Войти... Регистрация
Поиск Расширенный поиск



Есть что добавить?

Присылай нам свои работы, получай litr`ы и обменивай их на майки, тетради и ручки от Litra.ru!

/ Полные произведения / Салтыков-Щедрин М.Е. / История одного города

История одного города [13/14]

  Скачать полное произведение

    Восхищение начальством! что значит восхищение начальством? Это значит
    такое оным восхищение, которое в то же время допускает и возможность
    оным невосхищения! А отсюда до революции - один шаг!
     Со вступлением в должность градоначальника Угрюм-Бурчеева либерализм
    в Глупове прекратился вовсе, а потому и мартиролог не возобновлялся.
    "Будучи, выше меры, обременены телесными упражнениями, - говорит летопи-
    сец, - глуповцы, с устатку, ни о чем больше не мыслили, кроме как о в- рямленииогбенных работой телес своих". Таким образом продолжалось все время, покуда Угрюм-Бурчеев разрушал старый город и боролся с рекою Но по мере того как новый город приходил к концу, телесные упражнени сок- ращались, а вместе с досугом из-под пепла возникало и пламя измены...
     Дело в том, что по окончательном устройстве города последовал целый
    ряд празднеств. Во-первых, назначен был праздник по случаю переименова-
    ния города из Глупова в Непреклонск; во-вторых, последовал праздник в воспоминание побед, одержанных бывшими градачальниками над обывателя- ми; и, в-третьих, по случаю наступления осеннего времени, сам собой по- дошел праздник "предержащих властей".отя, по первоначальному проекту Угрюм-Бурчеева, праздники должны бы отличаться от будней только тем, что в эти дни жителям, вместо работ, предоставлялось заниматься усилен- ной маршировкой, но на этот раз бдительный градоначальник оплошал. Бес- сонная ходьба по прямой линии до того сокрушила его железные нервы, что, когда затих в воздухе последний удар топора, он едва успел крикнуть: "Шабаш!" - как тут же повалился на землю и захрапел, не сделав даже рас- поряжения о назначении новых шпиов.
     Изренные, обруганные и уничтоженные, глуповцы, после долгого пере-
    рыва, в первый раз вздохнули свободно. Они взглянули друг на друга - и вдруг устыдились. Они не понили, что именно произошло вокруг них, но чувствовали, что воздух напнен сквернословием и что далее дышать в этом воздухе невозможно. Была ли у них история, были ли в этой истории моменты, когда они имели возможностьроявить свою самостоятельность? - ничего они не помнили. Помнили только, что у них были Урус-Кугуш-Кильди- баевы, Негодяевы, Бородавкины и, в довершение позора, этот ужасный, этот бесславный прохвост! И всэто глушило, грызло, рвало зубами - во имя чего? Груди захлестывалкровью, дыхание занимало, лица судорожно иск- ривляло гневом при воспоминании о бесславном идиоте, который, с топором в руках, пришел неведомо отколь и с неисповедимою наглостью изрек смерт- ный приговор прошедшему, настоящему и будущему...
     А он между тем неподвижно лежал на самом солнечном припеке и тяжело
    храпел. Теперь он был у всех на виду;сякий мог свободно рассмотреть
    его и убедиться, что это подлинный иот - и ничего более.
     Когда он разрушал, боролся со стихиями, предал огню и мечу, еще
    могло казаться, что в нем олицетворяется что-то громадное, какая-то все-
    покоряющая сила, которая, независимо от своего содерния, может пора- жать воображение; теперь, когда он лежал поверженный и изнеможенный, когда ни на ком не тяготел его, исполненный бесстыжества, взор, делалось ясным, что это "громадное", это "всепокоряющее" - что иное, как иди- отство, не нашедшее себе границ.
