись богу, чтоб отнял красоту-то! Красота-то ведь погибель наша! Себя погубишь, людей соблазнишь, вот тогда и радуйся красоте-то своей. Много, много народу в грех введешь! Вертопрахи на поединки выходят, шпагами колют друг друга. Весело! Старики старые, благочестивые об смерти забывают, соблазняются на красоту-то! А кто отвечать будет? За все тебе отвечать придется. В омут лучше с красотой-то! Да скорей, скорей!
     Катерина прячется.
     Куда прячешься, глупая? От бога-то не уйдешь! Все в огне гореть будете в неугасимом! (Уходит.)
     Катерина. Ах! Умираю!
     В а-р в а р а. Что ты мучаешься-то, в самом деле? Стань к сторонке да помолись: легче будет.
     Катерина (подходит к стене и опускается на колени, потом быстро вскакивает). Ах! Ад! Ад! Геенна огненная!
     Кабанов, Кабанова и Варвара окружают ее.
     Все сердце изорвалось! Не могу я больше терпеть! Матушка! Тихон! Грешна я перед богом и перед вами! Не я ли клялась тебе, что не взгляну ни на кого без тебя! Помнишь, помнишь? А знаешь ли, что я, беспутная, без тебя делала? В первую же ночь я ушла из дому...
     Кабанов (растерявшись, в слезах, дергает ее за рукав). Не надо, не надо, не говори! Что ты! Матушка здесь!
     Кабанова (строго). Ну, ну, говори, коли уж начала.^ Катерина. И все-то десять ночей я гуляла... (Рыдает.)
     Кабанов хочет обнять ее.
     Кабанова. Брось ее! С кем?
     Варвара. Врет она, она сама не знает, что говорит. Кабанова. Молчи ты! Вот оно что! Ну, с кем же? Катерина. С Борисом Григорьичем.
     Удар грома.
     Ах! (Падает без чувств на руки мужа.)
     Кабанова. Что, сынок! Куда воля-то ведет! Говорила я, так ты слушать не хотел. Вот и дождался!
     * ДЕЙСТВИЕ ПЯТОЕ *
     Декорация первого действия. Сумерки.
    ЯВЛЕНИЕ ПЕРВОЕ
     К у л и г и н (сидит на лавочке), Кабанов (идет по
    бульвару).
     Кулигин (поет).
     Ночною темнотою покрылись небеса. Все люди для покою закрыли уж глаза...' и пр.
     (Увидав Кабанова.) Здравствуйте, сударь! Далеко ли изволите?
     Кабанов. Домой. Слышал, братец, дела-то наши? Вся, братец, семья в расстройство пришла.
     К у л и г и н. Слышал, слышал, сударь.
     Кабанов. Я в Москву ездил, ты знаешь? На дорогу-то маменька читала, читала мне наставления-то, а я как выехал, так загулял. Уж очень рад, что на волю-то вырвался. И всю дорогу пил, и в Москве все пил, так это кучу, что на-поди! Так, чтобы уж на целый год отгуляться. Ни разу про дом-то и не вспомнил. Да хоть бы и вспомнил-то, так мне бы и в ум не пришло, что делается. Слышал?
     К у л и г и н. Слышал, сударь.
     Кабанов. Несчастный я теперь, братец, человек! Так ни за что я погибаю, ни за грош!
     К v л и г и н. Маменька-то у вас больно крута.
     Кабанов. Ну да. Она-то всему и причина. А я за что погибаю, скажи ты мне на милость? Я вот зашел к Дикому, ну, выпили; думал -- легче будет, нет, хуже, Кулигин! Уж что жена против меня сделала! Уж хуже нельзя...
     Кулигин. Мудреное дело, сударь. Мудрено вас судить.
     Кабанов. Нет, постой! Уж на что еще хуже этого. Убить ее за это мало. Вот маменька говорит: ее надо живую в землю закопать, чтобы она казнилась! А. я ее люблю, мне ее жаль пальцем тронуть. Побил немножко, да и то маменька приказала. Жаль мне смотреть-то на нее, пойми ты это, Кулигин. Маменька ее поедом ест, а она, как тень какая, ходит безответная. Только плачет да тает, как воск. Вот я и убиваюсь, глядя на нее.
     Кулигин. Как бы нибудь, сударь, ладком дело-то сделать! Вы бы простили ей, да и не поминали никогда. Сами-то, чай, тоже не без греха!
     Кабанов. Уж что говорить!
     Кулигин. Да уж так, чтобы и под пьяную руку не попрекать. Она бы вам, сударь, была хорошая жена; гляди -- лучше всякой.
     Кабанов. Да пойми ты, Кулигин: я-то бы ничего, а маменька-то... разве с ней сговоришь!..
     Кулигин. Пора бы уж вам, сударь, своим умом жить.
     Кабанов. Что ж мне, разорваться, что ли! Нет, говорят, своего-то ума. И, значит, живи век чужим. Я вот возьму да последний-то, какой есть, пропью; пусть маменька тогда со мной, как с дураком, и нянчится.
     Кулигин. Эх, сударь! Дела, дела! Ну, а Борис-то Григорьич, сударь, что?
     Кабанов. А его, подлеца, в Тяхту', к китайцам. Дядя к знакомому купцу какому-то посылает туда на контору. На три года его туды.