     Как нзапуганы были умы, но потребность освободить душу от обязан-
    ности вникать таинственный смысл выражения "курицын сын" была нас- только сильна, что изменила и самый взгляд на значение Угрюм-Бурчеева. Это был уже значительный шаг вперед в деле преуспеяния "неблагонадежных элементов". Прохвост проснулся, но взор его уже не произвел прежнегопечатления. Он раздражал, но не пугал. Убеждение, что это не злодей, а простой идиот, который шагает все прямо и ничего не видит, что делается по сторонам, с каждым днем приобретало все больший и больший авторитет. Но это раздражало еще сильнее. Мысль, что шагание бессрочно, что в идио- те таится какая-то сила, которая цепенит умы, сделалась невыносимо Никто не задавался предположениями, что иот может успокоиться или об- ратиться к лучшим чувствам и что при таком обороте жизнь сделается в- можною и даже, пожалуй, спокойною. Не только спокойствие, но даже самое счастье казалось обидным и унизительным, в виду этого прохста, который единолично сокрушил целую массу мыслящих существ.
     "Он" даст какое-то счастье! "Он" скажет им: я вас разорил и оглушил,
    а теперь позволю вам быть счастливыми! И они высшают эту речь хладнок-
    ровно! они воспользуются его дозволением и будут счастливы! Позор!!!
     А Угрюм-Бурчеев все маршировал и все смотрел прямо, отнюдь не подоз-
    ревая, что под самым его носом кишат дурные страсти и чуть-чуть не во чию выплывают на поверхность неблагонадежные элементы. По примеру ех благопопечительных благоустроителей, он видел только одно: что сль, так долго зревшая в его заскорузлой голове, наконец осущтвила, что он подлинно обладает прямою линией и может маршировать по ней сколько угодно. Затем, имеется ли на этой линии что-нибудь живое, и мот ли это "живое" ощущать, мыслить, радоваться, страдать, способно ли оно, нако- нец, из "благонадежного" обратиться в "неблагонадежное" - вс это не составляло для него даже вопроса...
     Раздражение росло тем сильнее, что глуповцы все-таки обязывались вы-
    полнять все запутанн формальности, которые были заведены Угрюм-Бурчее- вым. Чистились, поягивались, проходили через все манежи, строились в каре, разводились пработам и проч. Всякая минута казалась удобною для освобождения, и якая же минута казалась преждевременною. Происходили беспрерывные совещания по ночам; там и сям прорывались одиночные случаи нарушения дисцлины; но все это было как-то до такой степени разрознен- но, что в кое концов могло, самою медленностью процесса, возбудить по- дозрительнть даже в таком убежденном идиоте, как Угрюм-Бурчеев.
     И точно, он нал нечто подозревать. Его поразила тишина во время дня
    и шорох во время ночи. Он видел, как, с наступлением сумерек, какие-то
    тени бродили по городу и исчезали неведомо куда, и как, с рассветом дня,
    те же самые тенвновь появлялись в городе и разбегались по домам. Нес-
    колько дней сряду повторялось это явление, и всякий раз он порывался вы- бежать из дома, чтобы лично расследовать причину ночной суматохи, но су- еверный страх ерживал его. Как истинный прохвост, обоялся чертей и ведьм.
     И вот однажды появился по всем поселеннымдиницам приказ, возвещав-
    й о назначении шпионов. Это была капля, переполнившая чашу...
     Но здесь я должен сознаться, что тетрадки, которые заключали в себе
    подробности этого дела, неизвестно куда утратиль. Поэтому я нахожусь
    вынужденным ограничиться лишь передачею развязки этой истории, и то бла-
    годаря тому, что листок, на котором она описана, слайно уцелел.
     "Через неделю (после чего?), - пишет летописец, - глувцев поразило
    нлыханное зрелище. Север потемнел и покрылся тучами; из этих туч нечто
    неслось на город: не то ливень, не то смерч. Полное гнева, оно неслось,
    буровя землю, грохоча, гудя и стеня и по временам изрыя из себя ка-
    кие-то глухие, каркающие звуки. Хотя оно было еще не близко, но воздух в городе заколебался, колокола сами собой загудели, деревья взъерошилисьживотные обезумели и метались по полю, не находя дороги в город. о близилось, и по мере того как близилось, время останавливало бег свой. Наконец земля затряслась, солнце померкло... глуповцы пали ниц. Неиспо- ведимый ужас выступил на всех лицах, охватил все сердца.
     Оно прио.. В эту торжественную минуту Угрюм-Бурчеев вдруг обернулся всем корпу-
    сом к оцепенелой толпе и ясным голосом произнес:
     - Придет...
     Но не успел он договорить, как раздался треск, и бывый прохвост мо-
    ментально исчез, словно растаял в воздухе.
     История прекратила течение свое".
     о н е ц
    ОПРАВДАТЕЛЬНЫЕ ДОКУМЕНТЫ
    I. МЫСЛИ О ГРАДОНАЧАЛЬНИЧЕСКОМ ЕДИНОМЫСЛИИ, А ТАКЖЕ О ГРАДОНАЧАЛЬНИ-
    ЧЕСКОМ ЕДИНОВЛАСТИИ И О ПРОЧЕМ
     Сочинил глуповский градоначальник
     Василиск Бородавкин26
     Необходимо, дабымежду градоначальниками царствовало единомыслие.
    Чтобы они, так сказать, по всему лицу земли едиными устами. О вреде гра-
    доначальническогоногомыслия распространюсь кратко. Какие суть градона- чальниковы права и обязанности? - Права сии суть: чтобы злодеи трепета- ли, а прочие чтобы повиновались. Обязанности суть: чтобы употреблять ме- ры кротости, но не упускать из вида мер строгости. Сверх того, поощрять науки. В сих кратких чертах заключается недолгая, но и не легкая градо- начальническая наука. Размыслим кратко, что из сего прзойти может?
     "Чтобы злодеи трепетали" - прекрасно! Но кто же сии злодеи? Очевидно,
    что при многомыслиио сему предмету может произойти великая в действиях
    неурядица. Злодеем может быть вор, но это злодей, так сказать, третьес-
    тепенный; злодеемазывается убийца, но и это злодей лишь второй степе- ни, наконец, злодеем может быть вольнодумец - это уже злодей настоящий, и притом закоренелый и нераскаянный. Из сих трех сортов злодеев, конеч- но, каждый должен трепетать, но в равной ли мере? Нет, не в равной. Вору следует трепета менее, нежели убийце; убийце же менее, нежели безбож- ному вольнодумцу. Сей последний должен всегда видеть перед собой пронзи- тельный градоначальнический взор и оттого трепетать беспрерывно. Теперь, ежели мы допустим относительно сей материи в градоначальниках многомыс- лие, то, очевидно, многое выйдет наоборот, а именно: безбожники будут трепетать умеренно, воры же и убийцы всеминутно и прежестоко. таким образом упразднится здравая административная экономия и нарушится вели- чественная административная стройность!
     Но последуем далееВыше сказано: "прочие чтобы повиновались" - но
    кто же сии "прочие"? Очевидно, здесь разумеются обыватели вообще; однако
    же и в сем общем наименовании необходимо различать: во-первых, благород-
    ное дворянство, во-вторых, почтенное купечество и, в-третьих, земле- дельцев и прочий подлый народ. Хотя бесспорно, что каждый из сих трех сортов обывателей обязан повиноваться, ноельзя отрицать и того, что каждый из них может употребить при этом свой особенный, ему свойственный манер. Например, дворянин повинуется благородно и вскользь предъявляет резоны; купец повинуется с готовностью и просит принять хлеб-соль; нако- нец, подлый народ повинуется просто и, чувствуя себя виноватым, раскаи- вается и просит прощения. Что будет, ежели градоначальник в сии оттенки не вникнет, а особло ежели он подлому народу предоставит предъявлять резоны? Страшусь сказать, но опасаюсь, что в сем случае градоначальни- ческое многомыслие может иметь последствия не только вредные, но и с трудом исправимые!