     Кулагин. Ну, что же он, сударь?
     К а б а н о в. Мечется тоже, плачет. Накинулись мы давеча на него с дядей, уж ругали, ругали,-- молчит. Точно дикий какой сделался. Со мной, говорит, что хотите, делайте, только ее не мучьте! И он к ней тоже жалость имеет.
     К у л и г и н. Хороший он человек, сударь.
     Кабанов. Собрался совсем, и лошади уж готовы. Так тоскует, беда! Уж я вижу, что ему проститься хочется. Ну, да мало ли чего! Будет с него. Враг ведь он мне, Кулигин! Расказнить его надобно на части, чтобы знал...
     К у л и г и н. Врагам-то прощать надо, сударь!
     Кабанов. Поди-ка, поговори с маменькой, что она тебе на это скажет. Так, братец Кулигин, все наше семейство теперь врозь расшиблось. Не то что родные, а точно вороги друг другу. Варвару маменька точила-точила, а та не стерпела, да и была такова,-- взяла да и ушла.
     Кулигин. Куда ушла?
     Кабанов. Кто ее знает. Говорят, с Кудряшом с Ванькой убежала, и того также нигде не найдут. Уж это, Кулигин, надо прямо сказать, что от маменьки; потому стала ее тиранить и на замок запирать. "Не запирайте,--говорит,--хуже будет!" Вот так и вышло. Что ж мне теперь делать, скажи ты мне? Научи ты меня, как мне жить теперь? Дом мне опостылел, людей совестно, за дело возмусь -- руки отваливаются. Вот теперь домой иду: на радость, что ль, иду?
     Входит Г л а ш а.
     Г л а ш а. Тихон Иваныч, батюшка!
     Кабанов. Что еще?
     Г л а ш а. Дома у нас нездорово, батюшка!
     Кабанов. Господи! Так уж одно к одному! Говори, что там такое?
     Г л а ш а. Да хозяюшка ваша...
     Кабанов. Ну что ж? Умерла, что ль?
     Глаша. Нет, батюшка; ушла куда-то, не найдем нигде. Сбились с ног искамши.
     Кабанов. Кулигин, надо, брат, бежать искать ее. Я, брат, знаешь, чего боюсь? Как бы она с тоски-то на себя руки не наложила! Уж так тоскует, так тоскует, что ах! На нее-то глядя, сердце рвется. Чего же вы смотрели-то? Давно ль она ушла-то?
     Глаша. Недавнушко, батюшка! Уж наш грех, недоглядели. Да и то сказать: на всякий час не остережешься.
     Кабанов. Ну, что стоишь-то, беги? Глаша уходит.
     И мы пойдем, Кулигин!
     Уходят.
     Сцена несколько времени пуста. С противоположной стороны выходит Катерина и тихо идет по сцене. ЯВЛЕНИЕ ВТОРОЕ
     Катерина (одна)'. Нет, нигде нет! Что-то он теперь, бедный, делает? Мне только проститься с ним, а там... а там хоть умирать. За что я его в беду ввела? Ведь мне не легче от того! Погибать бы мне одной! А то себя погубила, его погубила, себе бесчестье -- ему вечный покор!2 Да! Себе бесчестье -- ему вечный покор. (Молчание.) Вспомнить бы мне, что он говорил-то? Как он жалел-то меня? Какие слова-то говорил? (Берет себя за голову.) Не помню, все забыла. Ночи, ночи мне тяжелы! Все пойдут спать, и я пойду; всем ничего, а мне --как в могилу. Так страшно в потемках! Шум какой-то сделается, и поют, точно кого хоронят; только так тихо, чуть слышно, далеко-далеко от меня... Свету-то так рада сделаешься! А вставать не хочется: опять те же люди, те же разговоры, та же мука. Зачем они так смотрят на меня? Отчего это нынче не убивают? Зачем так сделали? Прежде, говорят, убивали. Взяли бы да и бросили меня в Волгу; я бы рада была. "Казнить-то тебя,-- говорят,-- так с тебя грех снимется, а ты живи да мучайся своим грехом". Да уж измучилась я! Долго ль еще мне мучиться? Для чего мне теперь жить? Ну, для чего? Ничего мне не надо, ничего мне не мило, и свет божий не мил! А смерть не приходит. Ты ее кличешь, а она не приходит. Что ни увижу, что ни услышу, только тут (показывает на сердце) больно. Еще кабы с ним жить, может быть, радость бы какую я и видела... Что ж: уж все равно, уж душу свою я ведь погубила. Как мне по нем скучно! Ах, как мне по нем скучно! Уж коли не увижу я тебя, так хоть услышь ты меня издали! Ветры буйные, перенесите вы ему мою печаль-тоску! Батюшки, скучно мне, скучно! (Подходит к берегу и громко, во весь голос.) Радость моя, жизнь моя, душа моя, люблю тебя! Откликнись! (Плачет.)


1 ] [ 2 ] [ 3 ] [ 4 ]

/ Полные произведения / Островский А.Н. / Гроза


Смотрите также по произведению "Гроза":


2003-2019 Litra.ru = Сочинения + Краткие содержания + Биографии
Created by Litra.RU Team / Контакты

 Rambler's Top100 Яндекс цитирования
Дизайн сайта — aminis