     Рассказывают следующее. Один озабоченный градоначальник, вошед в кофейную, спросил себе рюмку водки и, получив желаемое вместе с медною мо- нетою, в сдачу, монету проглотил, а водку вылил себе в карман. Впое сему верю, ибо при градоначальнической озабоченности подобные пагубные смешения весьма возможны. при этом не могу не сказать: вот как градо- начальники должны быть осторожны в рассмотрении своих собственных действий!
     Последуем е далее. Выше я упомянул, что у градоначальников, кроме
    прав, имеютсеще и обязанности. "Обязанности!" - о, сколь горькое это
    для многихрадоначальников слово! Но не будем, однако ж, поспешны, гос-
    пода мои любезные сотоварищи! размыслим зрело, и, может быть, мы увидим, что, прилагоразумном употреблении, даже горькие вещества могут легко превраться в сладкие! Обязанности градоначальнические, как уже сказа- но, заключаются в употреблении мер кротости, без пренебрежения, однако, мерами строгости. В чем выражаются меры кротости? Меры сии преимущест- венно выражаются в приветствиях и пожеланиях. Обыватели, а в особеннос подлый народ, великие до сего охотники; но при этом необходимо, чтобы градоначальник был в мундире и имел открытую физиономию и благосклонный взгляд. Нелишнее также, чтобы на лице играла улыбка. Мне неоднократно случалось в сем триумфальном виде выходить к обывательским толпам, и когда я звучным и приятным голосом восклицал: "Здорово, ребята!" - то, ручаюсь честью, немного нашлось бы таких, кои не согласились бы, по пер- вому моему приветливому знаку, броситься в воду и утопиться, лишь бы снискать благосклонное мое одобрее. Конечно, я никогда сего не требо- вал, но, признаюсь, такая на всех лицах видная готовность всегда меня радовала. Таковы суть меры кротости. Что же касается до мер строгости, то они всякому, даже не бывшему в кадетских корпусах, довольно известны. Стало быть, распространяться об них не стану, а прямо приступлю к описа- нию способов применения тех и других мероприятий.
     Прежде всего замечу, что градоначальник никогда не должен действовать
    иначе, как чрез посредство мероприятий. Всякое его йствие не есть
    действие, а есть мероприятие. Приветливый вид, благосклонный взгляд суть
    такие же меры внутренней политики, как и экзекуция. Обыватель всегда в
    чем-нибудь виноват и потому всегда же надлежит на порочную его волю воз-
    действовать. В сем-то смысле первою мерою воздействия и должна быть мера кротости. Ибо, ежели гроначальник, выйдя из своей квартиры, прямо нач- нет палить, то он достигнет лишь того, что пепалит всех обывателей и, как древний Марий, останется на развалинах один с письмоводителем. Таким образом, употребив первоначально меру кротости, градоначальник должен прилежно смотреть, оказала ли она надлежащий плод, и когда убедится, что оказала, то мет уйти домой; когда же увидит, что плода нет, то обязан, нимало не медля, приступить к мерам последующим. Первым действием в сем смысле должен быть суровый вид, от коего обыватели мгновенно пали бы на колени. При сем: речь должна быть отрывистая, взор обещающий дальнейшие распоряжения, походка неровная, как бы судорожная. Но если и затем толпа будет продолжать упорствовать, то надлежит: набежав с размаху, вырвать из оной одно или двух человек, под наименованием зачинщиков, и, отсту- пя от бунтовщиков на некоторое расстояние, немедля распорядиться. Если же и сего недостаточно, то надлежит: отделив из толпы десятых и признав их состоями на правах зачинщиков, распорядиться подобно как с первыми. По большей части, сих мероприятий (особенно если они употреблены благов- ременно быстро) бывает достаточно; однако может случиться и так, что толпа, как бы окоченев в своей грубости и закоренелости, коснеет в ожес- точении. Тогда надлежит палить.
     Итак, вот какое существует разнообразив мероприятиях, и какая пот-
    ребна мудрость в уловлении всех оттков их. Теперь представим себе, что может произойти, если относительно сей терии будет существовать пагуб- ное градоначальническое многомыслие? А вот что: в одном городе градона- чальник будет довольствоваться благоразумными распоряжениями, а в дру- гом, соседнем, другой градоначальник,ри тех же обстоятельствах, будет уже палить. А так как у нас все на слуху, то подобное отсутствие едино- мыслия может в самих обывателях поселить резонное недоумение и даже мно- гомыслие. Конечно, обыватели должныыть всегда готовы к перенесению всякого рода мероприятий, но при сем они не лишены некоторого права на их постепенность. В крайнем случа они могут даже требовать, чтобы с ними первоначально распорядились, и только потом уже палили. Ибо, как я однажды сказал, ежели градоначальник будет палить без расчета, то со вренем ему даже не с кем будераспорядиться... И таким образом вновь упразднится административная экономия, и вновь нарушится величественная административная стройность.
     И еще я сказал: градоначальник обязан насаждать науки. Это так. Но и
    сем разе необходимо дать себе отчет: какие науки? Науки бывают разные;
    одни трактуют об удобрении полей, построении жилищ человеческих скотских, о воинской доблести и непреоборимой твердости - сии суть по-
    лезные; другие, напротив, трактуют о вредном фармасонском и якобинском вольномыслии, некоторых, якобы природных человеку, понятиях и правах, причем касася даже строения мира - сии суть вредные. Что будет, ежели один градоначальник примется насаждать первые науки, а другой - вторые? Во-первых, последний будет за сие предан суду и чрез то лишится права на пенсию; во-вторых, и для самих ователей будет от того не польза, а вред. Ибо, встретившись где-ли на границе, обыватель одного города бу- дет вопрошать об удобрении полей, а обыватель другого города, не вняв вопрошающего, будет отвечать ему о естественном строении миров. И таким образом, поговорив между собой, разойдутся.
     Следственно, необходимость и польза градоначальническо единомыслия
    очевидны. Развив сию материю в надлежащей полноте, приступим к рассужде-
    нию о средствах к ее осуществлению
     Для сего предлагаю крао:
     1) Учредить осливый воспитательный градоначальнический институт.
    Градоначальникикак особливо обреченные, должны и воспитание получать
    особливое. Слует градоначальников от сосцов материнских отлучать и
    воспитывать не обыкновенным материнским млеком, а млеком указов прави-
    тельствующего сената и предписаний начальства. Сие есть истинное млеко градоначальниково, и напитавшийся им тверд будет в единомыслии и станет ревниво и строго содержать свое градоначальство. При сем: прочую пищу давать умеренную, от употребления вина воздерживать безусловно, в нравственноже отношении внушать ежечасно, что взыскание недоимок есть первейший градоначальника долг и обязанность. Для удовлетворения вообра- жения допускать картинки. Из наук преподавать три: а) арифметику, как необходимое пособие при взыскании недоимок; б) науку о необходимости очищать уцы от навоза; и в) науку о постепенности мероприятий. В рек- реационе время занимать чтением начальственных предписаний и анекдотов из жизни доблестных администраторов. При такой системе можно сказать на- переда) что градоначальники будут крепки и б) что они не дрогнут.
     2) Издавать надлежащие руководства. Сие необходимо в видах устранения
    некоторых гнусных слабостей. Хотя и вскормленный суровым градоначальни-
    ческим млеком, градоначальник устроен, однако же, яко и человеки, и, следовательно, имеет некоторые естественные надобности. Одна из сих на- добностей - иреимущественнейшая - есть привлекательный женский пол. Нельзя довольно изъяснить, сколь она настоятельна и сколь много от нее ущерба для казны происходит. Есть градоначальники, кои вожделеют ежемг- новенно и, находясь в сем достойном жалостивиде, оставляют резолюции городнического правления по целы месяца без утверждения. Надлежит, чтобы упомянутые выше руководства от се пагубной надобности градона- чальников предостерегали и сохраняли супружеское их ложе в наджащей опрятности. Вторая весьма пагубная слабость есть приверженность градона- чальников к утонченному столу и изрядным винам. Есть градоначальники, кои до того объедаются присылаемыми от купцов стерлядями, что скором времени тучнеют и делаются к предписаниям начальства весьма равнодушны- ми. Надлежит и в сем случае освежать градоначальников руковителыми статьями, а в крайности - даже пригрозить градоначальническим суровым млеком. Наконец, третья и самая гнусная слаб... (Здесь рукопись на нес- колько строк прерывается, ибо автор, желая засыпать написанное песком, залил, по ошибке, чернилами. Сбоку приписано: "сие место залито чернила- ми, по ошибке".)
     3) Устраивать времени до времени секретные в губернских городах
    градоначальничеие съезды. На съездах сих занимать их чтением градона-
    чальнических руководств и освежением в их памяти градоначальнических на- ук. Увещеватьыть твердыми и не взирать.
     и 4) Ввести систему градоначальнического единонаграждения. Но материя
    сия столь обширна, что об ней надеюсь говоть особо.
     Утвердившись таким образом в самом центре, единомыслие градоначальни-
    ческое неминуемо повлечет за собой и единомыслие всеобщее. Всякий обыва- тель, уразумев, что градоначальники: а) распоряжаются единомысленно, б) палят также единомысленно, - будет единомысленно же и изготовляться к восприятию сих мероприятий. Ибо от такого единомыслия некуда будет им деваться. Не будет, следственно, ни свары, ни розни, а будут распоряже- ния и пальба повсеместная.
     В заключение скажу несколько слов о градоначальническом единовластии
    и о прочем. Сие также необходимо, ибо без градоначальнического единов-
    ластия невозможно и градоначальническое единомыслие. Но на сей счет мне- ния существуют разлиые. Одни, например, говорят, что градоначальничес- кое единовластие стоит в покорении стихий. Один градоначальник мне лично сказывал: какие, брат, мы с тобой градоначальни! у меня солнце каждый день на востоке встает, и я не могу распорядиться, чтобы оно вставало на западе! Хотя слова и принадлежат градачальнику подлинно образцовому, но я все-таки похвалить их не могу. Ибо желать следует только того, что к достижению возможно; ежели же будешь желать недости- жимого, как, например. укрощения стихий, прекращения течени времени и подобного, то сим градоначальническую власть не тмо не возвысишь, а наипаче сконфузишь. Посему о градоначальническ единовластии следует трактовать совсем не с точки зрения солнечногвосхода или иных враждеб- ных стихий, а с точки зрения заседателей, советников и секретарей раз- личных ведомств, правлений и судов. По моему мнению, все сии лица суть вредные, ибо они градоначальнику, в его, так сказать, непрерывном адми- нистративном беге, лишь поставляют препоны...
     Здесь прерывается это замечательное сочинение. Далее следуют лишь
    краткие заметки, вроде: "проба пера", "попка дурак", "рапорт", "рапорт",
    "рапорт" и т.п.
    II. О БЛАГОВИДНОЙ ВСЕХ ГРАДОНАЧАЛЬНОВ НАРУЖНОСТИ
     Сочинил градоначальник,
     князь Ксаверий Георгиевич Микаладзе27
     Необходимо, дабы градоначальник имел наружность благовидную. Чтоб был
    не тучен и не скареден, рост имел не огромный, но и не слишком малый,
    сохранял пропорциональность во всех частях тела и лицом обладал чистым,
    не обезображенным ни бородавками, ни (от чего Боже храни!) злокачест-
    венными сыпями. Глаза у него должны быть серые, способные по обстоя- тельствам выражать и милосердие, и суровость. Нос надлежащий. Сверх то- го, он должен иметь мундир.
     Излишняя тучность точно так же, как и излишняя скаредность, равно мо-
    гут иметь неприятные следствия. Я знал одного градоначальника, который хотя и отлично зналаконы, но успеха не имел, потому что от туков, во множестве скопленных в его внутренностях, задыхался. Другого градона- чальника я знал вьма тощего, который тоже не имел успеха, потому что едва появился ввоем городе, как сразу же был прозван от обывателей од- ною из тощих раоновых коров, и затем уже ни одно из его распоряжений действительной силы имь не могло. Напротив того, градоначальник не тучный, но не тощий, хотя бы и не был сведущ в законах, всегда имеет успех. Ибон бодр, свеж, быстр и всегда готов.
     То, что азано выше о тучности и скаредности, применяется и к градо-
    начальническому росту. Истинный й рост - между 6-ю и 8-ю вершками. По- разительны примеры, представляемые неисполнением сего на первый взгляд ничтожного правила. Мне лично известно таковых три. В одной из при- волжских губерний градоначальник был роста трех аршин с вершком, и что же? -рибыл в тот город малого роста ревизор, вознегодовал, повел под- копы и достиг того, что сего, впрочем, достойного человека предали суду. В другой губернии столь же рослый градоначальник страдал необыкновенной величины солитером. Наконец, третий градоначальник имел столь малый рос что не мог вмещать пространных законов, и от натуги умре. Таким образом, все трое пострадали по причине непоказанного роста.
     Сохранениеропорциональности частей тела также не маловажно, ибо
    гармония ес первейший закон природы. Многие градоначальники обладают
    длинными руками, и за это со временем отрешаются от должностей; многие
    отличаются особливым развитием иных оконечностей, или же уродливою их
    малостью, и от того кажутся смешными или зазорными. Сего всемерно избе-
    гать надлежит, ибо ничто так не подрывает власть, как некоторая выдающа- яся или заметная для всех гнусност
     Чистое лицо украшает не только градоначальника, но и всякого челове-
    ка. Сверх того, оно оказывает многочисленные услуги, из коих перва - доверие начальства. Кожгладкая без изнеженности, вид смелый без дер- зости, физиономия открытая без наглости - все сие пленяет началтво, особливо если градоначальник стоит, подавшись корпусом вперед и как бы устремляясь. Малейшая бородавка может здесь нарушить гармонию и общить градоначальнику вид продерзостный. Вторая услуга, оказываемая чистым ли- цом, есть любовь подчиненных. Когда лицо чисто и при м освежается омо- вениями, то кожа становится столь блестящею, что делается способною от- ражать солнечные лучи. Сей вид для подчиненных быва весьма приятен.
     Голос обязан иметь градоначальник ясный и далеко ышный; он должен
    помнить, что градоначальнические легкие созданы для отдания приказаний.
    Я знал одного градоначальника, который, приготовляясь к сей должности,
    нарочно поселился на берегу моря и там во всю мочь кричал. Впоследствии
    этот градоначальник усмирил одиннадцать больших бунтов, двадцать девять
    средних возмущений и более полусотни малых недоразумений. И все сие с
    помощью одного своего далеко слышного голоса.
     Теперь о мундире. Вольнодум, конечно, могут (под личною, впрочем,
    за сие ответственностью) полагать, что пред лицом законов естественных
    все равно, кованая ли кольчуга или кургузая черская поддевка облекают
    начальника, но в глазах людей опных и сеезных материя сия всегда бу-
    дет пользоваться особливым пред всеми другими предпочтением. Почемтак? а потому, господа вольнодумцы, что при отправлении казенных должностей мундир, так сказать, предшествует человеку, не наоборот. Я, конечно, не хочу этим выразить, что мундир может действовать и распоряжаться не- зависимо от содержащегося в нем человека, но, кажется, смело можно ут- верждать, что при блестящем мундире даже худосочные градоначальники - и те могут быть на службе терпимы. Посему, находя, что все ныне существую- щие мундиры лишь в слабой степени удовлетворяют этой важной цели, я по- лагал бы необходимым составить специальную на сей предмет комиссию, ко- торой и препоручить начертать план градоначальнического мундира. С своей стороны, я предвижу возможность подать следующую мысль: колет из сереб- ряного глазета, сзади страусовые перья, спереди панцирьт кованого зо- лота, штаны глазетовые же и на голове литого золота шишак, увенчанный перьями. Кажется, что, находясь в сем виде, каждый градоначальник в са- мом скором времени все дела приведет в порядок.
     Все сказанное выше о благовидсти градоначальников получит еще
    большее значение, если мы припомним, сколь часто они обязываются иметь
    секретное обращение с женским полом. Все знают пользу, от се происте-
    кающую, но и за всем тем сюжет этот далеко не исчерпан. Ежели я скажу, что через женский пол опытный администратор может во всякое время знь все сокровенные движения управляемых, то этого одного уже достаточно, чтобы доказать, сколь важен этот административный метод. Не один дипло- мат открал сим способом планы и замыслы неприятелей и через то делал их непригодными; не один военачальник, с помощью этой же методы, выигры- вал сражения или оевременно обращался в бегство. Я же, с своей сторо- ны, изведав это средство на практике, могу засвидетельствовать, что не дальше как на сих днях, благодаря оному, раскрыл слабые действия одного капитан-исправника, который и был, вследствие того, представлен мю к увольнению от должности.
     Затем нелишнее, кажется, будет еще сказать, что, пленяя нетвеый
    женский пол, градоначальник должен искать уединения, и отнюдь не отда-
    вать сих действий своих в жертву гласности или устности. В сем приятном уединениин, под видом ласки или шутливых манер, может узнать много та- кого, что для самого расторопного сыщика не всегда бывает доступно. Так, например, если сказанная особа - на ученог можно узнать, какие поня- тия имеет ее муж о строении миров, о предержащих властях и т. д. Вообще же необходим последствием такой любознательности бывает то, что градо- начальник скором времени приобретает репутацию сердцеведца...
     Изобразив изложенное выше, я чувствую, что исполнил свой долг добро-
    совестно. Элементы градоначальнического естества столь многочисленны, что, конечно, одному человеку обнять их невозможно. Поэтому и я не хва- люсь, что все обнял и изъяснил. Но пускай одни трактуют о градоначальни- ческой строгости, другие - о градоначальническом единомыслии, третьи - о градоначальническом везде-первоприсутствии; я же,ассказав, что знаю о градоначальнической благовидности, утешаю себя тем,
     Что тут и моего хоть капля меду есть...
    III. УСТАВ О СВОЙСТВЕННОМ ГРАДОПРАВИТЕЛЮ ДОБРОСЕРДЕЧИИ
     Сочинил градоначальник
     Беневоленский
     1. Всякий градоправитель да будет добросердечен.
     2. Да памятует гдоправитель, что одною строгостью, хотя бы оная бы-
    ла стократ сугуба, ни голодлюдского утолить, ни наготы человеческой одеть не можно.
     3. Всякий градоправитель приходящего к нему из обывателей да выслуша-
    ет; который же, не выслушав, зачнекричать, а тем паче бить - и тот бу- дет кричать и бить втуне.
     4. Всякий градоправитель, видящий обывателя, занимающегося делом сво-
    им, да оставит его при сем занятии беспрепятственно.
     5. Всякий да содержит в уме своем, что ежели обыватель времен прег-
    решает, то оный же еще того более полезных деянийоделывать может.
     6. Посему: ежели кто из обывателей прегрешит, то не тотчас такового
    усекновению предавать, но прилежно рассматривать, не просрается ли и
    на него российских законов действие и покровительство.
     7. Да памятует градоправитель, что не от кого иного слава Российскоимперии украшается, а прибытки казны умножаются, как от обывателя.
     . Посему: казнить, расточать или иным образом уничтожать обывателей
    длежит с осмотрительностью, дабы не умалился от таковых расточений


1 ] [ 2 ] [ 3 ] [ 4 ] [ 5 ] [ 6 ] [ 7 ] [ 8 ] [ 9 ] [ 10 ] [ 11 ] [ 12 ] [ 13 ] [ 14 ]

/ Полные произведения / Салтыков-Щедрин М.Е. / История одного города


Смотрите также по произведению "История одного города":


2003-2019 Litra.ru = Сочинения + Краткие содержания + Биографии
Created by Litra.RU Team / Контакты

 Яндекс цитирования
Дизайн сайта — aminis